Валентина Гунина: "Пришла в номер и начала дико визжать и прыгать"

Время публикации: 16.03.2012 23:32 | Последнее обновление: 17.03.2012 18:33


Запись прямого эфира: 16.03.2012, 22.00

Е.СУРОВ: Московское время 22 часа 02 минуты, это Chess-News, прямой эфир, спасибо всем, кто слушает. У нас радостное событие: на связи прямо из Газиантепа победительница чемпионата Европы по классическим шахматам, новая чемпионка Европы Валентина Гунина собственной персоной. Валя, приветствую!

В.ГУНИНА: Добрый вечер!

Е.СУРОВ: Как вы себя чувствуете? Мы сейчас говорим, когда около часа прошло с тех пор, как закончился чемпионат по быстрым шахматам. И наверняка это было выматывающее соревнование.

В.ГУНИНА: Да, после классики очень тяжело играть в быстрые. Завтра у нас выходной, послезавтра еще и блиц, двадцать партий.

Е.СУРОВ: А, завтра выходной все-таки?

В.ГУНИНА: Да, нам сделали выходной. Хотели два дня блиц играть, но получилось так, что все-таки в один.

Е.СУРОВ: Да, изначально в регламенте написано, что больше выходных не предусматривалось. Но, видимо, это недавно решили, да?

В.ГУНИНА: Да, на техническом собрании.

Е.СУРОВ: Но все-таки, как вы себя чувствуете после такого почти марафона? Вы, кстати, в быстрых шахматах заняли девятое место.

В.ГУНИНА: Да, девятое.

Е.СУРОВ: Силы есть еще на разговор?

В.ГУНИНА: Ну, да.

Е.СУРОВ: А как вы восстанавливались после, скажем, победы?

В.ГУНИНА: Вчера, когда у нас было шесть туров, это было очень выматывающе. После этого мы просто пошли играть в теннис, где-то полтора часа играли и я как-то отвлеклась немного. А то совсем тяжело.

Е.СУРОВ: А «вы» - это кто? С кем играли в теннис?

В.ГУНИНА: В основном, с русскими. Все наши: Света Безгодова, Таня Молчанова, Лиза Бронникова.

Е.СУРОВ: И кто выиграл? Кто лушче играет?

В.ГУНИНА: Мы играли пара на пару, там еще был папа... Забыла. Всё, у меня уже...

Е.СУРОВ: Все-таки усталость присутствует.

В.ГУНИНА: Да, я уже не могу даже вспомнить, как человека зовут.

Е.СУРОВ: А все-таки, два дня назад после той самой победы в последнем туре, которая вывела вас на первое место – что тогда ощущали? Как праздновали? Как приходили в себя?

В.ГУНИНА: После победы я пришла в номер и начала дико визжать и прыгать.

Е.СУРОВ: Именно в номере? До этого не визжали?

В.ГУНИНА: Нет. Я вначале не могла понять, что произошло. А потом, когда уже меня начали все поздравлять, я еще не знала точно, первая я или нет. Потом в интернете появилось, потом я спустилась, мне судьи сказали, что я первая. И я там продолжила тоже визжать и прыгать.

Е.СУРОВ: И что было дальше? Визжали всю ночь?

В.ГУНИНА: Нет. Потом мы с девчонками отмечали, потом пошли на дискотеку. Но главное, я легла спать в два ночи, потому что была дикая усталость.

Е.СУРОВ: На чемпионате по быстрым шахматам изначально планировали играть?

В.ГУНИНА: Да.

Е.СУРОВ: А вашу поездку на чемпионат, если не секрет, спонсирует кто-то?

В.ГУНИНА: Там получилась такая ситуация, что я являюсь спортсменом-инструктором в МГФСО. И там написали приказ, чтобы мне оплатили Европу. Но почему-то за три недели приказ не пришел и деньги мне не выдали. Получилось так, что Ире Василевич пришлось за пару дней найти сумму, чтобы я сюда поехала. То есть не все так просто получилось.

Е.СУРОВ: Ира Василевич для вас искала сумму?

В.ГУНИНА: Она мой директор.

Е.СУРОВ: Так это новость!

В.ГУНИНА: Она директор МГФСО по шахматам, а я являюсь спортсменом-инструктором.  

Е.СУРОВ: А, она именно в этом смысле директор, она не ваш персональный директор...

В.ГУНИНА: Нет.

Е.СУРОВ: И сумма нашлась, да?

