Последний ход Виталия Цешковского

Время публикации: 21.03.2012 10:13 | Последнее обновление: 21.03.2012 10:26

24 декабря 2011 года, суббота. В краснодарском шахматном клубе начался турнир по «быстрым шахматам». Не пятиминутный блиц, но времени всё равно в обрез...
Оригинал на omskgazeta.ru

В первой партии Виталий Цешковский черными в защите Филидора быстро добился равенства, а затем выиграл пешку. Солидное преимущество, если бы... Если бы на ровном месте не «зевнул», как говорят шахматисты, эту «лишнюю пешку». Упустил, значит, из виду, не заметил или недооценил ответы противника. Поодаль от королевской игры подобную ошибку порой называют «необязательной». «Зевки» - ахиллесова пята не одного Цешковского, но его они преследовали, пожалуй, чаще, чем других игроков такого класса. Особенно в последние годы. Скольких очков недосчитался из-за них... Демонстрационная доска, на которой дублировалась партия, бесстрастно зафиксировала промах Цешковского и очевидный сорок второй ход Михаила Панарина. Из выигрышной позиция сразу превратилась в ничейную. Расстроился, понятно, что после двух инфарктов строжайше возбранялось. Но разве мог он отказаться от турниров?.. Это был бы уже не Цешковский. Попытался привстать и вдруг откинулся на спинку стула, стал оседать. Дежурившая на турнире врач пыталась помочь...

Смерть выбирать не приходится, но если бы шахматистам представилась возможность...

Хоронили на Славинском кладбище. Есть там Аллея славы - на ней сейчас покоится Виталий Валерьевич Цешковский. Далеко-далеко от родного города. От тех, кто с восторгом следил, как паренек из омской школы № 100 поднимался по неимоверно крутой черно-белой лестнице.

Шахматы - как стихи: начинаются в детстве. Чем раньше - тем лучше. Так было и у него. Увлечение игрой унаследовал от отца. Валерий Станиславович, слесарь на ТЭЦ-2, никакого разряда не имел, но в шахматные пособия заглядывал и успешно сражался с такими же любителями на работе и дома. Облокотившись на стол, маленький Виталик мог часами наблюдать за их поединками, а лет в семь сам сел за доску. Первый партнер - отец. Долгое время он безжалостно выигрывал у сына. Тот плакал. Мама, Анастасия Кузьминична, ворчала: «Поддайся ему разок...» Не поддавался. Со временем поменялись ролями. Проигрывая, Валерий Станиславович ужасно злился, а однажды повез сына на работу. Пусть все увидят, как играет его Виталик...

Тем не менее к Константину Терентьевичу Исакову в Дом пионеров старшая сестра Людмила повезла его с окраинной 6-й Комсомольской лишь в тринадцать лет. Очень поздно и по прежним, и тем паче по нынешним меркам - когда первые шаги малышей всего на несколько лет опережают их первые ходы. Исключений из неписаного правила - раз-два и обчелся, но среди них - двукратные чемпионы Омска мастера Петр Измайлов и Алексей Сокольский. Гроссмейстеров уровня Цешковского в перечне припоздавших любимцев Каиссы назвать затрудняюсь.

Дальше многое происходило на моих глазах. Собирались поклонники древней игры в пятидесятые годы на втором этаже летнего театра, самого большого деревянного здания города. Здесь им отвели комнату. Если не было дождя, предпочитали выяснять шахматные отношения на открытой веранде. С некоторых пор сюда зачастил Виталий Цешковский. Мальчишка как мальчишка, разве что порослей сверстников да соперников выбирал посильнее.

Куда внимательнее стал присматриваться к нему чуть позже - когда Рафаил Александрович Лаптев, минуя обязательный вроде отбор, включил девятиклассника Цешковского в областной финал. Первокатегорник довоенной пробы, Лаптев заведовал отделом в областном спорткомитете, так что о шахматах радел и по долгу службы, и - скажу красиво, но точно - по велению сердца. Особенно он, педагог по образованию, был неравнодушен к школьникам. Сначала - к Яше Русакову и Лёве Белову. Позже - к Виталию Цешковскому.

