Галина Струтинская: "В партии с Ульманом пришло озарение"

Время публикации: 03.04.2012 19:23 | Последнее обновление: 04.04.2012 16:02


Запись прямого эфира: 03.04.2012, 19.00

Е.СУРОВ: 19.03 московское время, это прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер, кто сейчас слушает, спасибо. Евгений Суров у микрофона. Дамы и господа, я рад исправить досадную оплошность – лучше поздно, чем никогда. У нас в прямом эфире появляется действующая чемпионка мира среди ветеранов Галина Струтинская. Добрый вечер, Галина Николаевна.

Г.СТРУТИНСКАЯ: Евгений, добрый вечер.

Е.СУРОВ: Здорово, слышно из Рогашки Слатины просто прекрасно. А связь у нас такая хорошая осуществляется благодаря Николаю Монину – еще одному участнику командного чемпионата Европы, который сейчас проходит в прекрасном месте – в Рогашке Слатине, в Словении. И Николай сейчас тоже на связи. Я бы хотел сейчас передать ему слово.

Н.МОНИН: Здравствуйте, дорогие друзья! Очень приятно снова, как говорится, связаться с родным сайтом, передаю всем большой привет.
[...]
И сейчас мы перейдем к приятной части нашего разговора.

Е.СУРОВ: Если вы имеете в виду, что если вы передадите микрофон Галине Николаевне, то это будет приятная часть?

Г.СТРУТИНСКАЯ: А у вас есть какие-то сомнения на этот счет?

Е.СУРОВ: А мы сейчас проверим.

Н.МОНИН: По-моему, тут даже нечего спорить. Но я позволю себе как ведущий все-таки задать Галине Николаевне вопрос такого рода. Я, естественно, какие-то справки должен был навести. Я зашел в Интернет и узнал, что Галина Николаевна в 1980 году закончила Московский авиационный институт – МАИ,– и я считал, что она целиком и полностью погрузилась, как говорится, в конкретную суровую работу. А вот погрузилась ли? Это она сама нам сейчас, наверное, расскажет. Можно?

Е.СУРОВ: Хорошо. Но прежде чем она расскажет, я попрошу вас, Николай, как это ни печально звучит, все-таки закрыть сайт Chess-News или, по крайней мере, выключить радио, потому что от него тоже немножко эхо идет.

Н.МОНИН: Мы можем его и закрыть, почему бы и нет.

Е.СУРОВ: Если радио выключено, тогда ничего страшного, тогда закрывать ничего уже и не надо. Галина Николаевна, так что, не пошли по пути, связанному с авиацией?

Г.СТРУТИНСКАЯ: Да, Евгений, я вас слышу, правда, действительно какое-то эхо. Да, инженерная карьера моя не удалась. Она как бы и не началась по той причине, что последняя преддипломная практика была в НИИ, и я поняла, что я не смогу работать в том жестком режиме, которого требует моя специальность – «вооружение летательных аппаратов». И так как у меня были достаточно весомые спортивные результаты на тот момент – я выходила на чемпионаты СССР, регулярно там играла, - то я сделала выбор в пользу шахмат. Правда, я не стала профессионалом в чистом виде, хотя была возможность, а стала заниматься организационной работой. И первое мое место работы – это Спорткомитет Москвы.

Е.СУРОВ: Ну, по нынешним временам, выбрали вы профессию все-таки поздно. Сейчас если кому-то сказать, что после окончания института можно определиться: играть в шахматы или нет – это уже будет звучать как нонсенс.

Г.СТРУТИНСКАЯ: В общем-то да, учитывая то, что чемпионаты мира до восьми лет проходят уже, наверное, люди вступают в переходный возраст и понимают, чем они будут заниматься.

Е.СУРОВ: Вот Николай рассказал о спортивной части турнира, привел цифры. А вы расскажите о своих впечатлениях от того, что сейчас происходит в Рогашке Слатине.

Г.СТРУТИНСКАЯ: Впечатления непосредственно от Рогашки самые благоприятные. Здесь практически лето, все цветет, замечательный воздух, бассейны, отличная обстановка на самом турнире – все очень приятно. Но так, как у меня складывается игра – я набрала «+4» и не проиграла ни одной партии и выиграла пару очень хороших партий, - то вы же понимаете, что на общую оценку ситуации очень влияет личный результат в конкретном турнире. Поэтому мне все здесь нравится. Правда, уже скучаю по Москве.

