Эмиль Сутовский: "Теперь начинаю день в 5.30 утра"

Время публикации: 19.12.2011 22:01 | Последнее обновление: 20.12.2011 00:02

Запись прямого эфира: 15.12.11, 22.00

Е.СУРОВ: Московское время 22 часа 18 минут. Это по-прежнему прямой эфир на Chess-News. И сейчас у нас на связи Эмиль Сутовский собственной персоной.

Э.СУТОВСКИЙ: Добрый вечер.

Е.СУРОВ: Добрый вечер. Ну что, теперь уже президент – при слове «президент» реакция у меня несколько настороженная, слишком громкое слово. Но все-таки президент Ассоциации шахматных профессионалов – Эмиль Сутовский. Президент уже третий день?

Э.СУТОВСКИЙ: Дело не в титуле. Поэтому давайте будем попроще, будем говорить о делах, а не о громких титулах.

Е.СУРОВ: Если о делах, то буквально в последние дни мы стали слышать о том, что у Ассоциации какие-то новые планы, много новых идей, мыслей. Я бы попросил вас сейчас ими поделиться.

Э.СУТОВСКИЙ: На самом деле, может быть, это и стало достоянием публики в эти несколько дней. У меня они были достаточно давно, и я долго колебался: идти ли мне на эти выборы, стараться ли сделать что-то в таком революционном масштабе. Потому что это действительно требует и времени, и усилий. Но когда я увидел, что у меня есть очень хорошая поддержка, что мои планы поддерживаются и шахматным миром, и моими друзьями, которые сейчас занимают высокие позиции  в различных сферах, я подумал, что действительно можно попробовать. Мне кажется, что первые успехи уже есть, о них можно говорить. И дальше может быть только лучше.

Е.СУРОВ: Эмиль, а вы слушали наш эфир дня три назад вместе с Генной Сосонко, когда он подчеркивал, что шахматная богиня Каисса не имеет никакого отношения ни к каким комитетам, ни к советам, ни к ассоциациям. Она обращает внимание только на то, что происходит на шахматной доске.

Э.СУТОВСКИЙ: Эфир я не слушал, но в целом с Геннадием Борисовичем согласен. Единственный, кому, наверное, удавалось это совмещать, и получалось здорово, - это Гарри Кимович Каспаров. Он на всех фронтах был активен. Когда он возглавил Ассоциацию профессионалов, тем не менее, он играл на самом высоком уровне и всех продолжал обыгрывать. Но дело в том, что я бы реально не стал этим заниматься, если бы не видел, что есть очень большие перспективы именно в плане продвижения шахмат. А шахматы я люблю во всех их проявлениях. Я предположил, что раз я не трачу время, как многие ведущие шахматисты, на покер, на просмотр фильмов, на посиделки в хорошей компании, то я могу позволить себе - при том, что с некоторых пор я начинаю свой день с 5.30 утра, - использовать те наработки и связи, которые с годами у меня появились. Чтобы действительно продвинуть как шахматы, так и профессиональные шахматы, в частности. Потому что, мне кажется, именно сейчас важен такой момент. Дело в том, что ФИДЕ, с которой мы сотрудничаем – я, в частности, работаю в комиссии по проведению чемпионатов мира и олимпиад… Я вижу, что сейчас идет крен в сторону хороших дел, но не совсем связанных с профессиональными шахматами. Например, «Шахматы в школы». Я эту идею целиком одобряю, но просто это не имеет ничего общего с профессиональными шахматами. Также помощь в шахматах в развивающихся странах и так далее. Эта позиция ФИДЕ понятна. Кроме того, что она способствует популяризации шахмат, она еще и немножко популистская. И ясно, что это перед выборами – а выборы в следующий раз обещают быть очень напряженными. Кстати, Данаилов с Каспаровым тоже сейчас на этой теме, скажем так, зациклены и уделяют ей очень много времени. В то время, как проблемы профессиональных шахмат остаются. И мне кажется, что кому иному, как не АШП заниматься этими вопросами. Тем более, если есть возможность и какая-то конкретика. Поэтому я решил все взять на себя, немножко напомнив себе коня по кличке Боксер из «Скотского хутора» Оруэлла, который, чем больше становилось проблем, говорил: «Ну что же, придется вставать еще на полчаса раньше».  Примерно вот так.

