Эмиль Сутовский - о важнейших решениях Президентского совета ФИДЕ

Четверг, 19.04.2012 22:07

Запись прямого эфира: 19.04.2012, 20.00


Первая часть


Вторая часть


Третья часть


Четвертая часть


Е.СУРОВ: Восемь часов две минуты вечера, это прямой эфир Chess-News, Евгений Суров у микрофона, добрый вечер. Снова Эмиль Сутовский, мы очень давно его не слышали, соскучились по вам, Эмиль.

Э.СУТОВСКИЙ: Добрый вечер!

Е.СУРОВ: Добрый вечер, да. Что ж… Я знаю ,что вам всегда есть, что рассказать, а тем более после Президентского совета, который состоялся совсем недавно. Вы там были и сразу карты не хотели расскрывать, как всегда, когда принимаются какие-то решения, сначала они там, насколько я понимаю, как-то оформляются на бумаге или что-то в этом роде, а уже потом раскрываются, да?

Э.СУТОВСКИЙ: Да, безусловно, мне хотелось все же дождаться официального письма от ФИДЕ. Кроме того, не надо забывать, что даже если я не всегда удачно играю в шахматы, то делаю это все равно достаточно регулярно, и после Элисты я отправился в Лоо, где выступал на командном чемпионате России, поэтому, в общем-то не счел правильным во время турнира совмещать эти две ипостаси свои. Может быть, лучше было совмещать, получше было бы выступление, тем не менее я пытался сконцентрироваться на шахматах и сейчас вот после турнира как раз смогу поделиться.

Е.СУРОВ: Но ваша команда все-таки долгое время шла в числе лидеров или, скажем так, мешалась у них под ногами…

Э.СУТОВСКИЙ: Ну, мешалась… По-моему, почти весь турнир мы провели на первых столиках, естественно, наша команда не была в числе рейтинг-фаворитов, но очень удачная игра Сашикирана и Дани Дубова давала возможность бороться за выход и даже в последнем туре по позициям мы вполне могли обыграть «Югру». Моя позиция практически выигрывалась с Митей Яковенко, у Сашикирана был большой перевес против Широва, у Дубова был перевес против Дреева, и если бы чуть-чуть нам повезло, могли бы обыграть «Югру» и занять пятое место. Но, не сложилось. Тем не менее, команда сыграла для первого раза более чем достойно, ну а еще очень приятное общение внутрикомандное дает дополнительные силы.

Е.СУРОВ: Ну хорошо, Президентский совет. Мы довольно мало знаем о том, что там произошло, знаем, в общем-то, из двух источников: первый – официальный, если можно так выразиться, релиз на сайте ФИДЕ. Но там достаточно скупые сведения и практически 95 процентов того, что мы уже знали ранее, было анонсировано. И второй источник – это Твиттер Сильвио Данаилова, из которого мы знаем какие-то более интересные, на мой взгляд, вещи, но, может быть, мы к ним еще чуть-чуть позже вернемся. Какие еще решения из тех, о которых мы ничего не знаем, были приняты на Президентском совете?

Э.СУТОВСКИЙ: Ну, пожалуй, важнейшим решением, и я это вижу как большой успех АШП, стало принятие ФИДЕ той самой планки на континентальных первенствах, о которой мы говорили, если помните, в начале апреля возникла такая мысль. Поскольку континентальные первенства и, в частности, чемпионат Европы является отборочным к чемпионату мира, то ФИДЕ вправе устанавливать минимальные размер призового фонда на этих чемпионатах. Я предложил закрепить это законодательно, и после дискуссий (в принципе, предложение было встречено с пониманием, я подготовил достаточно серьезную статистику: какой был призовой фонд раньше, как он постепенно снижался и скатился до восьмидесяти с копейками тысяч «чистыми», выплаченными игрокам, как это было в этом году), руководство ФИДЕ сочло, что такая практика, пожалуй, не совсем соответствует уровню континентального чемпионата, и было принято решение, что, начиная со следующего цикла, не с 2013, поскольку там уже все утверждено, а соответственно, с 2014 года минимальный размер призового фонда «чистыми», после всех налогов, составит минимум 150 000 евро для мужского чемпионата и 100 000 евро для женского. Для других континентов будут разрабатываться цифры  в зависимости от ретроспективного изучения уже имевших место призовых фондов и чуть-чуть его поднять, вывести на более достойную цифру.

Е.СУРОВ: А вот эта вот цифра 150 000 – она откуда взялась? Она была вами предложена или как?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, мною была предложена цифра 200 000, ее я назвал еще в нашем с вами интервью. Изначально, в первых чемпионатах, кажется, вообще было 240 000 долларов, и доллар был дороже евро, то есть получалось, что призовой фонд порядка 300 000. Потом это постепенно снижалось и в последние годы докатилось о восьмидесяти и… ну дальше уже не опустят. И после того, как это случилось, стало понятно, что что-то надо с этим делать. Нас послали тогда к турецкому султану писать письма, но, мы, однако, решили, что есть все-таки другие способы и обратились к ФИДЕ, как к организации, которая непосредственно занимается проведением всего претендентского цикла, частью которого и является чемпионат Европы.

Е.СУРОВ: Ну, понятное дело, что реакция на эту новость будет неоднозначная. С одной стороны, прекрасно, что увеличился призовой фонд, с другой стороны, распространено мнение, что нужно добиваться больших, внушительных увеличений, иначе и будет турнир на таком вот уровне, низкий статус иметь.

Э.СУТОВСКИЙ: Позволю себе все-таки с тобой не согласиться, поскольку кроме Миши Красенкова, который озвучил цифру 500 000, никаких реальных предпосылок для многократного увеличения не было. Но если ты считаешь, что увеличение с восьмидесяти с небольшим тысяч до ста пятидесяти – это чуть-чуть, то я с тобой не соглашусь и для любого турнира увеличение призового фонда почти вдвое – это огромный шаг вперед.

Е.СУРОВ: Тогда давайте все-таки вернемся к вопросу, который так много…

Э.СУТОВСКИЙ: То есть ты представь себе…

Е.СУРОВ: …к вопросу о привлечении супергроссмейстеров. Вот позволит ли этот призовой фонд в 150 000 пригласить тех гроссмейстеров, благодаря которым турнир приобретет совсем другой вид?

