Генна Сосонко - о шахматном профсоюзе

Время публикации: 22.05.2012 10:42 | Последнее обновление: 22.05.2012 10:46

Отрывок из КС-конференции , вторая часть которой сегодня появилась на сайте crestbook.com.

phisey: Почему шахматисты так не организованы, не сплочены? Есть ли вероятность, что будет реально действующий профсоюз, который решает проблемы?

Сосонко:
      Когда Вы пишете об отсутствии организованности и сплоченности шахматистов, Вы наверняка не имеете в виду любителей, играющих друг с другом на садовой скамейке или по вечерам в городском клубе. Организованы и сплочены в «реально действующий профсоюз, который решает проблемы», должны быть профессиональные шахматисты, так ведь?

      Несколько лет тому назад был создан такой профсоюз - Ассоциация профессиональных шахматистов. Девизом ее стали слова: «несправедливость, причиненная одному из нас – угроза всем нам.»
     Всем нам? Нам – это кому?

      Начну с притчи моего любимого философа.
     В холодный зимний день группа дикобразов сбилась в тесную кучу. Но вскоре они стали чувствовать иглы соседей, что заставило их отодвинуться. Но дикобразам снова стало холодно, и они снова придвинулись друг к другу, и снова повторилась прежняя беда. Так их мотало из одной беды в другую, пока они не нашли приемлемого расстояния, на котором переносили свои тягости.
     Притча красивая, но в случае шахматного профсоюза неуместная: не совсем понятно, ради чего должны объединяться Карлсен с Крамником, Аронян с Иванчуком, Накамура с Раджабовым, а все они друг с другом.
     И какое к ним имеют отношение гроссмейстеры Набати (Израиль, 2559), Янкович (Хорватия, 2553) и Корнетт (Франция 2545)? Фамилии гроссмейстеров названы совершенно произвольно, я ориентировался только на рейтинг и в глаза не видел ни одного из них.
     Огромный отряд профессионалов располагается в промежутке между рейтингом 2550 и 2700, причем последняя цифра в наше время уже потеряла магическое звучание: ее обладатели не могут претендовать ни на автоматическое приглашение в сильные турниры, ни на другие блага, о которых еще можно было говорить несколько лет тому назад.
     А что сказать о многочисленных гроссмейстерских батальонах, бивакирующих на отрогах от отметки 2550 и ниже – до 2450, чтобы совсем не спускаться в плоскогорье? А ведь и там есть жизнь.
     На деле пословица «у кого суп не густ, а у кого жемчуг мелок» полностью подходит для членов профсоюза, потому что интересы гроссмейстеров глубоко различны: одни жалуются, что нет порядка с датами претендентского турнира с призом в полмиллиона, другие довольны, если получат от организаторов какого-нибудь опена комнату на двоих и минимальную сумму, едва компенсирующую расходы.
     Можно ли впрячь в одну телегу тягловых коней опенов и трепетных ланей элитных турниров со стартовыми, многократно превышающими первые призы многих опенов?
     И не лучше ли огромной гроссмейстерской армии вспомнить, что за строкой поэта: «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань», следует другая: «забылся я неосторожно: теперь плачу безумствам дань...»

      Шахматисты считают себя представителями творческой профессии. По этому поводу можно вспомнить Макса Нордау, еще сто лет назад сетовавшего, что если в добрые старые времена художники предпочитали творческое уединение, нынешние деятели искусства непременно сбиваются в шайки, наподобие разбойничьих.
     «О нас с полным основанием можно сказать, что мы на самом деле живем одной дружной стаей, хотя нас и различают бесчисленные и глубокие различия, образовавшиеся с течением времени. Мы все – одна стая! Нас так и подмывает сплотиться, и ничто не в состоянии противостоять этой воле к сплочению…»
     Это уже не Макс Нордау, я цитирую «Историю одной собаки» Франца Кафки.

