Дмитрий Яковенко: "Хочу выиграть Олимпиаду со сборной России"

Время публикации: 01.04.2012 01:18 | Последнее обновление: 02.04.2012 16:58
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, и с нами в ранге чемпиона Европы Дмитрий Яковенко. Опишите первые чувства, которые вы сейчас испытываете после церемонии награждения.

Д.ЯКОВЕНКО: Сейчас-то, может, особых чувств уже нет. Основные были, когда я выиграл последнюю партию, поскольку я знал, что победа приносит мне звание. И, конечно, я был очень рад.

Е.КЛИМЕЦ: А как вы смогли рассчитать, что победа вам приносит звание?

Д.ЯКОВЕНКО: Коэффициенты (перформансы) были известны. И я знал, что в случае выигрыша я занимаю первое место, в случае ничьей – скорее всего или второе, или третье.

Е.КЛИМЕЦ: То есть вы знали, за что боролись с самого начала... Это ваше первое серьезное звание в индивидуальных шахматах, скажем так. И вы достаточно долго к нему шли. Когда цель достигнута – какое чувство наступает? Радость или мысль – что дальше?

Д.ЯКОВЕНКО: Ну, «что дальше?» - для меня вопрос не стоит. Я хочу вместе со сборной России выиграть Олимпиаду. И, собственно говоря, все турниры, которые сейчас я играю, я рассматриваю исключительно сквозь призму попадания или непопадания в состав сборной. Поэтому сейчас для меня это основная задача.

Е.КЛИМЕЦ: Я думаю, что теперь такого вопроса стоять не будет?

Д.ЯКОВЕНКО: Еще, как миниум, два турнира мне предстоит сыграть до Олимпиады, поэтому всё может быть.

Е.КЛИМЕЦ: Честно говоря, когда готовилась к интервью с вами, я знакомилась с вашей биографией, была сильно и приятно удивлена, обнаружив, что вы – разносторонний человек. Вы постоянно в интервью говорите, что вам нравятся точные науки – физика, математика. В каком-то смысле мы с вами коллеги, потому что я тоже математик. И мне хотелось бы спросить: что конкретно в этой науке вам нравятся? Когда вы учились в университете, какие разделы высшей математики вам нравились и почему?  

Д.ЯКОВЕНКО: Я помню, мне очень понравился математический анализ, который был на первых курсах. Красота всей этой теории... Человеку, который этим не занимался, наверное, тяжело это понять. Но как из базовых, простейших аксиом выходит вся стройная теория бесконечного количества действительных чисел – это, конечно, очень красиво. А в целом в математике мне всегда нравилось решать задачки. Сидеть, погрузиться и, потратив какое-то время, найти решение – я всегда от этого получал большое удовольствие. Говоря о разделах – какие-то из них я лучше понимаю, какие-то – нет. Уж если по-честному, то современная математика для меня, наверное, слишком сложна – я даже близко не понимаю того, над чем работают сейчас современные ученые. Но вот от той, которая была в университете на первых курсах, конечно, получал большое удовольствие.

Е.КЛИМЕЦ: Вы говорите, что любите решать задачи. Наверное, в первую очередь – логические?

Д.ЯКОВЕНКО: В основном, доказательства. Не решить уравнение и найти ответ, а доказать то или иное утверждение, ту или иную дилемму.

Е.КЛИМЕЦ: А можете вспомнить что-нибудь из простого, над чем могут подумать наши слушатели? А мы им сразу не будем ответ сообщать.

Д.ЯКОВЕНКО: Я помню, есть классические задачки, связанные со взвешиванием монет. Одна из вариаций, которая достаточно сложная и интересная: дано тринадцать монет, две чаши весов, которые показывают, что тяжелее, что легче. Известно, что одна из монет отличается по весу от остальных, но неизвестно, в какую сторону. Нужно за три взвешивания найти эту монету. Достаточно нетривиальная задача.

Е.КЛИМЕЦ: Согласна. Дадим возможность слушателям подумать над ней. А что сложнее: вот вы в свое время и математические олимпиады выигрывали, и шахматные турниры. Говорят, что все шахматисты хорошо разбираются в математике и наоборот. Что вы думаете по этому поводу?

