Гарри Каспаров: "ФИДЕ должно быть неудобно за дикое поведение Язычи" (интервью ChessBase)

Время публикации: 14.09.2012 14:43 | Последнее обновление: 14.09.2012 15:17

Перевод Chess-News с английского интервью Гарри Каспарова сайту ChessBase. Фото и выделения в тексте - Chess-News.

CB: В российских новостях, которые вышли сразу по окончании Генеральной Ассамблеи, вроде бы говорилось о том, что вы пришли к определенному соглашению с президентом ФИДЕ Кирсаном Илюмжиновым и собственно самой ФИДЕ. Подписали нечто вроде мирного договора.

ГK: Это абсолютно не соответствует действительности, во всяком случае, является сильным преувеличением. Обе стороны провели довольно большую работу и нашли точки соприкосновения для успешного продвижения реформы правил. Сделать это следовало давным-давно. Все это было бизнесом – никому большая война совершенно не нужна. Я был рад провести эту работу вместе с федерациями и нашим советом. Я поддерживаю ФИДЕ как организацию и хочу, чтобы она работала лучше и больше делала для входящих в неё национальных федераций. Я хочу быть силой, способной вызвать позитивные изменения. Это совершенно не имеет никакого отношения к тому, что я думаю о работе ФИДЕ под началом Илюмжинова и его команды или же с тем, что они не очень хорошо работают.  

CB: В таком случае вернемся к этому. Мы пытались найти, но так и не смогли обнаружить какие-либо подробности по поводу этих совещаний в отношении правил и не понимаем, какое они имеют отношение к искам Спортивного арбитражного суда 2010 года, которые, собственно к ним и привели. У нас на памяти довольно болезненные воспоминания о большом количестве пресс-релизов, которые попали к нам из ФИДЕ и из лагеря Карпова.  

ГК: Начну с основного итога этих совещаний и голосования Генеральной Ассамблеи, последовавшего за ними. Правила ФИДЕ в отношении выборов были обновлены для устранения некорректного и двоякого толкования и изложения. Подробности можно будет увидеть уже в новых правилах. Решения Спортивного арбитражного суда были полны критических замечаний и настоятельных рекомендаций в адрес низкого качества написания правил ФИДЕ. По существу они согласились с одним решением ФИДЕ из-за недоработок правил по поводу точного определения членства лица в федерации! Что же касается правил, определяющих полномочия президента и уровень его влияния на выборы, то они отличались довольно широкими рамками. 100% ясности мы все равно не достигли, но сейчас правила стали более четкими, прозрачными, и выборы 2014 года не будут коррупционными, безобразная ситуация в Ханты-Мансийске образца 2010 года не повторится. Там у нас были скандалы, связанные с доверенными лицами, перекличками, нам затыкали рот и т.д. Сейчас четко установлены все эти правила и прописана организация Генеральной Ассамблеи – собственно именно в таком виде мы просили их принять еще в Ханты-Мансийске. Нам нужно двигаться вперед, к современной и прозрачной организации. Нам нужны ясные правила, нужно уважать эти правила и не поддаваться влиянию текущих правящих группировок.

CB: Мы не сообщали о недавних исках в Спортивный арбитражный суд и его решениях, несмотря на огромное количество заявлений и пресс-релизов со всех сторон. Не могли бы вы подвести итоги, о чем были эти иски и почему ФИДЕ вела разговоры обо всем, что касается штрафов, судебных преследований и даже запретов некоторых крупных федераций, которые принимали участие в этих делах?

ГК:  Я все же постараюсь сохранять позитивный настрой, говоря о том, что мы не можем выступать с обвинениями в адрес ФИДЕ из-за действий нескольких злопамятных лиц. ФИДЕ должна быть поражена диким поведением Язычи и угрозами, которые он высказывает. Пусть такие как он и ему подобные идут прочь, и забирают свои замашки и манеры с собой. Я думаю о ФИДЕ лишь в позитивном плане, я мечтаю о сильной, процветающей организации с адекватными сотрудниками, способными работать вместе.