Е.СУРОВ: Раньше вы вставали в шесть, а теперь в пять тридцать?

Э.СУТОВСКИЙ: Примерно так, да. Но я вообще по натуре работоголик, я с удовольствием работаю много часов, если занятие интересное. При этом я ни в коей мере не прекращаю заниматься шахматами. Я уже получил несколько вопросов – не от ваших слушателей, а от своих знакомых, друзей, болельщиков, - значит ли это, что я прекращаю играть? Нет, я не прекращаю играть. Тем не менее, я очень серьезно подхожу к вопросу продвижения АШП и, наверное, по мере нашей беседы, поведаю вам о многих фактах, о которых даже вы, несмотря на всегдашнюю осведомленность, не знаете.

Е.СУРОВ: Безусловно. Более того, я вам скажу, что я вообще очень мало что знаю о такой организации, как Ассоциация шахматных профессионалов. Я думаю, что в этом есть часть и моей вины, но в принципе организация эта не совсем на виду в последнее время.

Э.СУТОВСКИЙ: Да-да, я полностью с вами согласен. Наверное, я расскажу вкратце ее предысторию. Ассоциация была создана в 2003 году на волне недовольства многочисленными поборами, высокими ценами в гостиницах – я помню, это было в Турции, - и так далее. И в принципе, изначально она была как бы протестной организацией. Тем не менее, поскольку этот протест объединил очень многих, у организации была тогда поддержка, она очень быстро набрала силу и в какой-то момент даже стала конкурировать с ФИДЕ. Поскольку Володя Крамник был тогда чемпионом мира по своей версии – не по своей, а по классической версии, скажем так, - он сотрудничал с организацией и стоял у ее руководства, не будучи ее формальным руководителем, поэтому у организации был очень большой вес. И в какой-то момент стало ясно, что АШП вполне способна реально влиять на события в шахматном мире. Проводились какие-то турниры. Потом, после объединения ФИДЕ и линии Крамника-Каспарова, вопрос чемпионства мира отпал, но, опять-таки, проводились турниры, которые возглавлял Мороховский, и какая-то жизнь была. К сожалению, реально в последние два года затихла деятельность АШП. Многие члены АШП оставались в ней, но перестали платить взносы, принимать какое-то активное участие. И даже сам сайт Ассоциации стал выглядеть неприглядно. Все это было очень незд?рово, несмотря на то, что потенциал у Ассоциации очень большой.

Я начну с рассказа о тех вещах, которые удалось сделать буквально за пару месяцев, с тех пор, как я решил, что стоит этим заниматься, и есть возможность продвинуть Ассоциацию.

Е.СУРОВ: И что же это за перспективы такие?

Э.СУТОВСКИЙ: Давайте начнем с того, что у нас уже есть на сегодняшний день. Мы подписали соглашение с Грузинской шахматной федерацией по проведению в феврале – с 17-го по 22-ое – женского Кубка АШП. Это будет один из сильнейших в истории женских турниров по быстрым шахматам. Он будет идти четыре дня – с 18-го по 21-ое. Очень высокий призовой фонд. Для женских и для быстрых шахмат призовой фонд в 40 тысяч долларов – это серьезная сумма. Все организационные расходы берет на себя грузинская сторона. Более того, это не просто турнир. Он будет под патронажем руководства Грузии. Я пока не хочу называть, кто у нас будет на церемонии открытия, но первые лица государства будут присутствовать.

Е.СУРОВ: Вы меня пугаете.

Э.СУТОВСКИЙ: А дело в том, что мне кажется это очень красивым поводом – на турнире будут три представительницы России – показать, что шахматы – это игра, которая сближает людей и страны.

Е.СУРОВ: Прошу прощения, что перебиваю, а состав уже известен?

