Аниш Гири: "Чтобы меня разозлить, для начала нужно обыграть"

Воскресенье, 08.01.2012 20:57
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 08.01.12, 18.00.
Приносим извинения за некачественный звук голоса ведущего.

Е.СУРОВ: 18 часов 02 минуты московское время, у микрофона Евгений Суров, это прямой эфир Chess-News. И вместе со мной Аниш Гири - гроссмейстер, представляющий Голландию.

А.ГИРИ: Добрый день.

Е.СУРОВ: Простите, я сразу хочу у вас уточнить: правильно ли я ударение ставлю - Аниш?

А.ГИРИ: Аниш все-таки.

Е.СУРОВ: Аниш все-таки?

А.ГИРИ: Да, на "и" ударение. Но это не имеет большого значения. Аниш очень часто говорят, и я уже привык.

Е.СУРОВ: Признаюсь, я тоже все время говорил "Аниш", но постараюсь все-таки следовать правильному произношению. У нас на сайте со вчерашнего дня проводился опрос, вот я его закрыл буквально несколько минут назад. Мы задали вопрос, войдет ли Аниш Гири в так называемую шахматную суперэлиту.

А.ГИРИ: Интересно.

Е.СУРОВ: 58 с половиной процентов ответили "да, войдет". Почти 24 процента ответили "нет" и 17 с половиной считает, что уже вошел. Таким образом, почти 80 процентов оптимистично настроены в этом вопросе.

А.ГИРИ: Очень приятно.  

Е.СУРОВ: А вы как сами считаете: уже вошли или еще нет?

А.ГИРИ: Нет, ну я не знаю, что подразумевается под словом «элита»…

Е.СУРОВ: «Суперэлита».

А.ГИРИ: Нет, конечно, я уступаю шахматистам типа Карлсена, Крамника, Ананда, естественно, Ароняна и так далее. Все-таки у них гораздо больше опыта, да и рейтинг повыше, и результатов больше. Но мне кажется, что иногда удается все-таки как-то сопротивляться шахматистам типа Иванчука, даже Ананда…

Е.СУРОВ: К этому вернемся. А пока я бы хотел пройтись чуть-чуть по вашей биографии, которая хоть и немного известна, но, безусловно, заслуживает внимания. Родились вы в России, в Санкт-Петербурге. Мать русская, отец по национальности индус, из Непала. Всё верно?

А.ГИРИ: Пока что да.

Е.СУРОВ: До восьми лет прожили в России и уехали затем в Японию.

А.ГИРИ: Тоже правда.

Е.СУРОВ: А вот с этого места, если можно, поподробнее. Вы, насколько я понимаю, занимались в Санкт-Петербурге в Детско-юношеской спортивной школе. И что получается: просто бросили заниматься, переехав в Японию?

А.ГИРИ: Я там занимался год, выполнил первый разряд, мне кажется, в восемь лет. И потом уехал в Японию. Там я сначала вообще очень редко играл – раз в месяц. Там проводились какие-то шахматные встречи раз в месяц между японцами, которые увлекаются шахматами. Среди них были пара человек с рейтингом около 2000, что было тогда для меня очень высоким уровнем. Какая-то практика была, но очень мало.

Е.СУРОВ: Вы же не всё время были в Японии. Как я понимаю, в России вы тоже бывали.

А.ГИРИ: Да, что-то типа того – по полгода в Японии, потом полгода в России, полтора года в Японии, туда-сюда… Чтобы я мог одновременно успевать учиться в русской школе и немножко все-таки поддерживать связь с Россией.

Е.СУРОВ: Учились в русской школе, да?

А.ГИРИ: В обеих. В Японии и в России тоже.

Е.СУРОВ: Языкового барьера не было в Японии?

А.ГИРИ: Естественно, сначала было сложно – первые полгода, год. Надо было привыкнуть. Но дети довольно быстро учат языки, и потом уже я мог довольно свободно говорить.

Е.СУРОВ: И в 2008-м (если ошибаюсь, опять же, поправьте) переехали жить в Голландию.

А.ГИРИ: Да.

Е.СУРОВ: А это с чем было связано?

А.ГИРИ: Как и в Японию, мы переехали из-за того, что папа нашел работу. Он гидротехник. В Японии это было востребовано, в Голландии – естественно, тоже. Вообще вся Голландия без гидротехников давно бы утонула. В общем, нашел здесь хорошую работу и мы переехали в 2008-м году.

