Эмиль Сутовский: "Отложенные партии всколыхнут волну зрительского интереса"

Пятница, 29.06.2012 13:27


Запись прямого эфира: 27.06.2012, 21.00

Е.СУРОВ: Московское время 21 час 01 минута. В прямом эфире Chess-News Евгений Суров – это я – и Эмиль Сутовский, гроссмейстер, президент Ассоциации шахматных профессионалов, со мной на связи.

Э.СУТОВСКИЙ: Добрый вечер.

Е.СУРОВ: Добрый вечер. Спасибо, что вы у нас снова появились. Я, признаться, хоть и намеками как-то слышал о некоем новом турнире, который будет организован Ассоциацией шахматных профессионалов, но в принципе, по большому счету, я на равных со слушателями – практически ничего не знаю о нем. И я так понимаю, что у вас, Эмиль, есть желание о нем рассказать. Настало время.

Э.СУТОВСКИЙ: Да, время действительно настало, я надеялся это огласить уже в начале июня, но это отложилось по уважительным причинам. Дело в том, что мы знали о возможности того, что турнир в Базне перенесется и отложится, и хотели, грешным делом, воспользоваться и привлечь участников несостоявшегося турнира в Базне, чтобы усилить состав нашего турнира. Поэтому чуть-чуть отложилось.

Е.СУРОВ: Подождите, может быть, вы имеете какое-то отношение и к тому, что турнир в Базне не состоялся?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет-нет, я не имею никакого отношения к кризису в Румынском правительстве, из-за которого турнир в Базне был отложен. Просто, на самом деле, информация о том, что турнир может быть отложен или отменен в этом году, появилась в начале июня. Соответственно, мы решили дождаться и посмотреть, можно ли кого-то из участников этого турнира пригласить на турнир ACP, и кое-что удалось.

Е.СУРОВ: Я заинтригован, потому что участников турнира в Базне мы знаем.

Э.СУТОВСКИЙ: На самом деле, главное, с чего началось, - это, пожалуй, с той задумки, которая была и у меня давно, и у некоторых других членов нашего Совета. Но тут нам удалось скоординировать действия и с голландскими организаторами, и с людьми, которые были готовы внести лепту в это дело, и провести турнир в Амстердаме. Я вот прямо сейчас выпалю всю информацию. В середине июля – с 14-го по 22-е – будет турнир в Амстердаме. Ну а формат турнира, наверное, порадует большинство зрителей и слушателей, а некоторых оставит в недоумении. Турнир будет называться «АСР Golden Classic» - «Золотая классика» - и будет играться с таким классическим гипертрофированным контролем времени – 2,5 на 40. И после сорока ходов партия будет откладываться.

Е.СУРОВ: Откладываться?

Э.СУТОВСКИЙ: Откладываться. Как в старые-старые добрые времена. Мы считаем, что есть еще те позиции, которые после сорока ходов не окончательно просчитываются. И если нам повезет… Конечно, здесь возможны варианты, но, кстати, недавние партии на Мемориале Таля подтверждают, что многие позиции носят именно такой игровой характер и даже после сорокового хода не исчерпываются компьютерным анализом. Если сразу навскидку вспомнить партии, то это партии и Раджабова с Карлсеном, и Крамника с Морозевичем, и Грищука с Морозевичем – там после сорока ходов такая борьба, что и на компьютере это все досконально не проанализируешь. Поэтому нам пока…

Е.СУРОВ: Эмиль, можно я перебью? Сразу же возникает вопрос: есть такие позиции, но есть ведь и другие, которые поддаются компьютерному анализу. Кстати, я думаю, что не открою Америку, если скажу, что вообще идея сделать такой, будем говорить, ностальгический по старым временам турнир, она приходила в голову кому-то из шахматного мира. Больше того, я не знаю, думали ли вы об этом, но вообще существовала такая идея – сделать турнир также с откладыванием, но при этом в некоем закрытом, замкнутом помещении, взять с участников обязательство не пользоваться компьютерами, и так далее. Вот такая идея вам не приходила в голову?

Э.СУТОВСКИЙ: Я могу сказать, что эта идея у нас обсуждалась. В частности, за нее ратовал Евгений Наер. Люк Макшейн, с которым мы это обсуждали – мы его тоже  приглашали в этот турнир, к сожалению, он не смог по своим банковским причинам, - задал мне как раз вопрос: будет ли использован компьютерный анализ, или просто игроки дадут слово джентльмена? Вот такая формулировка, мне это понравилось. На самом деле, все-таки лимитировать участников настолько и запереть их в каком-то безвоздушном пространстве, где не было бы не только компьютеров, но и телефонов или вообще какого-то общения, - это все-таки нереально. Поэтому нам в этом плане остается, наверное, надеться на то, что позиции после 40-го хода будут интересными и не будут исчерпываться. А во-вторых, сам по себе классический контроль, 2,5 на 40, мне кажется, позволит самим игрокам – а мы приглашали игроков по принципу, чтобы и с творческой точки зрения, и с точки зрения бойцовского духа, чтобы борьба шла до конца. Как показал, кстати, Мемориал Таля, не всегда средний рейтинг турнира… Скорей, это даже  явление обратно пропорциональное его накалу и зрелищности. Поэтому, мне кажется, нам удалось совместить состав из, с одной стороны, ярких шахматистов, а с другой стороны, и сильных шахматистов. И это может получиться очень интересно. Поэтому 2,5 на 40 даст возможность творить еще и в основное время. А если нам еще повезет, и во время турнира возникнут две, три, четыре интересные отложенные позиции, которые будут анализироваться не только игроками в своих комнатах на своих компьютерах, но и зрителями на бескрайних просторах интернета, то значит, вообще наша задумка стопроцентно получилась, и это будет очень здорово.

Е.СУРОВ: Тогда договорите уже до конца: с каким контролем будет проходить доигрывание?