Д.ЯКОВЕНКО: Я, кстати, не думаю, что есть какая-то большая связь. Достаточно много шахматистов не разбираются в математике. Зависит от вкусов. Все равно шахматы многогранные, они имеют в себе и логическую основу, и возможности, связанные с матовыми атаками на короля – именно они относят шахматы к искусству, на мой взгляд, и добавляют иррациональное качество в шахматы, в отличие, скажем, от шашек, го, где понятие мата не существует. Шахматисты одного склада – гумманитарии – они математику не так сильно любят, а другие, как я, больше относятся к шахматам как к логической игре.

Е.КЛИМЕЦ: То есть вы все-таки ставите первой логическую составляющую, а, грубо говоря, феерические атаки – это потом?

Д.ЯКОВЕНКО: Недаром я люблю менять ферзей.

Е.КЛИМЕЦ: Кстати, в этом турнире вы играли достаточно ярко. Может быть, в каком-то смысле нехарактерно для себя?

Д.ЯКОВЕНКО: Не знаю, я об этом не задумывался. Просто стараюсь делать ходы, которые считаю лучшими. Не могу сказать, что я где-то... Только с Мишей Кобалия я пожертвовал фигуру, и то – это стандартая в этом варианте жертва. Не я её изобрел. Так что ничего особенного я не делал.

Е.КЛИМЕЦ: А в этом турнире – с какого момента вы стали идти к титулу, то есть почувствовали, что можете турнир выиграть?

Д.ЯКОВЕНКО: Честно говоря, перед турниром я не думал – титул, не титул... Я хотел набирать в районе «+5», «+6». После восьмого тура я шел всего «+3», и оставалось всего три партии до конца. Конечно, в этот момент ни о каком титуле речь, вроде бы, не шла. Но мне повезло, что Артем Тимофеев в примерно равной позиции зевнул мне качество. А затем меня два раза «подняли» на лидирующую группу и прост вынудили играть белыми на выигрыш. Вполне возможно, что если бы в последнем туре я играл черными с кем-то из своей группы, я бы не стал лезть из кожи вон и согласился бы с ничейным результатом.

Е.КЛИМЕЦ: Как вы оцениваете игру в этом турнире Лорана Фрессине? Он стал серебряным призером, а перед последним туром лидировал, что, в принципе, в соответствии с его предыдущими результатами было не так уж ожидаемо.

Д.ЯКОВЕНКО: Дело в том, что победа любого отдельно взятого шахматиста здесь в швейцарке, на самом деле, маловероятна. Потому что все равно первые 10-15 номеров играют примерно в одинаковую силу. И очень много зависит от жеребьевки, от формы, в которой каждый находится, от того, угадал-не угадал с дебютом. Любой может в конечном счете выиграть. Было ли такое, чтобы рейтинг-фаворит выигрывал чемпионат Европы?

Е.КЛИМЕЦ: Интересный вопрос. Наверное, вряд ли.

Д.ЯКОВЕНКО: За последние годы такого не было точно. Может быть, когда-то давно это было. А игру Лорана я не изучал, если честно. Даже перед партией с ним, когда готовился, я смотрел все его партии. Не смотрел конкретно, что он здесь играл. Знаю, что в девятом туре ему, как и мне, повезло – Антон Коробов имел возможность с ним повторять ходы, причем Антон черными играл. Но решил играть на выигрыш, перегнул палку и прориграл. Не будь этого результата – вполне возможно, что Лоран и не лидировал бы. Точно так же, как мне повезло в партии с Тимофеевым.

Е.КЛИМЕЦ: Без этого никак не придешь к тому, чтобы быть призером.

Д.ЯКОВЕНКО: Конечно.

Е.КЛИМЕЦ: Каково это все-таки шахматисту с рейтингом больше 2700 играть в таких больших швейцарках? Боязно перед началом, что, грубо говоря, первую партию проиграешь и потом будешь играть весь турнир с шахматистами с рейтингами 2300? Или нужно быть уверенным в своих силах и просто играть?