В.ГУНИНА: С приключениями, конечно, но нашлась. Я в последний день бегала в банк, меняла деньги, но вроде как обошлось.

Е.СУРОВ: Это было ваше единственное приключение до чемпионата? Подготовиться удалось как следует?

В.ГУНИНА: Да, у меня были двухнедельные сборы с тренером. Но это было не единственное приключение.

Е.СУРОВ: А кто ваш тренер?  

В.ГУНИНА: Я занимаюсь с двумя тренерами. Основной тренер у меня Калинин Александр Владимирович. Но там же, в МГФСО, я хожу еще к Январеву Игорю Константиновичу.

Е.СУРОВ: То есть это тренеры, о которых вы уже говорили в предыдущем интервью. Может быть, помните, мы с вами общались сразу после того, как вы стали чемпионкой России.  

В.ГУНИНА: Да.

Е.СУРОВ: А теперь вы еще и чемпионка Европы. Даже я с трудом в это верю, признаюсь вам, а что уж о вас говорить... Я понимаю ваш визг. На вашем месте я тоже визжал бы. А какие еще приключения были? Вы сказали, что то – не единственное.

В.ГУНИНА: Да, получилось так, что я играла за московскую команду, но там какие-то проблемы с деньгами вышли. Вот мы когда играли в Ольгинке... Понимаете, да, о какой команде я говорю?

Е.СУРОВ: Да, речь идет о команде РГСУ-ШФМ.

В.ГУНИНА: Да. Девочкам из моей команды до сих пор не отдали стартовые. А мне вернули через пять месяцев и не всю сумму, которую я просила. И теперь я сказала, что либо мы заключаем договор, чтобы я точно знала, что в день приезда мне заплатят гонорар, либо я ухожу из команды. Получилось так, что мы, видимо, недопоняли друг друга с начальством этой команды – Злочевским Александром Борисовичем и Смагиным Сергеем Борисовичем. На что они, оказывается, написали на меня заявление, что я не играю за московскую команду.

Е.СУРОВ: Докладную записку.

В.ГУНИНА: Да. После этого приказ на оплату моей поездки на чемпионат Европы, который должен был выйти, почему-то не вышел. И получилась какая-то подлянка небольшая. Хотя я не могу понять, почему спортсмены должны играть бесплатно или ждать свои гонорары несколько месяцев.

Е.СУРОВ: Это понять не можете не только вы, к сожалению. Ваш случай не единственный.

В.ГУНИНА: Девчонки из команды до сих пор ждут. Я не уверена, дадут ли им вообще их стартовые.

Е.СУРОВ: А между тем, ведь уже скоро следующий чемпионат.

В.ГУНИНА: Да, я согласилась играть за «Казань». Там Алиса Галлямова, она выплачивает всю сумму полностью, она человек достойный уважения. Я сразу согласилась играть, в ответ на что на меня сразу написали заявление. Я даже не ожидала.

Е.СУРОВ: То есть вы уже, можно сказать, член команды «Казань»?

В.ГУНИНА: Да.

Е.СУРОВ: Здорово. А кто еще в этой команде?

В.ГУНИНА: В этом году будет Надя Косинцева, Наташа Жукова, Алиса Галлямова, я и Даша Чарочкина.

Е.СУРОВ: Хороший состав...

В.ГУНИНА: Да, сильный.

Е.СУРОВ: Я бы сказал, с претензиями на победу. А вы же, кстати, считаетесь командным игроком. То есть вы, конечно, и индивидуально шахматистка сильная. И понятно, что растете и продолжаете расти. Но в команде вам более или менее приятно играть, чем самой?

В.ГУНИНА: За команду просто больше ответственности. И, естественно, тяжелее играть. А в индивидуальных турнирах только на себя рассчитываешь, и даже если проиграешь – не так страшно. Не подводишь команду.

Е.СУРОВ: Еще я бы на вашем месте добавил: когда все условия выполняются вовремя, то играть приятнее, на душе спокойнее.

В.ГУНИНА: Вдвойне.

Е.СУРОВ: Все-таки расскажите об этом чемпионате Европы, мы о нем мало поговорили. Как складывалась дистанция? О спортивной составляющей расскажите.

