Чесс-2

Время публикации: 30.09.2012 21:55 | Последнее обновление: 01.10.2012 11:48

Совсем недавно, бродя по Амстердаму, увидел в витрине известной галереи картину с изображением шахматной доски. Положение на доске я узнал сразу: позиция после 29-го хода Спасского из первой партии матча с Фишером в Рейкьявике, который закончился ровно сорок лет назад.

Сейчас американец возьмет слона, покачает им немного, потом отбросит ладейную пешку соперника и поставит слона на ее место. Даже всегда невозмутимый Спасский на мгновение вздрогнет. Этот ход шокировал не только специалистов; все видели: слон Фишера попал в очевидную западню и через несколько ходов должен погибнуть. Неужели Бобби предполагал, что слону удастся выбраться на свободу (с чистой совестью)?

Картина, равно как и вся выставка, так и называлась: «The Lost bishop».

Полотно написано талантливым фламандским художником Ринусом ван де Велде (1983), зарекшимся работать с цветом и предпочитающим только черный и белый. Если учесть, что рисует он исключительно древесным углем, делающим невозможным какие-либо исправления, можно представить, с какой концентрацией художнику приходится писать свои гигантские полотна.

Выставка ван де Велде посвящена Бобби Фишеру. С одной поправкой: в роли американского гения шахмат художник на каждой картине изобразил себя самого.

У Ринуса это не первый опыт такого рода: на уже прошедших выставках, посвященных знаменитому вулканологу Харуну Таджиеву и поэту Владимиру Маяковскому, в их обличьи тоже был представлен сам автор картин.

Прежде чем приняться за работу, Ван де Велде перелопачивает горы материала: документов, книг, фотографий, кинокадров, а затем пытается, вжившись в образ, представить себе, что значит - с опасностью для жизни исследовать действующие вулканы или быть поэтом-футуристом в начале прошлого века в России, а после 1917 года писать стихи о серпастом советском паспорте.

«Образ Фишера ассоциировался для меня с борьбой одиночки против огромной системы, - рассказал художник. – Я попытался представить, что чувствовал  американец, проиграв первую партию. О чем думал в ночной тиши Рейкьявика? Почему вел затворническую жизнь в течение двадцати лет после победы в матче? Сам я играю в шахматы на любительском уровне, но всякий раз старался представить себя на его месте...»


* * *

Задолго до выставки «The Lost bishop» события поединка Спасского и Фишера и - в не меньшей степени - матчей Карпова и Корчного вдохновили композиторов. В 1984 году был выпущен альбом с песнями, а два года спустя поставлен мюзикл «Чесс», ставший событием в музыкальной жизни того времени. Авторами мюзикла были Бенни Андерсон и Бьёрн Ульвес, известные по группе АББА, а текст написал Тим Райс, создатель либретто таких музыкальных полотен как «Иисус Христос Суперстар» и «Эвита».

В конце января 1983 года все трое приехали в Советский Союз. Целью поездки была встреча с Анатолием Карповым, во многом ставшим прообразом одного из главных героев «Чесс» – Анатолия Сергиевского. Райс и Карпов уже встречались в Лондоне, и автор текста вместе с коллегами надеялся на более интенсивное общение с чемпионом мира.

За три проведенные в столице дня авторы мюзикла посетили Большой театр, побывали в цирке, спустились в московский метрополитен и, разумеется, прогулялись по Красной площади. Встретиться с Карповым, увы, не удалось, зато они познакомились со звездой советской эстрады Аллой Пугачевой.

Под впечатлением исполнительского мастерства Пугачевой Андерсон и Ульвес предложили ей участвовать в будущем проекте (роль жены русского шахматиста, остающегося на Западе).

«Время было советское, да еще какое советское, и подобная роль была для Пугачевой не только запретной, о ней и помыслить было нельзя. Алле посоветовали принять гостей дома, а от роли следовало отказаться», - вспоминает Евгений Болдин, тогдашний муж и директор театра Пугачевой.

А сама певица признается: «Что я не смогла спеть партию Светланы, навсегда осталось для меня незаживающей раной...»

Действие мюзикла разворачивается на фоне «холодной войны», затронувшей тогда все виды отношений между Востоком и Западом, включая и шахматы. К тому времени относится бегство на Запад Виктора Корчного, Льва Альбурта, Игоря Иванова, Татьяны Лемачко, чтобы назвать несколько имен шахматистов, ставших «невозвращенцами». Одной из первых телеграмм, полученных Корчным в Амстердаме в июле 1976 года, была короткая – из Соединенных Штатов: «Поздравляю с вашим правильным решением. Бобби Фишер».

«Поездка на турнир в капстрану» - звучало тогда для советских шахматистов совсем по-другому, чем на турнир в Болгарию, к примеру, или в Польшу. Но и Запад провел очевидный водораздел между свободным миром и коммунистическим лагерем. Матчи между чемпионами США и Великобритании с целью выявить сильнейшего шахматиста Запада только подчеркивали этот водораздел.