Э.СУТОВСКИЙ: 2,5 на 40 – это основной контроль. А вот доигрывание мы думаем сделать или по классической схеме – двадцать ходов в час просто, или применить какую-то формулу с добавлением времени. Сейчас мы ведем консультации с главным арбитром соревнований.

Е.СУРОВ: Мы все, конечно, в ожидании состава. Но при этом, конечно же, параллельно возникает вопрос: а когда, собственно, будут играться сами партии доигрывания? Поскольку с 14 по 22 июля, если я не ошибаюсь, - это всего лишь восемь или девять игровых дней максимум.

Э.СУТОВСКИЙ: Это девять игровых дней. Но дело в том, что очень трудно делать турнир, который бы так уж долго шел, и было бы много доигрываний. Поэтому мы решили заимствовать идею, которая, наверное, была применена впервые за последние годы в Лондоне, – сделать нечетное количество участников. Таким образом, в один из дней у каждого из участников будет выходной. У нас будет семь участников, и каждый будет иметь выходной день, соответственно, в который, есть такая задумка, чтобы они делились своим опытом и всякими интересными знаниями с многочисленными зрителями. Потому что параллельно в Амстердаме – я сейчас скажу, где это все будет проходить – будет проходить большой опен-турнир, и очень много будет участников и зрителей. Это будет некое подобие Вейк-ан-Зее. Не случайно директором турнира является тот же Йерун ван ден Берг, который является многолетним директором турнира в Вейк-ан-Зее.

Е.СУРОВ: Вот так вот?

Э.СУТОВСКИЙ: Да.

Е.СУРОВ: Директором вашего турнира? Или открытого?

Э.СУТОВСКИЙ: Да, директором нашего турнира будет Йерун ван ден Берг. Мне кажется, что нам удастся достичь высокой зрелищности не только в игровом плане, но и в плане организационном. Нам, конечно, трудно с Российской шахматной федерацией пока состязаться. Тем не менее, у нас тоже будет и живая трансляция, и камеры, и по интернету это все будет достаточно неплохо показано. Ну а что касается… У меня, например, есть задумка. Мне кажется, что таким чуть ли не последним большим состязанием с доигрыванием был матч Камский-Карпов в 1996 году. И Гата, который будет одним из участников турнира, я с ним уже говорил, может, покажет какую-то партию из матча. Такие воспоминания, с одной стороны, ностальгические, а с другой стороны, получится на злобу дня. Как минимум, Мише Красенкову это должно понравиться.

Е.СУРОВ: Я все-таки не совсем понял, когда будут доигрываться партии?

Э.СУТОВСКИЙ: Итак, будет такая форма. Три тура – 14-го, 15-го, 16-го первый, второй, третий тур, 17-го числа – доигрывание, это день доигрываний.

Е.СУРОВ: То есть могут быть несколько доигрываний одновременно?

Э.СУТОВСКИЙ: Могут быть несколько доигрываний. Это было всегда так. Если вы помните книгу Каспарова, когда он должен был в один день доиграть три отложенные, рассчитывал набрать полтора очка, а набрал два с половиной, и так далее. Такое может быть. Здесь я не верю, что у одного шахматиста будет три отложенных. Все-таки, конечно, после сорокового хода, в основном, позиции будут определившиеся. Две отложенные могут быть у кого-то, да.

Значит, первый, второй, третий туры, доигрывание, потом четвертый, пятый, шестой туры, доигрывание, и седьмой тур уже будет заключительный и будет играться уже до конца.

Е.СУРОВ: Так. Опять же, мы поддерживаем интригу, я сам не знаю состав участников, но у меня еще такой вопрос: будут ли какие-то анти… - уже даже не знаю, как их назвать... Не анти-, не софийские, - в общем, будут ли какие-нибудь дополнительные правила, чтобы мы видели полноценные партии? Чтобы участники доходили до доигрывания.

Э.СУТОВСКИЙ: Да, у нас будет, мне кажется, замечательное правило, которое позволит игрокам расслабиться и играть, - турнир не будет обсчитываться на рейтинг.

Е.СУРОВ: Это хорошее правило, да.

Э.СУТОВСКИЙ: Будут установлены достаточно высокие призы, общий призовой фонд – я говорю только о призах – будет 35 тысяч долларов. Соответственно, участникам будет за что бороться. А с другой стороны, рейтинговых потерь никто не будет опасаться. Мы хотим увидеть людей, играющих в шахматы и творящих за доской.

Е.СУРОВ: Первый приз какой?

Э.СУТОВСКИЙ: Первый приз – десять тысяч долларов.

Е.СУРОВ: Меньше, чем даже у женщин в Тбилиси.

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, не меньше. У женщин в Тбилиси было тоже десять тысяч долларов. Это в Батуми было двенадцать тысяч.

Е.СУРОВ: В Батуми, конечно, я оговорился.

Э.СУТОВСКИЙ: Да, но это был чемпионат мира. Не всегда удается проводить чемпионат мира. Кроме того, все-таки мне кажется, что здесь у нас есть другие расходы, и они тоже складываются в достаточно немаленькую сумму.

Е.СУРОВ: Ну, теперь осталось узнать, партии кого мы, собственно, будем наблюдать?

Э.СУТОВСКИЙ: Естественно, есть много имен, которых хотелось бы видеть в этом турнире. Могу сказать честно, что велись переговоры с Карлсеном, даже был найден спонсор непосредственно на его участие. Он достаточно долго сомневался, но в итоге, к сожалению, отказался. Была с ним переписка. Его расстроило отсутствие турнира в Базне, но потом он решил, что сыграет в Астане, и счел, что сразу после этого, – она заканчивается 10-го июля, а наш турнир начинается уже 14-го... Видимо, это сыграло свою роль, и он отказался.

