Олег Скворцов: "Идея о матче Крамника пришла в голову за ужином с ним"

Время публикации: 29.01.2012 00:00 | Последнее обновление: 29.01.2012 04:01

Е.СУРОВ: Олег, почему вы решили помочь в проведении такого матча, профинансировать его?

О.СКВОРЦОВ: Не помочь, а мне вообще пришла в голову идея провести этот матч. Я являюсь давним поклонником Крамника, слежу за шахматами периодически и сам когда-то играл в них – в 80-е годы, давным-давно. Начинал играть еще школьником, в 85-86 годах. Но играл короткое время и непостоянно, хотя у меня даже был тренер, и я занимался с ним. Сейчас это достаточно известный тренер – Сергей Яновский.

В юности я разрывался между шахматами, большим теннисом и историей. Я вообще по специальности историк, закончил истфак МГУ, кандидат исторических наук. И где-то в 1985-м году вместе со своими товарищами по школе организовал матч с американской школой. Об этом было написано тогда в журнале «64», в «Московском комсомольце» и так далее. Ходы передавались по телексу, других способов тогда не было. Их школа находилась в штате Вашингтон, в Сиэтле, а наша  - в Москве. Школа № 20, известная в то время, сейчас ее номер 1239. А я вообще неплохо играл – на первой доске исторического факультета. У меня был хороший уровень кандидата в мастера спорта. Но я практически не играл в турнирах, занимался для себя.

Таким образам, к шахматам у меня интерес был давно. Потом я стал заниматься наукой, потом бизнесом – чем и занимаюсь до сих пор.

И тут как-то мы встретились с Крамником на Мемориале Таля, который прошел недавно, лично познакомились, вместе поужинали, приятно пообщались, очень долго все обсуждали. И выяснилось, что на следующую половину года – который уже сейчас наступил – у него не было никаких турниров. Он уже знал, что не будет играть в Вейк-ан-Зее, а также под вопросом проведение турнира в Линаресе, если не ошибаюсь. И мне пришла в голову идея, что он мог бы сыграть какой-нибудь значимый матч с шахматистом из первой тройки или пятерки. Такое предложение я ему и сделал. То есть эта идея появилась фактически буквально во время этого ужина в ноябре. И мы ее стали осуществлять. А если ты хочешь что-то осуществить, то лучше с этим не затягивать, и мы все переговоры провели довольно быстро. По предложению Володи мы решили связаться с Левоном Ароняном, тот выразил заинтересованность, мы с ним провели предварительные переговоры. А сейчас я специально приехал вместе с Владимиром сюда, чтобы подписать соглашение о матче Крамник-Аронян. Что мы и сделали вчера вечером. Все, что запланировали, мы сделали очень быстро: меньше слов, больше дела.

Е.СУРОВ: Матч пройдет с 21 по 29 апреля, как сказал у нас в эфире Крамник?

О.СКВОРЦОВ: Скажем, с 20-го по 30-е. Точно в эти дни.

Е.СУРОВ: Как просто все получилось.

О.СКВОРЦОВ: Да-да. А по-другому и нельзя. Когда сложно, тогда ничего не происходит. В жизни, в бизнесе, в чем хотите. Или это делается, или, если это очень долго и трудно, оно не происходит.

Е.СУРОВ: Чем вам симпатичен Крамник?

О.СКВОРЦОВ: Мне импонирует стиль его игры, и вообще он сам как человек. Я считаю, что в шахматах он одна из наиболее репрезентативных фигур, со всех точек зрения. На мой взгляд, он очень приятный человек, с высоким уровнем интеллекта, который разбирается не только в шахматах. И это очень ценно. Когда человек с широким кругозором, с ним приятно общаться и вне шахматной доски, и вне шахматных тем. Согласитесь, это встречается нечасто.

Е.СУРОВ: Пока вы говорили, я подумал еще об одном таком человеке. Его зовут Гарри Каспаров.

О.СКВОРЦОВ: С ним я не встречался.

Е.СУРОВ: Случайно не возникала мысль с ним матч сыграть?

О.СКВОРЦОВ: Во-первых, Гарри Каспаров не действующий шахматист. А мы хотели провести матч с топовым игроком, который находятся сейчас на мировом уровне. Я не знаю, в какой форме сейчас Каспаров - не хочу его обидеть, он один из величайших шахматистов нашего времени. Но такой идеи у нас не было. И потом, я знаю, в прошлом были какие-то проблемы между Крамником и Каспаровым в связи с матчем в Лондоне и последующим желанием Каспарова, если я не ошибаюсь, играть матч-реванш. Но опять же, если я не ошибаюсь, это не было прописано в каких-либо соглашениях, и формально Владимир был прав. Видимо, Гарри был настолько уверен, что он не проиграет этот матч, что забыл вставить пункт о матче-реванше. Но я могу и ошибаться.

Е.СУРОВ: Чтобы вы не ошибались, могу порекомендовать прочитать как раз на нашем сайте интервью с Владимиром, где он по этому поводу все подробно рассказал.

О.СКВОРЦОВ: Но я не сильно ошибся?

Е.СУРОВ: Да, действительно, в контракте этого не было.

О.СКВОРЦОВ: Гарри Кимович – человек с мощной энергетикой, и тяжело устоять перед его напором. Но, видимо, Владимиру удалось. Может быть, это однобокая версия, но я об этом знаю не из интервью, а из других источников того времени.

Е.СУРОВ: О своем бизнесе что-то можете рассказать?