Е.СУРОВ: А что же вы по ней так скучаете? Там снег, слякоть, мороз.

Г.СТРУТИНСКАЯ: Домой тянет – ну что делать? Здесь хорошо, но тянет домой, как обычно.

Е.СУРОВ: А кому вообще пришла в голову идея поехать с женской командой на мужской турнир?

Г.СТРУТИНСКАЯ: Да, это удивительная идея. Она мне сперва казалась слегка авантюрной, но я предполагаю, что она пришла в голову Римме Билуновой – она зам. председателя ветеранской комиссии Евгения Андреевича Васюкова. И вот как-то они смогли договориться, и их усердие плюс добрая воля руководства федерации – и женская команда впервые была отправлена на этот чемпионат. До этого играла грузинская команда – я, правда, не помню, в каком году, тоже в командном первенстве Европы. Команду возглавляла Нона Терентьевна. К сожалению, не знаю, в каком году и как они сыграли в итоге.

Е.СУРОВ: У Николая еще есть вопросы?

Н.МОНИН: У меня вопрос такого свойства. Пусть Галина Николаевна расскажет, легко ли ей удалось победить неоднократного претендента на звание чемпиона мира Вольфганга Ульмана в двадцать четыре хода. Это просто нонсенс! Прошу ее рассказать об этом.

Г.СТРУТИНСКАЯ: Николай мне сказал, что в шестом номере бюллетеня эта партия прокомментирована Михальчишиным – он является директором этого турнира, практически все время здесь, прочитал нам две лекции, на одной из них я была. Отличная лекция, большой интерес аудитории – было около сорока шахматистов. Он следит за партиями и прокомментировал эту партию. Тут действительно какое-то озарение нашло, в системе Мароци пришла в голову интересная идея, я не побоялась сыграть нешаблонно, ее осуществить. И получилось так, что в таких небольших тактических осложнениях черные, как мне кажется, не разобрались до конца. И действительно удалось победить довольно-таки быстро – за двадцать с небольшим ходов.

Е.СУРОВ: А я, признаться, даже не знал, что… Не слежу я внимательно за этим турниром, тут вы меня, конечно, поймали. Потому что победа над Ульманом – это, конечно, событие, о котором, наверное, должен был спросить я, а не Николай. А как вы объясняете это озарение? Ведь вы же сейчас практически действующая сильнейшая шахматистка мира. У вас что сейчас, пик формы?

Г.СТРУТИНСКАЯ: Я не знаю. Просто, так сказать, благоприятная среда, хорошее настроение, желание играть у меня было всегда. Я не могу сказать, что пик формы, но здесь мне играется легко и, я бы даже сказала, что легче, чем на женском чемпионате мира, где я стала чемпионкой. Мне кажется, здесь игра более качественная.

Е.СУРОВ: Банальный вопрос, конечно, но скажите: совмещать творческую составляющую – игру в шахматы – с административной работой, которой вы занимаетесь в Российской шахматной федерации, - как это удается?

Г.СТРУТИНСКАЯ: Я на этот вопрос уже тридцать лет не знаю ответа. Главное – шахматы любить, а административная работа – это как любая другая работа. Ну, работала бы я где-нибудь в другом месте. Все то же самое было бы, скорей всего. Хотя, конечно, сейчас на работе можно смотреть партии онлайн. Например, до этого турнира я очень внимательно следила за мужским чемпионатом в Пловдиве, смотрела очень много партий, не только на работе, но и дома. Сейчас действительно с помощью Интернета можно как бы и в рабочее время смотреть что-то дополнительно полезное для себя и консультироваться у первых лиц. К примеру, у Кобалии, который сидит напротив и который, как известно, играл в чемпионате Европы – сильный действующий шахматист

Е.СУРОВ: Да, если Кобалия сидит напротив, то, может быть, даже это и является каким-то объяснением вашего успеха.

Г.СТРУТИНСКАЯ: А между прочим, да. Потому что он сильный шахматист, работает в федерации и, соответственно, даже какие-то актуальные схемы можно обсудить. По крайней мере, схематично. Не варианты «ход-в-ход», но какие-то перспективные направления. Да, это есть.

Е.СУРОВ: А Бареев далеко от вас сидит?