Тем не менее, состав у нас достаточно представительный. Скажем так, у нас некий сплав поколений. Два лидера и по рейтингу, и, пожалуй, по брендовости среди наших участников. Это Василий Михайлович Иванчук, участник несостоявшегося турнира в Базне в том числе, да и просто легендарный, глубочайший и все эпитеты, которые будут, они будут подходить к нему. И Гата Рустемович Камский. Я думаю, что они оба, как люди, игравшие с этим контролем еще в 80-е – 90-е годы, с удовольствием вернутся в этом плане в свою юность и молодость.

Е.СУРОВ: И можно предположить, что будут иметь даже некую фору.

Э.СУТОВСКИЙ: Может, и какую-то фору, да. По крайней мере, им не надо будет объяснять, что такое «брать время на себя» - был такой термин еще в советское время.

Потом будут трое представителей, скажем так, уже среднего поколения. Это Баадур Джобава, который, кроме того, что он победитель «Аэрофлота», еще и достаточно популярен во всех кругах благодаря своему искрометному юмору и яркому шахматному стилю. Мне кажется, что такой турнир он украсит обязательно. Кришнан Сасикиран из Индии, чемпион Азии. И… Извините, мне иногда приходится напоминать, что я как бы играю в шахматы. И мне показалось, что это достаточно удобный случай, тем более, что я – такой ретроград, который всегда говорит о классических ценностях. Поэтому мне очень хочется своей игрой хоть как-то показать, что классические ценности я оцениваю не только со стороны, но и на деле.

Е.СУРОВ: Так, Иванчук, Камский, Джобава, Сасикиран, Сутовский.

Э.СУТОВСКИЙ: Да. И двое представителей молодой волны, совершенно с разных сторон и концепций. Это очень, просто безумно популярный у себя на родине, и у вас на сайте это знают, как нигде... Кстати, когда мы обсуждали кандидатуры участников турнира, я удивился, какое невероятное количество ссылок в интернете на сильного, блестящего, но, казалось бы, не «топ-10» шахматиста мира, - это Ле Куанг Льем из Вьетнама, двукратный победитель «Аэрофлота». Пару лет назад его звали во многие турниры, и играл он здорово, но почему-то перестали приглашать. А мне кажется, что он очень яркий шахматист. И, несмотря на то, что он такой молодой – ему 21 год, - его куда-то задвинули. А мне кажется правильным…

Е.СУРОВ: Напомнить.

Э.СУТОВСКИЙ: С одной стороны, и для турнира это здорово, и хорошо его видеть в нашем турнире.

Ну и последнего участника тоже можно представить с разных сторон. А можно сказать, что это – участница. Можно сказать, что на сегодня это сильнейшая шахматистка мира. Потому что Юдит Полгар мы за шахматистку уже не держим – она все-таки уже шахматист. А вторая в мире по рейтингу сегодня – Аня Музычук, и нам показалось, что ее участие украсит турнир не только внешне, но и своими партиями она доказала, что может бороться на равных с действительно очень сильными уже соперниками. Вот такое, достаточно неожиданное приглашение, и я надеюсь, что она оправдает его.

Е.СУРОВ: Подождите, Эмиль. Вот я сейчас… У меня у компьютера не хватает немножко мощности, чтобы сразу все делать одновременно, но я думаю, что если я открою, или любой слушатель сейчас откроет рейтинг-лист ФИДЕ, то он увидит, что вторая шахматистка по рейтингу все-таки Хоу Ифань.

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, мы смотрим по лайв-рейтингу. На самом деле, Женя, никто сейчас уже не ориентируется на эти редко обновляющиеся списки. Кстати, с 1-го июля списки будут публиковаться уже ежемесячно ФИДЕ.

Е.СУРОВ: И там планируется все-таки Музычук на втором месте, вы так считаете?

Э.СУТОВСКИЙ: Естественно. У нас есть лайв-рейтинг, он все отслеживает достаточно быстро. Что касается Хоу Ифань, то я не открою большого секрета – надеюсь, не обидится ни Аня, никто, - что мы хотели ее пригласить. Изначально, когда организаторами турнира рассматривалась женщина, естественно, чемпионка мира пришла первая в голову. Но она играет Гран-при в Джермуке.

Е.СУРОВ: Извините, а Юдит Полгар все-таки не было идеи пригласить?

Э.СУТОВСКИЙ: Была идея пригласить Юдит Полгар, но боливар семерых не выдержит.

Е.СУРОВ: А я просто хочу сделать маленькую ремарку по поводу участия Ле Куанг Льема. Это все-таки получился такой привет Российской шахматной федерации. Хоть вы и Макшейна тоже приглашали, но некое восстановление справедливости получилось, нет?

Э.СУТОВСКИЙ: Знаете, у нас не было никакой мысли как-то заступиться в этом плане. Мне просто показалось, что он действительно обделен. И не потому, что его отчислили из гонки за выступление. Просто парень реально здорово играет, а последние пару лет его практически нигде в круговиках нет, непонятно почему.

Что касается Российской шахматной федерации, могу рассказать. Зрители могут удивиться, что нет российских участников. Это не совсем по нашей воле. Я разговаривал с четырьмя российскими шахматистами-семисотниками. Им можно по-хорошему позавидовать, потому что у всех у них все нормально, у них такой плотный график, что…  Один из них мне прямо сказал: «Ты же мне не посулишь золотых гор, а ради серебряных я туда не поеду».

Е.СУРОВ: Я просто думаю: кто бы это мог быть...

Э.СУТОВСКИЙ: Ну а поскольку у российских участников все действительно очень плотно – и суперфиналы, и олимпиады, у кого-то Биль, у кого-то Дортмунд, почти у всех Астана и так далее, - у них действительно, может быть, не так это все получалось. Но здесь, естественно, никакого подтекста нет, это даже не нуждается ни в каких комментариях. Ну, не получилось. Но мне кажется, что у нас и так достаточно яркий турнир, созвездие имен, в том числе и таких брендовых имен, которые уже много лет сверкают на небосклоне, и ярких молодых звезд. Я в принципе считаю, что участие женщин в круговых турнирах всегда привлекает дополнительное внимание. Не случайно в Вейк-ан-Зее, который организует тот же ван ден Берг, всегда в каждом турнире – правда, в «Б», - уже лет пять-шесть всегда две-три, иногда одна-две женщины принимают участие. Это не случайно, хотя, казалось бы, средний рейтинг гораздо выше. Но практически никогда они там не остаются на последних ролях. Что касается Музычук, то она уже давно подошла к барьеру в 2600, и ее можно уже воспринимать просто как серьезного гроссмейстера, а не как представительницу прекрасного пола.

Е.СУРОВ: Скажите, какой статус имеет турнир? Просто некий развлекательный турнир, организованный Ассоциацией шахматных профессионалов? Как он там называется – «Голден Майер»?

Э.СУТОВСКИЙ: Ну что значит «развлекательный»? Он называется «ACP Golden Classic».

Е.СУРОВ: «Golden Classic», да.

Э.СУТОВСКИЙ: Но, в общем-то, здесь идея не в развлекательности. Идея - показать, что все ценности, которые были заложены в шахматах и которые существовали на протяжении чуть ли не столетия, а, может, и больше, живы и сегодня. И что все уверения и заверения, что долгие шахматы никому не нужны, вот, мол, они опять сидят и играют, а мы вынуждены на это тоскливо смотреть, - это не так. Есть интерес и для таких шахмат, когда люди пытаются найти ту самую правду за доской. Есть разложить шахматы на всем известные три компонента, вспомнить матч в Третьяковке, где Филатов пытался показать, что шахматы – это еще и искусство. Не знаю, насколько это удалось, но попытка была очень красивая и, в общем-то, привлекла внимание. Будем считать, что у нас это – попытка доказать, что и научная составляющая в шахматах не исчезла, и вот этот компонент – голы, очки, секунды, - он не является единственным привлекательным ингредиентом в шахматах. Что можно будет сесть и не как в сегодняшней обычной партии – два раза подумал, пятнадцать минут, и ты уже в цейтноте. А вот взять и сорок минут подумать над ходом, над планом. Тем более, что игроки, например, Василий Михайлович Иванчук, только в такой обстановке и может творить. И натворит такого, что эти партии будут вспоминать еще много лет.

Е.СУРОВ: Понятно, да. А критики вам на это возразят и скажут: «Ну конечно! Если партии не обсчитываются, можно как угодно сыграть творчески». Вот как, например, говорят про матч Крамника с Ароняном: «Конечно, у них там на кону ничего не стояло, они расслабились и красиво сыграли. А Гельфанд с Анандом вынуждены быть жестко на результат играть».

Э.СУТОВСКИЙ: Безусловно. Я считаю, что и то, и другое легитимно. Действительно, существует масса турниров, которые необходимо играть только на результат. Но для красоты шахматной игры, для более глубокого проникновения в игру должны быть и такие соревнования, которые позволяют просто задуматься над чисто шахматной составляющей. И мне кажется, что наш турнир может внести в это лепту.

Кроме того, хочется посмотреть на этот процесс доигрывания. Мне кажется, что нам повезет. Здесь, конечно, дело везения, потому что в разных позициях партии могут быть отложены. Но это может всколыхнуть какую-то дополнительную волну зрительского интереса. Представьте: партия отложена, и она будет доигрываться через пару дней. И десятки, сотни, может быть, тысячи зрителей пытаются найти какие-то продолжения, обсуждают. Мне кажется, это, по крайней мере, очень интересная попытка. В любом случае, о чем я всегда говорил, в шахматах очень важно сохранить преемственность, традиции и не отсекать то замечательное прошлое, что у нас было, во имя какого-то непонятного будущего, которое все время ускоряется. Помните, Евгений, мы с вами обсуждали, и вы все время говорили: «Ну как же, это же одни только быстрые шахматы». Нет, не одни быстрые шахматы, наоборот, это попытка сделать нечто красивое и, в то же время, то, что способно возродить какие-то шахматные ценности и то, чем шахматы славны на протяжении сотен лет.

Е.СУРОВ: Если вспомнить предыдущих – сколько? наверное, два – крупных турнира, которые провела Ассоциация уже под вашим руководством – женские турниры в Грузии, - там вы, официально объявляя о тех турнирах, объявляли спонсора. И неизменно им была азербайджано-грузинская компания «SOCAR-Georgia». А кто спонсирует этот турнир?

Э.СУТОВСКИЙ: Как я и говорил в первом интервью после того, как новое руководство АСР приступило к работе, что не одними какими-то направлениями мы можем гордиться и на них опираться. Здесь все достаточно просто. С одной стороны, это совместные усилия голландской стороны, а турнир будет проходить в Научном парке Амстердама, это такой голландский аналог Сколково, Science Park Amsterdam. И, соответственно, в организации участвует еще и университет Амстердама, который является одним из спонсоров фестиваля. А с другой стороны, это мои личные завязки, люди, которые разделяют мое видение и мои убеждения и готовы в данном случае это свое разделение моих убеждений, скажем так, монетизировать. И очень помогли финансово. На этот раз не имеем никакого отношения к SOCAR’у. Я очень благодарен Маиру Мамедову, он откликнулся на нашу идею в Грузии. Я, кстати, думаю – и мы уже ведем предварительную работу над тем, чтобы в начале следующего года опять провести женский кубок АСР. Не чемпионат мира, а женский кубок АСР в Грузии. Но сейчас это не имеет никакого отношения к SOCAR’у. Я пока не уполномочен объявлять имя, я не уверен, что человек захочет. На самом деле, когда Филатов с миллионами – то игра стоит свеч. А человек, который дает несколько десятков тысяч, может дать это просто потому, что он верит в идею, и не всегда ему нужна эта реклама.

