Владимир Тукмаков: "Радостные эмоции улетучиваются намного быстрее"

Время публикации: 22.10.2012 22:31 | Последнее обновление: 24.10.2012 02:33
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 22.10.2012, 21.00

Е.СУРОВ: 21.03 московское время, это прямой эфир Chess-News. Спасибо всем, кто уже подключился, и тем, кто подключится, может быть, позже, да и в записи, естественно, можно будет послушать интервью, которое, я надеюсь, у нас сейчас состоится с главным тренером сборной Азербайджана и клуба SOCAR-Азербайджан Владимиром Тукмаковым, который сейчас со мной на связи. Добрый вечер!

В.ТУКМАКОВ: Добрый вечер!

Е.СУРОВ: Скажите, вы сейчас в Одессе находитесь?

В.ТУКМАКОВ: Да, в Одессе, у себя дома.

Е.СУРОВ: Кубок, я так понимаю, улетел в Баку?

В.ТУКМАКОВ: Да. Кубок улетел в Баку с азербайджанской частью нашей команды, скажем так.

Е.СУРОВ: Наверняка, когда вас приглашали в СОКАР... три года назад или два?

В.ТУКМАКОВ: Чисто календарно два года, но это был третий сезон, скажем так.

Е.СУРОВ:...Перед вами наверняка ставили задачу привезти этот кубок? Или так вопрос не стоял?

В.ТУКМАКОВ: Скажем так, с разной степенью прямоты этот вопрос стоял. Конечно, изначально создавалась суперкоманда для того, чтобы выигрывать кубок европейских чемпионов. Не для участия, а именно для выигрыша. Но выяснилось, что всё это не так просто: хотя, и в первый, и во второй сезон команда у нас была чрезвычайно сильная, но по разным причинам это не удавалось сделать. Тем не менее, вопрос на повестке дня оставался.

Е.СУРОВ: Вы сами сказали, что команда менялась. Скажите, вот вы лично какое участие принимали в формировании команды – как на начальном этапе, так и затем? Потому что в каждом из трех сезонов состав частично менялся. Ваша роль в этом какая была?

В.ТУКМАКОВ: В первом сезоне я не участвовал в выборе игроков. Я попал в уже сформированную команду, едва ли не последним – когда уже все игроки были задействованы, и едва ли не со всеми были подписаны контракты. У меня не было возможности выбирать. Во втором и в третьем сезоне я принимал участие в комплектовании, не могу сказать, что моё слово всегда оставалось последним. Но можно сказать, что директор команды Маир Мамедов и я определяли состав. Хотя изначально было сформулировано, и это строго выдерживалось все три сезона: в команде играют четыре азербайджанца и четыре легионера. Фифти-фифти.

Е.СУРОВ: SOCAR – это такой ярко выраженный клуб, который подбирает игроков по принципу «чем сильнее, тем лучше», я бы так это сформулировал – при всех условиях, конечно, чтобы это фифти-фифти соблюдалось. Тем не менее, вы как опытный тренер, поработавший с разными командами – как считаете, что главное в формировании команды? Чем больше звезд, тем лучше, или все-таки некий командный дух? Скажем, игроки, которые формально по рейтингу слабее, но они могут за счет сплоченности составить достойную конкуренцию звездам.

В.ТУКМАКОВ: Ясно, что команда, в которой шесть человек 2800 или под 2800 – она изначально имеет больше шансов, чем команда, составленная из игроков 2600. Но когда берутся шахматисты примерно одного класса, то здесь у меня есть предпочтения. Я не считаю, что, условно говоря, команда, составленная из первых восьми игроков, будет априори сильнее, чем команда, составленная из вторых восьми человек (с 9-го по 16-е место в табели о рангах). Есть специфика командной борьбы; есть такие понятия, как микроклимат в команде – и это не пустые слова. Отчасти поэтому, как мне кажется, в первый и во второй сезоны нам не удавалось выигрывать, а в этот сезон удалось. Хотя, так получилось, что обстоятельства были против нас, и казалось бы, уже всё было предопределено, что и третий год окажется для нас неудачным. Но именно потому, что на этот раз была настоящая команда, нам удалось победить. Конечно, не без доли везения.