Э.СУТОВСКИЙ: Вопрос же не только в участии супергроссмейстеров, их участие – это другой вопрос, формата: кто играет в турнире, могут ли участвовать любители. Могу тебе напомнить, что в 2010, 2011 году в турнире играли и Свидлер, и Яковенко, и Томашевский и все, кто на тот момент имели и 2730, и 2740. А что касается первой пятерки, то я думаю, что они не будут играть даже если призовой фонд будет и двести тысяч, а вот все остальные – вполне могут сыграть. Если первый приз условно будет двадцать пять, тридцать тысяч, то многие шахматисты не будут чураться и примут участие в турнире. В данный момент было важно обеспечить достаточно солидный призовой фонд, потому что сегодня была такая картина ,что среди участников, которые приезжали на чемпионат Европы (где-то 80 процентов из них приезжали за свой счет), только около 5 процентов «отбивали» свои расходы.

Е.СУРОВ: Итак, цифра-минимум 150 000. Еще какие решения?

Э.СУТОВСКИЙ: Единственное, я еще все-таки повторюсь, что речь шла о всех континентальных первенствах, просто касательно остальных конкретные цифры пока не назывались: то есть они были предложены, но не утверждены. 100 000 предлагалось для азиатского континента, 100 000 для Америки и, по-моему, 30 000 для Африки – там традиционно очень низкие призовые.

Обсуждалось очень много важных вопросов. По поводу софийских правил тоже была дискуссия, но поскольку нет окончательного решения, я, пожалуй, не буду вдаваться в подробности. А вот важный вопрос, который занимал меня в последнее время и, если помнишь, я об этом говорил, это мужской Гран-при. На самом деле очень амбициозный проект, и когда мы встречались с Полсоном, стало ясно, что он серьезно в это верит. Но я упомянул в беседе с ним, что при таком размахе и желании сделать его вселенским событием, призовой в 120 000, который минимально предписывался, совершенно не соответствует тем запросам, которые есть на сегодня у ведущих игроков. Были проведены очень длительные переговоры, я участвовал в них и как член комиссии по проведению чемпионатов мира, и от имени АШП, потому что было важно понять, каким образом собирается Полсон привлечь игроков, сможет ли он действительно пойти навстречу и значительно поднять призовые. Удалось найти хитрый компромиссный вариант, при котором Полсон поднимает призовые – на каждом этапе будет не 120 000,а 240 000 – это очень существенное повышение, то есть просто увеличение в два раза – плюс, та еще будет часть, которая уходит в общий призовой фонд на финальной стадии.

Е.СУРОВ: 240 000 – то есть это на каждом этапе будет, да?

Э.СУТОВСКИЙ: Да, 240 000.

Е.СУРОВ: Начиная с этого цикла?

Э.СУТОВСКИЙ: Да, с этого: Ташкент, Челябинск… И при этом ФИДЕ согласилась не поднимать свой взнос, то есть ФИДЕ получит те же отчисления, какие получила бы, если бы Полсон оставил 120 000 на уровне минимального призового. На мой взгляд, получился очень удачный ход: 20 процентов в ФИДЕ будут высчитаны не из 240 000, а из 120 000.

Е.СУРОВ: Я не совсем понял, что значит «Полсон поднимает»? Это значит, призовой фонд – это личные деньги Полсона?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, нет. Давайте все-таки говорить «Агон». Все-таки компания «Агон» этим занимается.

Е.СУРОВ: То есть он берет на себя обязательства?

Э.СУТОВСКИЙ: Да, он берет на себя обязательства, в контракте это все прописано и так далее, но, согласно правилам, эти 20 процентов отчисляются и должны пойти в ФИДЕ. Но когда он покупал эти права, в контракте стояло, что минимальный призовой фонд 120 000. Теперь Полсон хочет привлечь к этому всех ведущих шахматистов… Кстати, мы имели с ним очень долгую беседу и он приятно меня впечатлил тем, что спрашивал: «А что мне нужно такого сделать, чтобы шахматисты с удовольствием приезжали ко мне на турнир, чтобы им был приятно играть, жить в такой атмосфере?»

Е.СУРОВ: Я думаю, что вам было легко ответить на этот вопрос.

Э.СУТОВСКИЙ: Да, я пытался давать ему примеры. Дело ведь не всегда только в финансовых составляющих. Есть много маленьких деталей, которые влияют на состояние шахматиста, создают ему настроение и…. И вот вернемся к этой теме. В первоначальной версии контракта Полсон обязывался проводить эти турниры с минимальным призовым фондом в 120 000, с  учетом вычета из этой суммы 24 000. После всех бесед, не только со мной, но и с ведущими шахматистами, с Карлсоном и так далее, призовой фонд поднялся вдвое, а ФИДЕ согласилась при этом не увеличивать отчисления.

Е.СУРОВ: Ну что ж, здесь можно поаплодировать ФИДЕ.

Э.СУТОВСКИЙ: Я думаю, что здесь очень важно понимать, насколько обе стороны осознают, насколько удачным и важным для «Агона» и ФИДЕ может быть это проект, будь он реализован на практике. И у ФИДЕ появится возможность показать, что они вышли из закоулков, и вот он – и Берлин, и Лондон… Вы знаете, что очень долго шли дискуссии, даже весь рейс Элиста-Москва, нас там летело шесть человек, и все время мы обсуждали это в самолете, и именно там последние детали согласовывались. Даже не все согласовалось, остались еще технические моменты, но все же вопрос финансирования был уже решен.

Е.СУРОВ: Прекрасно, прекрасно…

Э.СУТОВСКИЙ: Есть еще масса интересных вещей. Сейчас вот идет работа над положением о Гран-при, списком участников, оно будет опубликовано где-то в конце апреля.

Е.СУРОВ: То есть сейчас что, переговоры ведутся с какими-то участниками?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, переговоры с участниками не ведутся, идет детализация просто техническая. Есть такие загвоздки, с правами на трансляцию, в частности, и так далее. Вот эти вопросы и решаются сейчас. Но с финансовой точки зрения все уже согласовано.