Э.СУТОВСКИЙ: Состав практически известен, но у нас до сих пор не подписаны контракты. Потому что, по Положению, контракты с новым руководством могут быть подписаны только с 1-го января, тогда они вступают в силу. Но это – единственная причина задержки. Никаких других вопросов у нас уже не осталось. На сегодняшний день практически все сильнейшие шахматистки входят в АШП, кроме китаянок. Об этом я уже говорил с руководством Китайской ассоциации, и мы попробуем эту ситуацию изменить. Но этот турнир будет, он будет проходить на самом высоком уровне и будет освещаться должным образом. Это что касается женского турнира. Опять-таки, повторюсь, состав и Положение будут недели через две уже опубликованы.

Что касается мужского турнира АШП, то там переговоры фактически находятся на заключительной стадии. Мы уже получили предварительное согласие. Но поскольку это не подписано официально, я бы не хотел об этом говорить. Но речь идет о турнире с призовым фондом минимум в 100 тысяч долларов, вполне вероятно, что он будет и больше. Там будут участвовать все сильнейшие шахматисты мира, вполне возможно, что и Карлсен. Во всяком случае, мы будем его приглашать.

Е.СУРОВ: Это будет турнир тоже по быстрым шахматам?

Э.СУТОВСКИЙ: По быстрым шахматам, да. К сожалению, другой формат не очень вписывается. Потому что проводить нечто классическое, это, во-первых, трудно вписаться в календарь. А календарь - это отдельная тема, о которой я поговорю чуть позже. Да и с точки зрения зрелищности… Не то что быстрые шахматы полезнее – это дискуссия, которая у меня продолжается с Ильей Левитовым. Дело в том, что просто для организаторов это гораздо проще проводить и привлечь внимание общественности. Потому что это четыре-пять дней – мы проводим такой растянутый рапид, стараемся, чтобы турнир был достаточно длинным, но, тем не менее, не шел бы две недели. Потому что за две недели интерес публики все-таки теряется. А когда два-три дня, то он не успевает толком возникнуть - и уже угасает. А вот пять дней, мне кажется, - это оптимальный срок.

Но на самом деле турниры - это только верхушка айсберга. Я просто добавлю еще несколько слов про те турниры, которые мы будем проводить. У нас есть уже соглашение – но пока устное – с Турецкой шахматной федерацией, мы будем его оформлять. Наверное, это будет трехлетний контракт по проведению турниров АШП на территории Турции. Мы пока не отрабатывали с ними вопрос, будут ли это быстрые шахматы или классические – возможен и такой вариант, и другой. В любом случае, это будет не одноразовое мероприятие. Турецкая шахматная федерация бурно развивается, и АШП готова сотрудничать. Мы в принципе готовы сотрудничать с любыми странами, это одно из наших преимуществ перед, допустим, такой организацией, как ФИДЕ, где хочешь не хочешь, но приходится считаться с какой-то большой политикой, с какими-то интересами. У нас интерес один – провести соревнования на высоком уровне, чтобы играли самые достойные, и чтобы был хороший фонд, и, главное, чтобы этот турнир получил широкое освещение.

Е.СУРОВ: Я по ходу задам вопрос. А если все-таки вернуться к первоначальной идее о создании организации в 2003 году, о чем вы говорили. Интересы шахматистов каким-то образом будут защищаться? Турниры – это хорошо, но…

Э.СУТОВСКИЙ: Естественно, турниры, как я и говорил, - это лишь одна из составляющих. А интересы шахматистов можно рассматривать с разных точек зрения. Если говорить о самом высоком уровне… Как вы знаете, Евгений, я уже два года работаю в комиссии ФИДЕ, и там удалось сделать действительно много вещей. Это касается и формата розыгрыша первенства мира, и призового фонда в женском матче первенства мира, который был поднят более чем в два раза (сейчас играли Хоу Ифань с Конеру). Это касается и… Например, мне стоило немалых усилий пробить расписание турнира претендентов. Дело в том, что, по положению, в претендентском турнире изначально должно было быть четырнадцать туров и три выходных дня. В общем-то, по нашим жестким временам, это вполне нормально. Но учитывая статус соревнования, напряжение и то, что будут использоваться софийские правила, я считал, что три выходных дня на такой турнир мало. И несмотря на то, что у меня было противодействие в Совете – говорили, что это лишние и достаточно серьезные расходы организаторов, - вопрос все-таки был решен, и был внесен дополнительный выходной день. Понятно, что это, может быть, и мелочь. Но на самом деле, это не мелочь для участников турнира, для них это очень важно. И я думаю, что они будут благодарны за то, что такой график соблюдается.

