Сергей Карякин: "Карлсен поздравил и сказал, что я заслужил титул"

Понедельник, 09.07.2012 00:01


Запись прямого эфира: 08.07.2012, 23.10

Е.СУРОВ: 23.13 – московское время. Сейчас у нас прямой эфир Chess-News. Мы его устроили, чтобы поговорить с Сергеем Карякиным, чемпионом мира по быстрым шахматам, который сейчас со мной на прямой связи из Астаны. Я приветствую вас, Сергей.

С.КАРЯКИН: Добрый вечер, Евгений и радиослушатели.

Е.СУРОВ: Поздравляю вас с завоеванием титула!

С.КАРЯКИН: Спасибо.

Е.СУРОВ: И я бы хотел сразу перейти к тому, что произошло сегодня. А произошло вот что. На самом-то деле в ходе этого турнира, после второго игрового дня, борьба разворачивалась таким образом, что – чего уж греха таить – и я, и, думаю, что большинство любителей, полагали, что вопрос о чемпионстве решен. Поскольку в последней партии вчерашнего дня, в десятом туре, Магнус Карлсен переиграл вас – прямого конкурента – и оторвался на полтора очка. Вот так думали любители. А что думали вы по этому поводу?

С.КАРЯКИН: Да, это был действительно очень неприятный для меня момент. Потому что шел я великолепно – семь из восьми. Потом проиграл Мамедъярову. Партия была очень достойная, он играл хорошо, поэтому у меня никаких претензий к партии нет. А вот с Магнусом потом, в десятом туре, была очень обидная партия. Обидная – потому что мы боролись, и борьба была равная, доиграли до ничьей, и в самом конце я намудрил. То есть я мог вначале сделать и совсем простую ничью, а потом надо было «поднять» в самом конце Bf6, что я и собирался сделать, но по каким-то непонятным причинам в самый последний момент передумал и сделал другой ход, зевнул -  и сразу можно было сдаться. Bf6 я просто не успел досчитать, у меня меньше десяти секунд оставалось, поэтому… В цейтноте всякое бывает. И это действительно был очень неприятный момент, я очень рад, что мне удалось его пережить. Мне кажется, что поворотной была моя сегодняшняя первая партия с Иванчуком. Я не знаю, что говорит компьютер, но в целом была примерно равная борьба всю партию. В конце у него было чуть-чуть получше, но он забыл о времени и просрочил его. После этого я как-то вдохновился и понял, что мой единственный шанс – это выигрывать все партии и смотреть, что будет дальше. Потом для меня довольно неплохо получилось, что Теймур Раджабов вышел со мной на вариант, на который я знал, как правильно и точно реагировать. Я просто черными получил получше, и мне удалось у него выиграть. Потом в третьей сегодняшней партии не без приключений, но замучил Муртаса Кажгалеева. К четвертой партии я уже опережал Карлсена, поэтому ясно было, что все в моих руках. Так оно и получилось.

Е.СУРОВ: Скажите, когда Иванчук просрочил время в конце, что там происходило? Нам интересно знать, какова была реакция Иванчука? Ваша?

С.КАРЯКИН: Его реакция была как раз более-менее. То есть ясно, что обидно, - это было бы любому обидно. Но в целом он это нормально перенес. Мы даже после партии чуть-чуть с ним обсудили саму партию. И, как показывает его следующая партия с Магнусом, он сумел полностью отойти, поэтому это не было для него какой-то трагедией. Но в целом, конечно, играя порой с Иванчуком, я чувствую, что далеко не все зависит от тебя, очень многое зависит от того, как играет Василий. Потому что он, допустим, со мной просрочил время, потом в следующей партии выиграл черными у Магнуса – говорят, отличную партию провел. Конечно, с ним играть очень непросто.

Е.СУРОВ: А вы сами думали, что Магнус может проиграть две подряд, как это у него произошло? Потому что выигрывать самому – это одно. Но если бы Магнус тоже выигрывал, отрыв бы так и остался отрывом.

С.КАРЯКИН: Это понятно. Но, с другой стороны, я думал, что, вполне вероятно, он начнет делать ничьи. Это и с его турнирным положением складывалось так, что он мог начать играть плотнее, уплотняться, делать ничьи. И если бы я выигрывал как можно больше партий, шансы у меня оставались. В любом случае у меня был единственный шанс – играть каждую партию до конца. А там – как получится. Опять же, не все от меня зависело. Но что касается меня, то я всю свою задачу выполнил. Набрал 4 из 4 в самом начале и в конце сделал ничью, когда она мне обеспечивала победу. Так что я свое дело сделал. А то, что у Магнуса не получилось, пусть он отвечает, почему.