В.ГУНИНА: Турнир складывался не очень. Меня немного выбили из колеи вот эти проблемы. Поэтому даже на сборах у тренера я [неразборчиво] тренировки, хотя, в принципе, я такого себе не позволяю. Но у меня тренер просто очень хороший, терпеливо относился к моим закидонам. Турнирные партии мне, честно говоря, не очень нравятся по качеству. Немножко с натяжкой. Но потом я начала приходить в себя и вроде как всё начало более-менее складываться.

Е.СУРОВ: Когда почувствовали уверенность в своих силах? В какой момент ощутили, что «поймали ветер»?

В.ГУНИНА: Да я не могу сказать, что была такая вот уверенность. Просто во время партии с Анной Музычук я уже получила комфортную позицию, у неё пешка на с4 может потеряться. Я почувствовала, что Аня начала нервничать, и это мне немножко придало уверенности.

Е.СУРОВ: С вами в Турции никого не было из тренеров, помощников?

В.ГУНИНА: Нет. У нас, у российских девочек, очень много было проблем: кто болел, кто еще что-то. И все из других стран удивлялись, как нам не выделили доктора на этот турнир. Потому что играло очень много народу из России, и у многих были проблемы. Я знаю практически каждую девочку, у которой что-то болело, насморк был или еще что-нибудь.

Е.СУРОВ: Я не совсем понимаю. Если кто-то из других стран удивлялся, это что, означает, что у кого-то был доктор на этом турнире?

В.ГУНИНА: Нет, все удивлялись, потому что у России сильное представительство. И удивлялись, почему Российская шахматная федерация не выслала нам какого-нибудь доктора. Потому что случаев было очень много.

Е.СУРОВ: А вы во время турнира ставили в известность Федерацию о том, что такие проблемы существуют?

В.ГУНИНА: Нет, лично я ничего не говорила, потому что у меня вышла небольшая проблема с Федерацией. Мне в свое время не дали грант. Почему-то они решили, что грант мне должен дать РГСУ, на что РГСУ мне дал десять тысяч рублей. Поэтому я ничего больше не спрашиваю.

Е.СУРОВ: Вы теперь руководствуетесь принципом Воланда: «Никогда ничего не проси. Сами предложат и сами всё дадут».

В.ГУНИНА: Нет, я руководствуюсь принципом: сделаю всё сама. То есть если мне не дали грант, то мне нужно что-нибудь выиграть, чтобы самой заработать.

Е.СУРОВ: Браво. В этом я вас поддерживаю. Как думаете, сейчас изменится ситуация в этом плане?

В.ГУНИНА: Я надеюсь на это.

Е.СУРОВ: Смотрите, получается, что у вас на данный момент и с Московской федерацией какие-то проблемы есть, и с Российской федерацией тоже какое-то непонимание присутствует...

В.ГУНИНА: Меня это удивляет, потому что я вообще очень миролюбивый человек. Я обычно стараюсь не ругаться. А тут получается – да, немножко неправильно всё вышло.

Е.СУРОВ: А в жизни бывает, что ругаетесь? Какое-нибудь крепкое словцо можете воспроизвести?

В.ГУНИНА: Могу, да.

Е.СУРОВ: А когда проигрываете – тоже что-нибудь неприличное можете сказать?

В.ГУНИНА: Когда проигрываю, я злюсь на себя: сама виновата. Так что, говорить приходится только себе.

Е.СУРОВ: Вы сказали, что некоторые российские участницы испытывали проблемы со здоровьем. А кто именно?

В.ГУНИНА: Я знаю, что у Баи Ковановой были какие-то проблемы. Еще у многих. У многих кровь шла из носа. Да я и сама, в принципе, не очень хорошо себя чувствовала.

Е.СУРОВ: Для меня удивительно то, что вы сказали. Я знаю, что еще у некоторых участниц шла кровь из носа. С чем это может быть связано? Там что, какие-то погодные условия были или что?

В.ГУНИНА: Вообще на улице не так уж и тепло. Вот я сейчас сижу в лобби, в такой комнатке. И мне тоже холодно, меня всю трясет.

Е.СУРОВ: Да что ж вы так? Взяли бы вещи потеплее. Сейчас уже от ваших слов меня трясти стало.

В.ГУНИНА: Нет, вещи теплые есть, но почему-то... Может быть, это нервное. Но условия, в принципе, нормальные. Кто-то живет в двухместном номере, я – в одноместном, мне нравятся условия. Просто турнир очень напряженный, тяжелый, и, видимо, нервы сдают.

Е.СУРОВ: Условия, значит, в целом нормальные? Жалоб нет?