Поспособствовали тому командные успехи омичей. В розыгрыше Кубка М. И. Чигорина (Михаил Иванович, кстати, на исходе XIX века поддерживал первых омских шахматистов) наша сборная заняла третье место, на мужских же досках вообще опередила всех. Отстала в итоговой таблице из-за скромных результатов девушки и юноши. Ну, с девушкой при содействии директора нефтезавода (и «по совместительству» сильного шахматиста) Александра Малунцева все вскоре решилось лучшим образом: в Омск переехала из Минусинска семья чемпионки республики среди школьниц Шуры Кисловой. А фамилию юноши Лаптеву подсказал Исаков.

Первый блин, как тому и положено, вышел комом: третье место от конца, но Рафаила Александровича результат Виталия нимало не смутил. В шестьдесят втором берет его на очередной розыгрыш Кубка Чигорина, и - ура! - омичи опережают всех. Притом как опережают... Принимавших турнир ростовчан - на три очка! На тринадцать с половиной - ставших третьими свердловчан! В числе призеров в личном зачете - Виталий Цешковский.

Лиха беда начало. Вслед за поступлением в самый шахматный в городе политехнический институт он выигрывает первенство области. И еще дважды в ближайшие три года. Успехи местного звучания, но благодаря им омского чемпиона в последнюю минуту включают вместо неприехавшего участника в проходящий у нас полуфинал первенства СССР. Пусть потренируется... Вышло иначе. Всего пол-очка отделили его от финала. Выполнил норму мастера. Никому из омичей в двадцать один год это не удавалось.

Конечно, сейчас, когда компьютерные умельцы в двенадцать-тринадцать щеголяют гроссмейстерскими одеждами, а число обладателей высшего звания перевалило за тысячу триста пятьдесят и обесценилось донельзя, первый рекорд Цешковского может вызвать разве улыбку. Но шел шестьдесят пятый год самого шахматного века. Чемпионов мира знали тогда поименно даже очень далекие от хитроумной игры люди, а с гроссмейстерских вершин реально просматривались... претендентские. Просматривались примерно семьюдесятью шахматистами. Сибиряки ограничивались мастерским званием, и, казалось, Цешковскому тоже не подняться выше. Лишь в двадцать пять с третьего места в российском финале шагнул в финал всесоюзный.

Поначалу в Алма-Ате мало что получалось: два очка из семи. Зато следующая семерка стала воистину великолепной: четыре победы подряд. Гроссмейстерское ускорение! За пять туров до финиша он присоединяется к лидерам.

Омск затаил дыхание: такого на его памяти не случалось. Стоит Владимиру Багирову в последней партии устоять против Анатолия Лутикова, и Цешковский - бронзовый призер! Сразу за победителями - Александром Зайцевым и Львом Полугаевским! Но Багиров не устоял...

До полного счастья опять не хватило пол-очка: разделил четвертое - пятое места. Совсем неплохо. Гроссмейстерский балл должны дать... На приличный международный турнир отправить...

Должны, да не обязаны... Никакого балла не дали, а за границу поехал другой шахматист. Почему? Думаю, по той же причине, по какой постоянно обходили Омск стороной важнейшие соревнования. По какой не пускали в дальние страны наших мастеров. Периферия всегда была шахматным чиновникам и чиновницам подозрительна, и они, не особо церемонясь, задвигали ее куда подальше от турнирного счастья. Вот и Цешковскому пришлось сидеть на провинциальной диете не один год. Не глянулся почему-то. Первый раз в финале, а голову высоко держит... Да еще не женат. Того гляди, «слиняет» из страны до чертиков «развитого социализма»...

Так ли, иначе ли рассуждали те, кто волен был «пущать» либо «не пущать», только отнеслись они к успеху омича едва ли не как к досадному недоразумению. Ничто, однако, не родится на пустом месте - не был случайным и алма-атинский взлет Виталия Цешковского.