Е.СУРОВ: Но самое-то интересное во всем этом, конечно, не столько географические ваши перемещения, сколько то, что вы до сих пор, насколько я понимаю, остаетесь гражданином России.

А.ГИРИ: Да.

Е.СУРОВ: Это ваше единственное гражданство?

А.ГИРИ: Да. Я был гражданином России изначально, и ничего не менял.

Е.СУРОВ: А вы как-то свою гражданскую ответственность проявляете? Скажем, в выборах участвуете?

А.ГИРИ: Нет. Я немножко слежу за тем, что происходит - все-таки у меня есть еще друзья в России, читаю периодически русские сайты, новости. Так что я знаю, но особо сильно не интересуюсь и в выборах не участвую.

Е.СУРОВ: И довольно долго вы принадлежали к Российской шахматной федерации. До какого возраста?

А.ГИРИ: Точно не помню. Мне кажется, в районе 2009-го я поменял федерацию на голландскую.

Е.СУРОВ: Почему?

А.ГИРИ: Ну, все-таки я уже жил в Голландии, и было ясно, что мы останемся здесь, во всяком случае, на довольно долгий период. А когда я в Голландии, как-то с Российской федерацией… Удобнее играть за голландскую команду, если я живу в Голландии. Гораздо больше поддержки, если я голландец. Во всяком случае, в Голландии толку от Российской шахматной федерации было довольно мало. Так что почему бы не поменять.

Е.СУРОВ: Больше поддержка, да?

А.ГИРИ: Да.

Е.СУРОВ: Я напомню, что мы попросили наших посетителей задавать вопросы, и вот кое-какие пришли. Вот здесь не подписался человек – я обычно не читаю не подписанные вопросы, но поскольку все-таки это достаточно очевидный вопрос (я бы его и сам задал), прочитаю. Все та же тема: «Расставь, пожалуйста, все точки над i, - пишет посетитель с ником tobby - в вопросе своей смены федерации. Дело ведь не только в том, что твоему отцу предложили там работу, потому что в этом случае непонятно, зачем тебе менять федерацию (см. пример Ароняна, живущего в Германии, но выступающего за Армению). Верно ли, что ты не захотел быть «одним из» в России, а предпочел быть безоговорочным номером один в Нидерландах?»

А.ГИРИ: Когда я поменял федерацию, все-таки я был еще не номером один в Нидерладнах. Главная идея была в том, что от России не было никакой пользы, грубо говоря. А в Голландии меня стали приглашать на турниры – например, в Вейк-ан-Зее, Хогевен. Я стал играть за Олимпийскую сборную. То есть в тот момент я еще не достиг такого рейтинга, как сейчас, но уже было ясно, что гораздо удобнее поменять федерацию на голландскую. И это помогло моей шахматной карьере – я получил возможность играть с более сильными соперниками.

Е.СУРОВ: Какие у вас вообще отношения были и сейчас есть с Российской шахматной федерацией, с её руководством?

А.ГИРИ: Если честно, когда я жил в России, я пару раз был на сборах в школе Евгения Ильгизовича Бареева – так она тогда называлась (сейчас, может быть, тоже). Недельные сборы шахматистов, которые хорошо себя проявили в чемпионатах России до 12, 14 лет и так далее. Не знаю, как сказать, какие у меня были отношения. Меня приглашали на сборы, я участвовал, все было, в принципе, прекрасно.

Е.СУРОВ: Я вам скажу, какой слух ходит. Повторяю, это слух, у меня не было возможности его совсем уж проверить. Но якобы Евгений Бареев вас то ли отчислил, то ли лишил чего-то с формулировкой «ленивый», в таком плане. Было такое?

А.ГИРИ: Меня отчислили? Нет, мне кажется, я в какой-то момент просто уехал в Японию и не мог участвовать постоянно в сборах. Не знаю, был ли я ленивый в шахматной плане…

Е.СУРОВ: Разногласия с Бареевым были все-таки?

А.ГИРИ: У меня? Нет.

Е.СУРОВ: Я имею в виду – вы ему не показались перспективным учеником?

А.ГИРИ: Если честно, я не знаю.

Е.СУРОВ: Хорошо, этот вопрос лучше адресовать Евгению Ильгизовичу.

А.ГИРИ: Да.

Е.СУРОВ: С вами сейчас занимается тренер Владимир Чучелов. До сих пор занимается?

А.ГИРИ: Да.

Е.СУРОВ: Но одна из самых удивительных вещей, которые я узнал – мало того, что вы, естественно, в свои 17 лет являетесь учеником средней школы, но вам еще запрещены пропуски школы. Это на вашем сайте так написано. Верно?