      Великие чемпионы прошлого века в свое время скептически отнеслись к созданию шахматного профсоюза и к его целям.
     Карпов подчеркивал индивидуальный характер как самой игры, так и шахматистов, являющихся большими эгоистами.
     Каспаров говорил, что попытки объединиться в шахматах всегда терпели неудачу из-за того, что чувство корпоративной солидарности отступало перед внутренними разногласиями.
     Оба имели в виду в первую очередь белую косточку, высший отряд профессионального шахматного сообщества.
     Вспомнился термин «рабочая аристократия», усвоенный со времен моей далекой юности. Представители шахматной аристократии могли бы образовать свой собственный профсоюз, состоящий из «привилегированных, обуржуазившихся слоев высокооплачиваемых шахматистов».
     Интересы представителей этого профсоюза не имели бы никакого отношения к интересам расплодившегося поголовья объявивших себя профессионалами, не осведомившись, нужны ли они обществу в таком качестве.
     Я ни в коем случае не призываю к отстрелу этого поголовья, просто хотелось бы, чтобы готовящиеся вступить на этот, далеко не усеянный розами путь, призадумались: стоит ли в зрелом возрасте радоваться скидке в пять процентов на гостиницу, цены на которую взвинчены без всяких на то оснований.

      В советское время перед праздниками – Майскими и годовщинами Октябрьской революции на первых страницах газет печатались призывы ЦК КПСС к трудящимся. Тут же возникали пародии, анекдоты и смешные перевертыши на эту тему.
     Один из них – к советским железнодорожникам – вспомнился, когда я читал о планах шахматного профсоюза: «Дадим каждому пассажиру по мягкому месту!»
     Увы, это – иллюзия. Ситуация в шахматном мире сегодня такова, что сейчас не до мягкого места – выдать бы каждому пассажиру плацкарту, избавив их от тесноты общего вагона.

      Профсоюз объявил своих членов профессионалами, следовательно, таковыми они и должны восприниматься обществом. К сожалению – для подавляющего большинства членов профсоюза – нельзя заставить общество востребовать то, что оно не хочет или не может востребовать.
     Да и должен ли шахматный профсоюз бороться за права взрослых мужиков, кочующих с турнира на турнир в поисках денежного вознаграждения, которого постыдилась бы девочка, только что закончившая школу и сидящая за кассой супермаркета?
     Избравший шахматы делом жизни может сказать: по сравнению с подавляющим большинством зацикленных на материальных вопросах и только об этом и думающих, меня это интересует постольку-поскольку. Не ваше дело, что думает об этом моя семья, или – почему у меня ее нет. Я занимаюсь тем, что доставляет мне удовольствие, и меня не интересует, сколько зарабатывает девочка, сидящая за кассой супермаркета.
     Пусть даже за этими красивыми словами скрывается горькая истина: другим не владею, это все, что умею, искренность такого человека заслуживает уважения.
     Но! Такой гроссмейстер должен признать: понимаю, что общество не воспринимает то, чем я занимаюсь, как профессию. Я не претендую на это и не хочу – и тем более не требую – от шахматного или любого профсоюза, чтобы он защищал мои права или, как Вы пишете, «решал вопросы».
     Будем откровенны: шахматы сегодня наиболее популярны на пространстве распавшейся в конце прошлого века системы, выбросившей на берег остатки разбившейся о прибрежные рифы флотилии. Случайно ли, подавляющее большинство директората АШП состоит из гроссмейстеров, говорящих по-русски, а названия стран стоящих в скобках за их фамилиями: Арм. Укр. Изр. Пол. Фр. никого не могут ввести в заблуждение.