В.ГУНИНА: Да, только я все время оттягиваю время ужина. Потому что вобще хорошо кормят, но дают одно и то же. Все девочки уже просто не могут туда ходить и есть постоянно одну и ту же еду.

Е.СУРОВ: А оттягиваете зачем? Если придете позже, то будет какая-то другая еда?

В.ГУНИНА: Нет, просто это психологически... Может быть, оттягиваю, чтобы потом просто не пойти, или потом дико есть захочу и съем всё, что дадут.

Е.СУРОВ: Понятно. Еда надоела, значит, за столько времени...

В.ГУНИНА: Да, есть такое.

Е.СУРОВ: И вы еще остаетесь на блиц?

В.ГУНИНА: Да, я решила остаться на все турниры, потому что у меня дома идет ремонт, и я не хочу уезжать из пятизвездочного отеля к себе, где идет ремонт.

Е.СУРОВ: Я вас хорошо понимаю.

В.ГУНИНА: У меня там мама как раз, уже несколько месяцев она делает этот ремонт. Даже не представляю, что она сейчас чувствует. У меня хоть есть перерывы – сборы, турниры... А она постоянно в квартире.

Е.СУРОВ: А мама сейчас не слушает нас?

В.ГУНИНА: Нет, у нас интернета нет.

Е.СУРОВ: Ну, может, в записи послушает. А то я вас хотел попросить передать ей привет. Тогда, может быть, вы что-то скажете в адрес своих болельщиков? Я знаю, что их немало. Во время турнира просто чувствовалось, что за вас болеют.

В.ГУНИНА: Да. Мне очень помогали друзья, писали слова в поддержку. Мама постоянно писала, тренер постоянно успокаивал. Большое спасибо всем, кто за меня болел.

Е.СУРОВ: Валя, а расскажите о своих родителях. Вы знаете, мы на сайте попросили наших пользователей задать вам вопрос какой-нибудь. И вот Николай Монин просил рассказать о вашем отце. Вы, кстати, знаете Николая Монина?

В.ГУНИНА: Нет, так сказать не могу, что знаю. Может быть, в лицо знаю.

Е.СУРОВ: А он пишет, что знает вас с 2003 года: «Дорогая Валечка! Знаю Вас с 2003-го года, когда был тренером Вашей подруги на чемпионатах: Европы в Черногории и мира - в Греции. Помню, как на первом Вы стали абсолютной чемпионкой, а в Греции завоевали мировое золото.
На протяжении всей юношеской карьеры Вашим ангелом-хранителем был родной отец – очень скромный и порядочный человек. Свои лучшие качества он сумел передать и Вам. Читателям сайта будет особенно интересно узнать о роли родителей в Вашей спортивной жизни. Большой им от меня привет, а Вас от всей души поздравляю с победами на чемпионатах России и Европы!».

В.ГУНИНА: Спасибо за поздравления. Папа у меня закончил физмат, преподавал в университете высшую математику, а в школе – просто математику. У меня еще дедушка играл в шахматы. И потом папа получил «корочку» тренера. Он начал меня тренировать, когда мне было пять лет. И, как он рассказывает, в шесть я уже выступала в городе. Я, правда, этого не помню – слишком мало лет было. Я постоянно ездила с папой, он меня тренировал.

Е.СУРОВ: Значит, отец был вашим первым наставником.

В.ГУНИНА: Да.

Е.СУРОВ: Сейчас уже не помогает вам папа?

В.ГУНИНА: В шахматном плане – нет. Но я все равно ему очень благодарна, потому он в свое время заставлял меня заниматься по нескольку часов (естественно, мне не хотелось этого делать). Я решала позиции, сидела с книгой. Мой брат на три года старше меня, и мы вместе занимались.

Е.СУРОВ: Кстати говоря, я вспомнил наше предыдущее интервью, и там вы тоже рассказыали, что вам нужен тренер с жесткой рукой, чтобы вас заставлял работать. По-прежнему так? Не изменился характер ваш?

В.ГУНИНА: Нет, меня по-прежнему нужно заставлять, да. В прицнипе, я могу и сама заниматься, но самой очень сложно. Иногда отлыниваешь... Не хватает того, чтобы кто-то, как папа, сказал – сидеть и заниматься. На сборах с Александром Владимировичем меня хватало всего на пять часов. Но он лояльно к этому подходил: «Может еще одну позицию решишь? Давай посмотрим еще одну партию?». Ненавязчиво, но мы все равно занимались.

