По следам интервью с Сутовским

Время публикации: 30.07.2012 09:52 | Последнее обновление: 31.07.2012 12:40

Наконец-то появилась распечатка длиннющей беседы с Эмилем Сутовским. Рекомендую всем к прочтению, даже если уже послушали аудио.

Я, разумеется, тоже внимательно прочел текст. Сразу скажу, что по ощущениям интервью, в целом, сложилось неплохо, и с Эмилем в любом случае приятно поговорить на ту или иную тему. Но в какой-то момент, во время чтения, у меня, к сожалению, начало складываться впечатление, что в шахматах появляется свой Владимир Евгеньевич Чуров.

Нет, бить тревогу рано: тот Чуров - совсем уж клинический случай, а с "нашим" даже иногда и соглашаешься. Но всё же, направление, которое выбрал Сутовский для отстаивания своих позиций, несколько настораживает. Сходства кое-где очень явные... В этом смысле я остался недоволен своей работой, ибо с "Чуровым" нужно быть жестче. Конечно, когда человек белое называет черным и подает это как факт, то спорить с этим трудно. Но, как там с "кривой Гаусса", так и здесь на простых математических операциях - вполне можно ловить.

Скажем, "предметно возражая" на мою точку зрения о том, что матч Ананд - Гельфанд получился неинтересным (я объяснил, почему), Эмиль стал перечислять партии матча, где домашняя подготовка игроков не вышла за пределы нескольких дебютных ходов, а затем шла полнокровная борьба. Закончил перечисление фразой: "Я уже семь назвал. И еще, думаю, парочку накопаю".

Загвоздка же в том, что назвал он не семь, а шесть партий, из них две - результативные, о которых в моих доводах речь не шла и не могла идти. 

И таких "маленьких подмен" я еще парочку - уж точно - накопаю.

Кстати, небезынтересный вопрос для журналистики: если собеседник говорит какие-то вещи, которые очевидно расходятся, скажем так, со здравым смыслом - ему лучше просто дать высказаться, чтобы читатель сам всё оценил и сделал выводы, либо ему нужно возражать везде, где только можно возражать? Ответов на этот вопрос я жду только от гроссмейстеров в журналистике. Мнения простых мастеров пера и международных мастеров слова в расчет не принимаются.


Ответ Эмиля Сутовского:

Зная о политических взглядах Евгения Сурова, я был очень удивлен сравнением с Чуровым.

Возможно, это лишь попытка поднять новую волну дискуссий.

Однако, будучи на ровном месте, бездоказательно, обвинен в различных грехах (из которых признаю лишь, что действительно перечислил шесть партий матча Ананд-Гельфанд - просто не успел вслух сказать о 12ой партии , игравшейся тем же вариантом Россолимо), я вынужден прекратить всяческое сотрудничество с сайтом, до принесения главредом публичных извинений.


Ответ Евгения Сурова:

Во-первых, политика здесь вообще ни при чем - сравнение сделано по форме ведения дискуссии. Во-вторых, не шесть, а шесть минус две. Это просто для уточнения.

А в-главных, Эмиль, если ты не согласен с "грехами" (я бы не употреблял такое слово), то, может быть, сначала спросить меня, что я имел в виду, а не требовать сразу извинений непонятно за что? 

Исходя из моего текста, делаю вывод, что "грех", по-твоему - "белое называть черным". Могу пояснить, что я имел в виду.

Ты говоришь, что "много было теплых отзывов". Я не слышал ни одного. Я же тоже в шахматных кругах как-то вращаюсь, спрашиваю мнения... Это не значит, что много отрицательных отзывов, нет. Но вот именно чтобы кто-то сказал, какой замечательный турнир прошел в Амстердаме, выделил бы этот турнир - такого я не слышал. Мнения участников и друзей, извини, в этом случае не могут быть рассмотрены всерьез.

Ты говоришь: 4-5 зрелищных партий из 20 - это "действительно большой процент". И это в турнире, ради зрелищности которого пожертвовали обсчетом рейтинга, фактически сведя на ноль спортивную составляющую? Я так не считаю. Но доказать-то, что это маленький процент, тоже нельзя, поэтому я написал то, что написал.

В то, что с другим контролем Сутовский сыграл бы на ничью с Джобава и Льемом, я тоже не верю, но доказать это тоже не представляется возможным.