Теперь если мы говорим об интересах шахматистов более низкого уровня. Более низкий уровень – это практически все оставшиеся, кроме самой элиты. Естественно, у АШП есть целая программа, задумка, как работать в этом плане. Начиная с того, что сейчас мы ведем переговоры с организаторами чемпионата в Пловдиве. Мы надеемся их успешно завершить, уже получили обещание, что нам пойдут навстречу. Мы пока не получили конкретных цифр, но участники чемпионата Европы, которые будут регистрироваться через АШП, будут получать скидку на гостиницы и так далее. То есть это тоже можно отнести к рангу защиты если не прав, то хотя бы финансовой составляющей шахматистов.

И самое, пожалуй, важное в этом аспекте. Для чего мы нужны людям не такого уровня? Я этот вопрос обсуждал с ребятами, и то предложение, которое я вынес, было поддержано. Мы проведем акцию, может быть, одноразовую, но, тем не менее, очень важную. С 1-го января до 1-го апреля текущего года можно будет вступить в АШП абсолютно бесплатно. И те, кто вступал раньше и за это платили, соответственно, в этом году не будут платить. Если они заплатили заранее, то их взнос будет учтен в следующие годы, если они захотят. Можно будет вступить бесплатно и пользоваться всеми правами члена АШП абсолютно свободно. Я посчитал, и со мной согласились, что Ассоциации надо доказать то, что она полезна игрокам. А не просто брать взносы, не совсем понятно, за что. Эта концепция мне кажется правильной. У нас уже сейчас разрабатывается новый сайт, который будет не просто хорошим, а, пожалуй, лучшим шахматным сайтом среди организаций, которые ведут свои шахматные сайты. Я не говорю про новостную составляющую, а с точки зрения и дизайна, и серьезности подхода. Мы очень серьезно к этому относимся, потому что я понимаю, что сайт – это визитная карточка организации. И здесь, безусловно, нужны кардинальные изменения.

И еще один аспект, которым я предполагаю заняться и думаю, что АШП предпримет какие-то меры в этом направлении. У нас будет некая юридическая помощь для людей, которые играют в турнирах и зачастую сталкиваются с различными неприятными ситуациями, будь то невыплата гонорара или какие-то нарушения прав игроков. Мы будем оказывать помощь, и я думаю, что нам удастся в какой-то именно юридической форме это делать, а не просто письмо атташе.

Е.СУРОВ: То есть можно сразу к вам бежать? Какой-нибудь организатор не выплатил деньги, и тут же?..

Э.СУТОВСКИЙ: Безусловно. В этом и состоит задумка. Конечно, надо еще выбрать для этого удачную форму, но это постепенно будет сделано, и наши члены смогут пользоваться такой помощью. Мне кажется, что выгод от вступления в АСР много, а негативных сторон я даже толком и не вижу.

Е.СУРОВ: А я думаю, что если они и есть, то вы о них сейчас и не скажете.

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, есть несколько негативных сторон. Но не от вступления, а от того факта, что кому-то может не понравиться, что АШП может стать слишком сильной организацией. Я слушал вчера Володю Крамника, мы с ним достаточно…

Е.СУРОВ: Я как раз и хотел по этому поводу задать вопрос.

Э.СУТОВСКИЙ: Он предложил достаточно интересную идею, что АПШ вообще стоит выкупить права на проведение чемпионатов мира и проводить их.

Е.СУРОВ: В перспективе.