Е.СУРОВ: Да, насчет игры, которая стоит свеч, наверное, тоже можно поспорить. Но это уже тема другого разговора.

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, Женя, мне кажется, что… Кстати, то, что сделал Филатов, - это очень здорово еще и в том плане, что подтолкнуло целую группу, волну, что можно просто прийти и пожертвовать… Не вложить деньги с надеждой на то, что они окупятся, а просто интересное дело, красивое. И почему бы нет, если есть такая возможность? Сегодня в мире достаточно много состоятельных людей, а шахматы - не самый дорогой вид спорта. То есть матч на первенство мира, безусловно, очень дорогое мероприятие. А оказать финансовую помощь в проведении турнира – я думаю, что это будет не единственным частным случаем.

Е.СУРОВ: Все ясно. Я бы хотел, чтобы у нас все-таки осталось побольше времени и на другие темы, потому что сейчас довольно много актуальных, насущных, наболевших вопросов в шахматах.

Э.СУТОВСКИЙ: Безусловно. Я только повторю, что у нас, естественно, будет вестись прямая видеотрансляция с сайта amsterdamchess.com - он будет функционировать уже на следующей неделе. И я приглашаю всех болельщиков проследить за ходом турнира. Мне действительно интересно мнение о том, насколько такой формат сегодня интересен и жизнеспособен. Мне кажется, он заслуживает права на существование. А также хочу сказать, что параллельно с нашим турниром будет проходить большой открытый турнир. Поэтому, если кто-то захочет совместить Амстердам, лето, опен-турнир и посмотреть при этом на выдающихся шахматистов, которые будут участвовать в ACP Golden Classic, то милости просим.

Е.СУРОВ: На Сутовского приедем, конечно. Это была шутка.

Э.СУТОВСКИЙ: Я понял. Переходим к вопросам.

Е.СУРОВ: Переходим к вопросам. Раз уж мы упомянули турнир в Астане, чемпионат мира по рапиду и блицу, то, понятное дело, что в центре внимания, если можно так выразиться, скандал… Ну, скандал – не скандал, но, во всяком случае, ситуация, в которой среди участников не оказалось тех шахматистов, которые вроде бы завоевали в спортивном соревновании право участвовать, а именно – в турнире «Аэрофлота». Я только не помню, в этом или в прошлом году.

Э.СУТОВСКИЙ: Да, мне есть что сказать по этому пункту. Давай без предварительной…

Е.СУРОВ: Да, но чтобы некоторые понимали, о чем идет речь.

Э.СУТОВСКИЙ: Речь идет о заявлении Пономарева. Прежде всего, с правовой точки зрения… Я скажу так. Мне совершенно не понравилось, как ФИДЕ отреагировало на эту ситуацию – оно никак не отреагировало. Мне кажется, что должна была быть на весь этот поток критики какая-то разумная реакция. Ее не было, и это, естественно, только ожесточило… Мне кажется, что последний пост Пономарева совсем уже перешел всякие границы, но не в этом дело. Мне кажется, что ФИДЕ было абсолютно неправа. Надо было отреагировать и разъяснить ситуацию.

Теперь по сути дела. Отбор был в 2011 году. Он не имел никакого отношения к чемпионату мира 2012 года. Более того, до самого последнего дня не было ясно, будет ли турнир отборочным или нет. И только в последний день перед турниром встретились Анатолий Евгеньевич с Кирсаном Николаевичем, и Кирсан Николаевич согласился, что турнир будет отбором, если в 2011 году будет проведен чемпионат мира. На тот момент в 2011 году никто чемпионат мира не собирался проводить, Илья Левитов заявил, что в планы Российской федерации не входит проводить чемпионат мира в Москве, как было обычно, после Таля. Тем не менее, на открытии турнира Александр Григорьевич Бах прямо так и сказал, что этот турнир является отборочным на чемпионат мира в случае, если чемпионат мира будет проведен в 2011 году. Чемпионат мира в 2011 году не был проведен, поэтому…

Е.СУРОВ: А это было указано в Положении? Вот именно эта фраза: «если турнир будет проведен в 2011 году». Ведь это важно, если уж мы говорим о правовой стороне вопроса.

Э.СУТОВСКИЙ: Я не знаю, что было в Положении. Я лично говорил с Александром Григорьевичем, говорил несколько раз. Не уверен, сохранилось ли это у меня в письменном виде. Я знал это абсолютно точно. Более того, Никита Витюгов меня спрашивал еще в 2011 году, будет ли чемпионат и сохранено ли будет место. И я ему, к сожалению, был вынужден два раза сказать, что чемпионата в 2011 году не будет, не было заявки на проведение ни от кого. Соответственно, место не будет сохранено, потому что это соглашение действовало на чемпионат мира 2011 года.

Другое дело, что соглашаться... Это как-то достаточно коряво. «Турнир является отборочным в том случае, если будет чемпионат» – это как-то кривовато звучит. Мне кажется, что это достаточно серьезная недоработка. Не проводят отборочный турнир, если ты не знаешь, что есть финал. И здесь есть за что критиковать, я согласен. Но я не совсем понимаю, не совсем разделяю позицию Руслана в этом плане. Ну что за посты в Твиттере?! Ну напиши тогда…

Е.СУРОВ: Ну, человек задал вопрос и просто не дождался ответа.

Э.СУТОВСКИЙ: Но ведь можно задать вопрос в нормальном, официальном виде. Можно послать письмо в ФИДЕ. С ФИДЕ не хочется общаться, я понимаю, бывают такие моменты. Можно написать в АСР, можно написать мне как представителю АСР в Комитете по проведению чемпионатов мира, и так далее. Я всегда отвечу и всегда буду рад. На самом деле, эти места не сохранялись, и даже не подразумевалось, что они будут сохраняться.