Е.СУРОВ: К доли везения мы еще вернемся. А пока я бы начал с вопросов, которые к нам пришли на сайт. Кямиль Аскеров задал довольно много вопросов, в частности, на ту же тему. Он спрашивает: «Какую команду вам лучше тренировать и почему?» Наверное, имеется в виду – вообще из всех.

В.ТУКМАКОВ: Здесь надо уточнить, что имеется в виду.

Е.СУРОВ: А можно тогда я от себя добавлю? Мне бы хотелось вот что узнать. После Олимпиады, если мне не изменяет память, и если не врут средства массовой информации, вы в интервью говорили – по смыслу – следующее: сборная Азербайджана вправе претендовать на высокие награды, но когда в команде только два игрока из пяти суперкласса, это делать довольно сложно. А вот в клубе СОКАР, который не является сборной Азербайджана, у вас практически шесть досок, можно сказать, экстра-класса. Из этих двух команд – вам какую тренировать легче, лучше, приятнее?

В.ТУКМАКОВ: Знаете, в Одессе, а может быть, даже и не в Одессе, существует такое выражение: лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным. Понятно, что лучше иметь в команде шесть шахматистов экстра-класса. Мы уже говорили об игроках 2800 и 2600. При всех прочих равных 2800 сильнее. И, конечно, команда, составленная из шахматистов более высокого класса, теоретически имеет больше шансов на успех. Что касается команды Азербайджана, то немножко неточно меня интерпретировали. Когда я говорил, что нельзя двумя шахматистами выиграть Олимпиаду, имелось в виду не то, что у нас есть два шахматиста, а остальные играть не умеют. Имелось в виду, что для того, чтобы выиграть Олимпиаду, недостаточно, чтобы два шахматиста (к сожалению, два, а не три, как было раньше), показали выдающийся результат, хотя это тоже никогда нельзя прогнозировать. Надо, чтобы хотя бы кто-то - а желательно двое из трех – прыгнули выше головы. Сыграли значительно выше своего ожидаемого рейтинга. Такого, к сожалению, не случилось. И это ровно то, что я имел в виду: даже два блестяще играющих шахматиста не могут обеспечить высокий результат на Олимпиаде. И Теймур Раджабов, и Шахрияр Мамедъяров показали совершенно выдающийся результат, но, к сожалению, этого оказалось недостаточно, потому что остальные сыграли более-менее в свою силу.

Е.СУРОВ: Никто больше не прыгнул выше головы.

В.ТУКМАКОВ: Да. Они не провалились. Примерно сыграли на свой ожидаемый результат. Но на Олимпиаде этого недостаточно. Вот что я имел в виду. Что касается клуба, то, конечно, имея такой состав, не надо требовать прыжков выше головы – достаточно, чтобы все сыграли в свою силу. Но это тоже не так просто, когда ожидаемый результат запредельный. Поэтому на вопрос, с какой командой работать легче, интереснее – даже трудно ответить. Да, SOCAR объективно значительно сильнее сборной Азербайджана, особенно в том составе, в котором мы играли на Олимпиаде. Но здесь от нас требуется только первое место. Там все-таки с пониманием относились к ожиданиям что ли. А здесь, когда требуется только первое место, это накладывает дополнительные обязательства, и вот это моральное давление может иногда сыграть очень плохую роль.

Теперь еще есть такой момент, который я исповедую в команде, и который особенно актуален в клубе SOCAR. Для меня очень важен язык общения. Поскольку, к сожалению, свободно я говорю только на одном языке – русском, - для меня оптимально, когда все в команде говорят по-русски. И в нынешнем составе команды мы все говорили по-русски. Даже единственный человек Топалов, для которого русский явно иностранный, хорошо и охотно говорит на этом языке. Поэтому не возникало проблем. А в сборной Азербайджана есть такой момент: они все достаточно хорошо, а некоторые абсолютно свободно говорят по-русски. Но все-таки родной язык для них – азербайджанский. И между собой они обычно говорят на азербайджанском, что для меня лично создает некоторые трудности. Я с этими трудностями сталкиваюсь даже в своей семье, потому что половина моей семьи живет в Швейцарии, и внуки, которые в Швейцарии – они, конечно, говорят по-русски, но родной язык для них – французский. Мы говорим по-русски, а потом они совершенно непринужденно и неосознанно переходят между собой на французский. И я ощущаю некий дискомфорт – как будто не то чтобы стена, а какое-то препятствие в общении. Мне это мешает. Скажем, с внуком, который живет в Одессе, у меня ближе контакт, и мы лучше понимаем друг друга, если вообще уместно говорить об отношениях деда и внука, между которыми масса лет разницы. В общем, я надеюсь, что я донес свою мысль.   