Е.СУРОВ: Да, и все-таки хотелось бы узнать , чтобы какую-то ясность иметь… По какому принципу будут набираться участники Гран-при?

Э.СУТОВСКИЙ: Да, принцип достаточно демократичный. Будет шесть Гран-при, в каждом из которых будет задействовано двенадцать участников, то есть всего будет приглашено восемнадцать участников, каждый из которых по четыре этапа должен будет сыграть. И эти восемнадцать шахматистов будут набираться по следующему принципу: четыре человека по итогам Кубка мира 2011 года, семь человек – по рейтингу, шесть мест предоставляется «Агону» для предоставления мест представителям организаторов, и одно место Кирсан Николаевич будет...

Е.СУРОВ: Кирсан Николаевич будет участвовать сам или все-таки номинировать?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, ну сам – это, конечно, маловероятно. Номинировать, конечно. Здесь опять же нужно сказать ,что обсуждались всякие варианты, и эти шесть мест, которые отдали «Агону» в качестве мест, предоставляемых организаторам в шести городах. В частности, Полсон дал полуобещание, что эти места по возможности не просто будут отдаваться по местному принципу, а будут стараться все же предлагать их следующим в списке по рейтингу, кто не попал в эти. Таким образом, если четыре плюс семь – это одиннадцать, и эта четверка – она в любом случае очень близка по рейтингу, и все попали: Свидлер, Грищук, Иванчук и Пономарев, но и следующим в списке двум-трем вполне реально попасть. Я думаю, что эти места будут все-таки распределяться по такому принципу.. по рейтингу… Кстати, рейтинг традиционно – это июль прошлго года и январь нынешнего.

Е.СУРОВ: А у меня вот такой вот вопрос. Может быть, не по адресу, но если не знаете – значит не знаете. До меня дошел слух, не буду говорить откуда, просто слух, что этап Гран-при в Челябинске находится под угрозой. Это так или нет?

Э.СУТОВСКИЙ: Я думаю, что, поскольку я не связан априори с организаторами и с организацией этого этапа, я ту информацию, которая имеется у меня не то, чтобы на уровне слухов, но в качестве неофициальной информации, комментировать не буду.

Е.СУРОВ: Ага, ну как всегда, осторожный президент…

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, ну на самом деле у меня никакой официальной информации нет, а те разговоры, которые ведутся в кулуарах, они все же не являются основанием для того, чтобы давать какие-то оценки.

Е.СУРОВ: Ну что ж, еще какие-нибудь важные решения, о которых вы хотели бы непременно рассказать, есть или у меня есть еще несколько вопросов…

Э.СУТОВСКИЙ: Я на самом деле хотел бы еще и о деятельности АШП рассказать, поскольку есть подвижки, но для шахматистов более важной будет информация о том, что подписано, наконец, положение о чемпионате мира по быстрым и по блицу в Казахстане, который пройдет с 24 июня по 1 июля и, опять же, мне кажется, что здорово, что удалось такой хороший призовой фонд привлечь – 400 000 долларов.

Е.СУРОВ: Но здесь ассоциация не выступает в роли организаторов, да?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, нет, нет… Это скорее информация от меня, как человека, причастного к написанию Regulation для этого турнира. Потому что здесь много было споров: сколько человек должно по рейтингу попадать, сколько должно отбираться. Например, я всегда придерживаюсь той точки зрения, что в таких турнирах нужно давать как можно больше мест для отбора, поскольку неправильно давать много мест по рейтингу и буквально несколько для отбора. Потому что рейтинг – он ведь по классическим шахматам, а почему по блицу нужно обязательно отбирать по рейтингу? Не совсем понятно… Но в итоге было найдено компромиссное решение. Будет отбор и в быстрые, и в блиц. В быстрые будет шесть выходящих мест, в блиц – пять. В блице это связано с тем, что одно место предоставляется победителю предыдущего чемпионата мира, а по быстрым он не проводился. Таким образом, будет шестнадцать участников, из которых в блице будет отбираться пять, а в быстрых – шесть.

Е.СУРОВ: И мы знаем еще, что незадолго до этого будет проведен чемпионат мира по быстрым шахматам и блицу среди женщин. Здесь все по плану?

Э.СУТОВСКИЙ: Да, здесь я могу говорить долго. У нас это мероприятие уже три месяца как вынашивалось, последние приготовления идут и все сильнейшие шахматистки подтвердили участие. Сейчас есть некоторая проблема с Хоу Ифань, поскольку Хоу по каким-то своим внутренним причинам, возможно, не сможет приехать, но окончательно еще неизвестно. А практически все остальные подтвердились, состав будет очень сильный. К сожалению, Россия, кроме своих сильнейших шахматисток, пока не номинировала никого из молодых и талантливых, а ведь хотелось бы увидеть не только сестер Косинцевых, Костенюк и Гунину, но и…В общем-то, мы специально дали такую возможность, и в Положении это было прописано, чтобы была возможность у всех талантливых шахматисток принять участие, порог 2300 – рейтинг, который есть даже у самых молодых перспективных шахматисток. Номинаций таких пока от России, например, не поступило, хотя вот если говорить про Китай, то китайцы прислали список из шести шахматисток, которые приезжают и будут бороться на чемпионате мира по быстрым и по блицу.

Е.СУРОВ: Здорово! С китаянками турнир, конечно, совсем другим станет, выиграет.

Э.СУТОВСКИЙ: Да, и индуски будут, Конеру и Харика. А с Китаем, если уж говорить о новостях Ассоциации, с федерацией были проведены переговоры, очень успешные и эффективные, и вполне возможно, что уже летом у нас будут совместные мероприятия. Сейчас конкретно мы работаем над деталями. В принципе, АCP – для многих оставалось загадкой, что же это такое, и многие люди, представляющие федерации, опасались трехбуквенного названия еще со времен Каспарова, когда была такая оппозиция между шахматистами-профессионалами и национальными федерациями и ФИДЕ. Сейчас мы видим, что лед недоверия тает и все больше федераций с удовольствием идут на контакт, так вот и с Китаем, и с Индийской федерацией идут переговоры. Более того, есть такая идея сделать что-то не только для ведущих молодых шахматистов, но и для ветеранов. Сейчас мы пытаемся предварить эту идею в жизнь, вели переговоры с Игнасиусом Леонгом, он не только ответственное лицо ФИДЕ, но и возглавляет Сингапурскую шахматную и федерацию, и Академию, и вообще в этом регионе очень деятелен. Возможно, будет осуществлен какой-то матч между сборной Сингапура и сборной ветеранов.