Е.СУРОВ: А если не на сборах, а в обычное время – по скольку часов в среднем занимаетесь в день?

В.ГУНИНА: Я встаю в девять, чтобы из Галицыно добраться до Беговой, где я занимаюсь. В 12 у нас начало тренировки с Игорем Константиновичем, потом в 16 примерно начинается тренировка с Александром Владимировичем. Обычно до 18-19. Но бывает, что и в 20 ухожу.

Е.СУРОВ: И так каждый день?

В.ГУНИНА: Четверг и воскресенье – выходные.

Е.СУРОВ: То есть вы практически ездите на работу?

В.ГУНИНА: Да, я считаю, что это как работа.

Е.СУРОВ: Но приятная, наверное, работа?

В.ГУНИНА: В основном – да. Но когда на четвертом-пятом часу голова уже не варит... И тренер говорит: «Давайте еще одну задачку, вот вам на тридцать минут»... Думаешь: «Ну сколько можно? Уже мозг вскипает просто!». И такое чувство, что он издевается. Конечно, тяжело заниматься.

Е.СУРОВ: А как вы расслабляетесь? В выходные дни, в свободные от работы время.

В.ГУНИНА: Когда я жила в общаге, я ненавидела выходные, потому что не знала, чем себя занять в эти дни. А так, в основном, я с мамой. Она меня может отвлечь как-нибудь, мы можем сходить в магазин, погулять... Или с друзьями пообщаться, в кино сходить.

Е.СУРОВ: А в общаге вы когда жили? И сколько?

В.ГУНИНА: Я училась семестр дома на заочном, потом переехала в Москву. Получается, я жила в общежитии четыре с половиной года. Под конец я уже не могла выдерживать. Копила целый год на собственную квартиру. Мне повезло с риелторами, и как-то мы с мамой удачно купили квартиру, и я быстренько съехала из общежития. Уже не могла там находиться. Все-таки свой дом намного лучше.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос пришел на наш сайт от Виктора Долганюка: «Здравствуйте Валентина! Очень рад за Вас, честно. Скажите, в этом году будете играть в Серпуховском Фестивале в рапид, который будет 23-25 марта? В прошлом году вы здорово сыграли, я наблюдал партии».

В.ГУНИНА: Ой, я даже не знала, что он сейчас начнется. Потому что я всегда забываю даты (как и имена). Но надеюсь, что поеду, если доживу до конца блица.

Е.СУРОВ: Валя, мы видели видео – фрагмент, когда звучал гимн на церемонии закрытия. И видели ваше лицо: вы явно волновались в это время. Расскажите, когда играется гимн страны и вы стоите на высшей ступени пьедестала – что ощущаете?

В.ГУНИНА: Я там чуть не рыдала. С трудом сдерживалась. И такое лицо получилось, как будто меня кирпичом ударили. Вроде бы я рада, но эмоции нахлынули, и я чувствовала, что слезы начинали подступать. Пыталась сдержаться. Это было, конечно, прикольно. А гимн игрался еще со всеми куплетами. Я смотрела на рядом стоящую Таню и понимала, что... Кубки были очень тяжелые. Мне пришлось положить свой кубок на бедро, потому что он весит, я думаю, килограммов пять. В руках я держала табличку, сколько я выиграла денег. Оборачиваюсь на Таню, смотрю – у неё такое же лицо: «Блин, тяжело». Мы посмеялись.

Е.СУРОВ: А ведь Таня не держала кубок. Почему ей было тяжело?

В.ГУНИНА: Почему – она держала кубок. И Аня держала, и Таня держала.

Е.СУРОВ: А, там было три кубка, да?

В.ГУНИНА: Да, но мой – самый тяжелый. Я не представляю, как я его сейчас домой повезу.

Е.СУРОВ: Такого рода трофей еще не доводилось везти домой?

В.ГУНИНА: Такого тяжелого и высокого в моей коллекции точно нет! Моя мама обрадуется, когда я покажу ей такого мишку громадного. Я, правда, не знаю, куда мы его поставим. Мне девочки посоветовали – на пол, как вазу.

Е.СУРОВ: Скажите, а вот гимн играл со словами, все куплеты. Вы не подпевали?

В.ГУНИНА: Я хотела подпевать, но сдерживалась, потому что у меня ни голоса, ни слуха. А после гимна нам Али Язычи сказал: «Какой у вас долгий гимн!». Это было смешно.