Г.СТРУТИНСКАЯ: Бареев сидит намного дальше, чем Кобалия, в другой комнате. И он как-то меньше расположен говорить о шахматах. Он больше сосредоточен на работе. А мы, пока его начальственное око за нами не бдит, можем немножко расслабиться и поговорить не только о работе, но и непосредственно о шахматах, о каких-то позициях или конкретных партиях.

Е.СУРОВ: За женским чемпионатом Европы вы, конечно, еще более внимательно следили?

Г.СТРУТИНСКАЯ: Да, безусловно. Я очень рада за Валентину. И вообще, когда Дохоян перешел на мужскую команду – это была для нас большая трагедия. И то, что в личном чемпионате Европы удалось показать хорошую игру и занять высокие места нашим девушкам, это вселяет определенный оптимизм. Поначалу его не было.

Е.СУРОВ: Вот кстати, когда Дохоян перешел в мужскую команду, стали ходить такие разговоры, что федерация теперь намного меньше внимания будет уделять российским женским шахматам. Это действительно так? Это как-то ощущается? Изменилось что-то с тех пор?

Г.СТРУТИНСКАЯ: Во-первых, прошло мало времени. Потом, я думаю, что Сергей Рублевский, который стал главным тренером женской сборной, тоже имеет достаточный авторитет и поддержку со стороны руководства федерации. Я надеюсь, что обвала не будет. Вот вы говорите, что внимания стало меньше. А как почувствовать – много или мало? Впереди Олимпиада, и если Рублевский составит планы подготовки – я думаю, он уже общается с членами команды, - то, соответственно, оснований думать о том, что его идеи не найдут поддержки со стороны руководства, у меня нет. Хотя, конечно, мы привыкли к Дохояну, он относился к нам очень хорошо и посвятил какой-то весомый кусок своей жизни женским шахматам. У него было очень много идей, и он действительно привел женскую сборную к золоту. Без него были просто призовые места на олимпиадах, чемпионатах Европы, а с его помощью мы стали неоднократными чемпионками.

Е.СУРОВ: Скажите, а женская комиссия Российской шахматной федерации как влияет на решения самой федерации в отношении женщин?

Г.СТРУТИНСКАЯ: Сейчас она влияет меньше, чем раньше. И это связано с тем, что Евгений Ильгизович трудоголик, он работает с большим азартом, с большим желанием, и он хочет свои идеи распространять даже быстрее, чем они созревают в текущей обстановке. То есть он довольно-таки глубоко внедряется во все виды шахмат: и детские – детские особенно, - и мужские, и женские. И он, конечно, в некотором плане, как мне кажется, является диктатором. Поэтому наше влияние стало меньше.

Е.СУРОВ: Я почему спросил? Я не знаю, можно задавать этот вопрос вам, или от вас здесь ничего не зависит. Вот Валентина Гунина в интервью нашему сайту говорила о том, - впрочем, не впервые, - что РШФ ей не выделяет грант, и она бы хотела, чтобы что-то изменилось в той ситуации. Ваше влияние может здесь быть?

Г.СТРУТИНСКАЯ: У нас в этом году напрямую грантов нет. В прошлом году не было больших оснований выделять гранты Валентине – их количество было несколько ограничено. А в этом году такой формы взаимодействия ведущих спортсменов с федерацией нет, чтобы было какое-то определенное, фиксированное количество грантов, и чтобы их можно было распределить между перспективными шахматистами. Если бы они были, безусловно, Валентина как чемпионка Европы его бы получила. Но в принципе, ставка федерации делается на высокие призы, и это считается нормальным, что если ты занимаешь первые места – индивидуально или в составе команды, - успешно выступаешь, команда завоевывает места, которые от нее ждут, то получаешь достойное вознаграждение. А просто гранты, как было в прошлом году, от этого уже отошли. А что касается Валентины, то мне кажется, что она получает достаточную помощь. И в Московской федерации у нее есть тренеры. И, безусловно, когда сборная страны готовится в соревнованиям, она получает ту помощь, на которую она рассчитывает.

Е.СУРОВ: Я на всякий случай скажу – может быть, не все из тех, кто нас слушает или будут слушать потом в записи, понимают, о чем идет речь. Галина Николаевна Струтинская – председатель женской комиссии Российской шахматной федерации.
Вы знаете, мы на сайте попросили задавать вопросы. Но пока открываю сайт, я чувствую, что Николай тоже хочет что-то спросить. Поэтому спрашивайте.