Е.СУРОВ: Напомню, Эмиль Сутовский у нас в эфире, это я для тех, кто к нам недавно подключился. Он красиво говорит, «лед недоверия постепенно тает» - я вот запомнил эту фразу. А между прочим, не все так думают. Нам на сайт поступило несколько вопросов, даже несмотря на то, что мы объявили об этом только за несколько часов до начала. И вот первым ответственно подошел к этому Михаил Голубев, который сформулировал свои вопросы и сделал это достаточно подробно. Я вот сейчас думаю, стоит ли их сейчас целиком зачитывать или постараться переформулировать как-то более кратко. Почему я хочу начать именно с его вопросов – потому что они относятся как раз ко всему, о чем вы говорили ранее, о ваших отношениях с ФИДЕ. «Пока очевиден перекос в сторону ФИДЕ с одной стороны, в сторону ЕШС – с другой», - пишет Голубев. То есть, что он имеет в виду: у вас налажены, видимо, хорошие отношения с ФИДЕ, а с ЕШС у вас наоборот какие-то проблемы. Это в том числе видно и из сообщений Данаилова в Твиттере.

Э.СУТОВСКИЙ: Прочел сообщение Голубева, поэтому отвечу, наверное, по пунктам. Ты еще пропустил момент про чтение стихов…

Е.СУРОВ: Да, давайте, кстати, поясним для тех, кто не знает. Вы читали стихи в Элисте, когда были на Президентском совете ФИДЕ, не свои, а стихи калмыцкого поэта…

Э.СУТОВСКИЙ: Я уже и как шахматист, и как человек, который живет уже давно в этом шахматном мире, к Илюмжинову отношусь с уважением, как, кстати, и большинство шахматистов. Я четко вижу его недостатки, четко вижу, где он мог бы сделать лучше, но человек, который за всю историю шахмат вложил в них, пожалуй, больше всего своих денег, он в любом случае заслуживает уважения. Какие бы ни были у него недостатки, о каких встречах с инопланетянами он бы ни говорил – это его личное дело, он очень много сделал для шахмат, для шахматистов в девяностые годы, поэтому, в этом плане, мне кажется, что расхождений, даже у тех, кто его критикует, нет. Я был приглашен не только на Президентский совет, но и на празднование 50-летия Илюмжинова в Элисту. Я как человек, воспитанный на востоке, и, слава богу, цивилизованном востоке, считаю, что будучи приглашенным на такое мероприятие, ты или демонстративно не приезжаешь туда, как сделали некоторые члены президентского совета, которые решили, что не будут они там, или, если ты к человеку относишься позитивно, ты приезжаешь. Поздравлять можно разными путями, для некоторых людей – можно принести какой-то там дорогой подарок и так далее. Я счел, что стихи именно калмыцкого поэта Давида Кугультинова – они очень подойдут, тем более, что они очень подходили по духу и даже по тому, что было в них заложено, к тому пути, который Илюмжинов исповедовал. Не вижу в этом ничего зазорного.

(Обрыв связи)

Е.СУРОВ: Мы на всякий случай коротко перескажем, о чем говорили две-три минуты назад. Эмиль сожалеет о том, что Сильвио Данаилов выбрал такую манеру общения в своем твиттере – с переходами на личности. Отвечать что-либо Данаилову Эмиль не захотел, при этом подтвердил, что задача привлечения в АШП топ-игроков стоит. И что-то начал говорить про Топалова.

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, ты меня немножко перефразировал. Не то, что задача привлечения стоит – как будто у нас всего два шахматиста, а мы хотим привлечь еще. У нас практически все сильнейшие шахматисты являю)тся членами АШП, не входят только Карлсен и Топалов. Может, я еще кого-то упустил, но даже сейчас, навскидку, не могу вспомнить, кого. Что касается Топалова, то мне кажется, что как раз уход Сильвио в политику негативно сказался на шахматной карьере Веселина. Он так здорово и ярко играл, а в последние два-три года игра его, к сожалению, несколько поблекла. Безусловно, мы будем рады его видеть, но мы ни в коей мере не будем строить наши отношения лично с Данаиловым на тот счет, что вот тогда, мол, Топалов вступит! Мы будем рады, если он вступит, но если это не совпадает с его личными интересами и с интересами Сильвио – ну что же, жалко.

Что касается Карлсена, то я общался уже и с его отцом, и с менеджером Эспеном Агдестейном. Здесь ситуация немножко необычная. Дело в том, что Магнус вообще отличается независимым характером и, как многие талантливые люди, он любит быть самим по себе. Я пригласил Магнуса вступить, и в ответе Агдестейна прозвучало, что, в принципе они очень внимательно следят за нашей деятельностью, просят присылать им все News Letters ACP и рассказывать им о каких-то достижениях и прогрессе. Но в данный момент Магнус не хотел бы связывать себя ни с какой организацией. Я не знаю, связано ли это с его жизненной позицией или с какими-то контрактами со спонсорами, или с тем, что он не хочет, чтобы кто-то говорил от его имени – у него очень независимый характер – я не знаю. Единственное, что я знаю, - что Магнус достаточно активно откликнулся, когда в 2011 году я проводил опрос, связанный с тем, какой формат должен быть предпочтительней для матча претендентов или турнира претендентов. Он внимательно и достаточно оперативно отвечал. Поэтому я думаю, что его позиция заслуживает понимания и уважения. В то же время, я не вижу никаких преград для того, чтобы в дальнейшем он стал членом АСР.