Ты говоришь: "ЯСНО, что с форматом подобно нашему турниру у него [Крамника в партии с Леко] бы такого не случилось". Кому ясно? Это не факт. Во-первых, и такое может случиться, а во-вторых, не такие, так другие ошибки могут случиться. А могут и не случиться, мы этого не знаем.

На мой вопрос "как вы думаете, во время турнира, когда какая-нибудь партия была отложена и через пару дней предстояло доигрывание, хоть кто-нибудь анализировал дома эту позицию?" ты отвечаешь: "Безусловно". А вот я, опять же, не знаю ни одного такого человека, поэтому для меня - не безусловно. А ты приводишь в качестве аргумента текст Зырянкина...

Вот пока, что навскидку я вспомнил. Добавлю еще один довольно принципиальный момент: на мнение и аргументы одного, скажем так, шахматного любителя и болельщика со стажем, ты начинаешь отвечать, разбирая его шахматное звание в течение нескольких минут. На мой взгляд, это некорректно.

Всё это, Эмиль, является лишь предметом для дискуссии, а не для обвинений друг друга и требований извинений. На мой взгляд.


UPD. Дополнение Евгения Сурова (фрагмент из комментариев):

Я уже и лично сказал Эмилю, что за Чурова готов извиниться. Поскольку представился такой случай, то приношу извинения и здесь. Сравнение было больше аллегорическим, и я не думал, что оно покажется настолько оскорбительным. Если угодно, все пассажи, связанные с этой фамилией, я беру назад.

Оставляю только суть вопросов. Считаю, что я изложил их достаточно внятно.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Об этом сообщил президент Ассоциации Эмиль Сутовский в ходе прямого эфира на радио Chess-News.

  • Е. СУРОВ: Левон Аронян, ваш соперник в первом туре, сказал мне о том, что вот он набрал 2800, достиг этого рубежа и успокоился. И теперь будет играть спокойно, психологический груз спал. А вот у вас в плане рейтинга… В последнее время вы высот не достигаете. По крайней мере, былых высот. Вы испытываете в этом плане какое-то угнетение?

  • Е.СУРОВ: Прокомментируете? Ваши впечатления?

    И.ЛЕВИТОВ: Мои впечатления? Что тут скажешь-то? Провал. Провал...

    Е.СУРОВ: С чем связан, как считаете?

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, и мы сейчас будем говорить о супертурнире в Саратове, который проходит в эти дни. И на связи со мной один из участников этого соревнования – Евгений Томашевский, коренной, как я понимаю, саратовец.

  • Экс-чемпион высказался о дальнейшей формуле розыгрыша первенства мира

  • Е.СУРОВ: Аниш Гири - в четвертьфинале Кубка мира. Расскажите в двух словах, как сложилась для вас дуэль с Войташеком за эти три дня?

    А.ГИРИ: Матч был непростой. Всё-таки Радослав мало того, что хороший шахматист, он ещё и прекрасно готов [теоретически], поскольку работает в штабе экс-чемпиона мира. Это говорит, во-первых, о том, что он хорошо работает, а во-вторых, что у него полно идей от своих коллег, которые работали на чемпиона мира.

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, и сейчас с нами Шахрияр Мамедъяров, который, к сожалению, только что написал заявление о том, что он выбывает из турнира. И поскольку за этот турнир много всяких событий с ним случилось, мы решили с ним все-таки побеседовать, перед тем, как он покинет состязание. Шахрияр, расскажи, как тебе удалось пережить все эти события? Сначала такое количество ничьих, в начале тура, потом это досадное поражение. В связи с чем оно все-таки случилось, в смысле, твое опоздание? И сегодняшняя партия.

  • Е.СУРОВ: Московское время 14 часов ровно. У нас неожиданный выход в эфир: прямо из Пекина на связи Веселин Топалов собственной персоной. Веселин, приветствую.

    В.ТОПАЛОВ: Привет.

    Е.СУРОВ: Не думал я, что придется поздравлять по окончании этого турнира, но оказалось, что вы выиграли просто всю серию Гран-При. Это здорово, по-моему?

  • Е.СУРОВ: Давид, приветствую! Мы сейчас в Праге, встречаемся за час до начала очередной партии с Раппортом, и я хочу вас попросить. Давайте сразу договоримся: если, не дай бог, она пройдёт для вас неудачно, то я не виноват.

    Д.НАВАРА: Да, здравствуйте! Я приветствую всех слушателей и хочу извиниться за то, что за час до интервью у меня возникли некоторые проблемы со здоровьем. Но теперь уже всё в порядке, и я надеюсь, что это больше не повторится.