Е.СУРОВ: Чтобы потом не возвращаться к этой теме, я передам, о чем Кямиль Аскеров спрашивает. Он просит рассказать о вашей семье: «Сколько у вас детей, чем они занимаются, любят ли они шахматы?»

В.ТУКМАКОВ: Ну, практически я ответил на этот вопрос. У меня две дочки. Одна с семьей живет в Швейцарии уже очень давно – в свое время она поступила там в университет, закончила, вышла замуж.

Е.СУРОВ: А где именно? В каком городе?

В.ТУКМАКОВ: Она живет в Лозанне. И там у меня четыре внука. А младшая дочь живет в Одессе, и здесь пока один внук, но я надеюсь, что продолжение следует.

Е.СУРОВ: Вопрос, который волнует многих, вы частично уже вспомнили Вугара Гашимова. Как его здоровье? Тем более, что сегодня стало известно, что он не сможет участвовать в турнире Гран-При.

В.ТУКМАКОВ: К сожалению, болезнь оказалась серьезнее, чем хотелось бы. Строить какие-то прогнозы... Я, естественно, не врач. Хотя я постоянно контактирую с семьей, и, естественно, в курсе происходящего, но ставить четкие рамки, что, скажем, он сыграет в следующем турнире, не приходится. Сейчас главное ему обрести здоровье, а потом уже возникнет вопрос о том, чтобы возвратиться в шахматы на прежний уровень. Конечно, мы все этого хотим, вся команда, и весь шахматный Азербайджан, да и не только Азербайджан.

Е.СУРОВ: Не только, конечно.

В.ТУКМАКОВ: Да, все любители шахмат желают Вугару и полного выздоровления, и возвращения в шахматы, и возвращения той игры, которая снискала ему массу поклонников. Но прогнозы пока строить преждевременно.

Е.СУРОВ: Мне тут подсказывают, что вы забыли либо умышленно не ответили на вопрос: любят ли дети и внуки шахматы?

В.ТУКМАКОВ: И дети, и внуки к шахматам равнодушны. Для них есть отец или дед в шахматах, а что касается чисто шахматной составляющей – фигуры, дебюты, вилки, шахи – они к этому достаточно равнодушны, и это меня абсолютно не тревожит.

Е.СУРОВ: Хорошо. Еще все-таки ненадолго вернемся к клубному чемпионату Европы. Вы уже, кстати, отошли от такого эмоционального всплеска, который несомненно последовал после того, как вы узнали о том, что заняли первое место?

В.ТУКМАКОВ: Знаете, я прожил, в общем-то, долгую жизнь в шахматах. Были и удачи, и фантастические успехи, и большие разочарования. Но я с удивлением пришел к выводу, что радостные эмоции улетучиваются значительно быстрее, чем отрицательные. То есть понятно, что в начале безумная радость, и кажется, что ты будешь пребывать в этом состоянии, как минимум, до следующего турнира. Но проходит день-два – ну, чемпионы, ну и что? Так и должно было быть! А вот, скажем, если бы те самые дополнительные пять-шесть единиц оказались бы не в нашу пользу, а в пользу Санкт-Петербурга, я думаю, что след от этого потрясения преследовал бы меня еще очень долго. Может быть, это индивидуально, может быть, это относится не ко всем шахматистам, но у меня это так.

Е.СУРОВ: Это, наверное, примерно то же самое, как у многих шахматистов, насколько я могу судить, такие ощущения: если выиграл, то всё так, как и должно быть, а если проиграл – как-то несправедливо получилось.

В.ТУКМАКОВ: Да, примерно так. Думаю, что это свойственно большинству шахматистов. Я не одинок в своем этом мироощущении.