Здесь многих должно назвать. Вчерашнего петербуржца Синицына, более ста лет назад организовавшего в городе первый кружок, и династию Уфимцевых - Андрея, Гавриила, Анатолия, полвека поднимавших омские шахматы. Расстрелянных в тридцатые годы, как Гавриил Андреевич Уфимцев, первого чемпиона Российской Федерации Петра Измайлова и чемпиона(!) гибельных Соловков Сергея Ясенева-Круковского. Мастеров военного времени Илью Кана, Алексея Сокольского, Виктора Васильева и чемпионов Российской Федерации Виталия Тарасова, Якова Русакова. Искромётного Льва Белова...

Цешковский многому научился у предшественников. У Тарасова - умению вести напряженную, изобилующую осложнениями позиционную борьбу. У Русакова - далеко и точно считать варианты. У Белова - наносить разящие тактические удары. Всё это, многократно усиленное недюжинным комбинационным дарованием и стремлением к победе в каждой партии, ярко проявилось уже в Алма-Ате. Даже когда постоянные успехи лишили шахматных верховодов возможности внаглую игнорировать омского лидера, они долго еще выбирали для него турниры из менее значительных - в Варне, Бухаресте, Албене... Кто ж оспорит, что тамошние соревнования являются международными? Однако проходят они на подконтрольной территории и редко привлекают ведущих гроссмейстеров. Время, дороже которого ничего ни в шахматах, ни в жизни нет, оказалось в немалой степени обесценено. Как будто ничего страшного, но, если замахнуться на большее, чем первенство страны, если вспомнить Михаила Таля, который в те же двадцать пять был уже чемпионом мира, могут опуститься руки...

Не опустились. В семьдесят втором Цешковский выигрывает первенство РСФСР. На следующий год повторяет успех, с той лишь разницей, что победителей трое: он сам, Яков Русаков и тамбовский мастер Валерий Коренский.

Тут-то и начались чудеса. Функционеры из республиканской федерации не придумали ничего лучшего, как определить единственного (!) от российского чемпионата участника приближающегося международного турнира в Сочи по... таблице коэффициентов. Его же (одного, вроде) произвели в чемпионы. Пришлось шахматному «Энциклопедическому словарю» под редакцией Анатолия Карпова внести ясность: назвать Цешковского чемпионом Российской Федерации не только 1972-го, но и 1973 года.

О том, как тормозили омича, свидетельствует и другой красноречивый факт. Стоило ему спустя пару лет получить гроссмейстерское звание, как буквально через месяц-другой он становится обладателем путевки на межзональный турнир.

Главное соревнование в жизни Цешковского. Как вдохновенно играл он на Филиппинах! Агрессивно, изобретательно, красиво. Победы над американцем Уолтером Брауном, чехом Властимилом Гортом, филиппинцем Эугенио Торре - законченные произведения шахматного искусства. И в то же время не было в Маниле большего неудачника. В который раз остановился в полушаге от заветной тройки. Как в Омске, как в Алма-Ате, только цена в тысячу раз выше. Отказался от предложенной аргентинским грандом Энрике Мекингом ничьей - и проиграл... Желая во что бы то ни стало наверстать упущенное, пытался в партии с итальянцем Серджо Мариотти выжать что-то из равной позиции, а в результате «зевнул» в цейтноте фигуру... Этих «половинок» с лихвой хватало, чтобы стать одним из претендентов на матч с чемпионом мира. То ли сказалось отсутствие опыта борьбы в супертурнирах... То ли давила близость поединков «на высшем уровне»... Омск терялся в догадках. Переживали все страшно.

...Мы звали его «Цеш», нимало не подозревая, что прозвищем «цешок» (от польского «чиша» - тишина) нарекают тихого, смирного, кроткого человека. Аналог русского «тихони». Что-то сходится. Что-то - нет. В повседневной жизни был сдержан, несуетлив, зато за доской...