Н.МОНИН: Да, я хочу сказать, что, может быть, даже не нужно открывать сайт, потому что мы этот вопрос уже прочитали. Если он только один.

Е.СУРОВ: Понятно. Тогда все-таки озвучьте, или давайте я озвучу. Там суть вопроса в том, что наш читатель как-то видел симпатичную молодую шахматистку Галину Струтинскую, и он хочет понять, та ли это Галина Струтинская.

Н.МОНИН: Вот она сейчас вам и расскажет.

Г.СТРУТИНСКАЯ: По крайней мере, шахматисток с такой фамилией я больше не знаю. Знаю актрис и каких-то деятелей, но это моя девичья фамилия, и поэтому, если он меня видел, то, очевидно, это была я. Правда, я не очень поняла, о каком соревновании идет речь, потому что, как мне показалось, имеется в виду первенство города среди студенческих команд. Но я поступила в Московский институт и играла только в Москве – за Московский авиационный институт, - а за другие студенческие команды играть мне не приходилось.

Е.СУРОВ: А здесь речь идет о педагогическом институте. Может быть, уже что-то и напутали.

Ну что, если Николай больше ничего не хочет спросить, тогда я поблагодарю и вас, Галина Николаевна,  Николая Монина, благодаря которому вообще состоялся сегодняшний эфир. И желаю… А нет, я не могу вам обоим пожелать удачи в последнем туре!

Н.МОНИН: Евгений, пожелайте нам хотя бы хорошей погоды, которая сейчас стоит. Мы очень довольны погодой, довольны проживанием, довольны обстановкой на турнире – она замечательная. Я уже писал, что с судейством здесь все в порядке, и мне вообще все нравится. А вот Галина Николаевна, может, и добавит еще что-то.

Г.СТРУТИНСКАЯ: Да, я хотела бы добавить о турнире. Вы знаете, сначала, лет пятнадцать назад, я относилась к таким ветеранским мероприятиям с определенным скепсисом. Мне казалось, что люди просто встречаются, хотят увидеть своих старых знакомых, пообщаться, как-то посидеть неформально. Но вот сейчас, в последние годы, я играю в чемпионатах мира личных и впервые вот в командном чемпионате. И я даже не хочу говорить о том, что спортивная составляющая этих мероприятий тоже важна. Но вы знаете, когда… Вот, например, во втором туре Пушков сказал, что он играл с человеком, который играл с Алехиным. Я, между прочим, когда готовлюсь к партиям, смотрю, что шахматистки, казалось бы, по нашим меркам никакие – 2100-2200, но они, тем не менее, в 50-60-х годах играли с топ-шахматистами, видимо, на олимпиадах, в составе своих команд. И самое главное, что люди… Я очень сумбурно, наверное, выражаю свою мысль. Идея в том, что возникают такие философские размышления на тему геронтологии. Поскольку люди, которым за 70-80 лет, тем не менее, сохранили способность соревноваться, желание выигрывать, желание быть активными, перемещаться. Это очень важно, потому что невольно задумываешься: какой же баланс между тем, что тебе отпущено природой, и твоими личными усилиями и желанием быть в форме и участвовать в таких  интересных мероприятиях. Не знаю, выразила ли я свою мысль.

Е.СУРОВ: Я хочу выразить вам особую благодарность за это, потому что вы фактически ответили на другие комментарии, которые возникали на нашем сайте – не в этой ветке, но в некоторых других. А комментарии были скептические. Некоторые люди спрашивали: а зачем вообще проводить ветеранские турниры, тратить на это деньги, кому эти турниры интересны. И вот я думаю, что ваш ответ как раз и был в каком-то смысле ответом на эти вопросы.

Н.МОНИН: Евгений, у меня последний конкретный вопрос к Галине Николаевне созрел.

Е.СУРОВ: Да-да, пожалуйста.

Н.МОНИН: Галина Николаевна, тут много замечательных интересных шахматистов. Но согласитесь, что здесь есть такая звезда, каких, как говорится, мало было и мало будет. Это, конечно, Виктор Корчной. В этом уже, пожалуй, немощном теле где там уже дух держится? Когда он сидит за доской – это волшебник шахмат, это зверюга какой-то! Галина Николаевна, я прошу прокомментировать, и на этом, пожалуй, будем прощаться.

