Мария Юренок: "В 19-м веке это был центр шахмат во всей Европе"

Суббота, 22.09.2012 22:47
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: 18.33 московское время, это прямой эфир Chess-News. На связи наш корреспондент Мария Юренок из Лондона.

М.ЮРЕНОК: Здравствуйте, Евгений!

Е.СУРОВ: Здравствуйте, очень рад вас слышать и завидую вам, потому что вы своими глазами видите всё, что происходит сейчас в здании, где проходит первый этап серии Гран-При, видите самих шахматистов. И мы, конечно, хотим какого-то рассказаза от вас, чтобы мы вам еще больше завидовали.

М.ЮРЕНОК: Хорошо, конечно. Simpson's-in-the-Strand – это очень традиционное место для шахмат. Большинство русскоязычных слушателей, наверное, не знают, но это был и есть до сих пор традиционный английский ресторан. Но в 19-м веке это был центр шахмат – не только в Лондоне и Великобритании, но и во всей Европе. Получается, что это был и центр шахмат во всем мире, так как Европа была тогда, конечно, центральным местом тоже.

Шахматный клуб открылся здесь в 1828-м году и назывался Grand Divan Cigar - Simpson's. Вы можете себе представить: это такое джентльменское английское место с шахматами, с едой, выпивкой, сигарами. Если вы какие-то фильмы видели с английскими джентльменами, то вот именно такая картина на ум приходит. И чтобы не отвлекать играющих в шахматы, огромные куски мяса подкатывали на серебряных подносах прямо к столикам играющих, чтобы они могли выбрать понравившийся кусок. Эта традиция до сих пор сохранилась в ресторане, который здесь внизу находится. Но, конечно, такого нет там, где играют шахматисты сейчас.

Е.СУРОВ: А скажите, не приходило в голову организаторам что-нибудь подобное устроить? Шахматистам прямо поднести на серебряном подносе кусок мяса?

М.ЮРЕНОК: Не знаю... Современные шахматисты так серьезно к делу относятся – наверное, они не любят, когда их отвлекают. Но у них есть столик в углу комнаты, где они могут перекусить, выпить кофе или взять его к себе на партию.

М.ЮРЕНОК: Еще насчет истории я бы хотела сказать, что тут, конечно, играли все известные шахматисты 19-го века. Такие имена как Стейниц, Ласкер, Морфи, Цукерторт, Чигорин даже играл, Тарраш и другие. Особенно известна партия, которая называется «бессмертная» - между Адольфом Андерсеном и Лионелем Кизерицким – она тоже была сыграна здесь, в 1851-м году. Это произошло во время отдыха в первом международном турнире. Этот турнир, как и партию, выиграл Андерсен. Я не знаю, помните ли вы эту партию, но она особенно эффектна тем, что Андерсен пожертвовал обе ладьи, слона и ферзя, чтобы поставить мат легкими фигурами.

Е.СУРОВ: Здесь я не буду кокетничать, потому что есть люди, которые предыдущее мое признание о том, что я знаком только с шахматами и шашками, восприняли абсолютно серьезно, понимаете? Поэтому если я сейчас скажу, что не помню или не знаю эту партию, они это тоже воспримут серьезно. Поэтому вы уж меня не провоцируйте на такие заявления.

М.ЮРЕНОК: Хорошо, конечно.

[Event "London"] [Site "London"] [Date "1851"] [Result "1-0"] [White "Adolf Anderssen"] [Black "Kieseritzky"] [ECO "C33"] [PlyCount "45"] 1.e4 e5 2.f4 exf4 3.Bc4 Qh4+ 4.Kf1 b5 5.Bxb5 Nf6 6.Nf3 Qh6 7.d3 Nh5 8.Nh4 Qg5 9.Nf5 c6 10.g4 Nf6 11.Rg1 cxb5 12.h4 Qg6 13.h5 Qg5 14.Qf3 Ng8 15.Bxf4 Qf6 16.Nc3 Bc5 17.Nd5 Qxb2 18.Bd6 Bxg1 19. e5 Qxa1+ 20. Ke2 Na6 21.Nxg7+ Kd8 22.Qf6+ Nxf6 23.Be7# 1-0 

М.ЮРЕНОК: Тут проходили и другие международные турниры. Даже первый женский международный турнир игрался здесь в конце 19-го века. Но потом, в начале 20-го столетия, шахматы исчезли из «Симпсона», потому что тут был ремонт, и, видимо, шахматы больше не занимали центральное место. Но, опять же, шахматы здесь появились в 80-х годах прошлого столетия, и особенно в нулевых годах 21-го века – здесь проходил Мемориал Стаунтона, известного английского мастера 19-го века. Я совсем не удивляюсь, что организатор Гран-При решил провести турнир именно здесь.