Если продолжить польскую тему, обнаружатся и вовсе любопытные подробности. В «Энциклопедическом словаре» Брокгауза - Ефрона поименованы сразу трое носителей славной фамилии: епископ Криспин Цешковский (известный, кроме того, исследованиями латинского стиха), писатели Хенрик и Карл Цешковские. Знал XIX век также крупного философа и экономиста, создателя учения о «христологическом понимании мира» Августа Цешковского. О нем писал Карл Маркс. С ним «много, но с почтением», как пишет один из ученых трактатов, полемизировал небезызвестный теоретик анархизма Пьер Прудон. Немудрено: «Граф Цешковский желал всеми средствами сохранить аристократию, но не в старой, а в современной "гегелевскому духу" форме».

Завершая экскурс, скажу еще, что после подавления польского восстания 1863 года один из Цешковских был сослан в Сибирь. Родившийся уже в Тобольске (чувствуете, мы приближаемся к Омску...) Антоний Юзеф Цешковский бежал после революции в Польшу. Во Вторую мировую был награжден высшим боевым орденом - «Виртути милитари» дослужился до полковника. В те же годы Валерий Станиславович перебрался из казахстанского Каркаралинска в Омск. Когда в сорок четвертом здесь родился сын, в память о погибшем на фронте брате назвал его Виталием...

Я лишь слегка прикоснулся к фамильному древу старинного дворянского рода. Трудно пока проследить, к какой из его ветвей принадлежала семья Виталия, но порода в нем чувствовалась. В осанке. В походке. В манере вести себя. Никогда не кричал, не бранился, не жаловался, хотя поводов для этого было предостаточно. Всегда вел себя достойно. Даже после полных драматизма событий в Маниле не сетовал на «судьбу-злодейку». «...Все правильно. Особых чудес я не совершил, из лидеров выиграл лишь у Горта и Панно. И нельзя проигрывать лучшие партии, особенно конкурентам».

Жесткая самооценка. Цешковские из недавних веков были бы довольны.

Шахматный мир более объективно разобрался в том, кто есть кто в его царстве-государстве: включил Цешковского в десятку номинантов на свой «Оскар». Вместе с Карповым, Корчным, Талем, Петросяном, Полугаевским, Ларсеном... От одних фамилий дух захватывает. Звездный час омских шахмат - когда еще они поднимутся так высоко...

В канун 1979 года - не менее значительный успех: в паре с Михаилом Талем выигрывает сверхсильное по составу первенство страны в Тбилиси. Чемпион СССР! И тут же другая новость: переезжает в Краснодар.

Неожиданностью это вряд ли можно посчитать. Что с того, что ему дважды покорялось первенство Российской Федерации... Что он первым из сибиряков стал гроссмейстером... Что в составе сборных страны был победителем молодежного первенства мира и чемпионата Европы, выиграл едва ли не все международные турниры, к которым его подпускали, включен в золотую десятку... Что само слово «Омск» во многих странах ассоциируется с его фамилией... У местного «руководства» другие ориентиры. Трудно поверить, но шахматист с мировым именем зарабатывал гроши, ютился с сестрой в однокомнатной квартире на окраине города...

Однако голову не склонил, в просителя не превратился. Просто решил для себя: хватит! Хватит ждать подачек от больших и маленьких начальников! Хватит терпеть панибратское отношение, подчас - даже откровенное хамство! Перед отъездом в Краснодар радости в его глазах не увидел - одну озабоченность. Не в столицы ведь уезжал, не в заграницы - в обычный краевой центр... Но где хотя бы не будет мучить мысль, что родному городу, в общем-то, до него дела нет. Заблуждался ли?.. Пальцем о палец никто не ударил, чтобы предотвратить отъезд кудесника шахматной игры. Уезжает - ну и пусть уезжает! Подумаешь, чемпион... Одни заботы от таких...

