Исаак Линдер: "Есть еще и идеи, и желания, и все прочее"

Время публикации: 20.11.2010 17:31 | Последнее обновление: 17.12.2010 19:13
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Исаак Максович, добрый день. Евгений Суров вас беспокоит, интернет-портал Chess-News.

И.ЛИНДЕР (по телефону): А, да. Спасибо. Мне рассказывала…

Е.СУРОВ: Да, вас предупредили, да?

И.ЛИНДЕР: Да-да. Я слушаю вас.

Е.СУРОВ: Вы знаете, я, прежде всего, поздравляю от себя вас с этой датой – прекрасно знаете, я думаю, и наши читатели и слушатели знают, с какой, но я думаю, что и каждый, любой любитель шахмат, который и заходит на Chess-News, и не заходит, и вообще любитель шахматлюбой – он присоединится ко мне. Поэтому я думаю, что я не ошибусь, если скажу – мы вас поздравляем.

И.ЛИНДЕР: Спасибо.

Е.СУРОВ: Мы вас поздравляем. Скажите, пожалуйста, что чувствует человек в такой день? Что чувствует человек, которому исполнилось девяносто лет? Далеко не каждому удастся испытать эти ощущения.

И.ЛИНДЕР: Ну, я не знаю, что чувствует другой человек. Но я чувствую, что сделал полезное для шахмат, для людей. И что еще пока есть какие-то идеи, и желания, и все прочее. Главное, что большое прошло, конечно, время. Как вся страна жила, так и я со всеми сложностями. Но вообще повезло мне, что я одновременно две профессии совместил: журналистику с историей шахматной культуры. Все, что могу вам сказать.

Е.СУРОВ: Вы сказали, у вас есть идеи. Это замечательно. Поделитесь какими-нибудь идеями?

И.ЛИНДЕР: Ну, основная – это такой общий труд: шахматы как область культуры. В таком общем плане, потому что часто спрашивают, а что вы подразумеваете под культурой. Затем антология художественной литературы, именно шахматной. Потому что много интересных антологий было – и на английском языке у меня есть пять, и на немецком есть. На русском тоже есть, но такой, какую я задумал, такой нет. Вот, это тоже связано с культурой. Тем более, что я имею много писем от крупных писателей, специально для этой антологии. Ну, еще у нас вышло одиннадцать книг из этой серии «Энциклопедия шахматного Олимпа», и вот еще три – о Петросяне, Спасском и Крамнике – мы уже подготовили с сыном, потому что я с сыном делаю эти книги о чемпионах мира.

Е.СУРОВ: Да, ваш сын Владимир Линдер – тоже известный шахматный журналист, историк.

И.ЛИНДЕР: Да, вот он вместе со мной. Мне повезло, что он тоже пошел по этой стезе. Во всяком случае, он сильный шахматист и прекрасный писатель. Мне повезло, иначе такую большую махину – не знаю, видели ли вы эту книгу – «Короли шахматного мира»?

Е.СУРОВ: Нет, не видел.

И.ЛИНДЕР: Ну вот, это на тысячу страниц о всех четырнадцати чемпионах мира. А потом мы отдельные книги о чемпионах мира – взяв за основу, добавляем новые материалы. Вышла об одиннадцати чемпионах мира, и вот эти три еще не вышли, хотя мы их подготовили к печати. Ну, сейчас трудности чисто спонсорского порядка. Так что, много всего еще, идеи всякие… Ну, и просят меня многие, чтобы я написал все-таки о своем творческом пути. Все-таки девяносто лет – это, наверное, не так уж мало.

Е.СУРОВ: Ага, то есть, вы все-таки напишете о своем жизненном пути, связанном с шахматами?

И.ЛИНДЕР: Может быть, может быть. Конечно, надо бы, но я не убежден, что это так уж в первую очередь нужно, с моей точки зрения. Хотя, многие мне говорят, что надо.

Е.СУРОВ: Исаак Максович, сколько у вас всего книг?

И.ЛИНДЕР: За пятьдесят.

Е.СУРОВ: За пятьдесят…

И.ЛИНДЕР: Да. Наиболее важные – они группируются. Ну, предположим, о первых русских мастерах. Это начало девятнадцатого века, о них не было никогда – Петров, Шумов, Яниш, братья Урусовы…

Е.СУРОВ: Ваша первая книга, если я не ошибаюсь, о мастере Петрове.