Е.СУРОВ: Таким образом, вы сейчас практически ответили на второй вопрос Михаила Голубева, который он задавал в комментариях – там, где мы просили задавать вопросы. Его вопрос имеет смысл примерно такой: может быть, Руслан прав, и «в общении с бессовестными негодяями – цитирую Голубева, - которые руководят мировыми шахматами, пора уже переходить на другую лексику». По-вашему, не пора?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, не пора переходить на другую лексику. Тем не менее, я хочу публично выразить несогласие с тем, что в итоге формат был изменен, и только три места было выделено на отбор. Когда это обсуждалось, я настаивал, чтобы было выделено пять мест на отбор в блиц и шесть – в быстрые, потому что там нет чемпиона прошлого года, который автоматически получает место. В результате было выделено только три места. Я считаю, что это совершенно неправильно. Так же, как и неправильно, что десять номинантов определяются именно благодаря классическому рейтингу и попадают в турнир по блицу и по быстрым шахматам. Мне кажется, это было сделано неверно. Доводом являлось желание организаторов иметь максимально сильный состав. Я их, с одной стороны, понимаю. С другой стороны, организаторы наверняка не знают, кто номер десять сегодня в классификации, а кто – номер девять. Если мы говорим о том, что первую пятерку они хотели иметь, - да, это существенный довод. А так это довод не очень убедительный. Я выражал и в рамках комиссии ФИДЕ несогласие с этим, и здесь тоже подчеркну: не всегда удается решать эти вопросы. Я бы не стал – я уже много раз это говорил -  переоценивать наши возможности. Часто удается влиять, многие вопросы удается решать, но не всегда это получается. Здесь, мне кажется, неправильным было то, что в отборочном чемпионате мира, где играет 16 участников в финале, только три попадают в отбор. Остаюсь при своем мнении.

Е.СУРОВ: Хорошо, этот вопрос мы выяснили. Секундочку, сейчас я посмотрю, есть ли на эту тему еще какой-то вопрос из тех, что пришли на сайт, чтобы уже потом не возвращаться. Видимо, нет. Здесь есть вопрос от Конька-Горбунка. Но я хочу сказать, что какой бы ник, известный в каких-то шахматных форумах, ни был, мы будем задавать вопросы только от тех, кто подписался своим реальным именем. Извините.

Э.СУТОВСКИЙ: Ну ладно, можно посчитать, что это был Владимир Шляхецкий, тем более, что я его знаю в жизни. И в личном общении он гораздо менее одиозные тезисы выдвигает. Поэтому давайте послушаем вопрос.

Е.СУРОВ: Нет, тут не имеет никакого значения, одиозный или не одиозный. Просто человек или подписался, или нет. Просто я смотрю, что он спросил о том же самом, на эту же тему: «Видел приглашение на чемпионат мира по блицу и по быстрым, - пишет он, - на турнир не пригласили прошедших отбор. И еще удивляет, что не вижу никакого шума по этому вопросу. На самом деле все нормально? Если нет, то где АШП?». Ну вот, где АШП, Эмиль только что сейчас выразил публичное…

Э.СУТОВСКИЙ: Да нет, поверьте мне, я бы очень громко шумел. И тем, кто нас слушает – будь то профессионалы или чиновники, - я заявляю заранее, что если бы шахматисты… Если будет такая ситуация, и кто-то будет лишен вот таких прав, которые он завоевал, мы будем шуметь очень громко.

Е.СУРОВ: Еще одна тема, в которой АШП тоже, в общем-то, фигурирует. Не так давно было опубликовано ваше заявление с несогласием с действиями Язычи, который не пригласил на Олимпиаду представителей семи федераций – арбитров и, наверное, не только арбитров. И не так давно Язычи… Он не ответил персонально вам, персонально еще кому-то, кто выразил протест…

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, он ответил персонально нам, но не в открытом письме.

Е.СУРОВ: Тогда скажите, что он ответил? Если это не является закрытой информацией.

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, не является закрытой информацией. Он сказал «спасибо» за откровенное выражение своего мнения, даже если оно не совпадает с его. Тем не менее, он с нами не согласен и будет продолжать борьбу с федерациями, которые не работают, а только разговаривают.

Е.СУРОВ: Понятно, да. Тот же самый вывод можно было сделать, собственно, и из его последнего заявления, в котором он объявил о своей отставке. И там же он недвусмысленно дал понять, что остается при своей позиции. Вас-то я что хочу спросить? Вы больше уже ничего не будете предпринимать для разрешения этой ситуации? Вы в своем письме объяснили свою позицию, потребовали… Не потребовали, но попросили…

Э.СУТОВСКИЙ: Мне кажется, что Комиссия по этике или руководство ФИДЕ просто должно этот вопрос обсудить и дать какой-то ответ. Не должно это пройти просто безответно, что все молчат, и так далее.

Е.СУРОВ: Вот я об этом и хотел спросить. В вашем письме звучит призыв к Илюмжинову...

Э.СУТОВСКИЙ: Призыв, да. Мы призывали ФИДЕ ответить, но никакого ответа пока не поступило.

Е.СУРОВ: В общем, вы ждете ответа?

Э.СУТОВСКИЙ: Понимаете, Евгений, ФИДЕ – это многополярная организация, и даже не всегда удается проследить за борьбой, которая происходит внутри. Потому что… Ну вот мы читаем: «Вице-президент Язычи написал о вице-президенте Левитове», и так далее. То есть в серьезной организации, где два вице-президента, один говорит другому: «А, ты дружишь с Каспаровым!», а другой еще чего-то – такого не должно быть. Поэтому очень трудно всю эту политику разгрести, люди часто не говорят то, что думают, а еще чаще говорят то, что не думают. И поэтому кто там кому друг…

Е.СУРОВ: В этом смысле скажите, пожалуйста, ваше личное мнение: почему Язычи покинул пост вице-президента ФИДЕ?