Е.СУРОВ: А вот что касается последней ничьи. Признайтесь честно - вашим соперником был россиянин Игорь Курносов, – не возникало желания перед партией договориться о результате? Я на всякий случай напомню, что ничья ведь приносила чемпионский титул Сергею.

С.КАРЯКИН: Желание, может, и возникало. Но Игорь перед партией сказал, что ему терять нечего, что он в случае выигрыша занимает 11-е или 10-е место, если не ошибаюсь. И он как бы показал, что намерен играть до конца. Ну а мне-то что? Я готов, играем – так играем.

Е.СУРОВ: Человек, которому терять нечего, может быть, наиболее опасен.

С.КАРЯКИН: Да, действительно, наиболее опасен. На самом деле, эта ничья была для меня очень нервная, потому что все уже было на кону, а это очень непросто. Я в какой-то степени почувствовал себя, как Ананд, когда он играл с Гельфандом последнюю партию в быстрые шахматы. Когда ему надо было сделать ничью, он тоже там через очень плохую позицию прошел белыми. И я получил похожую. Психологически это не очень просто, особенно когда человек старается максимально осложнять позицию. Но в итоге как-то удалось сделать ничью белыми.

Е.СУРОВ: Скажите, Сергей, по большому счету, какими качествами должен обладать шахматист, чтобы выиграть такой вот серьезнейший турнир по быстрым шахматам? И чтобы вообще хорошо играть в быстрые шахматы. Расскажите вообще об этом виде шахмат. Что в нем особенного? Что просто необходимо иметь, без чего невозможно хорошо играть именно в быстрые шахматы?

С.КАРЯКИН: Что касается того, что в этом виде шахмат особенного, то, мне кажется, что это очень гармоничный вид, он дополняет собой все преимущества классики и блица. То есть, с одной стороны, можно подумать, можно успеть придумать какую-то идею во время партии. А с другой стороны, нет этого безумия, которое творится в блице – когда на ровном месте можно зевать ладьи, маты и все такое прочее. Там уже часто идет шлепанье, а не игра. Мне в этом плане быстрые шахматы очень даже нравятся.

Ну, а какие качества? Я не знаю. Мне кажется, что дебют в быстрых шахматах не так важен. Я бы не сказал, что я из-за дебютов какие-то партии выигрывал. Конечно, где-то я по дебюту прихватывал, но в целом все решается обычно в конце партии, когда остается мало времени. Я думаю, что это умение играть в обоюдном цейтноте. Наверное, так.

Е.СУРОВ: А вы не противоречите сами себе? Потому что вы же сами сейчас сказали, что в быстрые, с одной стороны, подумать-то можно. А с другой стороны, действительно получается, что все решается уже тогда, когда думать уже нет времени. Взять тот же самый ваш эпизод с Магнусом, где вы просто не успели досчитать Bf6.

С.КАРЯКИН: В целом да. Но это одна часть. Действительно, я, может быть, не совсем точно выразился. С одной стороны, очень многое решается в цейтноте. Но также бывает и так, что один из соперников не доживает до цейтнота. Это бывало и в моих партиях. Например, кто-то может играть довольно быстро и сильно, а кто-то – попасть в цейтнот и развалиться. Это довольно часто бывает в быстрых. Тут сложно выделить какие-то отдельные качества. Нужно просто играть быстро и сильно.

Е.СУРОВ: Бытует такое мнение, что игроки в быстрых партиях делятся на два типа: первые играют очень быстро, не всегда могут делать сильнейшие ходы – правда, желательно и слабых не делать в любом случае. Тем не менее, у них на часах всегда больше времени, чем у соперника. Таким образом, они ставят его в непростые психологические условия, и чем ближе конец партии, тем они более непростые. А второй тип шахматиста – который все-таки с самого начала думает над каждым ходом, думает над дальнейшей стратегией. Он прекрасно отдает себе отчет, что он попадет в цейтнот – или, по крайней мере, времени у него точно будет меньше, чем у соперника, - но он рассчитывает на то, что переиграет его все равно по-шахматному, а уж там в цейтноте как-нибудь разберется. Вы согласны с таким делением? И если да, то к какой категории вы себя относите?