И.ЛИНДЕР: Да, я с этого начал. Это мне просто повезло, потому что я никогда не думал историком шахмат быть. Ну, потом еще об эстетике шахмат есть. Потом шахматы в древней Руси. Затем наши энциклопедии о чемпионах мира. Вот здесь я уже с сыном.

Е.СУРОВ: Вы сказали, что вы не думали быть шахматным историком. А как же так получилось, что вы им стали?

И.ЛИНДЕР: Так получилось. Во-первых, я с детских лет любил играть в шахматы, играл неплохо. Но после войны я стал волею судеб журналистом. Я окончил исторический факультет Московского Государственного Университета в 1942 году, а после войны я стал журналистом. И работал в радиокомитете, в редакции «радио календарь». У меня был главный редактор пушкинист, Глеб Сергеевич Бердяев, и в 1947 году, это было 110 лет со дня кончины Пушкина, он принес дату для очередного «календаря». И говорит: вы знаете, что в библиотеке Пушкина было два экземпляра книги Петрова? Одна с дарственной надписью! Это был его современник, 1824 года издания. «Вы знаете, кто такой Петров?» Я говорю: «Да, слышал». «Посмотрите, может, напишете». Я написал. А потом он говорит: «Какая интересная фигура, он и сильнейший мастер на протяжении полувека, он и композитор, он и литератор, он друг Пушкина… Соберите материалы, может быть, когда-нибудь вам пригодится». Я ходил в библиотеку, собирал. Ну, и пришло время, когда я оказался свободным и стал писать эту книгу. Это была первая книга.

Е.СУРОВ: И вы поняли, что это ваше…

И.ЛИНДЕР: Да, и потом уже я о другом русском мастере написал – о Шумане. А потом подумал: хорошо, вот целый ряд первых мастеров. А почему это вдруг наша Россия стала в один уровень с Францией, Англией, у которых раньше появились эти сильные шахматисты? Мало того, влияние уже начали русские оказывать на Европу. Как же это могло получиться? Не было до начала 19-го века такого развития сильного, казалось бы – и вдруг... И тогда я решил углубиться и узнать, и отсюда появилась у меня книга «Шахматы на Руси», над которой я много работал, потом защитил диссертацию. Эту книгу перевели на английский, она в Швейцарии вышла, в Цюрихе. Так что это было новое.

Потом я эстетикой занялся. А потом «Энциклопедией». Мы написали трилогию с сыном о Капабланке, Ласкере и Алехине – она вышла в Германии. Имела большой успех. Потом нам предложили о всех чемпионах мира. Но все это я уже делал с сыном. Один бы я это.. Отняло бы и силы, и время, и энергию. В общем, сын стал моим соратником. Именно поэтому мы смогли сделать такие трудные вещи.

Е.СУРОВ: Вы часто повторяете выражение «шахматная культура». Я не могу вас не просить – все-таки, что такое шахматная культура?

И.ЛИНДЕР: Дело в том, что когда я писал о первых русских мастерах, то выяснилось, что другом Пушкина был Петров, другом Толстого Льва Николаевича был Сергей Урусов, другом Тургенева был Илья Шумов. Смотрите, оказывается, эти сильнейшие мастера были большими друзьями, и, видимо, влияние оказали на писателей. Но и писатели увлеклись серьезно этими шахматами. И чутьем гения они поняли, что шахматы – это не просто игра. А это такая область, которая на семью, на общество влияет самым прекрасным образом. Они чутьем гения это поняли. И я написал книгу «Пушкин и шахматы», написал книгу сначала «Толстой и шахматы». И оказалось, что это действительно область культуры. К тому же, вы знаете что. Если взять музыкантов – многие из них были прекрасными шахматистами, глубокими. Тот же Прокофьев, Шестакович, и так далее. То есть, и музыка. А потом, в течение многих веков существования шахмат оказалось, что они связаны с изобразительным искусством. То есть, оказывается, вся жизнь в очень большом многообразии связана была с шахматами, с историей шахмат. Нет такой игры, которая так была бы связана со всеми областями культуры. Они сами стали областью культуры. Ну, это довольно сложно, но интересная вещь. Во всяком случае, я много писал о писателях, и я в этом убедился. И даже одно большое было у меня выступление в Вашингтоне, помню, во время Конгресса «Chess Collectors International»: любовь и шахматы в произведениях литературы, изобразительного искусства, скульптуры, и так далее. Много очень можно об этом говорить и писать. Может быть, я этим-то и отличаюсь, что я показал, что шахматы – не только наука, искусство, не только игра, но это и область культуры в развитии мировом.

