Маир Мамедов: "Могу поселить Левона Ароняна у себя дома"

Время публикации: 22.02.2012 19:36 | Последнее обновление: 22.02.2012 19:37
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Видеозапись интервью

Е.СУРОВ: Дамы и господа, Маир Мамедов. В данном случае его, наверное, стоит представить как президента фирмы «SOCAR Georgia» - главного спонсора текущего турнира, на котором мы присутствуем, - Кубка АШП. Верно я говорю?

М.МАМЕДОВ: Правильно говорите.

Е.СУРОВ: Какие у вас впечатления о турнире?

М.МАМЕДОВ: К сожалению, я не смог присутствовать на открытии. Хотя находился на территории Грузии, но были неотложные дела. О чем я жалею, но все равно, хорошо хоть на последний день я успел, поприсутствовал. Хотя в подготовке турнира и как спонсор, и как человек переживающий, болеющий, в организационном плане я принимал определенное участие. Я очень рад, что турнир состоялся, статус высокий, все замечательно организовано, отель прекрасный, условия хорошие, шахматистки радуют игрой – им нравится, я знаю. И зрителям нравится, и болельщикам – и воочию, и через интернет тоже.

Е.СУРОВ: Я думаю, зрители меня не простят, если я не воспользуюсь случаем и не спрошу у вас про мужские шахматы, а именно – про ситуацию, которая сложилась с турниром претендентов. Вы не скрываете – и это уже было в новостях, - что турнир претендентов, который пройдет в Лондоне, финансируется Азербайджанской федерацией. Вы можете сказать, как вы этого достигли?

М.МАМЕДОВ: Вы знаете, что Азербайджан имеет как минимум трех элитных шахматистов, имеет традиции, имеет президентскую Программу о развитии шахмат, имеет определенный организаторский опыт. И естественно, от такого события Азербайджан не хотел оставаться в стороне. В предыдущий цикл мы тоже включились, как вы знаете. Включение кончилось тем, что Российская шахматная федерация любезно согласилась провести турнир на своей территории и, соответственно, оставить нашего  номинанта. Так как в Азербайджане уже было все подготовлено, с ФИДЕ уже все документы были подписаны, получился некий компромиссный вариант. И в турнире восьми - это была матчевая система, нокаут-система -  в Казани играли двое наших участников. Теймур Раджабов отобрался напрямую, а Шахрияр Мамедъяров представлял совместную номинацию Азербайджана и России, скажем так.

А в данном случае ситуация и похожа, и непохожа. Во-первых, такой страны, как Россия, которая разрешила кризис из-за нежелания приезда одного из сильнейших гроссмейстеров мира Левона Ароняна в Баку, - такой страны, которая бы приняла удар и разрешила ситуацию, на сегодня нет. Как я понимаю, было всего два предложения по состоянию на 13.00 тридцать первого января сего года, когда закончился срок подачи заявок. Я так понимаю, что было всего две заявки – от нас и от болгарской стороны. И наша заявка, как я чувствую, была ничуть не хуже. Как минимум, не хуже. И естественно, нам был запрос. Не сразу, а по итогам Президентского совета в Эмиратах. «А что, если вот так?». Тем более, что у них готовится или уже подготовлен контракт с компанией «Агон», которая берет на себя организацию всех циклов чемпионатов на звание чемпиона мира среди мужчин на долгие годы – озвучилась цифра в 10-12 лет. А можем ли мы вклиниться в этот процесс и прийти к некоему, скажем, тройственному соглашению – ФИДЕ, «Агон» и Азербайджанская шахматная федерация? На что мы, после определенных консультаций в рамках нашей федерации - в том числе были консультации и с министерством спорта и молодежи, были консультации на политическом уровне, - пришли к выводу, что можем сказать «да». Вариант Лондона нас устраивает, финансируем мы в том объеме, в котором, как минимум, подана наша заявка. Естественно, увеличение финансирования тоже может быть предметом переговоров, так как предлагается новое место – Лондон. А там правит фунт, а не евро и не манат, и не рубль, и не доллар. Но тщательно взвесив, мы сказали «да, мы можем на это пойти». Теперь мы ждем реакции от ФИДЕ. Идут переговоры, но пока мы читали в «Спорт-Экспрессе» от Юры Васильева со ссылкой на Кирсана Николаевича Илюмжинова два интервью. И в обоих он в определенной степени подтверждал то, что ФИДЕ склоняется к этому варианту.

Е.СУРОВ: Правильно ли я понимаю, что этот вариант вам предложили, и это было в достаточной степени неожиданно для вас?

М.МАМЕДОВ: Однозначно было неожиданно. Потому что, я еще раз говорю, в Казани выступила любезно организатором Российская федерация. А тут такого явления, как организатор - Английская или Британская федерация - нет, начисто отсутствует. Организатором будет или ФИДЕ, или «Агон» и любая номинированная страна совместно с Азербайджанской федерацией. Я опять-таки подчеркиваю: если на это будет официальное утверждение ФИДЕ. То есть информация будет не из интервью, а официально подтвержденная. На что мы очень рассчитываем. Мы готовы.

Е.СУРОВ: А когда вы подавали заявку на Баку, вы все-таки втайне надеялись, что Левона Ароняна как-то можно уговорить приехать? Или вы все-таки в глубине души понимали, что придется искать запасной аэродром?