Д.ЯКОВЕНКО: В прошлом году я как раз первую партию проиграл неожиданно и набрал в итоге «+5», и даже прибавил немножко в рейтинге, не провалил турнир.

Е.КЛИМЕЦ: То есть вы не боитесь швейцарок?

Д.ЯКОВЕНКО: Обычно с соперниками, немножко уступающими мне, я играю более удачно, чем с немножко превосходящими. Мои лучшие результаты – как раз с соперниками более слабыми. Если взять тех, кто выше 2700 и тех, кто ниже 2700 – я думаю, что с теми, кто ниже 2700, у меня перформанс значительно выше.

Е.КЛИМЕЦ: А как вы относитесь к шахматам ? Это в первую очередь работа или занятие для души, которым вы не можете не заниматься и поэтому занимаетесь?  

Д.ЯКОВЕНКО: Нет, ну, не заниматься шахматами я, конечно, могу. На самом деле, отношение менялось со временем. В детстве, конечно, я любил играть и заниматься. Ближе к последним курсам университета мы стали заниматься в Москве с моими друзьями, и как раз тогда у меня произошел качественный скачок. И тогда мне нравилось заниматься. Потом был период, когда я очень много играл – два или три года подряд я играл по сто и больше партий в год, и в какой-то степени, может быть, пресытился шахматами, и наступил определенный кризис. Сейчас наоборот играю поменьше. В целом, шахматы для меня – часть жизни. Готовлюсь, выхожу, играю. Не думаю о результате, не думаю о каких-то там достижениях и так далее. Мое дело – выйти и постараться сделать всё, что я могу за доской. Как получится, так и получится.

Е.КЛИМЕЦ: А как насчет «Смешариков»?

Д.ЯКОВЕНКО: А я не знаю, это кто-то написал в Википедии, ко мне это не имеет никакого отношения. Это чья-то шутка...

Е.КЛИМЕЦ: Для наших слушателей я поясню свой вопрос. С большим удивлением я обнаружила в статье в Википедии про Дмитрия, что он сценарист сериала «Смешарики». И, честно говоря, я готова была в это поверить, потому что в ваш разносторонний образ это вписывается.

Д.ЯКОВЕНКО: Нет, как раз к искусству я имею очень мало отношения. Совершенно не понимаю музыку, не понимаю живопись, не понимаю архитектуру... Искусство – это не мое.

Е.КЛИМЕЦ: Исключительно красота технических наук?

Д.ЯКОВЕНКО: Ну, нет, я люблю литературу, но к остальным видам искусства достаточно равнодушен. Вернее, не то что равнодушен, а, наверное, просто не понимаю. Если бы мне когда-то в детстве объяснили и научили, я бы это понимал, и, может быть, мне бы это тоже нравилось. Но на данный момент у меня нет такого бэкграунда культурного, чтобы всё это понимать. А современное искусство требует больших знаний от человека.

Е.КЛИМЕЦ: А вот сейчас, если есть время полистать книгу, что вы выберете? Это будет какая-то художественная книга либо научно-популярная литература? Шахматная книга?

Д.ЯКОВЕНКО: Последние две книги, которые я прочитал – это книги Дмитрия Быкова. Я заинтересовался его творчеством после известного проекта «Гражданин поэт», и плюс мы играли с ним в команде в «Что? Где? Когда?» в развлекательном турнире. Там собирали команды из известных людей и вот, в том числе, были я и Дмитрий Быков. Мне стало любопытно, тем более, что лично знаю человека, и вот две книги его я прочитал. Мне, в принципе, понравилось. В целом я люблю читать либо историческую литературу, либо современную. Все-таки художественная литература, скажем, 18-19 веков мне менее интересна. Мне все-таки кажется, что надо читать о современной жизни. Это как-то более логично.

Е.КЛИМЕЦ: А чему больше отдаете предпочтение – книгам или фильмам? Музыке?

Д.ЯКОВЕНКО: Нет, музыка – нет. Кино – ну, смотрю популярные фильмы, которые выходят, и то – чаще смотрю, когда их начинают по телевизору показывать, нежели хожу в кинотеатр. С интернета не скачиваю фильмов никаких. Единственное, в последнее время посматриваю сериалы на английском языке. С женой смотрим.