Э.СУТОВСКИЙ: Да, в перспективе. Но, скажем так, пока этот вопрос на повестке дня не стоит. Я думаю, что у нас есть возможность проводить очень серьезные турниры на очень хорошем уровне. В отличие от ФИДЕ, нам их проводить гораздо легче – у нас организация гораздо мобильнее. Дело в том, что ФИДЕ просто технически не может провести турнир с призовым фондом, скажем, в 50 или в 100 тысяч долларов. Потому что если призовой фонд 50 или 100 тысяч, то бюджет при этом должен быть примерно 400. 20 процентов ФИДЕ берет за организацию, за проведение под эгидой ФИДЕ. У нас, кстати, это 10 процентов. Ну, и потом начинаются все эти официальные лица… А мы стараемся на этом не зацикливаться, а работать на продвижение самого турнира. И мне кажется, что в этом плане у нас большие перспективы. У ФИДЕ есть несколько сфер влияния, с которыми трудно состязаться, да и не стоит. Они проводят олимпиады, в последнее время ФИДЕ очень хорошо справляется с проведением матча на первенство мира, призовой фонд растет, и растет серьезно – 2-3 миллиона регулярно. Это все очень здорово. Но поскольку организация очень большая, то заниматься более мелкими делами им как бы не с руки. Например, не случайно есть проблема с проведением Гран-при. Кстати, это одна из головных болей шахматистов. Ко мне уже обращалось несколько людей с просьбой проверить, что же происходит. Например, то появляется, то исчезает расписание, а это действительно создает массу проблем для шахматистов. И одну из задач АСР я вижу в том, чтобы упорядочить этот календарь. Потому что невозможно так планировать свои выступления, когда меняются даты, меняются сроки. Все должно быть четко прописано и, я думаю, это то поле, на котором мы будем действовать и стараться улучшить ситуацию.

И еще один важный момент. Та сфера, о которой очень долго говорили, но почему-то так никто и не пробил, но она продолжает нас интересовать. Я лично встречался с представителями трех компаний, которые входят в сотню крупнейших компаний мира. И все они высказали не просто какой-то праздный интерес, а желание сотрудничать. Одна из них - это российский филиал компании «Intel». Мы готовим для них презентацию, пакеты предложений по турнирам АШП. Там будет несколько вариантов сотрудничества. Надеемся, что какой-то из них заинтересует «Intel», потому что кто как не шахматисты – их целевая аудитория. Это люди, которые регулярно покупают компьютеры и которым надо будет выбирать между «Intel» и «АМD». Мне кажется, это понимают и в «Intel», и это будет интересно.

Опять-таки, одной компанией дело не ограничивается. Есть интерес и со стороны нефтегазовой структуры, есть и со стороны банковской. Поэтому в этому плане перспективы очень реальные.

Е.СУРОВ: Вы сами, лично находите спонсоров? Или этим кто-то занимается?

Э.СУТОВСКИЙ: Это очень удачный вопрос, потому что он мне позволяет перейти к той теме, о которой я хотел говорить. Я все время говорю «я, я, я», но дело не в «я». То есть это может быть и коллективно-бессознательное в некоторых моментах. Дело в том, что один человек в принципе не может двигать организацию. И тот, кто думает, что, возглавляя какую-то крупную структуру, он ее полностью олицетворяет, он глубоко ошибается. А если он ее олицетворяет, то это очень плохая структура. У нас собралась очень сильная команда. Я благодарен всем членам нашего проекта и тем, кто за нас проголосовал, потому что все видели, что было много достойных лиц в Совете. Но пошли за мной, поверили мне и проголосовали за тех людей, которых я порекомендовал. Это не был список, у нас нет голосования по спискам как такового. Просто я попросил в своем обращении, что если вы доверяете мне, то прошу вас проголосовать за таких-то людей. И уже тогда, уже потом наши оппоненты решили сделать состязание списком. Это не было голосование по спискам, это было голосование по личностям.