Е.СУРОВ: Теперь возвращаемся к тем самым очкам, которые решили судьбу первого места на турнире. Вот я сейчас хотел бы процитировать вам маленький фрагмент статьи Дмитрия Кряквина, гроссмейстера, который написал по следам турнира заметку на сайте РШФ: «Как такое может быть? Я смотрел матч в онлайне, и когда он закончился, мне пришлось час гнать от себя мысли, что это был какой-то сеанс массового гипноза! Бывает, что команда не в форме, не угадали по дебюту, перегнули палку, пытаясь отыграться, но три грубейших и, главное, синхронных зевка в партиях сильных гроссмейстеров? Чудеса, да и только!» Ну, понятен подтекст. И я, наверное, не открою секрета, если скажу, что не только Дмитрий Кряквин задается вопросом: а было ли такое совпадение, что в последнем туре SOCAR набрал именно столько очков в матче, сколько нужно? Я напомню, что состоялся разгром сильной команды Томска со счетом 5-1. Вы можете как-то прокомментировать эту ситуацию?

В.ТУКМАКОВ: Понимать ли этот намек так, что, выражаясь шахматным языком, в последнем туре был сплав? То есть Томск умышленно нам проиграл со счетом 1-5?

Е.СУРОВ: Я на ваш вопрос отвечаю «да», но я эти слова не говорил.

В.ТУКМАКОВ: Но я этот вопрос задавал.

Е.СУРОВ: Вы правильно меня поняли.

В.ТУКМАКОВ: Я правильно понял вас, но не знаю, правильно ли я понял Кряквина.

Е.СУРОВ: Тут мы можем только догадываться.

В.ТУКМАКОВ: Да, здесь можно только догадываться. Собственно, когда я прочитал статью Кряквина, я её не воспринял не то чтобы как обвинение, а даже как намек. Скорее я её воспринял как размышление о превратностях шахматной судьбы. Но когда буквально несколько минут назад я случайно зашел на ваш сайт и прочитал сообщение в твиттере исполнительного директора Российской шахматной федерации Ильи Левитова о том, что он именно так воспринимает статью Кряквина, я невольно задумался. Естественно, во время матча мне и в голову не приходило, что это может так восприниматься. Но теперь, может быть, как-то попытаться рассмотреть последний матч с этой, очень неожиданной точки зрения?

Е.СУРОВ: Давайте попробуем рассмотреть.

В.ТУКМАКОВ: Давайте. Опять же, я не буду строить из себя саму невинность и говорить о том, что сплавов в шахматах не существует. Увы, они существуют. Может быть, не часто, но иногда это происходит. В данном случае счет 5-1, конечно, сенсационный, и я этого не мог ожидать даже в своих самых оптимистических раскладах. Я считал, в отличие, правда, от большинства из нашей команды, что Санкт-Петербург фаворит в матче с Ашдодом, и вполне реально, что они выиграют матч. Я считал, что если они выиграют 3.5-2.5, то у нас определенные шансы есть при счете 4.5-1.5. То есть если разница в счете будет в очко, то это нам дает шансы примерно равные.

Е.СУРОВ: Извините, вы эти прогнозы строили все-таки на основе подсчетов каких-то?

В.ТУКМАКОВ: Нет, ничего мы не подсчитывали.

Е.СУРОВ: Просто интуитивно?

В.ТУКМАКОВ: Как говорится, «на вес». Это было очевидно для меня, что если разница между нашими резульататами в пол-очка, то сократить эту разницу во втором показателе практически невозможно. А если мы выиграем с разнице в очко по сравнению с Питером, то мы где-то сравниваемся, и тогда уже решают какие-то аутсайдеры, как оно и случилось в действительности. Счет 5-1 не фигурировал ни в каких моих самых оптимистичных прогнозах. Хотя, расклад по доскам и цветам давал основание думать, что мы можем выиграть, может быть, 4-2 и даже, если всё очень хорошо обернется, 4.5-1.5. Но получилось как получилось. Действительно, в какой-то момент команда «Томск» просто рухнула. Но если рассматривать ситуацию с точки зрения конспирологии, то 5-1, конечно, не мешало бы выиграть, но желательно дождаться, когда Санкт-Петербург закончит свой матч, и тогда уже подгонять наш счет под их результат. В действительности же получилось ровно наоборот: мы выиграли 5-1, а Питер «по заказу» выиграл две довольно неочевидные партии.