Е.СУРОВ: Пока не ушли далеко от Данаилова, я бы все-таки хотел вернуться с некоторым его сообщением в твиттере. Вы ничего не упомянули о том, что Ассоциация профессионалов получила право номинировать десять арбитров на Олимпиаду. Опять же, если верить Данаилову. И столько же получил право номинировать Европейский шахматный союз. Это так?

Э.СУТОВСКИЙ: Конечно, Данаилов здесь лукавит. Мне очень интересно, почему он это делает, причем с таким опозданием. Он был на Президентском совете в Аль-Аине, где все это обсуждалось в начале февраля. Формулировка про номинацию арбитров в итоге звучала как «до десяти», а не «десять». Точное количество не было решено. Вначале обсуждалось десять на нашей встрече с ФИДЕ в Москве, а потом формулировку изменили на «до десяти». Я думаю, что будет немножко меньше, но от АСР будет значительное число арбитров. Он об этом знал еще в феврале, но вспомнил лишь сейчас, когда почему-то захотел заострить на этом внимание. Арбитров будет меньше, чем у Европейского шахматного союза, а тот довод, что шахматисты сами себе назначают судей, - это неверно. Мы никого не назначаем. Просто у нас среди наших членов порядка пятидесяти арбитров, которые вступили в АПШ, потому что Ассоциация – не только для шахматистов, игроков, но и для всех, кто связан своей жизнью и карьерой с шахматами. Соответственно, мы из этих пятидесяти людей составили лист, который передали в ФИДЕ. По-моему, тринадцать человек в списке. И уже из них сама ФИДЕ выберет то количество арбитров, которое, согласно спискам, проходит. Там не совсем понятно – дело в том, что Турецкая шахматная федерация хочет назначить максимальное число своих арбитров, чтобы дать им шанс поучаствовать в Олимпиаде. Я не думаю, что в итоге будет десять, но, может быть,  шесть-восемь человек.

Е.СУРОВ: Я не совсем понимаю, Эмиль, зачем вам вообще это право – номинировать арбитров? Ведь арбитры, которые входят в Ассоциацию профессионалов - даже если бы они и не входили, – они же все равно остаются арбитрами. Они могут быть назначены на то или иное соревнование. Зачем именно АШП номинироваться?

Э.СУТОВСКИЙ: Хороший вопрос. Дело в том, что в течение многих лет назначение арбитров на олимпиады является политическим средством, как внутри федераций, так и внутри континентов. Федерация решает, кого номинировать. И если кто-то попал в немилость к федерации, то он не может попасть на Олимпиаду, даже если он очень квалифицированный арбитр. Такая ситуация происходит и на уровне континентальном, и на уровне международном. Поэтому было совершенно нечестно, что человек, который является отличным арбитром, имеет большой опыт, разговаривает на нескольких языках и так далее, - просто не может попасть, потому что его собственная национальная федерация или континент не будут его номинировать. Сейчас у таких людей появился способ попасть на Олимпиаду по квоте ACP. Мне кажется, что это очень удачное решение, и я очень рад, что в этом моменте ФИДЕ пошла нам навстречу.

Е.СУРОВ: Понятно. Тогда дальше пройдемся по вопросам. Закончим с Голубевым – у него есть и четвертый вопрос. Этот вопрос совсем не о том, о чем мы говорили до этого. А именно: насколько я знаю, ассоциация не так давно разослала опрос своим членам. И вот Голубев негодует: «Неужели вопросы о лучшем турнире и лучшей книге прошлого года –это именно то, с чего следует начинать? Фигурально выражаясь, вы начали с опроса про прошлогодний снег. При том, что в шахматном мире – это я цитирую – немало горячих проблем, напрямую затрагивающих сегодняшние интересы игроков, есть немало висящих в воздухе вопросов фундаментального свойства для дальнейшего развития игры».

Э.СУТОВСКИЙ: Да, канцеляризм неизлечим. Фраза замечательно построена, и совершенно непонятная в итоге. Можно было спросить: зачем вы это делаете? Я объясню. Прежде всего мы занимаемся теми вопросами, которые насущны – об этом я говорил и буду продолжать говорить. Это и организация тех же турниров, и отработка правил, и требования по призовым, и вопросы, связанные с введением или не введением софийских правил, античитерства, зеро толеранс и так далее. Поэтому говорить о том, что мы прежде всего занимаемся вопросами по поводу лучшей книги или лучшего турнира, - это совершенно неверно. Это не является приоритетным направлением. Тем не менее, работа Ассоциации связана не только с профессиональными игроками, но и с людьми, благодаря которым мир шахмат существует, – в том числе это шахматные издатели. Может быть, не все обратили внимание, но то количество книг, которое издается сегодня на западе о шахматах, достаточно велико. И когда мы захотели привлечь этих людей для работы в нашей Ассоциации, все без исключения крупнейшие западные издательства прислали по нашему предложению список из двух лучших книг за прошлый год с тем, чтобы члены АСР могли проголосовать и выбрать, какая книга наиболее достойна, наиболее удачна, лучше всего рассказала о шахматах. Я думаю, что это дело, которое способствует популяризации шахмат, улучшает отношения Ассоциации не только с игроками – понятно, что 80 процентов у нас – это игроки, но важно же работать и в других сферах. То же самое касается и работы с организаторами. Очень важно понять, что у организаторов есть какой-то стимул хорошо проводить турниры. По результатам опроса среди всех членов АСР будет выявлено, какой турнир проводился лучше всего, и соответственно, люди в следующем году захотят туда ехать. Или же это будет одним из элементов предпочтения того или иного турнира. Кстати, при работе с организаторами турниров в состав Совета АСР недавно вошел Йерун ван дер Берг – это крупнейший голландский организатор – турнира в Вейк-ан-Зее и еще многих.

Е.СУРОВ: В состав Совета АСР?

Э.СУТОВСКИЙ: Да. У нас там произошли изменения. Мария Клинова с самого начала пожаловалась на график работы – а у нас он очень плотный, идет большая переписка, работа, частые советы, - она не сможет уделять столько времени. Мы начали искать достойную замену. И вместо Марии Клиновой членом Совета стал Йерун ван дер Берг. А вместо Евгения Романова, который просто на трех-четырех фронтах, как на основной работе, так и шахматный профессионал, - вместо него в состав Совета вошел Джованни Вескови, а Женя Романов остался представителем АСР в России.