Организованный с большим размахом лондонский матч (1986) был приурочен к премьере мюзикла «Чесс». В матче из восьми партий встретились чемпион США Лев Альбурт и Джонатан Спилмен, победивший в последнем первенстве Великобритании. Я исполнял на том матче  роль секунданта Альбурта.

Стояли мы в замечательном «Парк Лейн Отеле» в самом центре Лондона, где несколько месяцев спустя начался матч-реванш Каспарова и Карпова. 14 мая на матче был выходной, и по залитому солнцем весеннему Пикадилли мы с Львом Осиповичем отправились по направлению Сохо. Уже на подходе к театру Принца Эдварда мы увидели толпу народа с плакатами и транспарантами. Чаще всего на плакатах можно было увидеть имя Boris Gulko, а лозунгами – Let my people go! – были оклеены двери театра. Время от времени те же слова скандировались демонстрантами.


Это тоже Лондон, правда, несколько раньше - 1982 год. Демонстрация, или как назвали бы теперь - одиночный пикет претендента на мировое первенство, чей сын после двух лет лагеря так и не получил выездной визы.

Гроссмейстерам Борису Гулько и Анне Ахшарумовой отказывали в выезде из страны в течение семи лет, и «Лига борьбы за эмиграцию советских евреев» приурочила очередную демонстрацию к премьере мюзикла «Чесс».

Не уверен, что шумная лондонская демонстрация, пусть и с присутствием корресподентов Би-Би-Си, так уж способствовала получению выездной визы - в стране начиналась уже горбачевская перестройка, - но факт остается фактом: через две недели гроссмейстеры-отказники покинули Советский Союз.

Лондонская постановка «Чесс» навсегда осталась в памяти. В главных ролях выступали звезды Ист-Энда: Мюррей Хэд – американец Фредди Трампер, Томми Кёрберг – Анатолий Сергиевский, Элейн Пейдж – Флоренс и Барбара Диксон – Светлана. Это было яркое, технически сложное шоу с вращающейся сценой и освещением, выполненным одним из лучших световых дизайнеров мира.

Мюзикл начинается с композиции под названием «Мерано».

Именно в этом городе на севере Италии игрался второй матч Карпова с Корчным (1981), а на театральной сцене главный герой гроссмейстер Анатолий Сергиевский побеждал... американца Фредди Трампера и завоевывал звание чемпиона мира. После чего просил политическое убежища на Западе и уводил у Трампера его подругу Флоренс.

Среди героев мюзикла есть арбитры, помощники гроссмейстеров, даже агент КГБ Молоков, поющий, кстати, дуэтом с сотрудником ЦРУ. После того как Анатолий остается на Западе, поют и сотрудники советского посольства в Италии.

Песни мюзикла - «Ночь в Бангкоке» (One night in Bangkok) и «Я знаю его так хорошо» (I know him so well) - долгое время возглавляли английский и американский хит-парады, а двухмиллионный тираж двойного альбома был распродан весь.


* * *

1 ноября 1986 года в «Комсомольской правде» появилась статья лондонского корресподента газеты «А теперь — хором». Понятно, что заказ на публикацию, в которой делался упор на антисоветское содержание мюзикла, дали власти. После этой статьи о постановке «Чесс» не могло быть и речи, но альбом с песнями из мюзикла стал известен в Советском Союзе, хоть и стоил на черном рынке бешеных денег.

Не знаю, как к постановке отнеслись главные герои матча в Рейкьявике, но Виктор Львович Корчной видел его «неоднократно и с большим удовольствием».

«Я слушал «Чесс» не только в Лондоне, но и в других странах, - говорит гроссмейстер, факты биографии которого использованы в мюзикле. – Мне, правда, не особенно нравится, что главный герой возвращается в Советский Союз, а остальные персонажи всячески поддерживают его в этом решении. Но музыка замечательная, и вообще все сделано мастерски. Однажды перед спектаклем меня познакомили с певцом, исполнявшим главную роль в «Чесс». Перед тем как отправиться распеваться, он пожелал мне приятного вечера и сказал: “Watch yourself...”»

Очень может быть, читая эти строки, кто-нибудь подумает: вот было время, а сейчас? Вряд ли можно было бы сделать мюзикл по мотивам матча Ананд-Гельфанд...

Не соглашусь. Разве мог представить себе один из участников, что меньше через полтора десятка лет после эмиграции в Израиль его мама будет сидеть в  Москве в первом ряду на открытии матча на первенство мира рядом с бывшим президентом СССР? Матча, где ему самому отведена одна из двух главных ролей?

А спонсор всего проекта, миллиардер, в юности думавший стать шахматным арбитром, а каких-нибудь два десятка лет назад еще продававший кофемолки на рынках польских городков? Неужели и это вам кажется таким уж заурядным?

А если бы Борису Гулько, за эмиграцию которого демонстрировали в лондонском Сохо, сказали, что спустя несколько лет огромный колосс СССР прекратит существование, а по Красной площади Москвы маршем пройдет оркестр Армии Обороны Израиля, разве не стал бы он многозначительно крутить пальцем у виска?

Нет, нет, что бы вы ни говорили, чудесная непредсказуемость будущего – одна из самых интригующих загадок жизни.

Конечно, никто из участников московского матча не просил политического убежища; совсем наоборот – они были приняты главой государства. Но разве ария – «Вырастили на свою голову» - не пользовалась бы бешеным успехом?

А харизматичный чемпион мира, при большом стечении народа давший пресс-конференцию на московском матче, чтобы несколько месяцев спустя оказаться безжалостно заталкиваемым в полицейский фургон, вам тоже не кажется сюром?

А что скажете по поводу такого поворота сюжета: Аруна, жена чемпиона мира, признается, что ее настоящее имя Арина, а ее предки были вывезены из Нижнего Новгорода несколько столетий тому назад? Уверен: ария Аруны-Арины, с рюмкой «Русского стандарта» в руке, пряной мадрасской ночью выводящей – «не спиться б, няня, здесь так душно...» - стала бы не меньшим шлягером, чем песня Светланы из «Чесс».

А фрейлахс, исполняемый претендентом, его секундантами и тренерами, включая самых первых, из минского Дворца пионеров -  полагаете, не пошел бы на ура?

А признание бывшего президента, что на самом деле его родимое пятно - отличительный знак брамина высшей касты, и тайно болеет он - понятно за кого, – считаете, не сорвало бы аплодисментов?

А декорации мюзикла – на сюжеты врубелевского Демона – по вашему, не имели бы успеха? А разве нельзя сделать шлягер в исполнении разламывающего инструмент знаменитого пианиста?

Бурлеск! Шоу! Или вы думаете, премьера «Весны священной» Стравинского в театре на Елисейских Полях вызвала в свое время меньший шок?

В искусстве дозволено многое. Все дело в таланте и только в таланте: талантливой музыке, либретто, исполнителях. И кто знает: может, уже сейчас кем-то пишутся слова для аранжированной в стиле heavy metal арии чемпиона мира Кришна Бананда. Полагаете такая ария не стала бы хитом сезона?

Бесхитростное название для нового мюзикла - «Чесс-2» уже готово. Или «Chess nights in Moscow» вам нравится больше?


  


Смотрите также...

  • «Стой, стреляю!» - воскликнул конвойный,
    Злобный пес разодрал мой бушлат.
    Дорогие начальнички, будьте спокойны –
    Я уже возвращаюсь назад.

    Юз Алешковский

    Много лет я накапливал опыт,
    Приключений искал на неё;
    Обывателей нудный и суетный ропот

    Только тешил сознанье моё.

  • Сайт РШФ сообщает:

    "В соответствии с действующим в Российской шахматной федерации «Положением о ежегодных премиях лучшим детским шахматным тренерам и организаторам мероприятий в области развития массовых детских шахмат» по итогам 2013 года были вручены премии в следующих номинациях:

  • Мы долго молча отступали,
    Досадно было…

    М.Ю.Лермонтов

    От принципов не отступали,
    Как видели, так и писали,
    А коли что не в тон,
    То извините, командиры –
    Чужие прикрывать мундиры –
    Не те у нас ориентиры
    И собственный бонтон.

  • Уважаемый господин редактор!

    В интервью с Вами от 9 декабря прошлого года Г.Сосонко заявил из Марианске Лазне: «Дерево от бадминтонных ракеток пойдет на изготовление шахматных фигур».

  • В шахматах женских новая тема –
    Выбыли две звезды;
    Но ЭрШаЭфу эта проблема,
    В принципе – до «ерунды».

    Бескомпромиссный бой за основы
    Головы всем вскружил,
    Но и вернуться в сборную снова

    Не было женских сил.

    Припев:

  • «Улеглась моя былая рана» -
    Уж Грищук не ранит «нечто» нам:
    Он едва «уполз» от Ароняна
    Из позиции, пропертой в хлам!

    Одержал моральную победу,
    Россиянам луч надежды дал…
    Может быть, и я в Казань поеду
    Поболеть за Сашу – на финал!

  • 9 ноября в Пекине в Центре интеллектуальных игр «China Qiyuan» завершился первый в истории «Матч дружбы» между китайскими и российскими командами школьников.

  • На следующий день после победы Бориса Гельфанда над Александром Грищуком корреспондент газеты «Советский спорт» попросил претендента сравнить собственные действия за доской в казанском финале с предстоящим матчем его любимой «Барселоны» против «Манчестер Юнайтед», которые сойдутся в финале Лиги чемпионов.

  • Сегодня стало известно, что формат традиционного фестиваля "Москва опен" в следующем году претерпит изменения. Главными станут круговые турниры с участием приглашенных молодых гроссмейстеров - по десять человек в мужском и женском соревновании.

  • Завтра в конференц-зале телецентра «Останкино» в 18.30 состоится финальный поединок и матч за третье место первого чемпионата Москвы среди любительских шахматных клубов и коллективов. Начиная с ноября прошлого года, двенадцать команд боролись за выход в суперфинал соревнований. И теперь четыре лучшие определят победителя.