До Cпортивного арбитражного суда не было никаких исков, но по сути они привели к четырем решениям. Первый иск касался легитимности совета директоров ФИДЕ под руководством Кирсана Илюмжинова, то есть вопрос был в том, являются ли они все действительными членами своих национальных федераций. Хотя многие забыли об этом, первое решение арбитражного суда касалось как раз попыток ФИДЕ отрицать юрисдикцию этого самого суда в отношении дела в целом. Поэтому всем тем, кто жалуется, что деньги ФИДЕ тратятся на судебные разбирательства, следует задаться вопросом, почему ФИДЕ потратила столько времени и денег на то, чтобы попытаться избежать законного влияния спортивного арбитражного суда. В итоге ФИДЕ потерпело поражение, а суд сделал новый шаг в этом деле. По существу ФИДЕ выиграла, но решение суда четко дало понять, что правила, определяющие членство в федерации, были настолько искаженными и плохо составленными, что иного решения быть и не могло

Следующее решение Спортивного арбитражного суда также относилось к тому первому делу, и снова инициатива в подаче этого иска исходила от ФИДЕ. Будучи недовольными в размере компенсации, равной 35 тысячам швейцарских франков, ФИДЕ оспорила данное решение и по итогам проиграла. И вновь ФИДЕ впустую потратила время и деньги. Она в действительности потратила больше денег на оспаривание юрисдикции суда и на претензии к компенсации, нежели на настоящие иски со стороны федераций!

Второе дело также содержало лишь одно решение и снова служило примером выигрыша ФИДЕ по техническим зацепкам, порожденным неправильными правилами. Илюмжинов инициировал создание дополнительных постов вице-президентов совершенно вразрез с правоприменительной практикой, и федерации подали со своей стороны иск. Решение суда особенно подчеркивало то, что у Грузии и Англии были все основания выступать с жалобами, однако правила были недостаточно четкими, чтобы решение было принято в их пользу. В действительности судебное решение касалось в большей степени низкого уровня составления правил, так что во время совещания в Стамбуле представители ФИДЕ даже не объявили об этой победе. Это как если бы их поймали на ограблении, но офицер, арестовавший их, забыл прочитать виновным их права и потому отпустил. Вот почему национальные Федерации при большом содействии Анк Сантенса из компании White & Case стали лоббировать необходимость реформирования существующих правил. ФИДЕ вовсе не хотела начинать войну, и стало очевидно, что суд в следующий раз будет вовсе не столь добрым, если правила останутся без обновлений. Поэтому мы и работали вместе, и теперь дело сделано.

К сожалению, ФИДЕ попыталась на всей этой истории получить политические очки. Чиновники представили ситуацию как войну между маленькими, развивающимися федерациями и большими федерациями, которые выступали с исками. На Генеральной Ассамблее звучали призывы о том, чтобы деньги от себя внесли даже Карпов с Каспаровым, а большие национальные федерации внесли какие-то взносы. Илюмжинов пояснил, что причина этого в судебных исках, и что ФИДЕ не смогла найти спонсора! Во-первых, а что вообще творилось в течение 14 лет до этих исков? Во-вторых, о суде и об исках мало кто слышал, это явно была не главная новость. Но спонсоры, они же прежде всего работают в бизнесе, это политики, которые смотрят CNN, сидят в Интернете! Стоит вам набрать в поисковике фамилию Илюмжинова, и, вероятно, вы сразу поймете, что у них может и не возникнуть желания иметь с ним или с ФИДЕ что-то общее.

Поэтому пытаться обвинять меня, Карпова, национальные федерации, которые пытались решить серьезную проблему – это стратегия, которая ведет в никуда, она не имеет никакого отношения к реально существующим проблемам. Если они хотят избежать разбирательств в судах, то им следовало отвечать на просьбы и письма национальных федераций раньше. Если же вопрос был собственно в деньгах, то почему так много средств было потрачено на выяснение юрисдикции Спортивного арбитражного суда? Речь же здесь не идет об иске федерации к федерации. Улучшение правил, повышение прозрачности ФИДЕ - это то, что несет пользу и для большой, и для маленькой федерации.