Е.КЛИМЕЦ: Вспомнила, что хотела спросить у вас одну вещь еще со времен клубного чемпионата в Рогашке Слатине, который проходил осенью. Там у вас была довольно любопытная партия с Борисом Гельфандом, который сейчас будет играть матч. В какой-то момент у вас на часах было два часа двадцать минут. Борис потом сообщил – я уже точно не помню, - что где-то в районе 30-го хода он забыл, как нужно играть. Как вам удалось выловить на вариант претендента на шахматную корону? Как вам удается угадывать с дебютами?

Д.ЯКОВЕНКО: Тут не было такого, что я его выловил на вариант. Действительно, ему надо было вспомнить еще один точный ход и была бы ничья. Скорее, я пошел на ничейный вариант. Может быть, это не красит меня так уж сильно, просто мне повезло. Единственное, что хочу сказать в свое оправдание: когда я анализировал эту позицию со стороны черных (я этот вариант играю черными, и анализировал еще до того, как были сыграны известные партии Крамник - Раджабов), то обнаружил за черных несколько ложных путей. То есть там варианты, которые кажется, что приводят к ничьей, но на самом деле, если дать компьютеру подумать... Человеческим взглядом там бессмысленно что-то думать, а компьютер считает, чьи пешки быстрее в ферзи проходят. И мне пару разу казалось, что – вот она, ничья. Но когда я продолжал двигать, то обнаружил, что все-таки белые выигрывают. И поэтому я просто подумал, что теоретичеки подобную ошибку в анализе может совершить и кто-то другой. Плюс, я не знал – может быть, Борис анализировал это не в последний год, а год-полтора назад, когда компьютеры были послабее, и тогда он мог действительно допустить какую-то ошибку. Плюс, опять же, тот факт, что есть несколько обещающих продолжений. Очень часто бывает так, что человек анализирует, видит в анализе несколько хороших продолжений, потом он выбирает какое-то одно как лучшее. Но потом, когда с ним играют вариант, он не может вспомнить, какое же из них он выбрал. Помнит, что и это анализировал, и это, и это, а какое лучше – вспомнить не может. Этот момент тоже может быть важным. Поскольку игра черных не единственная в той позиции, то была как раз такая надежда.

Е.КЛИМЕЦ: То есть, грубо говоря, вы дали ему шанс ошибиться?

Д.ЯКОВЕНКО: Тем более, что за команду надо играть «с запасом». Бориса я очень уважаю и считаю, что если я с ним просто выйду в равную позицию на борьбу, то не факт, что у меня будет больше шансов на выигрыш, чем у него. В какой-то степени – да, я играл ту партию без риска проиграть. А выиграть все-таки какой-то шанс был. Поэтому меня это устраивало.  

Е.КЛИМЕЦ: А что вам больше нравится – индивидуальная игра или игра за команду? Или это совершенно разные жанры?

Д.ЯКОВЕНКО: Нет такого, чтобы «нравится – не нравится». Но мне кажется, что в связи с моим стилем игра за команду чуть больше подходит. Я все-таки стараюсь играть «с запасом», чтобы поменьше проигрывать. В личных соревнованиях это часто приводит к тому, что не удается «набить» много очков, а в командных это важно – проигрывать нельзя.

Е.КЛИМЕЦ: Кстати, вы упомянули свою супругу. В шахматах ходит такая шутка, что женитьба – это минус сто пунктов рейтинга. Получается, на вас это не сработало?

Д.ЯКОВЕНКО: Почему? Перед женитьбой я имел рейтинг 2760 и был пятым в мире.

Е.КЛИМЕЦ: Ага, так вы в тот момент имели... Смотрите-ка, еще одно подтверждение.

Д.ЯКОВЕНКО: Да, и через месяц после этого я женился. Но не думаю, что связь большая. Там был комплекс причин, о которых я не буду распространяться. На самом деле, одной из важнейших причин было то, что мой рейтинг 2760 на тот момент не отражал мою реальную силу. Несколько турниров подряд мне откровенно везло: я спас кучу плохих позиций, выиграл кучу позиций чуть лучших. И ясно было, что вечно это продолжаться в любом случае не могло.