С.КАРЯКИН: Я считаю, что обе эти категории – некие крайности, которых не нужно допускать. Потому что если попадаешь в цейтнот, то потом это тебе… Даже если в самом начале ты неплохо ведешь партию, то в конце это может сказаться. А если, наоборот, слишком быстро играешь… Могу привести пример. Я играл с Борисом Гельфандом в первом туре. В принципе, я был чуть-чуть не разыгран. Кстати говоря, я бы хотел отметить один нюанс – я опоздал на свой рейс, из-за этого не был не открытии и прилетел на следующий день буквально за несколько часов до начала партии. Так что я был такой не очень свежий.

Е.СУРОВ: А вы просто опоздали, и пришлось другим рейсом лететь, да?

С.КАРЯКИН: Там было хитро. Я не то чтобы опоздал. У меня была стыковка – я летел из Симферополя в Москву, из Москвы в Астану. И разница между этими рейсами была три часа. И мой рейс из Симферополя перенесли ровно на три часа. Поэтому я просто не успел. Прилетел на следующий день где-то в шесть утра, а в три часа дня был уже тур. Но это я чуть-чуть отвлекся. Когда я играл первую партию с Гельфандом, я был чуть-чуть в сонном состоянии и в начале подолгу задумывался в дебюте. У меня осталось двадцать секунд против семи минут. А позиция – сложная, но примерно равная, наверное. И тут, если бы он умело поддерживал напряжение, мне бы пришлось нелегко. Но, на мое счастье, он неожиданно несколько раз зевнул и хода за четыре всё отдал и сдался. Но так, как у меня в этой партии получилось – на самом деле, я считаю, это неправильно, и такой большой разницы во времени не нужно допускать. Нужно играть спокойно. Вот, например, с тем же Иванчуком у нас практически всю партию были идентичны показания часов, и позиция держала в напряжении. Более-менее разумно действовали обе стороны. Ну, а то, что произошло в цейтноте – это уже совсем другое.

Е.СУРОВ: Я собирался спросить вас о том, готовились ли вы отдельно к этому турниру каким-то образом. Вот я вам задаю этот вопрос. И сразу же второй – из того, что вы сказали, - как вы восстановились физически после такого перелета? Я думаю, что многим шахматистам будет интересно, потому что ситуация достаточно типичная, когда шахматисты прилетают на турнир рано утром, за несколько часов до начала первого тура.

С.КАРЯКИН: Насчет того, как я готовился – конкретной тренировки в быстрые шахматы у меня не было. Я сыграл в ICC несколько тренировочных матчей с Грищуком, но там, помимо всего прочего, был не очень хороший интернет, и из-за этого длительного матча не получилось. Хотя, в целом мы потренировались нормально. В принципе, это вся моя подготовка. Всё остальное время я отдыхал на море.

А что касается перелета... Не знаю, во-первых, я спал в самолете. Слава богу, я всегда способен заснуть в самолете. А потом приехал в гостиницу и сразу же тоже лег спать. Потом проснулся, пошел пообедал и – на тур. Как-то более-менее. Хотя, конечно, я был далеко не в идеальном состоянии, но, мне кажется, организм сам мобилизовывается, чувствует, что нужно выкладываться. Иначе просто нельзя рассчитывать на какой-либо результат. Вот я выложился – как раз в первый день всё получилось идеально.

Е.СУРОВ: Пять туров в день – это много, мало, нормально?

С.КАРЯКИН: Это довольно много. В третий день я уже начал чувствовать сильную усталость. Мне кажется, это предел – больше было бы уже слишком, потому что было бы очень много зевков. А меньше – можно, но не обязательно. Пять, мне кажется, идеально. Не много и не мало. И для зрителей интересно.

Е.СУРОВ: Но все-таки, несмотря на то, что чувствовали усталость в третий день, 4.5 из 5 – это фантастический результат. Особенно учитывая имена ваших соперников, которых вы обыграли сегодня.

С.КАРЯКИН: Ну да, не без помощи некоторых соперников. Но в целом – да, выдержал. Я, конечно, очень рад, но внутреннее напряжение очень большое. Даже сейчас чувствую усталость.

Е.СУРОВ: «Скажите, пожалуйста, бутылку какого напитка вы планируете вручить человеку, который помог вам завоевать звание чемпиона мира?» Это спрашивает Алексей Евгеньев. Давайте будем считать, что он имел в виду Иванчука, хотя, мы можем только догадываться об этом.