О.СКВОРЦОВ: Я могу сказать, что основной мой бизнес – это драгоценные камни, бриллианты и алмазы. А компания, которая является спонсором данного соревнования, называется «I.G.C. International Gemological Laboratories (2004)», я являюсь её генеральным директором и совладельцем. И мы решили под её лейблом, поскольку она будет одним из спонсоров, провести этот матч.

Е.СУРОВ: «Одним из спонсоров» - значит, будут еще спонсоры?

О.СКВОРЦОВ: Да, будет еще один спонсор, который является моим партнером в другом бизнесе – как раз в том, что связан с бриллиантами и алмазами. Это уже компании, находящиеся в Бельгии или Индии. На днях мы определимся, какая из них будет спонсором, поскольку у нас есть несколько кандидатур. То есть у нас будет два спонсора. Я считаю, что это неплохо – когда еще одна серьезная компания с мировым именем будет вовлечена в шахматы. А также свою долю участия должны будут взять на себя организаторы: предоставить помещение, проживание, провести открытие, закрытие, создать условия для журналистов и комментаторов, и так далее. Но основные расходы несут спонсоры.

Е.СУРОВ: Это первое ваше начинание в качестве спонсора шахматного соревнования?

О.СКВОРЦОВ: Да. Идея, повторяю, пришла мне в голову во время нашего ужина в Москве. А дальше мы просто стали осуществлять. И сделали это довольно быстро – за полтора месяца.

Е.СУРОВ: Тем не менее, это все-таки вызвано желанием помочь шахматисту, которому вы симпатизируете? Или вы преследуете еще и свои – корыстные или не корыстные, имиджевые – цели?

О.СКВОРЦОВ: Могу сказать, что  в нашем бизнесе мы вообще не заинтересованы в сильной рекламе. Я бы сказал так: проведение матча – это желание сделать что-то интересное для шахмат. Потому что матч из шести классических партий между шахматистами, входящими в первую четверку, - это в любом случае интересное событие. Тем более, что это вписывается в планы Крамника и Ароняна. Они не очень загружены и обещали серьезно готовиться к поединку. А он будет как раз в преддверии матча Гельфанд-Ананд, который состоится в начале мая. Вот мы и решили провести до того, чтобы не пересекаться. И мне кажется, по накалу и по уровню борьбы наш матч не уступит.

Е.СУРОВ: Следующий мой вопрос как раз был о том, не возникало ли у вас желания спонсировать матч на первенство мира? Вы вообще знаете об этой истории?

О.СКВОРЦОВ: Я знаю только косвенно.

Е.СУРОВ: Там ведь точно так же нашелся человек…

О.СКВОРЦОВ: Говорят, что он – друг господина Гельфанда? Во всяком случае, они где-то раньше пересекались. Если я не ошибаюсь, его фамилия – господин Филатов?

Е.СУРОВ: Да. Вы с ним знакомы?

О.СКВОРЦОВ: Нет, не знаком. Но я слышал о нем, это достойный человек, у него серьезный бизнес, связанный, если не ошибаюсь, с логистикой. И это прекрасно, что он дал такую значительную сумму на матч. По-моему, 2,5 миллиона долларов?

Е.СУРОВ: Да.

О.СКВОРЦОВ: Ну и хорошо. А играть они будут...

Е.СУРОВ: В Третьяковской галерее.

О.СКВОРЦОВ: Отлично. Тем интереснее будет – один матч за другим, представляете.

Е.СУРОВ: А бюджет вашего матча – это секрет? Или тоже можно афишировать?

О.СКВОРЦОВ: Бюджет нашего матча – секрет. Это конфиденциальное соглашение между игроками.

(Здесь к разговору присоединился Владимир Крамник.)

В.КРАМНИК: Я просто хочу заметить, что и для меня, и для Левона матч станет очень важным этапом подготовки к турниру претендентов, который должен состояться осенью этого года. Для этого мы специально решили играть с тем же контролем, который будет применен на том турнире. Лично у меня будет уникальная возможность сыграть шесть подряд классических партий с соперником, уровень которого сопоставим с уровнем любого участника претендентского соревнования. Согласитесь, что когда играешь в турнире (не претендентском), то каким бы впечатляющим не был состав, всегда есть соперники более и менее сильные. Например, в Лондоне состав был достаточно разношерстным: подсознательно я понимал, что с грандами не обязательно выжимать из себя всё - «свои» очки можно набирать с другими. А в турнире претендентов так не получится: если хочешь стать первым, то необходимо переигрывать соперников самого высокого уровня. И вот в матче с Ароняном мне представится возможность посмотреть, на что я способен на протяжении шести партий подряд с такого уровня соперником.   

Е.СУРОВ: Мы вчера поставили на сайт опрос и сформулировали его так: «Что для вас сейчас более интересно: матч на первенство мира Ананд-Гельфанд или товарищеский матч Крамник-Аронян?».

О.СКВОРЦОВ: Это интересно, расскажите, пожалуйста.

Е.СУРОВ: Мы поставили ночью, и уже в первой половине дня проголосовало много людей. С небольшим отрывом, но лидирует матч Крамник-Аронян.

О.СКВОРЦОВ: Да вы что?! Я предполагал такое, когда мы это обсуждали с Володей, но не ожидал, что все будет так быстро. То есть люди рассчитывают увидеть более захватывающую, более интересную игру?

Е.СУРОВ: Да. Конечно, несопоставима ответственность и спортивный результат.

О.СКВОРЦОВ: Но мы сейчас результат выносим за скобки и говорим о содержании игры. То есть по содержанию игры люди ожидают, что это будет более зрелищное событие? Тем лучше. Значит, наши усилия не пропадут даром. Думаю, мы попали в точку.


  


Смотрите также...