Е.СУРОВ: А вы вообще знаете слова нового российского гимна? Ну как нового – уже двенадцать лет, как он принят у нас.

В.ГУНИНА: Да, знаю. Мы с девчонками даже его пели, когда были Интеллектуальные игры в Китае. Мы стали первыми, и мы даже попытались его петь.

Е.СУРОВ: Ничего себе. А откуда вы знаете слова? Вы специально разучивали их? Их мало кто помнит наизусть.

В.ГУНИНА: Ну, я не скажу, что я все слова помню, но думаю, что каждый гражданин должен знать свой гимн. Например, когда в Турции играется их гимн, все турки поют. Это так интересно. И на открытии, и на закрытии было видно, что все поют.

Е.СУРОВ: А вы вообще петь... А, ну да, вы сказали, что у вас ни голоса, ни слуха...

В.ГУНИНА: Нет, я иногда пою в караоке с друзьями, но это просто смешно выглядит. Я и сама понимаю: у меня нет голоса. Тут я в папу пошла. Но у нас мама поет.

Е.СУРОВ: Но любите, тем не менее, петь, раз делаете это?

 В.ГУНИНА: Ну, не сказать, чтобы очень, но если меня никто не видит, то – да.

Е.СУРОВ: А что любите? Какие песни петь?

В.ГУНИНА: Я в основном люблю слушать. Я знаю, что Оля Гиря очень любит петь, потому что когда мы с ней вместе живем в одном номере, и утром иногда бросаем жребий, кто первый пойдет в душ. Я иногда сплю и слышу, как Оля поет, она неплохо это делает. Я всегда смеюсь и говорю: «А если я буду петь?».

Е.СУРОВ: Кстати, а сейчас с вами рядом нет кого-то из российских девочек?

В.ГУНИНА: Нет, я думаю, что они либо на ужине, либо в теннис кто-то играет.

Е.СУРОВ: Оттого мне еще более приятно - собственно, не только мне, а всем, кто нас сейчас слушает или послушает в записи, или прочитает интервью, - что вы уделили время для того, чтобы с нами пообщаться. Мы очень благодарны вам.

В.ГУНИНА: Да мне кажется, что после партий я немножко плохо соображаю. Поэтому я даже боюсь слушать повтор этого всего. Кажется, что я несу полную ахинею.

Е.СУРОВ: Нет-нет-нет, всё хорошо, вы прекрасны. А если вы думаете, что несете ахинею, то, может быть, споете что-нибудь? Песней лучше получится?

В.ГУНИНА: Нет! Петь я точно не буду...

Е.СУРОВ: А еще будет в Газиантепе дискотека какая-нибудь?

В.ГУНИНА: Я пытаюсь уломать девчонок, особенно Алину Кашлинскую, которая должна пойти со мной на дискотеку. Потому что я вчера слушала, как она в номере поет. И сказала ей: «За это, Алина, ты должна пойти со мной на дискотеку». Мы ходили в тот раз впятером с девчонками, но при этом с нами пошел еще немецкий арбитр. Что, в принципе, нам понравилось, потому что с турками немножко опасно... Они так на нас смотрели косо, но мы были под надежной охраной, и всё прошло удачно. Нам понравилось: мы без перерыва танцевали полтора часа и вышли оттуда, как из сауны.

Е.СУРОВ: Подождите, а немецкий арбитр – он что, не смотрел на вас подозрительно?

В.ГУНИНА: Нет. А с чего он должен на нас подозрительно смотреть?

Е.СУРОВ: Как это... А почему, интересно, он с вами пошел на дискотеку?

В.ГУНИНА: Ну, мы его попросили быть нашей «охраной». В принципе, он общается с нашими девочками – насколько я знаю, Настя и Оля играют за немецкую команду. И он с радостью согласился нас сопровождать.

Е.СУРОВ: Валя, большое спасибо. Я желаю вам удачно сыграть блиц. Кстати, вы же традиционно хорошо играете блиц.

В.ГУНИНА: Вот я не знаю, потому что такая усталость... Там будет двадцать партий – десять сдвоенных туров. Мы с девочками уже с ужасом думаем, что будет после выходного дня.

Е.СУРОВ: Значит, надо правильно провести этот выходной – так, чтобы набраться сил.

В.ГУНИНА: Как всегда – шопинг.

Е.СУРОВ: Шопинг, да?