А.ГИРИ: В Голландии все очень строго, пропускать школу нельзя. Но все-таки я должен иногда пропускать – я участвую в турнирах, у меня иногда есть тренировки… Так как я имею в Голландии статус спортсмена, благодаря определенным результатам, мне все-таки можно пропускать школу и потом догонять все, что я упустил, сдавать экзамены. И таким образом поддерживать обучение.

Е.СУРОВ: То есть все-таки нельзя, но вам можно.

А.ГИРИ: Как бы так. Нежелательно, но приходится.

Е.СУРОВ: Расскажите, как вы совмещаете это? Какой у вас распорядок дня, когда и учиться надо, и готовиться к турнирам?

А.ГИРИ: Когда надо учиться, тогда обычно у меня довольно большая нагрузка. Потому что бывает, что я пропускаю по полмесяца занятий, а бывает даже и почти месяц. И тогда я пропускаю тесты, контрольные, и поэтому надо учить материалы, сдавать. Поэтому я стараюсь первым делом подготовиться к контрольным, но все-таки всегда тянет к шахматной доске (компьютерной), и вечерами я регулярно шахматы смотрю.

Е.СУРОВ: Понятно. Если, опять же, верна информация с вашего сайта… Кстати говоря, у вас вполне симпатичный сайт. Это чья была идея – сделать такой сайт?

А.ГИРИ: Имеете в виду сделать сайт в принципе или именно такой, какой у меня? В принципе, и та, и другая идея принадлежит моему папе, так что особой разницы нет.

Е.СУРОВ: Он как бы является и вашим менеджером в каком-то смысле?

А.ГИРИ: Папой. Но, естественно, и менеджером. Разговоры о приглашениях в турниры, перелетах, организационные вопросы – он решает. Заботится о том, чтобы все было хорошо.

Е.СУРОВ: Так вот, оттуда я узнал, что вы помогали Ананду во время подготовки к матчу с Топаловым.

А.ГИРИ: Да.

Е.СУРОВ: Об этом можете рассказать поподробнее?

А.ГИРИ: Это было незадолго до матча, по-моему, за пару месяцев или за месяц. Меня Ананд пригласил на пару дней, просто поиграть тренировочные партии, немножко обсудить идеи.

Е.СУРОВ: Как спарринг-партнера, в основном, пригласил?

А.ГИРИ: Что-то в этом духе.

Е.СУРОВ: И до самого матча помогали ему?

А.ГИРИ: Нет, именно в те пару дней сыграли несколько партий, обсудили пару вариантов и я поехал обратно.

Е.СУРОВ: Из одной из ваших статей на сайте можно выделить такой заголовок: «Женщины достаточно умны, чтобы понимать, что существуют гораздо более важные вещи в жизни, чем шахматы». Писали такое?

А.ГИРИ: Да-да.

Е.СУРОВ: А для вас в жизни шахматы на каком месте?

А.ГИРИ: На одном из первых. Если вы имеете в виду учебу. Ну, что еще есть…

Е.СУРОВ: Ну вот девушки наверняка тоже входят в ваш круг увлечений. Если сравнить эти два момента: что важнее – шахматы или личная жизнь?

А.ГИРИ: Смотря какая девушка. Нет, на самом деле, пока что мне семнадцать лет, меня интересуют шахматы, и я думаю, что вполне возможно совмещать общение с приятными людьми, девушками, и играть. Можно успевать всё.

Е.СУРОВ: А девушки какие больше нравятся – умные или красивые?

А.ГИРИ: Обычно лучше бы, чтобы и то, и то.

Е.СУРОВ: Это вы очень много хотите. Обычно приходится выбирать.

А.ГИРИ: Вы думаете?

Е.СУРОВ: Я не думаю, я знаю.

А.ГИРИ: Вы знаете, да? Ну, я пока что полон оптимизма, так что не разочаровывайте меня.

Е.СУРОВ: Хорошо, у вас еще все впереди. Посмотрим на вопросы, которые пришли на сайт. От Даниила: «Как ты добился такого стремительного взлёта ? Какие шахматные книги ты для этого читал? И по сколько часов в день занимался?»

А.ГИРИ: Интересный вопрос. Мне кажется, для того, чтобы добиться прогресса в шахматах, нужно довольно много о них думать, довольно много играть. Если в этом помогают шахматные книги – прекрасно. Я читал разные книги. Читал книгу Каспарова «Мои великие предшественники». Помню, что мне в Японию прислали только что вышедший второй том. Ну, еще читал классику – книгу Бронштейна. Мне кажется, что если есть какой-то интерес, если много заниматься и играть в турнирах, то, в принципе, можно добиться прогресса.