Е.СУРОВ: Ощущается как-то эта история внутри этого дома? Вы когда находитесь там, чувствуете?

М.ЮРЕНОК: Да, конечно. При входе в здание слева вывешена доска, на которой играли вот эти все мастера 19-го века, которых я назвала.

М.ЮРЕНОК: Кроме того, если идти вниз, в другой комнате можно найти много портретов шахматистов и старого времени, и современных. Там есть рисунок с изображением Гарри Каспарова и Найджела Шорта, есть и другие шахматные экспонаты.

Е.СУРОВ: Конечно, по тем фотографиям, которые мы видим с этой серии Гран-При, шахматисты, которые в ней участвуют, одеты в высшей степени элегантно. Я так понимаю, что это прописано и в их контрактах. Соревнования тянет на статус элитарного, прямо скажем.

М.ЮРЕНОК: Да, в этом здании было бы странно увидеть кого-то в джинсах, наверное. Внизу – ресторан, довольно престижный, и еще рядом – гостиница «Савой». И вот это здание Simpson и ресторан принадлежат гостинице «Савой» - одной из самых известных в Лондоне. Конечно, это очень дорогая гостиница.

Е.СУРОВ: Скажите, в ресторан много ходит народу? Именно во время игры.

М.ЮРЕНОК: Не во время игры, а, мне кажется, посетители на вечер ориентируются. Вчера вечером действительно было много людей, я видела. Может, они и на обед открываются, но я как-то не заметила, потому что здесь тур начинается в два часа, а это уже после обеда по английскому времени. Здесь обед обычно начинается где-то в двенадцать часов.

Е.СУРОВ: Я-то клоню к чему: на первый этаж люди ходят, а на второй, я так понимаю, не заходят?

М.ЮРЕНОК: Да, конечно, люди, которые ходят в ресторан – они не обязательно интересуются шахматами, а, наверное, просто хотят вкусно покушать.

Е.СУРОВ: А есть какие-то опознавательные знаки внизу? Вот если человек идет мимо здания или даже заходит в этот ресторан – он может понять, что происходит в эти минуты на втором этаже?

М.ЮРЕНОК: По-моему, там есть табличка с надписью «Гран-При». Не помню даже, написано ли там «шахматы», потому что само по себе «Гран-При» еще ничего не значит, наверное, для обычного человека. Но я проверю.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос. Насколько я понимаю, вы виделись и общались с Эндрю Полсоном. Может быть, коротко расскажете нам что-нибудь интересное?

М.ЮРЕНОК: Да. Он очень приятный человек, разговорчивый. Вчера он подошел ко мне и стал интересоваться моим мнением о супермодели Лили Кол. Это известная английская супермодель, которая приходила на церемонию открытия Гран-При. Он у меня спрашивал, потому что я русская, а какие-то другие русские не совсем лестно о ней отозвались. Он спросил, что я думаю по этому поводу.

Е.СУРОВ: И что же вы ответили?

М.ЮРЕНОК: Ну... Он быстро ушел, бросив: «Вы журналистка и всё расскажете». Я хотела узнать, кто были те русские, которым не понравилась Лили Кол. Но он не захотел раскрыть тайну.

Е.СУРОВ: Здесь я кокетничать не буду: имя Лили Кол я действительно слышу в первый раз.

М.ЮРЕНОК: К сожалению, когда она появилась тогда, я как раз с вами разговаривала по телефону. И она, оказывается, сыграла в шахматы против Топалова. Она не знала, кто он, и он не знал, кто она такая. Вот так вот познакомились. Но она очень высокая супермодель – намного выше Веселина.


Фото Фреда Лукаса, london2012.fide.com

Е.СУРОВ: Может быть, логичнее было бы сыграть с Крамником...

М.ЮРЕНОК: Но его нет здесь, к сожалению.

Е.СУРОВ: Это была Мария Юренок, спасибо. Мы будем ждать от вас дальнейшей информации.    


  


Смотрите также...