В.ГУНИНА: Да, потому что в прошлый выходной мы со Светой и Марией Безгодовой ходили семь часов по магазинам. Это было очень прикольно.

Е.СУРОВ: Вот так вот. А что купили?

В.ГУНИНА: Ой, много чего. Я купила маме еще подарок. Ко мне все девочки подходили и спрашивали: «Это то новое, что ты купила?» Они думали, что я каждый тур буду во всем новом. Особенно Алина меня заставляла: «Где твое новое платье? Где новая кофточка? Почему ты ходишь в одном и том же?».

Е.СУРОВ: То есть, в шопинге все-таки покупали одежду?

В.ГУНИНА: Я, наконец-то, купила себе адидасовские кроссовки. Я всегда мечтала о кроссовках. А в России настоящие кроссовки таких фирм, как Adidas, Nike, очень дорого стоят. А здесь мне удалось купить не так уж дорого. Поэтому я очень рада.

Е.СУРОВ: На партию еще не приходили в кроссовках?

В.ГУНИНА: Приходила. Мы даже с Аней Музычук это обсудили: если нам что-нибудь скажут по поводу дресс-кода, мы просто их снимем и будем сидеть в носках. По поводу носков в дресс-коде ничего не сказано.

Е.СУРОВ: А вообще, когда одеваетесь на партию, уже думаете о введенном дресс-коде?

В.ГУНИНА: Да, есть небольшой такой дискомфорт. Когда с самого первого тура пронесся слух о том, что нельзя приходить в джинсах, у меня был такой ужас... Потому что это единственная моя одежда. Я думала: что будет, если мне не разрешат играть? Но потом вроде сказали, что в джинсах можно. И вообще я смотрю, девочки в кроссовках приходят, и вроде пока нет ограничений. Я тоже постоянно в кроссовках играла.

Е.СУРОВ: Никому замечаний еще пока не делали?

В.ГУНИНА: Насколько я знаю, вроде бы нет.

Е.СУРОВ: Ну что же, это была самая красивая, самая красиво одетая, по всей видимости, участница чемпионата Европы в Турции, теперь уже чемпионка Валентина Гунина. Она разговаривала с нами из лобби гостиницы, в которой живет и в которой играют участницы. Там интернет не очень хороший, но у нас вроде бы всё получилось, чему я рад. Валя, еще раз большое спасибо.

В.ГУНИНА: Вам спасибо.

Е.СУРОВ: Два слова. Что-нибудь скажите нам на прощанье. Слово чемпионке.

В.ГУНИНА: Мне очень приятно было давать интервью. Было очень интересно, на самом деле. Я еще никогда не давала интервью в прямом эфире. Спасибо за поздравления, спасибо всем, кто за меня болел.
       

Фото Александры Костенюк, Твиттер


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы на Суперфинале чемпионата России среди женщин. Рядом со мной Валентина Гунина, героиня, к сожалению, только предпоследнего тура, только что состоявшегося. Здравствуйте, Валентина. Почему у вас не шла игра на протяжении всего турнира, и как вам удалось сегодня лидера победить?

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Валя, судя по всему, вы хорошо были подготовлены теоретически к партии с Шадриной?

  • Е.СУРОВ: Валентина Гунина снова рядом со мной, я Евгений Суров, это Chess-News, и теперь уже Валентина в ранге чемпионки страны. Поздравляю вас, Валя!

    В.ГУНИНА: Спасибо!

    Е.СУРОВ: По лицу вижу, что счастливы.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Магнус Карлсен и Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы. Попросили очень быстро, и первый вопрос Магнусу: второй «Оскар» подряд, что вы думаете на этот счет? Насколько я помню, в прошлом году вы что-то говорили, что непонятно, по каким критериям отбирается игрок. А в этом году что думаете по поводу своего успеха?

  • Е.СУРОВ: В эфире Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Рядом со мной Нази Паикидзе – я не побоюсь этого слова, открытие женского Суперфинала чемпионата России. Добрый день!

    Н.ПАИКИДЗЕ: Здравствуйте!

  • Сегодня в четвертом туре женского гроссмейстерского турнира фестиваля "Москва опен" китайская шахматистка Джао Сю одержала победу над лидировавшей до этого со стопроцентным результатом Батхуяг Монгонтуул. Сразу по окончании поединка победительницу подкараулил у выхода корреспондент Chess-News Евгений Суров.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?