Е.СУРОВ: То есть вы думаете о них. Вот, допустим, сидя на уроке математики, физики, думаете о шахматах?

А.ГИРИ: Именно на уроке? Нет, на уроке обычно думаю все-таки о математике и физике – все-таки это тоже довольно интересно. Но если после уроков выбирать, о чем думать, то скорее подумаю о шахматах, чем о математике или физике.

Е.СУРОВ: А есть какие-то школьные уроки, которые совсем неинтересны?

А.ГИРИ: Не знаю, все довольно интересно. Когда о чем-то интересном рассказывает, скажем, какой-нибудь учитель, или когда книга интересно написана, то интересно вообще практически все. Бывает что-то совсем скучное, как и у всех, я думаю.

Е.СУРОВ: Например?

А.ГИРИ: Я помню, что однажды мне очень не понравилась тема по географии, когда разбирали состав Земли. Был ледниковый период, отложились какие-то породы, потом еще какие-то отложились породы, и еще какие-то… Я помню, что эта тема меня настолько вывела из себя, что я просто не мог вообще читать об этом. Это я надолго запомнил. Ну а так – математика, физика, химия меня интересуют.

Е.СУРОВ: А что еще может вас вывести из себя вот так, серьезно?

А.ГИРИ: Кроме пород, да?

Е.СУРОВ: Да, кроме пород.

А.ГИРИ: Что вы имеете в виду?

Е.СУРОВ: Ну, что нужно сделать какому-то человеку, чтобы вас разозлить? Что вам больше всего не нравится?

А.ГИРИ: Для начала меня надо обыграть в шахматы. Это довольно неприятно.

Е.СУРОВ: Для начала, да?

А.ГИРИ: Да, это самое неприятное.

Е.СУРОВ: Круг таких людей уже сильно сужается.

А.ГИРИ: Я надеюсь, да. Главное – чтобы сильно расширялся круг людей, которых я обыгрываю. Это гораздо приятнее.

Е.СУРОВ: Значит, после поражения вы бываете злой?

А.ГИРИ: Я думаю, все злые. Я обычно довольно неплохо это переживаю – но, естественно, неприятно проигрывать. И потом, злость - она на самом деле может часто помогать играть лучше в следующей партии.

Е.СУРОВ: Пару лет назад в одном из интервью, говоря о своем возможном будущем пути после школы, вы говорили, что вроде собираетесь поступать в институт, но заметили, что, возможно, станете шахматным профессионалом, еще не решили. А сейчас решили уже?

А.ГИРИ: На данный момент меня очень интересуют шахматы, я очень много занимаюсь - по мере возможности, естественно – и играю много турниров. Пока что удается совмещать шахматы со школой, и я думаю, что возможно совмещать шахматы и с университетом. Так что на данный момент я считаю, что у меня есть выбор. Пока я не уверен, что произойдет, но шахматы, естественно, сейчас очень интересуют меня.

Е.СУРОВ: С помощью вопросов от Елены я перехожу, наконец, к теме прошедшего турнира в Реджио-Эмилии. «Подскажите, – пишет она, – ничья в последнем туре - это ваше решение? Или, скорее, рекомендация наставника, близкого человека?».

А.ГИРИ: Это вообще-то был просто глюк. Просто мне показалось… то есть перед последним ходом я считал ход f4 какой-то грубой ошибкой, что на f4 у него есть ход f5, я помню, что неожиданно в этом варианте у меня хуже. И я вдруг подумал, что раз у меня в этом варианте хуже, то я могу еще что-нибудь зевнуть и проиграть. А проигрывать не надо – и немножко на нервах я предложил ничью. А потом мы согласились, я пошел в номер, посмотрел партию и даже не понял, зачем я вообще ничью предложил. На самом деле, у меня был комфортный перевес без какого-либо риска. Но действительно потом, по итогам уже, это выглядит так, как будто бы это гениальное стратегическое решение.

Е.СУРОВ: Просто совпадение такое.

А.ГИРИ: На тот момент у Морозевича был, как мне казалось на глазок, комфортный перевес. Я думал, что Морозевич вообще просто выиграет, и тогда я в любом случае занимал бы второе место. Я думал, что особо это не важно, но оказалось, что партия Морозевича неожиданно сложилась совсем иначе.