Омск остался без Цешковского, Цешковский - без Омска. Словно Антей, оторванный от земли, на глазах терял он силу. Уже в следующем чемпионате СССР замкнул таблицу. Такого раньше не бывало. В восемьдесят шестом, правда, снова первый, но то был уже другой финал, другой Цешковский... В очередном чемпионате - снова последний... Качели. Его рейтинг за прошедшие после отъезда годы опустился на сто пятьдесят единиц. Огромная цифра. Печальная цифра. Это в тридцать пять-то с небольшим... Самый цветущий шахматный возраст... Вот и говорите, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется... Еще как меняется!

Владимир Крамник, объясняя в Интернете причины, почему Цешковский не достиг большего, пришел к неутешительному выводу: «спортивные качества <...> на нуле» - «"выезжал" за счет любви к шахматам и своего таланта». Ну, насчет таланта спорить не приходится: творец, подлинный художник шахмат! А вот со «спортивными качествами» разобраться стоит. Тот же «Энциклопедический словарь», наоборот, считает, что Виталий Цешковский «отличался бескомпромиссностью в борьбе». В самом деле, все, кто играл с ним, единодушно подтвердят: боец, каких поискать! Сомнительное утверждение объясняется, может быть, тем, что Крамник общался с Цешковским в последние десятилетия, уже после Омска.

...Он приезжал сюда позапрошлым летом - возможно, проститься. Константину Терентьевичу Исакову сказал: «Живу последний год». Не ошибся, к сожалению...

Страшная новость мгновенно распространилась по городу. О ней говорят до сих пор. О ней пишут самые разные люди. Не в одной России. На днях позвонили из Германии: готовят материал.

Не видно и не слышно только Омска. Не было некролога. Молчит радио. Молчит телевидение. Даже в интернет никто из земляков не наведался, в посторонних же откликах Омск упоминается мельком. Словно не связаны с ним самые громкие достижения Виталия Цешковского... Словно речь идет об эпизоде, не более... Нет гения в своем отечестве...

В чужом - тоже, но исключения случаются. В 2000-м потребовалось коронарное шунтирование, и министр здоровья Польши Франчишка Цегельска распорядилась прооперировать Цешковского бесплатно. Неужели предвидела, что ему назначат пенсию в... шесть тысяч рублей?.. Позднее ее увеличат до семи тысяч шестисот. Это - за ежедневную, без выходных и праздников работу на износ. За полувековое служение великому искусству. Выручали призы, а если бы их не было... Стоит ли после подобного беспредела удивляться противодействию, которое пришлось преодолеть краснодарским шахматистам, прежде чем они добились, чтобы выдающегося шахматиста разрешили похоронить на Аллее славы. Доводы - как в Омске: «Кто он такой, ваш Цешковский, чтобы оказывать ему почести?..» Напрасно им объясняли, что, уже живя в Краснодаре, гроссмейстер второй раз выиграл первенство СССР, стал олимпийским чемпионом в составе сборной страны, двукратным чемпионом Европы среди сеньоров (их у нас называют ветеранами), победителем доброго десятка международных турниров... Чиновники были неумолимы. Благо отыскалось удостоверение заслуженного тренера. К слову сказать, среди его подопечных - экс-чемпион мира Владимир Крамник, многократная чемпионка СССР Нана Иоселиани, несколько гроссмейстеров, в том числе чемпион Европы поляк Бартоломей Мачея...

В довершение всех бед запретили хоронить из шахматного клуба. Из того клуба, где он встретил свой последний час... Выделили для прощания неотапливаемый летний павильон. Холодно, промозгло...

Все это уже в прошлом, а что в будущем? Говорят, оно непредсказуемо, однако верю: Виталий Цешковский вернется в Омск. Вернется со сборниками партий, с Мемориалом Цешковского, с матчами двух его городов - Омска и Краснодара. И улица Цешковского появится у нас, и клуб его имени. И у памятника гордому рыцарю шахмат склонятся в печали живые омские цветы.

Когда сообщили, что Виталий Цешковский стал чемпионом СССР, редактор Михаил Вастьянов распорядился освободить место для рассказа об этом событии в уже свёрстанном первом номере новой газеты «Вечерний Омск». Первого января 1979 года он вышел с материалом Марка Мудрика «Победа» и этим снимком Евгения Мамакина.