Э.СУТОВСКИЙ: Вот этого я не знаю. Я даже, честно говоря, особо этим не интересовался. Является ли это демаршем, является ли это попыткой показать, насколько он необходим, является ли это искренней позицией, когда он хочет показать: вот, мол, без меня попробуйте? Не знаю. Я, честно говоря, не задумывался. У нас была очень важная и большая работа по турниру в Амстердаме, и мне кажется, что я не могу быть все время в этих дрязгах политических и пытаться просчитывать какие-то внутренние политические мотивы того или иного поступка.

Е.СУРОВ: Хорошо. Вопрос от Андрея Девяткина, который пришел на наш сайт: «каков итог переговоров с чиновниками по поводу спорных правил чемпионата Европы – нулевое опоздание, запрет ничьих до 40-го хода? Предвидятся ли какие-то изменения на будущий год, или дело ограничится лишь повышением призового фонда?».

Э.СУТОВСКИЙ: К сожалению, на следующий год даже повышения призового фонда не будет, потому что заявка Польской федерации была уже одобрена в 2011 году, никто задним числом повышать призовой фонд не будет. Призовые повысятся с 2014 года, согласно решению ФИДЕ. Одобрена заявка Армянской шахматной федерации, и она, мне кажется, – я не имею точных деталей, но насколько информация дошла до меня, - удовлетворяет тем финансовым запросам, которые были на президентском Совете в Элисте. Что касается «зеро толеранс», то не было никакого решения по этому поводу. Андрей, видимо, недопонял или невнимательно смотрел, потому что очень трудно эту проблему сдвинуть. Мы боролись сейчас с софийскими правилами для таких открытых турниров, как континентальный чемпионат. Потому что, несмотря на то, что «зеро толеранс», как считаю я и большинство членов Совета – но не все, - оно неуместно на открытом турнире, – тем не менее, ФИДЕ нас в этой борьбе не поддерживает. И нам, видимо, пока этот вопрос решить не удастся. Вопрос, который мы решаем сейчас, - это отмена софийских правил для опен-турниров. Софийские правила сами по себе вещь хорошая и нужная, но ни в коей мере не для открытых турниров. И это решение должно быть принято на Генеральной Ассамблее в Стамбуле.

Е.СУРОВ: Во время Олимпиады, да?

Э.СУТОВСКИЙ: Да-да.

Е.СУРОВ: Вопрос от Рауфа. «Дорогой Эмиль, - пишет он, - привет из Баку. Слава Аллаху, наша федерация договорилась на место Раджабова в турнире претендентов. Как вы думаете, кто будет его главным конкурентом?».

Э.СУТОВСКИЙ: Вопрос хороший. Все-таки я бы поставил вопрос: кто будет главным конкурентом у Карлсена на претендентском чемпионате?

Е.СУРОВ: Таким образом, Карлсен будет главным конкурентом Раджабова?

Э.СУТОВСКИЙ: Да. Но я хочу сказать, что у Раджабова, судя по тому, как он последний год играет, есть все шансы побороться и в этом турнире. Карлсен все-таки фаворит, а вот из остальных… У Раджабова действительно есть реальные шансы побороться.

Е.СУРОВ: Еще Рауф Курбанов спрашивает: «Почему отменили правило, когда любой сильный игрок мог вызвать на матч чемпиона за миллион долларов?».

Э.СУТОВСКИЙ: Идея этого правила, может быть, сама по себе неплохая. Но тогда уж никак не за миллион. Это должно тогда настолько отличаться от спортивного отбора, где честный, прошедший все битвы претендент выходит на матч и играет за три миллиона. Тогда надо, чтобы кто-нибудь поставил, например, шесть – хотя бы в два раза больше, - и тогда… Хотя в принципе, мне кажется, что спортивный отбор, при том, что находятся очень хорошие реальные призовые для матча на первенство мира, - это самый оптимальный вариант. То правило возникло несколько стихийно. Я, кстати, хочу на это обратить внимание, коль мы затронули новые стихийные правила, которые вводятся, потом меняются или не меняются. Мне кажется, это одна из бед современных шахмат, и надо что-то делать. Например - не знаю, слышали вы или нет, - но всемирная Теннисная Ассоциация и Ассоциация теннисистов-профессионалов сейчас решили бороться с криками во время теннисных матчей. Мы знаем, что особенно во время женских поединков уровень шума, скажем так, зашкаливает. Причем звуки не всегда такие, которые можно даже в светлое время суток демонстрировать на большом экране. И вы знаете, приняли решение, что надо как-то ограничивать. Но это ни в коей мере не будет касаться действующих теннисистов. Это начнется с детских, с юношеских турниров. То есть это будет попытка посмотреть, как это влияет, можно ли это претворить в жизнь, какие достоинства и недостатки есть у этого предложения, и так далее. Беда современных шахмат в том, что многие решения как-то совершенно сплеча рубятся, без должного изучения ситуации, апробации и так далее. Такое же решение было принято по поводу того, что миллион – и играй! Ясно, что в принципе это не соответствует спортивному отбору. И мне кажется, что именно при том, что сегодня уровень призовых достаточно серьезный, такой необходимости нет. Лет пять-шесть назад, когда действительно не могли найти нормальных средств на матч, может быть, этот вопрос и был актуален именно в пику, чтобы поднять интерес, чтобы показать, что есть деньги на шахматы. Сейчас очевидно, что на титульный матч деньги есть. И в этом году были две очень серьезные заявки – от Индии и от Москвы. Я думаю, что и на матч 2013 года заявки тоже будут.

Е.СУРОВ: Я тут подумал, что такое решение в стиле «рубить сплеча» принимается не только в шахматах, но и, например, в российском футболе. Вот стал руководителем Российского футбольного союза господин Фурсенко – и перевел чемпионат с системы «весна – осень» на «осень – весна». А сейчас вот один сезон отыграли, слава богу, и теперь уже поговаривают о том, что надо бы перевести назад.