Е.СУРОВ: То есть, подождите, вы не только подкупили своего соперника, но и соперника команды Петербурга? Или саму команду Петербурга?

В.ТУКМАКОВ: Нет, скорее всего, мы подкупили команду Петербурга, потому что если бы мы не выиграли у неё в предпоследнем туре, то вообще не о чем было бы говорить. Совершенно очевидно, что мы подкупили команду Санкт-Петербурга, потом подкупили команду Томска. Я, честно говоря, не знаю, делались ли ставки на турнир. Но по внешней канве, вся эта фабула – проигрыш в первом туре, потом чуть ли не единственными ходами мы получаем шансы и, наконец, в последнем туре 5-1, потом каким-то чудесным образом подсчитываются все дополнительные показатели и мы берем первое место, - конечно, на этом можно было бы сорвать большой куш. Но я просто не подозреваю об этой возможности. Не знаю, я думаю, что не принимались ставки. Но тогда в этот пул включается и «Ашдод». Вначале мы сплавили «Ашдоду», конечно, чтобы зародить интригу. Затем уже и Питер, и Томск, и прочее, и прочее. Честно говоря, после нашего проигрыша в первом туре (кстати, надо сказать, что проиграли мы абсолютно по делу; я могу только поздравить наших противников с прекрасной игрой в этом матче, что я и сделал после тура), если бы «Ашдод» провел весь турнир так же, как матч с нами, у нас не было бы ни одного шанса. Они не выдержали, хоть это в какой-то степени и ожидалось. И я думал, что если мы выиграем все оставшиеся матчи с хорошим счетом, то мы займем первое место. Более того, перед матчем с Питером я говорил ребятам, что нужно, конечно, играть на выигрыш, но оптимальный результат был бы 4-2. Потому что победа с минимальным счетом, как это и случилось в действительности, оставляет нам немного шансов.

Если же продолжить рассматривать наш матч с Томском с точки зрения конспирологии, то, строго говоря, для того, чтобы выиграть партию, победители вовсе не обязаны быть в курсе дела. Но проигравшие – обязаны. Потому что они должны предпринять большие усилия, чтобы проиграть. Я об этом ничего не знаю, но было бы интересно взять интервью у капитана «Томска», может быть, у лидера команды Руслана Пономарева, который проиграл одним из первых. И он привык говорить правду и только правду – то, что он думает. Было бы очень интересно сделать интервью с ним на эту тему.

Е.СУРОВ: Спасибо, я думаю, что мы воспользуемся вашим советом и спросим у Руслана. А если возвращаться к вопросам, которые пришли к нам на сайт... Кстати, что характерно, вопросы задают только представители Азербайджана. И многих интересует вопрос, что с резервом команды. Вас спрашивают: следите ли за чемпионатом Азербайджана? Кого считаете лучшим до 18 лет? Какие юноши попали в ваше поле зрения?

В.ТУКМАКОВ: На последнем чемпионате Азербайджана я был и следил за партиями. Что касается отдаленного резерва (как я понял, имеется в виду именно он – то есть не те шахматисты, которые играют уже за сборную, а те, которые, условно говоря, к Олимпиаде 2016 года в Баку смогут в той или иной степени претендовать на место в команде). К сожалению, я не могу рассказать подробно о состоянии дел в этой области, поскольку отвечаю только за главную сборную. Несколько раз я ставил вопрос перед руководством федерации о создании юношеской, молодежной сборной, с главным тренером которой я бы работал в тесном контакте. Я считал, что это очень полезно и, может быть, даже необходимо. Но, к сожалению, пока этот вопрос не решен. Надеюсь, что, имея в виду Олимпиаду, до которой осталось четыре года, эти вопросы будут решены, поскольку Азербайджан как хозяин Олимпиады будет иметь право выставить две, а как показывает практика, и три команды. И молодежную надо будет выставлять даже если никто из них не будет претендовать на попадание в первую. Естественно, их надо будет готовить. Насколько я знаю, молодые азербайджанские ребята очень успешно выступают в категориях до 8, до 10, до 12 лет – не только играют наравне с сильнейшими сверстниками из России, Китая, Индии, других шахматных стран, но зачастую и опережают их. А потом они попадают в какую-то яму, из которой уже, по большому счету, не выкарабкиваются. И подпитки главная сборная не получает. Я думаю, что если будет создан такой институт и приняты такие меры, то это будет очень здорово. С другой стороны, я об этом рассуждаю, когда в данный момент уже не являюсь главным тренером и капитаном сборной Азербайджана. Мой контракт истек 31 сентября, и пока о новом речи не заходило.