Е.СУРОВ: Он, наверное, просто обиделся на вас, что вы его обыграли не так давно?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, это было до того. А обиделся он, скорее, на себя, хотя партия была очень интересной, и те оценки, которые выдавал компьютер, не совсем отражают то, что происходило на доске.

Е.СУРОВ: А замена двух членов Совета – она правомочна? Я просто не знаю ваши процедурные вопросы.

Э.СУТОВСКИЙ: Да-да, у нас это все прописано – что мы так решили и так поступили. В принципе, квалифицированное большинство может исключить вообще любого из членов Совета. Но у нас даже мысли такой не было, это были предложения самих Маши и Жени. Женя сам написал, что такой график ему не удается поддерживать, давайте, мол, я лучше сконцентрируюсь на работе в России, а на мое место введите кого-то другого в состав. И Джованни Вескови – известный гроссмейстер и достаточно хороший организатор, он в Бразилии уже много чего сделал – согласился к нам присоединиться. Поэтому, я думаю, что наша команда сейчас стала еще более представительной. А Женя продолжит работать на российской части.

Е.СУРОВ: Скажите, является ли членом Ассоциации Левон Аронян?

Э.СУТОВСКИЙ: Да, конечно.

Е.СУРОВ: Здесь про него пришел вопрос, буквально за несколько минут до начала эфира. Пишет Вагит Рзаев. Я пропущу его резкую оценку как гражданина Азербайджана в отношении Левона Ароняна. Но речь идет о его отказе участвовать в турнире претендентов, если бы турнир проводился в Баку. Читатель спрашивает: «Не считаете ли вы, что ваша Ассоциация должна рассмотреть решение о применении санкций к члену АСР Левону Ароняну? Мы восхищаемся его большим талантом, но мы считаем, что Союз профессионалов должен дать оценку срыву турнира в Баку».

Э.СУТОВСКИЙ: Это вопрос, который не требует особого ответа. Во-первых, никакого срыва, турнир, слава богу, пройдет в Лондоне, и я думаю, что азербайджанская сторона как раз будет принимать непосредственное участие в организации. Это не то, что у Баку отобрали право проводить турнир, просто нашли компромиссный вариант. Реально на сегодня проблема существует, но это не вопрос «кто прав – кто виноват». Я знаю, что азербайджанская сторона была готова сделать все для того, чтобы этот конфликт был разрешен. К сожалению, этого не удалось, но удалось найти компромиссный вариант. В целом, я считаю, что неправильно лишать права одной из крупнейших федераций мира проводить турниры в масштабах мира только потому, что один шахматист чувствует себя некомфортно в этой стране. С другой стороны, я понимаю Левона как профессионала – ему было бы очень тяжело в течение трех недель находиться и играть под прессингом. Поэтому это вопрос очень сложный. Шахматисты – люди с тонкой душевной организацией. Но я рад, что те старания, которые прикладывали азербайджанские организаторы, продолжают приносить пользу и успех. В любом случае, тот факт, что в Лондоне в организации турнира примет участие Азербайджанская федерация и SOCAR – это очень важно для азербайджанской стороны. Ситуация сложная. Я помню, что подобная ситуация возникла в Ливии, когда израильские шахматисты не могли играть. Я понимаю, что ситуация не совсем такая же, потому что в Ливии был признан режим, который весь западный мир считал не совсем адекватным. Вопрос с Азербайджаном и Арменией – это совсем другая ситуация, но это тоже надо как-то решать. Но уж, конечно, ни о каких санкциях АСР здесь речи не идет.

Е.СУРОВ: Вагит Рзаев в продолжение вопроса тоже пишет о вашем конфликте с Данаиловым: «Нам известно, что господин Данаилов, как и вы, большой друг нашей азербайджанской федерации. Не считаете ли вы, кто конфронтация с таким влиятельным человеком может повредить развитию азербайджанских и международных шахмат?».

Э.СУТОВСКИЙ: Давайте опять по пунктам. Я не вижу никакого конфликта с Данаиловым. Я даже не совсем понимаю, почему у него со мной конфликт, но все личностные нападки оставим на его совести. Что касается вреда азербайджанским шахматам, то я не представляю азербайджанскую федерацию, поэтому не думаю, что какие-то шероховатости могут повлиять на отношения между Данаиловым и Азербайджанской шахматной федерацией. Не вижу здесь никакой связи. И надеюсь также, что этот конфликт не перекинется на время командного клубного чемпионата Европы, потому что за команду SOCAR должны выступать и Топалов, и я. С Веселином у нас нормальные отношения, мы и играли, и анализировали вместе, и никаких проблем не было никогда. Поэтому я надеюсь, что их удастся избежать и впредь.

Е.СУРОВ: И еще один представитель из Азербайджана, Ровшан Бабаев, задает два вопроса. Первый (обратите внимание, насколько патриотичный вопрос): «Я уверен, что все шахматисты довольны вашей деятельностью на посту президента АШП. Однако мы видим, что ваши шахматные результаты несколько снизились, ниже отметки 2700. Осенью вы будете защищать честь азербайджанского клуба SOCAR на первенстве Европы. Не считаете ли вы, что для подготовки к этому ответственному турниру вам стоит временно отвлечься от столь важного дела как президентство АШП?».

Э.СУТОВСКИЙ: Я соглашусь, что последние результаты были не такими, на которые я был вправе рассчитывать. Я, наверное, должен буду как-то пересмотреть свой процент занятости. Дело в том, что на данном этапе было уж очень много насущных проблем, которые надо было решать в рамках АСР. И как-то это сложилось еще и с тем, что, может быть, я оказался не в самой лучшей шахматной форме. Осенью предстоят два очень важных турнира – это шахматная Олимпиада и клубный чемпионат Европы. И я надеюсь и там, и там выступить на привычном для себя уровне, а также надеюсь вернуться на отметку 2700+ еще до них.