С.КАРЯКИН: Я думаю, что он имел в виду Александра Грищука, потому что после того, как Александр обыграл Магнуса Карлсена, он сказал мне: «Ну вот, если теперь станешь чемпионом, то с тебя бутылка». Я не знаю, может быть, это он задал вопрос.

Е.СУРОВ: Зашифровался под другим именем?

С.КАРЯКИН: Зашифровался, да.

Е.СУРОВ: Судя по тому, что он задает этот вопрос, вы еще пока этот договор не выполнили?

С.КАРЯКИН: Ну, пока нет. Но всё впереди. Еще выполню.

Е.СУРОВ: Может быть, после блица тогда?

С.КАРЯКИН: Ну да, как будет возможность.

Е.СУРОВ: Но все-таки вы считаете, что Грищук помог даже в большей степени, чем Иванчук?

С.КАРЯКИН: Мне кажется, они оба сделали максимум того, что могли сделать – проиграли мне и выиграли у Магнуса. Что еще можно было сделать?

Е.СУРОВ: Марат поздравляет вас от души с победой. «Очень хочу, - пишет он, чтобы вы в самом ближайшем будущем пробили отметку 2800». Как думаете, пробьете?

С.КАРЯКИН: Надеюсь. Буду стараться.

Е.СУРОВ: И вот Марат спрашивает: «Почему вы практически перестали играть Найдорфа, и что лучше всего на шестом ходу против Яниша? Или там правда сегодня трудно найти перевес?» Я сейчас представил себе, что если нас, не дай бог, слушает кто-то, кто не интересуется шахматами настолько, чтобы знать дебюты, а просто зашел на Chess-News, чтобы послушать или познакомиться даже с чемпионом мира по быстрым шахматам, то от этого вопроса он может просто выключить сразу виртуальный приемник. Тем не менее. «Найдорф» - это такой дебют, «Яниш» - это тоже такой дебют. Вариант, вернее, дебютный. И вот скажите: почему перестали играть Найдорфа?

С.КАРЯКИН: Нет, ну в целом я не могу раскрыть всех своих секретов, потому что у меня еще все турниры впереди. Например, тот же Яниш – его постоянно играет Теймур Раджабов, поэтому я не могу сказать ,что я о нем думаю, потому что это может каким-то образом помешать. Я имею в виду, если я скажу честно. А обманывать нет желания, поэтому я лучше промолчу.

Е.СУРОВ: А нечестно – я бы вам порекомендовал спросить: шестой ход – в каком варианте имеется в виду?

С.КАРЯКИН: Наверное, имеется в виду в Найдорфе – какой лучше ход на 5...a6 сделать.

Е.СУРОВ: Не-не-не, «на шестом ходу против Яниша». В том-то и дело.

С.КАРЯКИН: А, нет, против Яниша – я не знаю. Уже на четвертом ходу надо думать, что делать против 3...f5.

Е.СУРОВ: Спрашивает aksakal: «Какая ваша партия в этом чемпионате мира была самая напряженная?»

С.КАРЯКИН: Пожалуй, несмотря на то, что я проиграл Магнусу Карлсену, возможно, это была самая напряженная партия. Там до последнего момента было неясно. Но и помимо этой партии были другие. Например, не раз упомянутая мною партия с Иванчуком – тоже очень напряженная. С Морозевичем. В целом здесь никто не предлагал ничьи – прежде всего, потому, что это запрещено было. Все боролись до конца, поэтому все партии были напряженными.

Е.СУРОВ: А вы как считаете, Сергей, справедлива ли система, при которой из 16 участников 10 являются приглашенными по рейтингу, которые они имеют от классических шахмат, и всего лишь 3 человека отбирались по спортивному принципу?

С.КАРЯКИН: Это сложный вопрос. И пожалуй, вопрос даже не ко мне, а к организаторам, функционерам. Но каким-то образом должен же быть отбор. Как я понимаю, сейчас этот турнир будет обсчитан, и теперь будет рейтинг по быстрым шахматам. Условно говоря, в следующие турниры по быстрым шахматам уже будут брать по соответствующему рейтингу. Я надеюсь, что буду попадать и по нему.

Е.СУРОВ: Скажите, а в конце, когда вы уже стали чемпионом, вас поздравил, скажем, Карлсен?

С.КАРЯКИН: Да, поздравил. Причем, он даже на пресс-конференции сказал, что я это заслужил тем, что со своей стороны выигрывал партии. Это он отвечал на вопрос, почему у него всё так сложилось и достоин ли я победы. В таком духе. 

Е.СУРОВ: А кто еще поздравил? Что сказали?