CB: Хорошо, тогда после всех этих сообщений о «перемирии» с Каспаровым со стороны ФИДЕ - где правда и неправда?

ГK: Эти встречи и получившийся в ходе работы результат вовсе не являлись специфической задачей по реформированию плохо написанных правил, по приведению системы в целом в надлежащий вид. Перемирия нет, потому что нет войны. Мы хотим, чтобы на выборах в ФИДЕ избирались те, кто может сделать эту организацию лучше и сильнее, кто предлагает правильные идеи по развитию шахмат и кто способствует успеху всех федераций. Если система нечестная, если правила искажены, акценты сильно смещаются в попытках использовать дыры в законодательстве вместо того, чтобы определить того, кто лучше всего послужит делу шахмат.

Послушайте, у нас с Кирсаном Илюмжиновым до сих пор масса разногласий, и не один я знаю, как он управляет ФИДЕ, это вовсе не является секретом. Однако наилучший способ выявить разницу между нами – это предложить что-то новое, лучше старого, показать на деле превосходство одной идеи над другой и затем позволить людям принять решение. Некоторые бюрократы способны лишь все превращать во внутреннюю борьбу, которая наносит ФИДЕ исключительно вред. Посмотрим, в состоянии ли они создать что-то реальное, что-то ценное для федераций помимо разговоров о больших, никогда не осуществимых планах – во всяком случае не для федераций точно. У нас с Илюмжиновым всегда будут споры, но не надо делать в этих спорах разменной монетой национальные федерации и ФИДЕ, давайте будем говорить о реальных результатах, реальном лидерстве и просто делать всё лучше, чем раньше.

CB: Говоря о лидерстве, мы хотели бы задать вам очевидный вопрос: собираетесь ли вы баллотироваться в 2014 году на пост президента ФИДЕ?

ГK: Мой ответ остается без изменений. Речь тут не о моем выдвижении – вопрос сводится к изменению ФИДЕ к лучшему. Если появится какой-то кандидат, который выступит с сильной программой по улучшению ФИДЕ и шахматного мира в  целом, кто сможет выиграть выборы – я такого кандидата поддержу. Так я поступил в 2010 году, поддержав Карпова, к удивлению многих. Несмотря на то, что подготовка кампании прошла в сжатые сроки, сама по себе идея реформ привлекла немалое количество сторонников. Однако это все было преждевременным, идеи были нечеткими и подготовлены оказались в спешке. Сейчас у нас будет больше времени подготовить заявку и продумать все детали предвыборной платформы. Если я единственный, кто это может сделать, ну что ж, ладно, я, вероятно, буду баллотироваться, но сейчас думать об этом не приходится – слишком много надо всего сделать.

CB: Давайте поговорим об Олимпиаде. Каковы ваши впечатления, если даже не хотите говорить о  горько-сладкой серебряной медали России?

ГК: Олимпиада в какой-то мере даже больше, чем чемпионат мира является украшением шахматного мира. Она не получает широкого международного освещения, но все равно это замечательно - собрать столько шахматистов со всего мира на одном соревновании. Команды любителей встречаются с мировой шахматной элитой и борются изо всех сил. И это был настоящий позор - видеть такие плохие условия для игроков и такие воровские финансовые расходы, наложенные на федерации. Я говорил со многими людьми, которые были возмущены всем, начиная с цен на гостиницы и еду, неблагоприятным размещением комнат с видом на аэропорт вместо вида города. Стоимость отправки команд на эту Олимпиаду была в два раза выше той, что была в Ханты-Мансийске! Вместо того, чтобы организаторам использовать большое количество посетителей для формирования лучших цен, игроки и федерации были плененной аудиторией, которую выжимали на каждом шагу. Устроили даже «плату за участие» - 100 евро с участника, еще четверть миллиона евро, выдавленных с федераций. Это свежий пример того, как драть деньги с шахматного сообщества вместо того, чтобы находить спонсорсов. Это забавно, поскольку Язычи - человек, который возглавлял атаку для получения компенсации с федераций, которые подавали на ФИДЕ в суд в связи с выборами.