Е.СУРОВ: И второй вопрос от Ровшана: «Считается, что вся Армения помогает Ароняну, а Индия – Ананду. Мы все знаем, что евреи – дружный народ, и уверены, что весь Израиль помогает Борису Гельфанду подготовиться к матчу на первенство мира. Не могли бы вы раскрыть секрет вашей роли в подготовке Бориса?». Я думаю, что если сейчас Эмиль скажет, что наряду со всем тем, чем он занимается, он еще и Борису помогает в подготовке к матчу, мы тогда восхитимся им уже по полной программе.

Э.СУТОВСКИЙ: Я ни в коей мере не завязан на подготовке Бори к матчу, я никогда этого не скрывал. Более того, за все годы нашего общения (обрыв связи) …но я на них не бываю. Просто какие-то цифры, которые мне называли – я боюсь ошибиться, но чуть ли не 4:1 или 3,5:1 были ставки, на мой взгляд, совершенно нереальные. У Бориса есть одно очень большое преимущество – это крепкие нервы, и он играет очень стабильно на своем уровне, что бы ни случилось. А вот у Ананда в последнее время все чаще бывают какие-то проколы. И несмотря на все разговоры, что уж к матчу-то он развернется и всем покажет, но если привыкнуть играть плохо, то к матчу можно уже и не вспомнить, как делается обратное. Поэтому мне кажется, что с этой конспирацией он немножко переборщил. И если он продолжит в том же духе, то у Бори будут очень реальные шансы. Естественно, и Ананд в хорошей форме, и Гельфанд в хорошей форме. Ананд – явный фаворит. Но удастся ли Ананду выйти на пик своей формы – здесь у меня есть сомнения. А то, что Гельфанд умеет строить свою подготовку и ко всем важнейшим турнирам подходил действительно на пике – это несомненно. Поэтому, думаю, что шансы, несмотря на оценки букмекеров, практически равны.

Е.СУРОВ: Не получилось у нас коротко, а видит бог – я хотел покороче сегодня разговор как-то завязать. А мы уже почти час в эфире…

Э.СУТОВСКИЙ: …а я еще столько важных вещей не рассказал!

Е.СУРОВ: А у меня еще несколько вопросов осталось.

Э.СУТОВСКИЙ: Давай-давай!

Е.СУРОВ: Я хотел спросить вот о чем. Эмиль, вы, конечно же, читали статью Василия Папина по поводу чемпионата Европы, которая, по сути, является ответом на ваши претензии.

Э.СУТОВСКИЙ: Статью я внимательно не читал, потому что она вышла прямо во время чемпионата России – может, за день до того, - когда я был в пути. Внимательно не читал, но проглядел. И не понял, что хотел сказать автор. Не совсем понял, что ему так понравилось. Понял, что Василий хотел угодить и организаторам чемпионата Европы, и при этом не обидеть меня и сказать пару ласковых слов в адрес АСР. Общей мысли не понял. Чем он был доволен, мне совершенно непонятно. Претензии, которые излагал я – я это еще раз подчеркну и буду продолжать подчеркивать, - это претензии и мнения не мои, а шахматистов. Я за этот чемпионат – может быть, это слегка сказалось на результате, хотя ни в коей мере не является достаточной отмазкой – переговорил, наверное, с сотней шахматистов, которые были поголовно недовольны тем, что происходит. Кто чем. Кто -  тем, как кормят в гостинице, кто – как было во втором игровом зале. Например, сегодня я получил письмо от Шахрияра Мамедъярова. Он написал, что хочет напомнить ситуацию, которая возникла у него, потому что там вскрылись новые аспекты. Мы помним историю происхождения 0-0. Так вот оказалось, что софийские правила вообще было неправомочно использовать на этом турнире. Соответственно, неправомочным было ставить результат 0-0 и неправомочным было забирать у игроков рейтинг. Ладно, 0-0 поставили, турнир провалили, но рейтинг-то верните! Ситуация обсуждалась на Комиссии во время Президентского совета ФИДЕ в Элисте, там были длительные дебаты, в результате буквалисты победили. Дело в том, что правила ФИДЕ говорят о том, что если партия началась, то рейтинг должен быть обсчитан. И при голосовании со счетом 3-2 победило все-таки мнение, что правила неправомочно было вводить, но коль скоро партия началась, то результат должен оставаться, и рейтинг будет, к сожалению, обсчитан.

Е.СУРОВ: Так это важная информация! То есть вообще ставить правило 0-0 или вводить его на турнир было неправомочным решением?

Э.СУТОВСКИЙ: Ну, результат 0-0 – он вообще-то существует. Неправомочным было вводить софийские правила на этапе чемпионата мира. Потому что в правилах проведения чемпионата мира софийские правила не предписаны. Соответственно, вводить и давать 0-0 за нарушение этих правил нельзя. Само понятие 0-0 возможно, оно допустимо при разных случаях. Но в данном случае 0-0 – это нарушение софийских правил. А этого делать было нельзя, потому что нельзя было их вводить первоначально.

Е.СУРОВ: Но изменить уже ничего не получится?

Э.СУТОВСКИЙ: Двое из членов комитета считали, что все-таки нельзя поощрять такое нарушение. А трое оказались в этом плане верны не духу, а букве закона, где сказано четко: если партия уже началась, то любой результат должен быть обсчитан. То есть, условно, минус, техническое поражение не может даваться. Это действительно не очень приятная ситуация, но что есть, то есть. Тем не менее, важно, что этот вопрос обсуждался, дискутировался, был поднят – как я уже говорил, мы не намерены оставлять такие явления без внимания. И такие нарушения в работе судейской коллегии и в дальнейшем будут внимательно изучаться, и мы не будем оставаться безучастными. Что касается Мамедъярова – он написал про то, что судейство было еще более странным – я, например, не знал – в партии с Годеной в середине турнира согласился на ничью на 37-ом ходу, они оба встали из-за столика, ушли, согласившись на ничью. После чего их догнал судья, попросил вернуться и сделать еще несколько ходов. Они вернулись и сымитировали какое-то там повторение. И ничья была все-таки зафиксирована. Проходит пара туров, он играет уже с испанцем, соглашается на ничью. Причем не сразу соглашается – они там анализируют партию, вначале стоит ничья, а примерно через полчаса ему объявляют о том, что он проиграл. Я в данном случае, кстати, не хочу защищать Мамедъярова за продолжение нарушения правил – я считаю, что тот факт, что в первый раз его не наказали, не является достаточной мотивацией для того, чтобы нарушать закон снова, даже если закон сомнительный и неправомочный. Но сам факт того, что было такое странное судейство, - это, конечно, заслуживает пристального изучения. Как сделать так, чтобы подобное впредь не повторялось, потому что сегодня судьи зачастую даже за свои ошибки не расплачиваются ничем, никаких наказаний не следует. И мы можем видеть, что судьи, принявшие то или иное неверное решение, на следующий турнир опять назначаются судьями.