Е.СУРОВ: Тот факт, что о новом контракте речи не заходило, следует воспринимать как? Как просто формальность или возможность того, что не будет подписан новый контракт?

В.ТУКМАКОВ: Нет, я просто говорю об этом как о факте, не хочу делать из этого никаких заключений. Мы заговорили о молодежи, и я говорил, и продолжаю говорить о том, что это необходимо для азербайджанских шахмат. Но будет ли эта программа реализовываться под моим руководством или под руководством кого-то еще – я сказать не могу.

Е.СУРОВ: Всё ясно. Я хотел вас спросить, как часто вы бываете в Азербайджане и в Баку, в частности. Наверное, правильнее тогда спросить «бывали»?

В.ТУКМАКОВ: Бывал довольно часто, но не только в Азербайджане. Я был, скажем, на индивидуальном чемпионате Европы, где следил за выступлениями азербайджанских шахматистов; был, естественно и на Олимпиаде, и в Эйлате. И на сборах, конечно, бывал.

Е.СУРОВ: Это я клоню к вопросу, который пришел на сайт: «Что нравится – не нравится в Азербайджане? Любите ли вы нашу кухню? Если да, то какие блюда?»

В.ТУКМАКОВ: Мне даже трудно говорить об Азербайджане в целом, потому что, к сожалению, я бывал не в очень многих местах. Баку, в котором я бывал чаще всего, мне очень понравится. Перед тем, как я стал, можно сказать, завсегдатаем столицы Азербайджана, я не был в Баку очень много лет. Мне кажется, в последний раз я был там в 1977-м году. Баку просто стал неузнаваем. Очень красивый, замечательный город. Я себя чувствую там очень комфортно. Кроме всего прочего, там совершенно фантастическая набережная вдоль моря, а поскольку я человек морской, то чувствую там себя почти как дома. Что касается кухни – я человек всеядный, и знакомство с любой страной у меня зачастую носит и кулинарный характер. Стараюсь пробовать национальные блюда, и Азербайджан, конечно, не является исключением. Если брать отдельные блюда – кавказская кухня, в принципе, похожа друг на друга. Есть, конечно, и специфические азербайджанские блюда: дюшбара (пельмени) или суп с пельменями, долма, довга, суп из простокваши; конечно, плов, шашлыки, из сладостей – пахлава... И так далее.  

Е.СУРОВ: Мясные блюда любите больше всего, значит, да?

В.ТУКМАКОВ: Ну, если говорить об Азербайджане, то да. Мясные блюда являются главной составляющей азербайджанской кухни.

Е.СУРОВ: Это правда, да.

В.ТУКМАКОВ: Но я люблю и рыбу. Как я сказал, я всеяден.

Е.СУРОВ: Натик Насиров задает вопрос: «Увидим ли мы вас на свадьбе Шахрияра Мамедъярова?» Подразумевается, что вы уже знаете об этом событии.

В.ТУКМАКОВ: Ну да, для команды Азербайджана и SOCAR это не является секретом. Весь вопрос в том, удастся ли совместить два очень приятных события: 1. Свадьба Мамедъярова, 2. Торжественная встреча команды SOCAR. Если удастся, то вся команда в полном составе, включая иностранцев, сможет присутствовать на свадьбе Шаха. Но это вопросы организационные, они от меня не зависят. Но как только меня позовут, я тут же полечу.

Е.СУРОВ: У меня к вам, пожалуй, последний вопрос. Он не обычный, а такой же, какой я уже задал накануне посетителям нашего сайта. Вы можете догадаться, какая песня и в чьем исполнении прозвучит сейчас в эфире? Напоминаю подсказку: не все могут знать эту песню, но исполнителя знает каждый, и вы в том числе, уверяю вас. Требуется назвать и исполнителя, и песню.

В.ТУКМАКОВ: Вероятно, это что-то все-таки одесское, а не азербайджанское, поскольку с Одессой, при всем уважении к Азербайджану, у меня связано в жизни все-таки несколько больше. Может быть, «Шаланды полные кефали» в исполнении либо Утесова, либо Бернеса?

Е.СУРОВ: Вот если бы вы послушали эфир несколько последних минут перед тем, как мы с вами поздоровались, то вы бы услышали, что песня про Одессу уже звучала, и таким образом, эту версию можно было бы отмести...

В.ТУКМАКОВ: Но я не слушал...  

Е.СУРОВ: А дело в том, что один из участников команды SOCAR не до конца удовлетворен заработками (даже несмотря на выигрыш клубного кубка Европы), и вот приходится ему подрабатывать иногда вокалом. Этого исполнителя знают все посетители нашего сайта, его зовут Эмиль Сутовский.

В.ТУКМАКОВ: Да, теперь я уже догадался. По вступительным словам я понял, как я ошибся.  

Е.СУРОВ: И сейчас прозвучит запись, сделанная в одном из ресторанов Баку: Эмиль Сутовский исполнит песню «Азербайджан». Все-таки «Азербайджан».

В.ТУКМАКОВ: Эту песню я слышал в его исполнении. Но с удовольствием послушаю еще раз.

Е.СУРОВ: Спасибо большое, Владимир Тукмаков был у нас в прямом эфире.


  


Смотрите также...

  • Разговор через десять минут после окончания матча Россия - Азербайджан (1-3)

    В.ТУКМАКОВ: Эмоции мои понятны, и эмоции ребят понятны.

    Е.СУРОВ: А вот какие эмоции? Закончился матч, и вы сразу наверняка все вместе были. Первые слова, первые эмоции какие?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Запись прямого эфира: 20.09.2014, 21.10.
    Длительность - 21 мин.

    Е.СУРОВ: Дамы и господа, сюрприз! В прямом эфире из Бильбао - главный тренер победителей клубного чемпионата Европы, команды SOCAR, Владимир Тукмаков. Владимир Борисович, добрый вечер!

    В.ТУКМАКОВ: Добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Ну что, семь вполне уверенных побед, некоторые из них просто с разгромами, причем над прямыми конкурентами. Что это было, скажите нам?

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Мы на Олимпиаде, которая сегодня уже завершается, и рядом со мной один из её триумфаторов Сергей Мовсесян. Более того, это человек, который… В футболе есть такое понятие: забил «золотой гол» в матче. Вот и в шахматах тоже забил «золотой гол». Что вы об этом думаете, Сергей?

  • Е.СУРОВ: Руслан Пономарев рядом со мной - он только что выиграл партию у своего соотечественника и давнего соперника Василия Иванчука и принес своей команде победу в матче. Каковы ваши ощущения в данный момент?

  • English version

    Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News. Я Евгений Суров, и на связи со мной Вугар Гашимов, один из участников сборной Азербайджана. Добрый вечер, Вугар!

    В.ГАШИМОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Анна Ушенина, чемпионка мира теперь уже и в команде. Каковы ваши ощущения сейчас? Что ощущаете как «двукратная» чемпионка мира?

    А.УШЕНИНА: Я бы не сказала, что «двукратная». Мы раньше и на Олимпиаде первое место занимали, и становились призерами на чемпионатах мира и Европы, поэтому выигрыш этого турнира не стал большой неожиданностью. Но, конечно, приятно выиграть чемпионат мира и в команде.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Родос, последний вечер клубного чемпионата Европы, мы уже слышим Давида Навару – он сегодня выступает и в роли победителя, и в роли переводчика. А также рядом со мной Петр Болеслав – капитан команды-победительницы. Я вас обоих приветствую и поздравляю с победой!

    Д.НАВАРА: Добрый вечер! Спасибо!