Но ладно, отложим это в прошлое и будем надеяться, что этот урок будет усвоен. Я не сомневаюсь, что Олимпиады в Tromsё и Баку будут превосходно организованны. Эти организаторы примут оказанную им честь должным образом и организуют турнир высшего уровня, вместо того, чтобы использовать эту возможность для того, чтобы обокрасть федерации и игроков. .

CB:  Как вы относитесь к тому, что dаш родной Баку избрали для проведения Олимпиады-2016? Вы там не были с 1990 года, когда вы и ваша семья были вынуждены покинуть страну, верно? Несмотря на это, вы были замечены в Стамбуле дружески общающимся с министром спорта Азербайджана. Можно ли считать это еще одним перемирием, которое на самом деле таковым не является?

ГК: Нет, я не был в Баку с того времени, и мне все еще сложно представить возвращение туда. Что же тревожит меня и не только меня - это то, что команда Армении, которая выиграла три Олимпиады из последних четырех, может не сыграть на Олимпиаде-2016. Это будет настоящей трагедией, и я надеюсь, что до этого времени какой-то выход будет найден. Это всегда грустно, когда политика пересекается со спортом, но есть и примеры того, как спорт позитивно влиял на политику, так что можем об этом помечтать; и если смогу чем-то помочь в этом процессе, то я сделаю все, что в моих силах.

CB: Поскольку вы упомянули золотые медали, как же Армении это удается? Конечно, у них сильная команда, и теперь они добавили в свои ряды Мовсесяна, так может лучше поставить вопрос, какие новые пути искать российской сборной, чтобы снова не упустить золото?

ГК: Вообще Мовсесян уже играл в составе команды на командном чемпионате Европы. Что касается России, то серебро по коэффициенту, я думаю, не преступление! Ладно, для России всё, кроме золота считается провалом, и игроки всегда это осознают. Так было и во времена СССР, и такое давление не всегда приятно. Я был вдвойне расстроен, так как мой многолетний тренер Юрий был капитаном команды. Он уже создал команду победительниц и был близок к цели и тут. Я думаю, они расслабились после победы над Украиной (в 8-м туре), знаете, они подумали «ладно, мы обыграли главных конкурентов» и расслабились в матче против США (9-й тур). Конечно, команда США сейчас сильна, но, в отличие, скажем, от команд Украины, Китая и Армении, у них нет твердого ядра. Так что, может, Россия немного расслабилась, и мы увидели, что случилось. Ну, и не забывайте, что у России женское золото, с чем я всех и поздравляю, так же как и с мужским серебром и индивидуальными медалями Карякина и Яковенко.

Что касается Армении, мы можем исключить везение после трех золотых медалей на протяжении шести лет! Они проиграли Китаю, но вернулись и показали потрясающий командный боевой дух. Поразительно, что Мовсесян, имеющий худший результат в команде, добился двух важнейших побед над Грищуком и Алмаши. Не часто увидишь героя с 50-процентным результатом! Хорошо, что теперь медалисты по доскам определяются по рейтинг-перформансу. Аронян взял золото с лучшим показателем и результатом 7 из 10. В своей последней Олимпиаде я имел лучший рейтинг-перформанс, но не взял индивидуальной медали с результатом 7.5 из 9! Кстати, было забавно наблюдать, когда никто не мог догадаться после заключительного тура, кто же в действительности победил! Оказывается, правила, касающиеся дополнительных показателей, написаны непонятно и двусмысленно! Как символично! И даже когда уже поняли, что имеется в виду, всё равно оставалась лазейка: что же будет, если две худшие команды из числа противников соискателей золота завершат турнир с одинаковым результатом? Не трудно представить очередной иск из-за такого разгильдяйства. Грамматическая и логичная двусмысленность! Это именно то, чем занимается Спортивный арбитражный суд.


  


Смотрите также...