Наша команда на самом деле очень сильная. Мне удалось привлечь… Естественно, я рассказывал о тех наработках, которые уже есть, и удалось привлечь действительно достойных людей, которые могут многое сделать. Директором Совета со всеми вытекающими отсюда последствиями стал Юрий Гарретт – это имя в русской среде, наверное, не очень известно. Он итальянец, несмотря на русское имя «Юрий», он сам очень одаренный человек, говорит на пяти языках (но не на русском), не является профессиональным шахматистом, но является шахматным организатором, у него собственное издательство. Кроме того, он – профессиональный менеджер, работал много лет при правительстве Италии экономическим советником. Не при самом правительстве Италии, но при какой-то структуре, которая туда входила. И у него очень хорошие связи в западном мире, потому что, чего греха таить, АШП долгое время олицетворяла собой такую русскоязычную организацию, в которую входят люди, объединенные русским языком, хотя и живущие в разных странах. Я считаю, что нам повезло в этом плане, потому что Юрий захотел тратить свои энергию, силы и знания. А он будет представлять АШП в основном на западном фронте, и я думаю, что там будет не без перемен.

Вернулась в состав Совета Алена Бойцун – это имя уже известно. Она какое-то время входила в Совет, вовремя убедилась, что делать там нечего, потому что там жизнь была слишком уже неинтересной и бездейственной в последние года два, как я говорил. И вышла из состава Совета, но я сейчас ее уговорил ее вернуться. Алена очень хороший специалист в маркетинге, она заканчивала Оксфорд, а сейчас работает в том числе и в Украинской шахматной федерации, и там сейчас очень серьезные подвижки. Кстати, украинское направление является для нас одним из приоритетных. Мы будем работать с Украиной очень и очень плотно и думаю, что уже в 2012 году проведем там что-то серьезное, вполне возможно и классический турнир. Павел Трегубов, который стоял у истоков основания, займет позицию казначея. На самом деле, он не только занимается казначейством, он будет вести АШП-тур. АШП-тур – настоящая фишка всей организации, потому что это очень демократично, очень интересно. И в принципе, любой человек, участвующий в АШП-туре, может отобраться в супертурнир. Там все открыто, подсчет очень простой – кто становится призером этого турнира, тот, соответственно, и попадает. В разные годы по-разному у нас было, иногда восемь человек, иногда тринадцать. То есть это меняется, но в принципе это не только для избранных. Более того, я помню, что в прошлые годы было так, что, например, Фаррух Амонатов через АШП-тур отобрался в Кубок мира. Это было в те времена, когда АШП-туры были чуть-чуть посильнее, и ФИДЕ выделило такую квоту. Я думаю, что такие времена скоро опять вернутся, и мне кажется, что у АШП-тура очень хорошее будущее.

Е.СУРОВ: Что я хочу сказать. Вы так много себя нахваливаете, столько хороших слов…

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, я себя не нахваливаю. Я нахваливаю нас.

Е.СУРОВ: Вас, да. Я хочу попросить слушателей, тех, кто слушает нас сейчас. Во-первых, вы можете в чате, прямо во время эфира, написать какой-нибудь вопрос на имя Евгения Сурова, и я его озвучу Эмилю. Спросите что-нибудь такое каверзное, чтобы Эмилю этот эфир малиной не казался. А чуть позже я перейду к вопросу…

Э.СУТОВСКИЙ: Мне после многочасового эфира на Мемориале Таля часовой эфир в любом случае малина. Какие бы вопросы ни задавали. На самом деле, я еще не дорассказал все то, что мне есть рассказать.

Е.СУРОВ: Расскажите, да.

Э.СУТОВСКИЙ: Могу рассказать про нашу деятельность еще на одном поле. Мне кажется, на нее очень долгое время почему-то не обращали внимания, и я не понимаю, почему. Это такой вопрос, как освещение шахмат вне шахматного мира. Понятно, что шахматных сайтов у нас много. Есть сайты, которые пишут сразу о событиях, которые происходят. Есть сайты, которые подробно пишут о тех событиях, которые прошли две недели назад. Но у нас нет шахмат на сайтах, и даже на спортивных сайтах, и в газетах шахматы если и появляются, то как-то все это делается очень криво, медленно и плохо. Я уже говорил с одним из известнейших российских спортивных журналистов – пока не подписано соглашение, я не буду оглашать его имя, но он редактор крупнейшего российского спортивного журнала, - и мы будем очень плотно работать. Более того, скажу, что уже турнир в Тбилиси будет освещаться отнюдь не только в шахматных и вообще в спортивных СМИ, а еще и в мэйнстримовых изданиях. Это будет, как мне кажется, прорывом.