М.МАМЕДОВ: Пятьдесят на пятьдесят. Мы очень уважаем Левона Ароняна как шахматиста высочайшей квалификации и как корректного спортсмена. И я до последнего надеялся, что он свои взгляды на этот процесс пересмотрел. Потому что жизнь идет, ситуация меняется и не скажу, что в худшую, а в лучшую сторону. Что бы ни говорили на разных блогах и форумах, поездки армянских и азербайджанских делегаций друг к другу на разных уровнях есть. Я, например, только что с самолета, а перед тем, как сесть в самолет, я прочел информацию, что сегодня трое наших парламентеров отправились в Ереван, в рамках определенной миссии. То есть это все идет. Я понимаю, что наших парламентеров тоже могут встретить в аэропорту какими-то свистками – все может быть, никуда от этого не денешься. Но надо что-то делать. И почему бы Левону Ароняну не выступить одним из инициаторов этого процесса мира. Приезд Левона Ароняна – это не приезд боксеров. Это во многом повлияло бы на улучшение ситуации. Правда, я думаю, что Левон Аронян скажет: «А почему я? Почему именно с меня надо начинать? Почему надо пожертвовать именно моим выступлением в этом цикле?». Я не думаю, что это так, но… Он, опять-таки повторюсь, шахматист очень высокого уровня и он может отрешиться от навязчивых мыслей и сыграть нормально. Условия могут быть самые высокие, вплоть до того, что я могу его и у себя дома поместить просто-напросто.

Е.СУРОВ: Кстати, на нашем сайте мы цитировали интервью Шахрияра Мамедъярова, данное азербайджанскому сайту, в котором он говорит, что если бы случилась такая ситуация, что турнир был бы в Ереване и, допустим, ему бы предстояло туда ехать, то есть он был бы участником турнира, то как бы он поступил? Он ответил, что он бы прислушался к мнению федерации. Поэтому можно узнать мнение федерации? Что бы вы в таком случае посоветовали?

М.МАМЕДОВ: Вопрос опять-таки неоднозначный. Я думаю, что мы бы, как минимум, собрались, посоветовались, и 51 против 49 – в пользу поездки. Я ведь не вся федерация. Есть и президент федерации Эльман Рустамов, есть и другой вице-президент, есть и члены федерации. Во-первых, такая ситуация должна наступить. Во-вторых, я думаю, что реакция была бы с нашей стороны, скорей всего, не такой однозначной, как у Левона.

Е.СУРОВ: Но вы сейчас удовлетворены этим предложением? Это ведь еще не окончательное решение?

М.МАМЕДОВ: Нет, решения пока нет. Мы ждем. Я еще раз говорю, что из двух интервью я знаю, что Кирсан Николаевич верит Азербайджанской федерации, знает нас – ровно как и, наверное, Болгарскую федерацию, потому что Болгарская федерация тоже достаточно много соревнований провела и обладает таким шахматистом высокого уровня, как Веселин Топалов, заслуживающим играть в цикле как «экс-чемпион мира по версии ФИДЕ». Так что… У меня есть определенный оптимизм, что будет вынесено положительное решение, и мы вовлечемся в процесс подготовки аналогичного контракта.

Е.СУРОВ: На данный момент уже есть несколько шахматистов, участников турнира претендентов – я читал, что минимум два, - которые не согласны со сроками его проведения. А вы что думаете по этому поводу? Поскольку мы уже слышали о том, что Теймуру, возможно, придется пропустить клубный чемпионат Европы.

М.МАМЕДОВ: Конечно, человек сам определяет свои жизненные приоритеты. Сколько Магнусу Карлсену сейчас лет? 19, 20? 21 сейчас будет? За эти 20 своих небольших, недолго прожитых лет он уже успел два раза выразить свой протест против решения ФИДЕ. Я думаю, что это немножко многовато для его столь юного возраста. Кроме того, что он – первый номер в рейтинге, у него никаких других титулов нет.

Е.СУРОВ: Но это все-таки весомый титул.

М.МАМЕДОВ: Ситуация меняется. Я знаю одно: вечно первым не будешь, я это гарантирую стопроцентно. Как не был вечно первым Гарри Каспаров.

Е.СУРОВ: Все-таки ушел он первым. А теперь уже невозможно сказать, когда бы он потерял свои позиции.

М.МАМЕДОВ: Однозначно он не был бы первым. С неумолимостью жизненного процесса вы должны согласиться.

Е.СУРОВ: В общем, вы сейчас ждете официального разрешения ФИДЕ по этому вопросу?

М.МАМЕДОВ: Да, мы ждем. И я чувствую, что решение должно быть скоро. Или в пользу нас, или в пользу Болгарской федерации, или в пользу еще кого-либо другого. Мы все выразили и высказали достаточно ясно. И наша заявка говорила сама за себя.

Е.СУРОВ: И последний вопрос. Верна ли информация о том, что Азербайджан может принять участие в тендере на проведение матча на первенство мира?

М.МАМЕДОВ: Да, эта информация верна. Кирсан Николаевич эту информацию почерпнул в процессе переговоров с нашей федерацией. Наверняка мы будем в этом участвовать. Если наш номинант победит, это будет сопровождаться большей настойчивостью и б?льшим упорством. А если… Одним словом, жизнь покажет.

Е.СУРОВ: Спасибо. Маир Мамедов, вице-президент федерации шахмат Азербайджана, глава «SOCAR Georgia» - генерального спонсора текущего турнира.

М.МАМЕДОВ: Спасибо.


  


Смотрите также...