Е.СУРОВ: У меня вот какой вопрос. Честно сказать, мне не очень нравится вообще вся эта практика, когда идет заочная полемика друг с другом. В данном случае – Папин что-то вам ответил в своей статье, вы, как сейчас выясняется, не очень внимательно прочитали и сейчас что-то ответили. А вот было бы гораздо интереснее, если бы вы дискутировали друг с другом один на один. Если я, допустим, приглашу вас с условным Папиным, - придете на дискуссию?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, мне кажется, что это несерьезно. Потому что те доводы, которые Василий приводил в своей статье, настолько противоречат и мнению большинства игроков и, зачастую, здравому смыслу, что… Я давно уже разуверился в возможности доказать что-либо человеку, который упрямо верит в нечто противоположное тому, во что верю я. Поэтому давайте пусть каждый из нас выскажет свое мнение, а публика уже судит о том, чье мнение более логично, более правильно. Смысл в подобных дискуссиях может быть только в ток-шоу на телевидении – там они будут хорошо смотреться. А так смысла в этом никакого.

Е.СУРОВ: Я-то как раз не ради шоу, а ради – не хотелось бы каких-то высокопарных слов, но – ради поиска какой-то истины. А вот, скажем, с Данаиловым?

Э.СУТОВСКИЙ: Здесь поиска истины никакого нет, здесь совершенно очевидные позиции. Более того, как ты уже заметил, мои болельщики – от моих личных до болельщиков команды SOCAR – справедливо волнуются, что я трачу слишком много времени на околошахматные проблемы. Поэтому я не вижу оснований. А что касается Данаилова, то при том уровне полемики, которую он у себя в твиттере ведет, я просто сомневаюсь, что мы можем держаться на дипломатическом уровне обсуждения каких-либо вопросов. Ну хорошо, пусть он называет нас профсоюзом «Солидарность», а меня – руководителем профсоюза «Солидарность». Наверное, даже из истории можно было знать, что профсоюз «Солидарность», в общем-то… Войцеха Ярузельского немногие помнят в Польше, а профсоюз «Солидарность» помнят.

Е.СУРОВ: Мне остается только сожалеть, что у нас сегодня была плохая связь, все время барахлила. Я подозреваю, что это связано с тем, что здесь, где я нахожусь, сегодня сложные метеоусловия – дождь, гроза. Возможно, из-за этого плохой интернет. Я хотел бы просто извиниться перед теми, кто нас сегодня слушал, что сегодня были такие прерывания. Эмиль, если есть еще что-то важное сказать, я с удовольствием выслушаю. А если нет, то вот я пытаюсь намекнуть, что… Честно сказать, я бы с удовольствием поговорил еще, но из-за качества связи я вынужден закруглять это дело.

Э.СУТОВСКИЙ: Наверное, все более или менее важные темы мы затронули. Очень важно, что работа идет, есть и конкретные достижения. Я еще раз приглашаю и федерации, и девушек, тех, кто хочет участвовать в Батуми, в Грузию - это действительно будет турнир высокого уровня, и проведем мы его так, что запомнится он надолго. И, конечно, я буду рад поделиться новостями как АСР, так и общей шахматной жизни, поэтому всегда готов рассказать о том, что происходит на всех фронтах.

Е.СУРОВ: До эфира у меня была мысль поставить кое-какую песенку в конце, специально для вас, Эмиль. Потом я забыл об этом, а во время эфира вспомнил. Вот как вы думаете – я уже по традиции задаю такой вопрос – какая песня прозвучит? Вопрос не такой простой, могу дать маленькую подсказку – ее название состоит из одного слова, и вам это слово хорошо знакомо.

Э.СУТОВСКИЙ: Слишком сложный вопрос, здесь ни одни знаток, мне кажется, не возьмет по такой подсказке. Поэтому я предоставлю тебе право озвучить название композиции.

Е.СУРОВ: Одним актуальным словом! Актуальным, скажем, в последние пару недель.

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, не готов сейчас к такого рода загадкам. Но с удовольствием выслушаю, что ты имел в виду.

Е.СУРОВ: «Навигатор». Песня называется «Навигатор». Песня для Эмиля Сутовского. И мне остается только поблагодарить его.

Э.СУТОВСКИЙ: Спасибо и всего доброго!

Е.СУРОВ: Эмиль Сутовский, это был прямой эфир. Еще раз извините, если что было не так.


  


Смотрите также...

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Вместе со мной на связи Эмиль Сутовский – шахматист, гроссмейстер и член комиссии ФИДЕ по проведению чемпонатов мира и Олимпиад, если я правильно называю. Здравствуйте, Эмиль!

    Э.СУТОВСКИЙ: Добрый день, Евгений, да.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: Московское время 14 часов ровно. У нас неожиданный выход в эфир: прямо из Пекина на связи Веселин Топалов собственной персоной. Веселин, приветствую.

    В.ТОПАЛОВ: Привет.

    Е.СУРОВ: Не думал я, что придется поздравлять по окончании этого турнира, но оказалось, что вы выиграли просто всю серию Гран-При. Это здорово, по-моему?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, вместо со мной две очень красивые девушки. Одна из них действующая чемпионка мира Александра Костенюк, и ее дочка Франческа. Александра, у меня к вам такой вопрос. Через несколько дней вы едете в Турцию на чемпионат мира отстаивать свое звание. Зачем вам нужно было все, что здесь происходило, на Гоголевском бульваре?