Е.КЛИМЕЦ: Рейтинг должен был принять свою реальную планку.

Д.ЯКОВЕНКО: Либо моя игра должна была улучшиться и начать соответствовать этому рейтингу, либо, к сожалению, случилось обратное.

Е.КЛИМЕЦ: А чем занимается ваша супруга, если не секрет?

Д.ЯКОВЕНКО: Она закончила курсы иностранных языков. Преподавала на курсах английский язык детям.

Е.КЛИМЕЦ: И болеет, конечно, за вас?

Д.ЯКОВЕНКО: Да.

Е.КЛИМЕЦ: Что ж, спасибо, это был Дмитрий Яковенко в ранге чемпиона Европы. Мы еще раз от лица всех читателей поздравляем вас с этим успехом и будем ждать новых.

Д.ЯКОВЕНКО: Спасибо.


  


Смотрите также...

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте! Это Chess-News. Как мне правильно напомнил Дмитрий Кокарев, начинали мы этот турнир разговором с ним, и вот сейчас заключительное интервью, уже в ранге победителя первого этапа Кубка России, - тоже с Дмитрием Кокаревым. По традиции, расскажите немножко, как этот турнир для вас проходил. Ведь все было непросто. Когда, в какой момент почувствовали, что можете выиграть?

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, кубок губернатора Саратовской области, и с нами на связи Александр Моисеенко, который сегодня закончил свою партию вничью. Александр, дайте короткий комментарий по поводу сегодняшней партии и о турнире в целом.

  • Е.КЛИМЕЦ: Только что завершился матч между Дмитрием Андрейкиным и Яном Непомнящим, и классическую часть Дмитрий уверенно выиграл, победив в первой партии, а потом успешно удержав преимущество. Тем не менее, не все наши слушатели могли в полной мере следить за трансляциями, поэтому не мог бы ты сейчас вкратце рассказать, как проходил этот матч с творческой точки зрения? Где получилось реализовать все идеи, где нет?

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, только что завершился матч между чемпионами – Яном Непомнящим и Дмитрием Андрейкиным. К сожалению, не в пользу Яна завершилась классическая часть матча, с другой стороны, тебе удалось выиграть «быструю». Это, наверное, немножко сгладило твое собственное впечатление?

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, и рядом со мной Павел Смирнов – победитель «Донского рапида – 2013». Сначала такой, наверное, традиционный вопрос. Понятно, что первое место – это отличный результат. А вот насколько ты доволен своей игрой на этом турнире?

  • Е.СУРОВ: Дмитрий, приветствую! Хотелось бы услышать ваш комментарий о ситуации, сложившейся в сборной России. Мы знаем, что вы были изначально в заявке на Олимпиаду, а потом ваше имя пропало и вместо него появилось имя Яна Непомнящего. С чем это связано?

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте. Мы на матче Дмитрия Андрейкина и Яна Непомнящего, и рядом со мной Светлана Андрейкина. Я озвучу вопрос, который возник у многих наших читателей после того, как появился твит с фотографией твоего отца в 17-летнем возрасте, из чего мы сделали вывод, что у тебя шахматная семья. Расскажи немного о своей семье и о том, какое ты лично имеешь отношение к шахматам. Ты играешь или просто болеешь?

  • Победитель Кубка России Дмитрий Яковенко в интервью сайту РШФ высказался о ситуации в шахматах, которая возникла с появлением нового чемпиона мира: 

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News. Закончил свою партию в девятом туре Теймур Раджабов, он сейчас находится рядом со мной, и мы зададим ему несколько вопросов. Вы уже рассказали на пресс-конференции о том, что в целом довольны выступлением, может, не все получилось, как в некоторых партиях. Но не будем повторяться, а спросим у вас следующее. Вы сейчас уже взрослый состоявшийся человек, состоявшийся шахматист. Но в свое время вы прошли путем шахматного вундеркинда.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?