Е.СУРОВ: Исаак Максович, понимаете, я как журналист задаю вопросы, и при этом должен возражать. Это моя работа. Поэтому я не могу вам не возразить и спросить: а как вы считаете, вот современные шахматисты,они, когда садятся за доску – будь то шахматисты высокого уровня или не очень, там мастеров – их тысячи, десятки тысяч, - они думают о том, что шахматы это культура?  

И.ЛИНДЕР: Они в это время не думают об истории этой игры. Они в это время сами уже много почерпнули из теории шахмат; они многое почерпнули, просто зная о жизни других шахматистов. Поэтому это уже другой вопрос. Вы знаете, они испытывают эстетическое удовольствие большое от игры. И также и рядовые шахматисты. Я считаю, что все испытывают эстетическое наслаждение от игры. Но, естественно, у более сильных шахматистов еще более широкое представление об эстетике игры, а у нас, рядовых шахматистов, то же самое. Мы тоже радуемся комбинации, жертве, и прочим достижениям, если это красиво выиграно; переживаем так же, как они переживают, если мы проиграем. Ну, если вы книгу мою «Эстетика шахмат» прочли, то вы почувствуете, узнаете.

Е.СУРОВ: Скажите как историк: чем сегодняшние шахматисты принципиально отличаются от тех, о которых вы, кстати, много писали – вот те, в начале двадцатого века…

И.ЛИНДЕР: Просто более высокий уровень теории. Они должны больше знать. Кроме того, вот этот компьютер – он дает такую возможность… Вот, предположим, вы играете какой-то вариант – оказывается, играли многие, тысячи. И вы с помощью компьютера можете во всем этом разобраться и увидеть. Труднее сегодня. Тогда шахматист меньше знал, сейчас он больше знает. Но все-таки, основное в игре – это собственная интуиция, собственный гений, который и комбинирует, и думает, стратег, и так далее. Это большое и сложное дело. Конечно, каждый век дает прогресс в теории начал, стратегии, атаки, комбинации и всего прочего.

Е.СУРОВ: Исаак Максович, я благодарю вас. Благодарю вас за все, что вы сделали в течение этих лет. Вообще вот когда общаюсь с вами, просто приятно осознавать, что вы один из тех, кто по-настоящему любит эту игру. Чтобы это понять, и не нужно читать ваши многочисленные книги, а просто достаточно несколько минут с вами поговорить, чтобы понять, что вы, так сказать, человек нашего круга – тех людей, которые игру шахматы. Таких людей не так уж и много, кто по-настоящему любит эту игру.

И.ЛИНДЕР: Спасибо, мне приятно это слышать. Но мне кажется, я еще мало вам сказал для этого.

Е.СУРОВ: Да, но я надеюсь, что мы с вами разговариваем, так мягко скажем, не в последний раз.

И.ЛИНДЕР: Пожалуйста, звоните – если я чем-то буду полезен вам, спрашивайте.

Е.СУРОВ: Спасибо большое. Здоровья вам и долгих лет.

И.ЛИНДЕР: Спасибо. Всего вам доброго.


  



Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: В эфире Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Рядом со мной Нази Паикидзе – я не побоюсь этого слова, открытие женского Суперфинала чемпионата России. Добрый день!

    Н.ПАИКИДЗЕ: Здравствуйте!

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Магнус Карлсен и Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы. Попросили очень быстро, и первый вопрос Магнусу: второй «Оскар» подряд, что вы думаете на этот счет? Насколько я помню, в прошлом году вы что-то говорили, что непонятно, по каким критериям отбирается игрок. А в этом году что думаете по поводу своего успеха?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы на Баку-опен. И буквально минуту назад завершилась одна из последних партий пятого тура, в которой Сергей Жигалко одолел кубинца Брузона и сейчас единолично лидирует с результатом 5 из 5. Рядом со мной Сергей Жигалко, здравствуйте. Как вам это удается?

  • Сегодня в четвертом туре женского гроссмейстерского турнира фестиваля "Москва опен" китайская шахматистка Джао Сю одержала победу над лидировавшей до этого со стопроцентным результатом Батхуяг Монгонтуул. Сразу по окончании поединка победительницу подкараулил у выхода корреспондент Chess-News Евгений Суров.

  • Е.СУРОВ: Для начала скажите, как вы себя чувствуете?

    В.ИВАНЧУК: В принципе, все хорошо, я себя хорошо чувствую. То есть никаких проблем нет, я вполне могу продолжать турнир и надеюсь, что все будет хорошо.