Е.СУРОВ: «Какая турнирная ситуация проще для вас с моральной точки зрения, – это опять же вопрос от Елены, – лидировать с первых туров или подниматься из группы преследования?».

А.ГИРИ: И то, и то очень классно. Когда неожиданно появляется шанс на первое место, это всегда очень интересно. Мне кажется, что человек, который лидирует с самого начала, на него гораздо больше давления. А те, которые поднимаются  снизу, им как-то лучше, потому что обычно они все-таки на волне.

Е.СУРОВ: В этом турнире вы играли практически без давления.

А.ГИРИ: Да. То есть я начал с «-2». Когда «-2», то давления никакого нет.

Е.СУРОВ: Да, у вас не было возможности это давление получить.

А.ГИРИ: Я позаботился, да. То есть вышел на какой-то плюс в самом конце, и уже не хватило времени на какое-либо давление. Но все-таки перед последним туром как-то сказалось, что в итоге я предложил ничью, например, вовсе не обязательную.

Е.СУРОВ: То, что вы изначально рейтинг-аутсайдером турнира были, это как-то давило психологически?

А.ГИРИ: Нет, мне кажется, что… Рейтинги сейчас меняются постоянно. Я не считаю, что было довольно очевидно, что я - единственный аутсайдер в турнире. Мне казалось, что Морозевич, Накамура и Иванчук фавориты, а потом Витюгов, Каруана и я – то есть у нас у всех есть хорошие шансы на борьбу за первое место, но мы как бы менее опытны и, по идее, слегка отстаем по уровню от этих шахматистов. Так что я не считал себя одиноким в плане аутсайдеров.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос от Елены: «На какие партии вам легче выходить – с заведомо более сильным соперником или с заведомо более слабым? Испытываете ли вы какие-то особенные эмоции, когда играете с женщинами, особенно молодыми девушками?». Нет, давайте сначала к первому вопросу.

А.ГИРИ: Я хочу играть с сильными, но все зависит тоже от позиции. Если позиция крепкая, и я играю черными, то я совершенно без проблем могу играть с любым шахматистом. У меня была с Накамурой позиция, когда я играл черными в русской партии, получилось довольно комфортно. Когда играешь с сильным соперником, то нет особых забот: ничья? - ну и хорошо, это тоже очень приятная ситуация. Но когда играешь со слабым шахматистом, он тоже делает много ошибок, и это очень приятно. Так что у всего есть свои плюсы.

Е.СУРОВ: А по поводу игры с женщинами и особенно, как пишет Елена, молодыми девушками?

А.ГИРИ: В шахматы я редко играю с молодыми девушками в последнее время.

Е.СУРОВ: Не приходится, да?

А.ГИРИ: Да. Так что пока без проблем.

Е.СУРОВ: А бывало такое, что женщина или девушка когда-нибудь вас обыгрывала?

А.ГИРИ: Да. Я помню, очень давно, когда я играл какой-то из своих турниров – я даже не помню, какой у меня тогда был разряд, может, третий, может, второй, - я помню, что я проиграл каким-то очень талантливым девушкам в моем клубе. И это было очень болезненно. То есть они играли реально очень сильно, они всех обыгрывали.

Е.СУРОВ: То есть эмоции от поражения от женщины еще сильнее, чем от мужчины?

А.ГИРИ: Тогда - да. Когда ты еще совсем маленький, тогда вообще неприятно проигрывать. Но в последнее время я с девушками играю редко. Но вот если играл, например, с Юдит Полгар, то все получалось хорошо, успешно.

Е.СУРОВ: Я прочитаю еще один вопрос: «Кого из молодых шахматистов, плюс-минус год от вашего возраста, вы считаете главными конкурентами в будущем?».

А.ГИРИ: Плюс-минус год?

Е.СУРОВ: Ну, давайте уж не будем такие рамки ставить.

А.ГИРИ: Фабио Каруана на два года старше, я с ним играл в Реджио-Эмилии, сейчас у него огромный рейтинг, он чуть ли не входит в топ… он пятнадцатый, по-моему, в топ-листе. Он очень сильный соперник.

Е.СУРОВ: А еще?

А.ГИРИ: Еще есть китайский шахматист, сейчас я вспомню имя. Ю Янгъи, по-моему. Есть еще такой Дин Лирен – молодой китайский шахматист. Есть и российские шахматисты, в частности, Санан Сюгиров.  Уэсли Со тоже давно играет и неплохо. Вообще молодых шахматистов довольно много, да и немолодых тоже много, так что пытаюсь концентрироваться на себе.