Е.СУРОВ: Сразу возникает такой вопрос: а кем освещаться?

Э.СУТОВСКИЙ: Профессиональными журналистами. Не шахматными.

Е.СУРОВ: Не шахматными?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет.

Е.СУРОВ: Но все-таки это же вопрос тонкий, неоднозначный. Каким образом может не шахматный специалист, или человек, который мало что соображает в том, что происходит на шахматной доске, освещать шахматные соревнования?

Э.СУТОВСКИЙ: Вопрос хороший. Человек должен быть подкован в какой-то мере, он не должен писать «матч» вместо «партия».

Е.СУРОВ: Да, можно много перечислять типичных ошибок.

Э.СУТОВСКИЙ: Естественно. Этот человек профессионален, здесь не должно быть ошибок с кандидатурой, это не может сделать всякий. Тем не менее, такой человек есть, у нас с ним уже есть договоренность, и я думаю, что первые плоды этого вы увидите уже по ходу турнира в Тбилиси, который мы надеемся провести на очень высоком уровне. Дело в том, что просто удивительно, насколько порой непрофессионально это проходит. Если взять матчи претендентов в Казани, то освещения было очень-очень мало, и даже пресс-конференции были настолько скомканы и неинтересны, что там не о чем было расспросить, и нечего было услышать. Поэтому над этим надо очень серьезно работать. Я знаю, что руководство Российской шахматной федерации все время пытается решить вопрос с телевидением, но на такой масштаб мы пока не замахиваемся. Все-таки телевидение, особенно в России, - это дело, которое без административного рычага никак не решить. А вот работать с прессой, причем с прессой серьезной, которая пишет не только о спорте, вполне возможно. Я в этом уже убедился. Мы будем серьезно этим заниматься, и я думаю, что это даст свои результаты.

Е.СУРОВ: Практически о чем бы мы ни начинали говорить, видно, что вы очень большую ставку делаете на ближайший турнир в Тбилиси. Это будет как бы вашей визитной карточкой, если можно так сказать. А не получится так, что турнир пройдет – и дальше всё? Начнете за здравие, а как закончите?

Э.СУТОВСКИЙ: Закончим мы не скоро, Евгений, так что вы не дождетесь.

Е.СУРОВ: Тоже пятнадцать лет будете, как недавно сказал помощник нашего президента?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, если мы будем себя ассоциировать с политической ситуацией в России, мы далеко не уедем. Я думаю, что у нас все гораздо прозрачнее и демократичнее. Но у нас действительно – я еще раз повторюсь – много идей. А я просто говорю о той конкретике, которая есть. Поэтому ближайший турнир в Тбилиси позволит нам продемонстрировать те наработки, которые уже имеются. Например, я могу сказать о тех вещах, которые будут чуть в более отдаленном будущем, но они будут практически наверняка. Это турнир АШП, который будет проведен по Интернету. Мы пока еще не готовы объявить ни сроки проведения, ни точный формат, но он будет в 2012 году. И это тоже из области совсем не научной фантастики, а конкретных дел. Не хочу, забегая вперед, говорить, например, о мужском турнире. Потому что пока контракт не подписан, что же тут говорить? А планов действительно много, и я думаю, что те встречи, которые должны быть в ближайшее время, позволят нам говорить о четырех-пяти серьезных турнирах, мероприятиях, которые будут проведены АШП уже в 2012-м году.