Э.СУТОВСКИЙ: Я даже шире скажу про изменения – про отказ перехода на зимнее и летнее время. Оно тоже как-то достаточно сплеча – «мы посовещались и решили». Мне кажется, это вообще проблема во многих странах и во многих организациях – недостаточная продуманность. Какое-то решение, выглядящее логичным и достаточно интересным, сразу же и принимается. Бывает такое, ну что делать.

Е.СУРОВ: А вы следите за чемпионатом Европы по футболу?

Э.СУТОВСКИЙ: Я даже не могу сказать, что краем глаза. Я смотрел только, наверное, один тайм матча Украина – Англия.

Е.СУРОВ: То есть сегодня полуфинал смотреть, наверное, вряд ли будете?

Э.СУТОВСКИЙ: Вы знаете, меня не настолько интересует футбол, я могу его смотреть только когда я за кого-то болею. А особенно болеть там не за кого. Честно говоря, если бы Россия или Украина вышли в серию плей-офф, я бы смотрел и болел за них. А так… За футбол красивый? Нет времени для этого.

Е.СУРОВ: Хорошо. Тогда еще ненадолго вернемся к красивым шахматам. У меня вопрос: как вам Мемориал Таля? Хотя вы уже частично ответили в начале нашего разговора.

Э.СУТОВСКИЙ: Я широко об этом написал. Мне кажется, совершенно замечательный турнир получился, я организаторов могу только поздравить с такой творческой удачей. Хотя в этом, может быть, вина больше не организаторов, а самих участников, которые играли с такой необыкновенной широтой души. Очень зрелищно смотрелся турнир, никому и в голову не приходило, что «вот те дебюты, которые иссушили шахматы»... Замечательные партии, накал борьбы, куча идей, несмотря на то, что, казалось бы, играли практически все сильнейшие шахматисты мира. Я даже не скажу, кого там не было. Ну, вот в прошлом году играл Свидлер, в этом году Свидлер не играл. А что, Свидлер – не яркий шахматист? Конечно, яркий. Но вот как-то… В прошлом году он был одним из самых ярких в турнире, кстати. Играл Ананд блекло очень, и, может, это как-то сказалось, не знаю. Но в этом году как-то особенно здорово было, мне очень понравилось, я с удовольствием смотрел. Единственное, конечно, получилось немножко… После матча на первенство мира прошло слишком мало времени, поэтому для рядового болельщика или для не живущего шахматами, а просто увлекающегося, слишком мало времени прошло, и аппетит на нагулялся. А для настоящих ценителей это просто праздник. Я очень надеюсь, что наш турнир в Амстердаме – у нас не будет 21-й, 22-й, будет только

19-я категория. Но 19-я тоже неплохо, шахматисты подобрались яркие, и мне кажется, что если у нас будет что-то похожее по накалу, то будет очень здорово.

Е.СУРОВ: Рискну спросить: следили ли вы за чемпионатом России, Высшей лигой, которая сегодня закончилась?

Э.СУТОВСКИЙ: Женя, я, безусловно, слежу за всеми турнирами. А что касается…

Е.СУРОВ: Когда же вы успеваете?

Э.СУТОВСКИЙ: Ну, как-то…

Е.СУРОВ: Мы поняли, в 5-30...

Э.СУТОВСКИЙ: Да-да. Я не буду автоцитированием заниматься. Очень меня порадовал Даник Дубов. Тут я просто хочу его от всей души поздравить. Хочу поздравить Сергея Шипова – мне кажется, что он в полной мере разделяет этот успех, потому что, насколько мы знаем, уже несколько лет занимается с Даником, и вот такой резкий взлет…

Е.СУРОВ: Мы поясним, что и на этом турнире он был его тренером.

Э.СУТОВСКИЙ: Да, но речь идет именно о плановой работе. Меня даже немного поздравил с успехом Даника Женя Наер. Дело в том, что у нас в Лоо еще до окончания турнира была беседа, и я сказал, что Даня Дубов просто готов чуть-чуть поиграть в турнирах и набрать 2700. Женя на меня удивленно посмотрел и сказал: «Может, все-таки 2650?». Я говорю: «А почему, собственно, 2650? Нет, 2700». Это все-таки достаточно смелый прогноз, учитывая то, что у Дани к тому времени и 2550 не было, 2530 с чем-то было. Но я сразу заметил, что у него есть все данные для того, чтобы вырасти в большого шахматиста. И меня очень порадовало то, как он идет в борьбу. Он стал играть более жестко. Раньше он как-то осторожничал, а сейчас больше амбиций появилось. Мне кажется, что у него очень большое будущее. И я рад, что тот совет, который я дал его маме... У меня было несколько бесед с мамой Даника. Наверное, я не вправе раскрывать сейчас всю тему, но вообще какие-то сомнения, стоит ли Данику вообще заниматься шахматами профессионально. Я сказал, что безусловно, и что, по крайней мере, на ближайшие пару лет он обязан просто полностью выложиться, посмотреть, как высоко он может прыгнуть. Мне кажется, что, безусловно, потенциал очень высокий, и я буду только рад, если его успехи превзойдут мои прогнозы.

Е.СУРОВ: Спасибо! Это был Эмиль Сутовский.


  


Смотрите также...

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в Батуми. Я Евгений Суров и вместе со мной президент Шахматной федерации Грузии Гия Гиоргадзе, здравствуйте.

    Г.ГИОРГАДЗЕ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Мы на Олимпиаде, которая сегодня уже завершается, и рядом со мной один из её триумфаторов Сергей Мовсесян. Более того, это человек, который… В футболе есть такое понятие: забил «золотой гол» в матче. Вот и в шахматах тоже забил «золотой гол». Что вы об этом думаете, Сергей?