Е.СУРОВ: А «главными конкурентами» в чем? В борьбе за мировую корону?

А.ГИРИ: Не знаю. На данный момент молодые шахматисты – такие, как я и Каруана – мы пока что не боремся за мировую корону. На данный момент мы конкуренты на вход в элиту, я бы так сказал.

Е.СУРОВ: Опять же, если вернуться к вашему интервью двухлетней давности, которое вы дали Юрию Васильеву, то там вы сказали такую интересную фразу: «Как играет Карлсен, меня не впечатляет. Мне его стиль кажется слишком сухим». Я напомню, это был уже 2010-й год. А сейчас изменилось ваше мнение об игре Карлсена?

А.ГИРИ: Да, Магнус играет очень разносторонне, на самом деле. Особенно в последнее время. Все-таки он мировой лидер, у него запас пунктов тридцать рейтинга, сложно сказать, что он – не сильный шахматист.

Е.СУРОВ: Нет, именно ваше впечатление от его игры все-таки изменилось? Или до сих пор не сильно впечатляет?

А.ГИРИ: Сейчас я стал гораздо больше следить за его творчеством, анализировать многие его партии. И в последнее время он играет… Например, Мемориал Таля он играл в очень интересные шахматы. То есть он очень разносторонний шахматист, я считаю, ему очень удается играть, эндшпиля какие-то «выкатывать». Да и острые позиции… Он играл с Гельфандом, например, очень неплохо. Так что мнение, конечно, изменилось.

Е.СУРОВ: Вопрос от Алексея: «Как ты считаешь, твоя победа полностью закономерна – имеется в виду, в Реджио-Эмилии, - или в ней имеется довольно приличная доля везения?».

А.ГИРИ: Однозначно доля везения – это как минимум. То, что я выиграл турнир, - это вообще довольно случайно, как мне кажется. В принципе, с результатом «+2» выиграть такой турнир довольно сложно, особенно когда играют шахматисты типа Морозевича, Накамуры, которые обычно любят «выносить» турниры с результатами «+4», «+5». Но я доволен своей собственной игрой. Все-таки во второй половине я выиграл четыре партии из шести и довольно стабильно играл. Но чтобы я выиграл турнир – это действительно надо было довольно много везения и удачи.

Е.СУРОВ: И продолжение вопроса: «Тебе вообще часто везет по жизни?».

А.ГИРИ: Думаю, что да. Я играю в шахматы довольно неплохо, получаю большое удовольствие, успеваю при этом в школе. Поэтому я думаю, что – да, везет.

Е.СУРОВ: Павел из Питера задает вопрос насчет вашего имени. Павел нашел какие-то ссылки, на основе которых предполагает, что ваше второе имя – Кумар, а отчество, насколько ему известно, Санджаевич. Это правильно? В общем, как вас правильно величать?

А.ГИРИ: Отчества «Санджаевич» у меня нет. Оно было бы, если бы… Отчества у меня в принципе нет, но папу зовут Санджай. То есть отчество «Санджаевич» - оно такое, гипотетическое. А Кумар – это действительно мое второе имя, но оно очень редко где-то пишется, используется по паспорту. То есть это второе имя, которое дают в Непале. Там можно выбирать – или Прасад, или Кумар. Для меня выбрали Кумар, но об этом мало кто знал, и это имя практически никак не используется.

Е.СУРОВ: Простите, а как первое слово? Кумар или?..

А.ГИРИ: Или Прасад.

Е.СУРОВ: А-а, Прасад. А от чего это зависит?

А.ГИРИ: Честно говоря, я особо не знаю. Я думаю, что это зависит от… Это можно выбирать. То есть когда даешь имя, надо дать одно имя – любое, и потом – либо Прасад, либо Кумар. Это я так себе представляю. Но вообще мне просто говорят «Аниш», отчества у меня нет, второе имя мало кто знает, и, в принципе, одного имени пока хватает. Оно довольно уникально, мне кажется.

Е.СУРОВ: В Голландии общаетесь в русскоязычной среде с кем-то, кроме родителей?

А.ГИРИ: Да, у меня был одноклассник в школе, он тоже был из России. Но все-таки тут… Редко довольно общаемся. Конечно, наша семья знает какие-то другие русскоязычные семьи, и мы иногда встречаемся, но я так часто разъезжаю по турнирам, что особо не успеваю скучать по русским людям. Я часто вижу русских людей на шахматных турнирах. Но в Голландии тоже есть какие-то русскоязычные знакомые.

Е.СУРОВ: А в семье все время по-русски говорите?