Марк Мудрик неоднократно выигрывал первенство Омска, участвовал во многих республиканских и союзных соревнованиях, преподавал шахматы в школах и вузах. Одновременно писал о шахматах, вел шахматные отделы в газетах (в «Вечернем Омске» назвал его «Рокировка»). Известен он и как автор многочисленных публикаций о театре, литературе, а также одиннадцати книг, среди которых есть изданная несколько лет назад «Легенда о шахматном городе». Марк Мудрик - почетный академик Петровской академии наук и искусств.

Помогали в работе над материалом жена Виталия Валерьевича Цешковского, Нина Васильевна, его сестры Людмила Валерьевна Соколовская и Ольга Валерьевна Фомина, председатель польского культурно-просветительского центра «Полонез» в Омске Любовь Леонидовна Нестерова, работники справочно-библиографического отдела библиотеки им. А. С. Пушкина. Искренне благодарю их.

ОРИГИНАЛ

Фото «ВО - Неделя»


  


Смотрите также...

  • Любимым учеником Цешковского был Крамник

  • Сайт РШФ сообщает:

    "В соответствии с действующим в Российской шахматной федерации «Положением о ежегодных премиях лучшим детским шахматным тренерам и организаторам мероприятий в области развития массовых детских шахмат» по итогам 2013 года были вручены премии в следующих номинациях:

  • Завтра в конференц-зале телецентра «Останкино» в 18.30 состоится финальный поединок и матч за третье место первого чемпионата Москвы среди любительских шахматных клубов и коллективов. Начиная с ноября прошлого года, двенадцать команд боролись за выход в суперфинал соревнований. И теперь четыре лучшие определят победителя.

  • «Улеглась моя былая рана» -
    Уж Грищук не ранит «нечто» нам:
    Он едва «уполз» от Ароняна
    Из позиции, пропертой в хлам!

    Одержал моральную победу,
    Россиянам луч надежды дал…
    Может быть, и я в Казань поеду
    Поболеть за Сашу – на финал!

  • Сегодня, 24 декабря 2011 года во время финального турнира Кубка Краснодарской краевой шахматной федерации по быстрым шахматам на 68-м году жизни скоропостижно скончался гроссмейстер Виталий Валерьевич Цешковский.

    Во время одного из первых туров краснодарского соревнования Цешковскому стало плохо, и он умер, не приходя в сознание.
     

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • Далекий и такой мне близкий 1964-й.

    Я и мои закадычные приятели Саша Меньков и Наум Карачун каждый вечер в клубе имени Чигорина. Ведь там проходит полуфинал 33-го чемпионата СССР по шахматам.

    Лидируют опытные бойцы Семен Фурман («Сёма-финалист») и Владас Микенас («Микки»). Но наши симпатии всецело на стороне «нашего представителя» - знойного узбека Вити Манина.

  • Перед началом чемпионата мира по блицу на сцене ГУМа вручали награду сильнейшему шахматисту минувшего года. Получив из рук главного редактора журнала «64-шахматное обозрение» статуэтку «Очарованного странника», Магнус в ответной речи упомянул число 67. Собравшиеся было подумали, что норвежский вундеркинд ошибся и перепутал название всемирно известного журнала.

  • Несколько недель назад на Chess-News появился отзыв-впечатление известного шахматного журналиста Константина Базарова от блиц-турнира «Шахматные Этюды в ФОНБЕТе». Как турнирный директор и руководитель шахматной школы «Этюд», считаю необходимым донести до шахматной общественности позицию организаторов по участию в турнирах.

  • По улице моей который год,
    Звучат шаги – мои друзья уходят.

    Белла Ахмадулина

    Был далекий 1965-й год. В венгерском курортном городке Дьюла проходил международный шахматный турнир. У всегда неукротимого Виктора Корчного еще и явных конкурентов не было. Поэтому его феноменальные 14.5 из 15 удивляют лишь на первый взгляд.