Г.СТРУТИНСКАЯ: Да, действительно когда я собиралась сюда приехать, думала: неужели мне удастся сыграть с Корчным?! Я, кстати, в свое время была в школе Корчного – это начало 70-х годов. Тогда, если вы помните, были не только школы Ботвинника, но и школы Смыслова, Шамковича, Корчного. И я была в некотором трепете: неужели придется сыграть с легендой шахмат? К тому, что сказал Николай, я только присоединяюсь. Я, безусловно, смотрю партии, вижу, что он идет на очень полновесную борьбу. То есть не «сушит», как сейчас говорят современные молодые шахматисты, а идет на такие сложные динамические позиции! Например, я видела партию с Васюковым, где Евгений Андреевич обыграл Корчного. Вот и сегодня – уже все шахматисты его команды закончили партии вничью, а он играл белыми с Ивановичем и до последнего искал шансы, что называется, выжимал из позиции все соки. Но при этом – да, действительно, физическая немощь. Кстати, его жена Петра отлично выглядит, она его здесь сопровождает. Она тоже пример для подражания – это настоящая жена гроссмейстера, на мой взгляд.

Е.СУРОВ: Здорово!

Н.МОНИН: Я думаю, мы скажем Галине Николаевне огромное спасибо за то, что она пришла к нам и поговорила. Я убедился, что в РШФ есть вполне замечательные люди, с которыми можно…

Е.СУРОВ: Не все потеряно, вы хотели сказать?

Н.МОНИН: Я думаю, что все только начинается. И с такими людьми, как Галина Николаевна, мы будем дружить и будем созидать в будущем. Я ей безумно благодарен за интервью.

Е.СУРОВ: Безусловно, я присоединяюсь ко всем благодарностям, которые прозвучали. И я уже даже не смогу это выразить лучше, чем Николай.

Г.СТРУТИНСКАЯ: Мне тоже было очень приятно пообщаться. Я знаю, что вы сейчас в Тбилиси, и вот так далеко шагнула техника, что мы можем такую совместную беседу организовать. И если кто-то получил для себя ответы на вопросы, или, наоборот, у него в голове возникли новые интересные вопросы, - значит, мы не зря встретились, не зря поговорили. Так что большой привет от Рогашки! Завтра последний тур – самый важный, самый ответственный.

Н.МОНИН: Да, я надеюсь, что эта встреча не последняя, Евгений. Мы Галину Николаевну обязательно еще к себе пригласим. И я думаю, что она придет к нам на встречу.

Е.СУРОВ: Да более того, я уверен, что она и повод нам даст еще не раз, участвуя в разных турнирах. Спасибо за привет, спасибо за интервью. И будем завтра следить. Тур начинается, как обычно, в десять утра?

Н.МОНИН: В десять утра по европейскому времени.

Е.СУРОВ: По европейскому, да. А по московскому – в двенадцать.

Н.МОНИН: Надеюсь на то, что через пару дней по-нашему тоже будет двенадцать. Вернемся на родину! Я тоже скучаю.

Е.СУРОВ: Большое спасибо. Николай Монин, Галина Струтинская. Это был прямой эфир Chess-News.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Запись прямого эфира: 22.11.2014, 22.25
    Длительность: 12 мин.

    Е.СУРОВ: 22 часа 24 минуты московского время, Анна Музычук в прямом эфире сейчас из Львова. Анна?

    А.МУЗЫЧУК: Да, здравствуйте, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Здравствуйте! Что у вас там происходит, вы можете рассказать? Закрытие уже состоялось?

  • Е.СУРОВ: Анна Ушенина, чемпионка мира теперь уже и в команде. Каковы ваши ощущения сейчас? Что ощущаете как «двукратная» чемпионка мира?

    А.УШЕНИНА: Я бы не сказала, что «двукратная». Мы раньше и на Олимпиаде первое место занимали, и становились призерами на чемпионатах мира и Европы, поэтому выигрыш этого турнира не стал большой неожиданностью. Но, конечно, приятно выиграть чемпионат мира и в команде.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в Батуми. Я Евгений Суров и вместе со мной президент Шахматной федерации Грузии Гия Гиоргадзе, здравствуйте.

    Г.ГИОРГАДЗЕ: Здравствуйте.