А.ГИРИ: В принципе, да. У меня папа говорит по-русски почти как на родном. И мама с папой говорят по-русски. С сестрами я тоже говорю  по-русски, но между собой они - им все-таки поменьше лет, тринадцать и семь, – и между собой они говорят иногда по-голландски в последнее время. Особенно младшая сестра, которой семь лет.

Е.СУРОВ: У вас две сестры?

А.ГИРИ: Да. Младшие.

Е.СУРОВ: Они шахматами занимаются?

А.ГИРИ: Нет. Наташа – ей тринадцать лет – умеет играть, Аюша – ей семь – она… Она тоже умеет в принципе, но они обе не фанатки, они обе предпочитают танцевать, петь, рисовать. А в шахматы они играть могут, но не любят.

Е.СУРОВ: Танцевать и петь интересней, чем в шахматы играть, их можно понять.

А.ГИРИ: Да-да. Даже я могу их понять.

Е.СУРОВ: Аюша – это тоже интересное имя. Это что за имя такое?

А.ГИРИ: Это тоже непальское имя, с папиной стороны.

Е.СУРОВ: Ага, а Наташу решили по-русски назвать?

А.ГИРИ: Это компромисс такой. В Индии и в Непале тоже есть Наташи.

Е.СУРОВ: Я понял. Первый ребенок – непальское имя, второй – русское, третий – непальское. Соответственно, следующий будет с русским именем, я предполагаю?

А.ГИРИ: Если и будет, то, наверное, да.

Е.СУРОВ: Николай Монин в чате задает такой вопрос: «Карпова спрашивали, развивает ли он каким-либо образом свою память? Карпов ответил, что у него нет такой необходимости. А как?..». Дальше прерывается, но, видимо, имелось в виду, как у вас с этим обстоит дело? Вы развиваете специально свою память, тренируете?

А.ГИРИ: Мне кажется, что память всегда нужна, и чем она лучше, тем лучше. Но как-то специально я не думаю, что я развиваю. Я все время повторяю какие-то варианты перед партиями – может, это развивает память, может, нет? Но специально не развиваю. Пока что особо на нее и не жалуюсь. Но я думаю, что есть такие шахматисты, как Карлсен, например, которые помнят все гораздо лучше. Это тоже неплохое качество.

Е.СУРОВ: Но вы все же со всеми дебютными вариантами объемными справляетесь?

А.ГИРИ: Если перед партией повторил, то проблем нет. Бывает, что какой-то вариант когда-то давно смотрел, не повторял.

Е.СУРОВ: А если соперник неожиданно ушел в сторону, и вы понимаете, что этот вариант в последний раз смотрели, ну, скажем, месяц назад, то справляетесь?

А.ГИРИ: Нет, месяц – это без проблем. Но тоже зависит от варианта, от позиции. Но в последнее время, когда я не так уж плохо играю, я могу немножко посчитать за доской и потом вдруг что-то вспомнить. То есть комбинация между счетом и памятью помогает вспоминать какие-то варианты. Так что обычно я не жалуюсь.

Е.СУРОВ: А сами себя считаете каким шахматистом: больше счетным, тактиком? Или, если опять же возвратиться к Карпову, то принято считать, что он мыслил  больше схемами. Вы к чему ближе?

А.ГИРИ: Я не знаю. Мне кажется, что я относительно неплохо могу посчитать варианты, но больше всего мне нравится, когда вообще не надо думать, когда можно поставить все фигуры по центру. Скажем, как у меня было в партии с Накамурой черными, когда можно было просто развить все фигуры, все поставить по центру, особо не думая, потом все поменять и выиграть. Я думаю, что так любят все.

Е.СУРОВ: Здорово!

А.ГИРИ: Но так не всегда, конечно, удается. Иногда приходится что-то посчитать, иногда это получается очень неплохо. То есть я стараюсь играть как-то по позиции.

Е.СУРОВ: Вы сейчас, в Вейк-ан-Зее, будете выступать уже в ранге победителя супертурнира. Я не скажу, что в ранге фаворита – я думаю, что к фаворитам вас пока еще…

А.ГИРИ: Рановато.

Е.СУРОВ: Да, вас к одному из фаворитов не будут пока причислять, но ясное дело, что обыграть-то вы можете любого участника. Вы сейчас как, готовитесь усиленно к Вейк-ан-Зее, или, наоборот, отдыхаете от итальянского турнира?