      Прочтя эти строки, кто-то скажет: о чем это он? Мне предложили бесплатное членство в профсоюзе, я согласился. Членство кушать не просит, так ведь? Наше число растет и приближается к тысяче. У нас уже есть первые достижения. У нас много идей и планов на будущее. Наиболее трезвые головы из нас понимают ситуацию и небезосновательно предлагают не витать в облаках, а искать «богатых дядюшек», лелеять их и пользоваться их щедротами. Немало ведь имеется таких дядюшек, когда-то игравших в шахматы или просто любящих нашу замечательную игру.
     Может показаться, что я против этих планов. Совсем нет. Просто с высоты прожитых лет и накопленного опыта захотелось поделиться мыслями о шахматах как профессии и назвать вещи своими именами.
     Желаю всяческих успехов профсоюзу в его нелегкой деятельности, но и полностью соглашусь с реалистической оценкой его перспектив, данной Львом Псахисом: «Шахматный рынок перенасыщен. Нас слишком много. И невозможно всех обеспечить работой. Что может быть общего у гроссмейстера с рейтингом 2750 и его коллеги с рейтингом 2550? При том, что обладатель рейтинга 2550 – далеко не слабейший игрок. Поймите меня правильно. Я целиком и полностью за ассоциацию. Мне нравятся ее цели. И если хоть что-то, где-то станет лучше в шахматной жизни – это уже хорошо. Но ведь простым гражданам интересны всегда первые. Кого интересует, скажем, 186-й по рейтингу игрок? Так что улучшить жизнь всего шахматного сообщества – нереально».


ОРИГИНАЛ


  



Смотрите также...

  • В течение последних суток к нам поступают многочисленные вопросы от посетителей сайта – что же в действительности думает Генна Сосонко об Ассоциации шахматных профессионалов?

  • ГМА или АШП - как ни называли это сообщество профессиональных шахматистов и кто бы им ни руководил, - оно десятилетия остается сборищем импотентов, не способных стать организацией ни в одном значении этого слова.

    Это сообщество – аппендикс в теле ФИДЕ, которому позволено существовать лишь до тех пор, пока он не беспокоит среду своего обитания. А как только… - так сразу будет удален хирургическим путем. ФИДЕ перитонита не допустит.

  • Даниил Хармс для выражения мысли искал формы ёмкие и короткие, стараясь, чтобы месседж его был точен и доступен.

    В скетче «ЧЕТЫРЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ ТОГО, КАК НОВАЯ ИДЕЯ ОГОРАШИВАЕТ ЧЕЛОВЕКА, К НЕЙ НЕ ПОДГОТОВЛЕННОГО», писатель обыгрывает тему, cтоль полюбившуюся посетителям сайта CN.

  • «Стой, стреляю!» - воскликнул конвойный,
    Злобный пес разодрал мой бушлат.
    Дорогие начальнички, будьте спокойны –
    Я уже возвращаюсь назад.

    Юз Алешковский

    Много лет я накапливал опыт,
    Приключений искал на неё;
    Обывателей нудный и суетный ропот

    Только тешил сознанье моё.

  • Имею обыкновение читать комментарии, появляющиеся на сайте. Значительная часть из них наводит на определенные мысли. 

    И вот, не будучи сотрудником сайта, а являясь, скорее, «вольноопределяющимся», хотелось бы четко и беспристрастно донести до народа истину, коей она мне видится.

  • Руководитель специализации "Шахматы" в Российском государственном университете физической культуры, спорта и туризма (РГУФКСиТ) Игорь Глек направил письмо Аркадию Дворковичу (а также несколько копий другим чиновникам), в котором просит рассмотреть новый проект введения членских взносов.

  • Встречаются Илюмжинов и Полсон.
    – О! Боже мой, Боже мой, кого я вижу, какой человек! Очень рад вас видеть.
    – И я очень рад.
    – И я очень рад вас видеть.
    – И я очень рад.
    – И я вас…
    – И я вас…
    – И я…
    – И я…
    – Очень рад.
    – Очень рад.
    – Вы надолго к нам?

  • До начала турнира в Вейк-ан-Зее Магнус Карлсен дал интервью корресподенту голландской газеты «Фолкскрант», в котором сказал немало интересного. С некоторыми идеями чемпиона мира вы уже знакомы, другие могут показаться любопытными.

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • На сайте Whychess появилась вторая часть интервью Владислава Ткачева с Александром Грищуком, в которой собеседники лишь ненадолго затронули шахматные темы. Рассуждая о своем поколении, к которому Грищук относит Ароняна, Пономарева, Бакро и Яковенко, гроссмейстер не видит ничего удивительного в том, что среди перечисленных имен не нашлось нового Каспарова: