Шахматную лихорадку вернуть невозможно

Среда, 23.05.2012 10:49

Шахматную лихорадку вернуть невозможно - так же, как войти в одну и ту же реку дважды. Много воды утекло с тех пор, и мир стал другим вместе с той рекой.

Только не все профессиональные шахматисты хотят это замечать и продолжают жить в параллельном мире и тащат в новое время поросшие мхом шахматные традиции. Конечно же, тащат те, кому эти традиции выгодны. Остальным они уж давно гирями на ногах.                

Гроссмейстеры боятся себе признаться, что стали не очень интересны болельщикам, потому что это обязывает их что-то делать, чтобы как-то изменить ситуацию, а делать они ничего не хотят и не умеют. Да и зачем? Проще сидеть и ждать, пока в клюв принесут. И несут ведь. То Илюмжинов спасет ситуацию, то Филатов. Теперь вот на Полсона надежда. Пока работают  завоевания Фишера, банкет продолжается. Кто говорит, что это плохо? Плохо то, что никто из дающих не учит гроссмейстеров зарабатывать самим, как в других видах спорта, хотя каждый из них знает, что кормить их вечно не собирается.

Такая же ситуация и в российских шахматах. Дворкович и Жуков для них, как две нефтегазовые трубы для российской экономики. Хорошо, что Дворковича посадили на эти две заслонки, но для шахмат трубы неизбежно оскудеют раньше, чем для бюджета.

А что после? После них, как обычно - потоп. Гроссмейстерам же зритель денег не несет, его даже задарма на чемпионат мира не загонишь. И время начала партий тут не причем, как полагает Эмиль Сутовский. В Москве сейчас полно иногородних отпускников, и местных бездельников всегда хватает, а зал не ломится, как прежде. Людям финальный матч на первенство мира не интересен! Опаньки….Был интересен аж до лихорадки, а сегодня вдруг стал не интересным. Почему?

Считаю, что сравнение Эмиля Сутовского этого действа с финальным матчем на первенство мира по футболу правомерно. В обоих матчах ставки столь высоки, что первостепенной задачей их участников является не созидание, а разрушение, а уж потом, уж если, то оно конечно и сотворить можно попробовать, опять-таки с оглядкой на оборону. Болельщики со стажем помнят, что футбольное хамство началось с чемпионата мира, на котором по заданию тренера костолом сломал ногу сиявшей тогда ярче Пеле португальской звезде Эйсэбио. С тех пор никто не ждет настоящего футбола в полуфинальных и финальных матчах чемпионатов мира и Европы. Они случаются раньше.

Примерно та же картина и в нынешнем матче Ананд – Гельфанд. Если надеяться на то, что в следующем цикле Полсон обеспечит финальный матч таким же призовым фондом, как Филатов нынешний, то болельщикам станет ясно, что в Третьяковке идет битва за $ 3 000 000. Не хотел бы я видеть даже через стекло, в какую слякоть превратились бы те болельщики, которые возмущаются сейчас неинтересным течением матча, доведись им сидеть в креслах Ананда и Гельфанда.                               

Несколько дней назад я предложил на суд читателей сайта Chess-News свои определения всем видам шахмат. Определения классических шахмат и финального матча за шахматную корону предлагаются в разной редакции. В том, что это разные шахматы, болельщики могут убедиться, сравнив игру Ананда и Гельфанда во всех ее компонентах в их матче и на Мемориале  Таля, который стартует практически следом. Фамилии Ананда и Гельфанда стоят в списке его участников.

Но это лишь видимые различия, а невидимые не всем известны. О них могут знать многие, но понимают их роль в финальном матче с таким гонораром только те, кто его играл. Это вам, господа, не состояние в казино за одну ночь спустить и утром застрелиться. Сидеть двадцать дней с мокрыми штанами много труднее. Играют же не мультимиллионеры, которым миллион туда, миллион сюда ни радости, ни горя не приносит.

Я работал на двенадцати финальных матчах. На них играли много дольше. Были и безлимитные. Так что, поверьте мне на слово. Чтобы стать чемпионом мира по шахматам сегодня, недостаточно лучше всех играть в эту игру. Необходимо обладать высокой психической надежностью нервной системы. Генетически такой уровень надежности передается крайне редко. Если достичь его не удалось образом жизни, то можно это сделать, используя специальную методику тренировки, но она не для мягких игрушек. Для этого претендент должен быть мотивирован предельно. Как бы ни комментировали Ананд и Гельфанд свое состояние в ходе 7-ой и 8-ой партий матча – это лишь их субъективная оценка следствия изложенных выше причин.

Ответить на один из двух сакраментальных российских вопросов, на мой взгляд, легко, но, если правильно определить, кто виноват, то легче будет ответить на более трудный вопрос: что делать? Конечно же, главным виновником потери интереса людей, подчеркиваю: не к шахматам, а к шахматным соревнованиям ведущих гроссмейстеров - следует считать технический прогресс. Компьютер в одночасье опустил гроссмейстеров с божественных небес в ряды простых смертных.

Показателен случай с причислением к лику святых А.Карпова и Ю.Балашова на матче в Багио. После очередной партии Карпова с Корчным мы возвращались на виллу. Наш водитель поинтересовался: на каком таком языке вдруг стали говорить сидящие на заднем сидении Карпов с Балашовым. Я ответил, что это шахматная нотация, пользуясь которой они играют в шахматы. Веселый и общительный прежде водитель замолчал и насупился. А после начальник охраны Карпова подошел ко мне и попросил больше не считать филиппинского офицера (водителя) идиотом. Я догадался, в чем дело, извинился, но подтвердил, что гроссмейстеры могут играть в шахматы вслепую даже на нескольких досках одновременно. Надо было видеть его лицо и глаза, когда он по-военному повернулся и ушел прочь почти строевым шагом. Я даже не понял: то ли он был так восхищен услышанным, то ли обижен, как и водитель. Но на следующий день он наперегонки с водителем Карпова спешил открыть двери машины нашим гроссмейстерам, и оба смотрели на них, как на инопланетян, как, наверное, россияне смотрели на своего первого чемпиона мира.

Поэтому, мне кажется, первое, что необходимо  сделать гроссмейстерам – это попытаться вернуть себе ореол исключительности. Разуть глаза, вытащить из ушей бананы и услышать, наконец, тех, кто будет их кормить, когда иссякнут руки ныне дающих. А, говорят они, что это соревнуются гроссмейстеры в том, кто лучше базу вызубрит и что у них всегда не индивидуальный чемпионат мира, а командный? Побеждает тот,  у кого на связи и на матче лучшие команды помощников.

Значит надо упразднить эти команды и играть в гордом одиночестве самому. Даже единственный социально значимый проект ФИДЕ «Шахматы в школы», который эффективно продвигают Илюмжинов, Карпов и Каспаров, часто вызывает у людей негативные эмоции: смотрите, мол, шахматисты плодить бездельников решили, хотят чтобы школы для них чемпионов  растили, как огурцы в теплицах...

Если не все люди понимают социальную значимость шахмат в общеобразовательном процессе, значит шахматные СМИ плохо делают свою работу. Такими людьми, как и некомпетентными болельщиками, не пренебрегать надо, а работать с ними. Я не говорю, что шахматные СМИ должны во всем копировать футбольные, которые не устают с щенячьим восторгом оповещать весь мир, какой завтрак предпочитает какой-нибудь центральный нападающий Непоподайло из команды класса «Ж» города Мухосранска. Но нашу шахматную элиту болельщики часто знают только по их партиям. СМИ должны научиться позитивно представлять болельщикам наших ведущих гроссмейстеров не только как шахматистов, но и как социально ответственных граждан, активно участвующих в соответствующих проектах. Ту же программу «Шахматы в школы» нужно представлять не как поиск шахматных талантов, а как обучение школьников умению грамотно работать с любой информацией, как говорил Юрий Сергеевич Разуваев, умению думать.

Возмущает болельщиков и неравные для каждого участника условия проведения чемпионата мира. Такого нет ни в одном виде спорта. Значит, чемпион мира  должен играть в чемпионате на общих основаниях. С общего, как принято говорить в спорте старта. Если никто не может предложить готового рецепта привлечения зрителей на шахматные соревнования, а значит и телевидения, и спонсоров, то нужно идти к истине эмпирическим путем. Речь же идет не о сотнях зрителей в зале, а об их многомиллионной телевизионной аудитории, которая сочтет интересным платить не только за изображение шахматной позиции на экране, но и за возможность получить от гроссмейстера-комментатора пояснения, почему предложенный телезрителем ход плох или вдруг имеет право на более детальный анализ. Или поставить ставку на шахматный тотализатор, или заключить пари с любым другим телезрителем. И все это, сидя на любимом диване, выпивая и закусывая.

Почему бы не разыграть звание абсолютного чемпиона России в шахматном троеборье, которое определялось бы суммой мест или очков, занятых в классике, в быстрых шахматах и в блице? А победителям в каждой номинации присуждалось бы звание чемпиона России и малая золотая медаль. Эта схема определения чемпиона успешно работает в других видах спорта.

Интересно бы знать: сколько телезрителей привлечет официальный чемпионат России по фишеровским шахматам. Здесь же компьютер пока не помощник и болельщики захотят узнать «Who is who».

Всё это я предлагаю как информацию к размышлению - с уверенностью, что для того, чтобы играть как им хочется, гроссмейстеры должны прежде играть, как хотят болельщики, чем и зарабатывать деньги на это право.

Разумеется, всё это имеет смысл делать только при обязательном участии всех сильнейших гроссмейстеров. Вот эта главная проблема, с которой придется столкнуться и Полсону при попытке заработать на гроссмейстерах. Из разговора с ним я понял, что он не подозревает, что мировая шахматная элита априори не способна прийти к единому мнению по основополагающим вопросам шахматного мироустройства. Во всяком случае, до сих пор это так. Она всегда будет, как лебедь, рак и щука. Как Каспаров, Карлсен и Аронян.

Если Полсону не удастся связать элиту воедино контрактами с достаточными штрафными санкциями на весь цикл розыгрыша первенства мира, то воз останется там же, а сам Полсон у разбитого корыта.                                                                                   


  


Смотрите также...

  • В интервью агентству Р-Спорт президент РШФ Андрей Филатов озвучил идею изменить регламент проведения матча за звание чемпиона мира среди мужчин и женщин:

  • Мало на кого вылили столько грязи в рамках матча на первенство мира, как на Ананда и Гельфанда. С легкой руки Гарри Каспарова все узнали, что их поединок ни в коей мере не выявляет сильнейшего шахматиста мира. Дальше пошло-поехало. «Самый скучный матч за всю историю шахмат», «очередная блеклая ничья», «смотреть, как растет трава в саду, увлекательнее, чем на их партии», «разборка пенсионеров» - каких только эпитетов не удостоились Борис и Виши. Но все ли так просто?

  • Я хотел бы выступить с предложением изменить систему розыгрыша звания чемпиона мира: отказаться от претендентских матчей и обязать чемпиона защищать свое звание в матче с первым номером мирового рейтинга (или вторым, если сам чемпион стоит на первом месте).

  • Прочитал в журнале «64» (№ 2, 2013 г.) интервью Ильи Левитова.

    Не могу молчать!

    Первая реакция - заклеймить его позором. Более взвешенное желание – попросить Наблюдательный совет разобрать его поведение, подвести итоги его трехлетней деятельности на посту председателя правления и потребовать его отставки. Насчет последнего я, правда, не уверен, имею ли право просить о подобном с юридической точки зрения, но по совести это правильно.

  • В интервью business-gazeta.ru Гата Камский поделился мыслями о системе розыгрыша звания чемпиона мира:

  • Меня попросили выразить мнение насчёт предложения Магнуса Карлсена изменить систему розыгрыша звания чемпиона мира.

    Сразу скажу, что лично мне, как, наверное, и большинству шахматистов, было бы выгоднее, если бы звание разыгрывалось в нокауте - просто потому, что тогда больше шансов стать чемпионом мира.

    Но на такие вещи надо смотреть более широко, учитывая в первую очередь интересы и будущее шахмат.

  • Регулярно читая разнообразных авторов и общаясь с людьми из шахматного мира, я заметил, что никто никогда всерьез не затрагивал ту тему, которую я хочу предложить вашему вниманию.

  • В январе этого года мы сообщали о необычном предложении Андрея Филатова изменить регламент цикла розыгрыша звания чемпиона мира. Вот как президент РШФ объяснил тогда свою идею:

  • Этой заметкой я хотел бы обратить внимание наших сильнейших гроссмейстеров и их тренеров на некоторые хронические проблемы их подготовки к отборочным турнирам чемпионата мира, и спросить у них: какими они видят обязанности менеджера претендента на мировую шахматную корону? 

    До появления первого отечественного в российских шахматах менеджера говорить о его функциональных обязанностях было не продуктивно. Но, наконец, лед тронулся, чему я несказанно рад. 

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.