А.ГИРИ: Одновременно. По-моему, подготовка к Вейк-ан-Зее – это неплохой отдых после турнира. А в принципе, шахматисты готовятся постоянно, то есть постоянно появляются какие-то идеи, и во время турнира – в той же Реджио-Эмилии я нашел пару идей при подготовке. В принципе я всегда готов, но сейчас тоже продолжаю готовиться. Я думаю, что чем больше готовиться, тем лучше.

Е.СУРОВ: То есть вы не относитесь к тем шахматистам, которые готовятся исключительно между турнирами, а на турнирах только играют?

А.ГИРИ: Естественно, я стараюсь отдыхать во время турнира, чтобы не перегружаться. Но если есть достаточно сил, то почему бы немножко и не подготовиться?

Е.СУРОВ: Возвращаясь к тому, с чего мы практически начали разговор, скажите, какое к вам сейчас отношение в Голландии? Я понимаю, что хорошее, что лучше, чем в России, но в чем это выражается? Насколько хорошее? После победы в Реджио-Эмилии какая-то помощь от Федерации, допустим, поступила?

А.ГИРИ: Мне Федерация уже давно – года два, наверное – обеспечивает тренера, и это довольно неплохо. Но вот сейчас пока что никаких дополнительных известий не пришло от представителей Федерации. Но я и так не жалуюсь, мне особо много не надо – меня обеспечивают тренером, приглашают на турниры, так что все прекрасно.

Е.СУРОВ: И еще один вопрос от Елены, которым я, пожалуй, и закончу наш сегодняшний разговор: «Как вы отпраздновали Новый год?».

А.ГИРИ: В Реджио-Эмилии, всем турниром, пошли в ресторан.

Е.СУРОВ: Елена, наверное, просто забыла, что вы играли в Реджио-Эмилии в это время.

А.ГИРИ: Ну да. Напомним.

Е.СУРОВ: И пришлось его встречать так же, как и другим шести участникам. Но понравилось.

А.ГИРИ: Моя семья тоже приехала.

Е.СУРОВ: Семья была там?

А.ГИРИ: Да-да, с семьей вместе и с участниками турнира. Было очень неплохо. То есть как обычно, только вместе с участниками и организаторами.

Е.СУРОВ: «Верите ли вы в примету, - пишет она, - что как встретишь Новый год, так его и проведешь?».

А.ГИРИ: Чтобы вот так буквально - я это не воспринимаю. Но Новый год – это очень большой праздник во многих странах, и, естественно, было бы неплохо его хорошо встретить. И мне кажется, что мне это удалось в Реджио-Эмилии. Так что все будет хорошо.

Е.СУРОВ: Я думаю, что ближайший год вы проведете за шахматной доской.

А.ГИРИ: Да, это очень символично. Возможно.

Е.СУРОВ: Спасибо большое! Я надеюсь, что у нас будет еще повод, после Вейк-ан-Зее или какого-нибудь другого турнира, еще поговорить. Это был Аниш Гири.

А.ГИРИ: Спасибо.

Фото - http://nk.schaakbond.nl


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Магнус Карлсен и Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы. Попросили очень быстро, и первый вопрос Магнусу: второй «Оскар» подряд, что вы думаете на этот счет? Насколько я помню, в прошлом году вы что-то говорили, что непонятно, по каким критериям отбирается игрок. А в этом году что думаете по поводу своего успеха?

  • In English
    Г.СОСОНКО: Пресс-конференция закончилась, огромное количество народа. Аплодисменты и всё остальное. Шахматисты признали, конечно, что было много ошибок, и что шансы колебались, и неожиданны две партии, которые Гарик проиграл. Но в последней партии взял реванш за всё. Сейчас закрытие происходит. Мы в эфире?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы на Баку-опен. И буквально минуту назад завершилась одна из последних партий пятого тура, в которой Сергей Жигалко одолел кубинца Брузона и сейчас единолично лидирует с результатом 5 из 5. Рядом со мной Сергей Жигалко, здравствуйте. Как вам это удается?

  • Е.СУРОВ: Здравствуйте. Это Chess-News, мы в Гостиной Дворковича, и вместе со мной Сергей Карякин, из Монако собственной персоной.

    С.КАРЯКИН: Здравствуйте.

    Е.СУРОВ: Сергей, ну какие ваши впечатления от этого турнира?

  • Е.СУРОВ: Для начала скажите, как вы себя чувствуете?

    В.ИВАНЧУК: В принципе, все хорошо, я себя хорошо чувствую. То есть никаких проблем нет, я вполне могу продолжать турнир и надеюсь, что все будет хорошо.