С.КАРЯКИН: Поздравили практически все участники. И не только. Вот, например, Владимир Крамник меня поздравил, некоторые другие шахматисты тоже. Просто порадовались за меня. Мне приятно, что у меня в профессиональном мире есть друзья, которые за меня болеют. Это радует.

Е.СУРОВ: Мне хотелось бы спросить у вас, поскольку информации об этом турнире, об атмосфере в нем не так много появляется на официальном сайте, к сожалению. Как вам вообще вся организация? Что бы вы отметили? Первый ли раз вы в Астане? Что думаете о городе? Посмотрели ли чего-нибудь?

С.КАРЯКИН: Да, я вот первый раз в Астане и вообще первый раз в Казахстане. На самом деле, впечатления просто великолепные. Столица абсолютно новая, всё застроено за последние десять лет примерно. Нас буквально этим вечером возил по городу Дармен Садвакасов, который здесь проживает, и впечатления великолепные. Везде новостройки, всё новое, всё красивое. Практически город-мечта. А насчет организации – у меня тоже никаких пререканий нет. Гостиница хорошая, всё хорошо. Может быть, тебя, Женя, не хватает только. Побольше журналистов нужно, а так – всё нормально.

Е.СУРОВ: Спасибо. Будем надеяться, что кто-то из организаторов нас сейчас слушает. Кстати говоря, то, что мы сейчас говорим без всяких помех – это отрадно, и это тоже говорит о том, что у участников в гостинице хороший интернет. Что тоже по нашим временам не так уж часто встречается.

С.КАРЯКИН: Да.

Е.СУРОВ: В блиц вы играть будете, да?

С.КАРЯКИН: Да, безусловно, буду.

Е.СУРОВ: Вы себя считаете хорошим блицором?

С.КАРЯКИН: Это вопрос сложный. Я сыграл несколько Мемориалов Таля в блиц. Результаты были разными, но, по-моему, лучшее место мое было третье. Я знаю, что если буду играть хорошо, то могу претендовать на более-менее хорошее место. Будет зависеть от того, насколько я смогу восстановиться и насколько другие участники будут хорошо играть. В принципе, блиц – дело непредсказуемое. Учитывая, что у нас будут два дня по 15 туров, случиться может всё что угодно. Я не удивлюсь никакому своему результату. Опять же, я буду стараться. Но что получится из этого, предугадывать не берусь.

Е.СУРОВ: Спасибо большое, это был Сергей Карякин, который несколько часов назад завоевал звание чемпиона мира по быстрым шахматам. Он был в прямом эфире из Астаны. Там, в Казахстане, на два часа меньше, так что вечер только в разгаре...

С.КАРЯКИН: Не-не-не, там на два часа больше!

Е.СУРОВ: А-а, на два часа больше! Вот видите, сказывается напряженный день, и я уже не сообразил... Действительно. Давайте тогда отметим, что Сергей разговаривал с нами в 1.40 по местному времени.

С.КАРЯКИН: Да.

Е.СУРОВ: Ну, чемпиону можно...


Фото - worldchess.kz


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Сергей Карякин, Вейк-ан-Зее, первое очко... И первый вопрос: как вы это очко завоевали? Расскажите о сегодняшней партии с Люком ван Вели.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Здравствуйте, мы на Мемориале Таля, я Евгений Суров, и вместе со мной Сергей Карякин, один из трех победителей Мемориала Таля. Ждет – не дождется, когда посчитают коэффициенты.

  • Е.СУРОВ: Московское время 16.35, это прямой эфир Chess-News, и сейчас на прямой связи с нами гостиница «Holiday Inn» и Сергей Карякин, который находится прямо там.

    С.КАРЯКИН: Добрый день.

    Е.СУРОВ: Скажите, что сегодня происходило в гостинице?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Здравствуйте. Это Chess-News, мы в Гостиной Дворковича, и вместе со мной Сергей Карякин, из Монако собственной персоной.

    С.КАРЯКИН: Здравствуйте.

    Е.СУРОВ: Сергей, ну какие ваши впечатления от этого турнира?

  • Запись прямого эфира: 01.09.2013, 18.50

    Е.СУРОВ: 18.50 московское время, вот наконец-то мы дозвонились до Сергея Карякина, теперь уже чемпиона Москвы по блицу. Сергей, поздравляю с успехом.

    С.КАРЯКИН: Спасибо большое. Добрый день.

    Е.СУРОВ: Как чувствуете себя после нескольких часов на холоде?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.