То есть опять-таки, замыкаться на том, что Ассоциация пишет периодически письма-протесты и раз в год проводит свой турнир, мы не будем. У нас гораздо более широкие планы и, я еще раз повторюсь, я не стал бы тратить столько времени, если бы не считал, что здесь у нас есть возможность выйти на совершенно другой уровень, и мне кажется, что для этого сейчас есть все основания.

Е.СУРОВ: А с кем вы собираетесь – и собираетесь ли вообще – тесно сотрудничать? С ФИДЕ, предположим, собираетесь?

Э.СУТОВСКИЙ: я считаю, что мы с ФИДЕ должны стремиться к конструктивному диалогу. Там, где наши интересы совпадают, мы будем сотрудничать. Там, где интересы шахматистов будут ущемляться, мы, естественно, будем возражать, апеллировать к логике и к другим возможным аргументам. Мы ни в коей мере не рассматриваем себя как оппозиционную организацию. У ФИДЕ свои проблемы, пусть они решают их – и «Шахматы в школе», и предстоящих выборов, и проведения олимпиады и так далее. ФИДЕ действительно большая организация, и там не обходится без накладок. Мы отнюдь не будем радостно тыкать пальцем и говорить: «А вот это у вас не то, а вот это у вас не так». Нет, мы считаем, что наша основная специфика, то, чем мы должны заниматься, - это профессиональные шахматы. И если будут нарекания – а нарекания будут, они есть, например, сегодня это вопрос шахматного календаря, - мы постараемся отстаивать интересы шахматистов. Как можно жестче.

Е.СУРОВ: С РШФ какие отношения?

Э.СУТОВСКИЙ: У меня лично с руководством РШФ хорошие отношения. Но пока о совместном проведении каких-либо турниров речи нет. Хотя много завязок у нас именно в России, но не непосредственно через РШФ. Я очень надеюсь, что мы и совместно можем что-то провести, потому что… Если мы работаем с Азербайджанской шахматной федерацией, с Грузинской, с Украинской, то почему бы нам не работать и с Российской шахматной федерацией, которая делает очень много и проводит много турниров? Я думаю, что мы как партнеры тоже можем быть им интересны, поскольку опять-таки у нас нет тяжеловесной большой организации, которая есть у ФИДЕ, несмотря на все ее достоинства и авторитет.

Е.СУРОВ: Хорошо, Эмиль. Перейдем потихоньку к вопросам, которые присланы на сайт. Но я предлагаю перед этим все-таки сделать маленький перерыв, чтобы нам более плавно к этому перейти. Возражения есть?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет. А музыку готовили вы?

Е.СУРОВ: Да, это правда. А знаете почему? Потому что вы слишком серьезны и слишком серьезную тему заявили.

Э.СУТОВСКИЙ: И вы боитесь, что я к этому попрошу вас озвучить Рахманинова?

Е.СУРОВ: Да, я боялся Рахманинова! Я бы попросил вас как-нибудь в следующий раз прийти, чтобы не говорить о шахматно-политических делах, а больше сосредоточиться на музыке, и тогда уже музыку будете выбирать вы.

Э.СУТОВСКИЙ: Кстати, я застал последнюю часть беседы с Алексеем Шировым и тоже считаю, что это очень интересная тема – шахматисты и музыка, которую они слушают. Но я не совсем согласен, что сильные шахматисты не слушают поп-музыку. К сожалению, насколько я знаю сильных шахматистов, там со вкусом не очень хорошо. Хотя у Алексея как раз все очень здорово.

Е.СУРОВ: Хорошо. Итак, мы вернемся очень скоро, никуда не отходите – я обращаюсь к  слушателям – мы поговорим с Сутовским еще чуть позже.

 

ПЕСНЯ

 

Е.СУРОВ: Мы по-прежнему с Эмилем Сутовским, и сейчас мы будем отвечать на вопросы. Вернее, Эмиль, конечно, будет отвечать. И вот я открываю сайт и вижу удивительный вопрос. Для меня, кстати, совершеннейшая новость, что Илья Левитов пригласил вас вести на сайте РШФ прямые комментарии с матча Ананд-Гельфанд. Но, видимо, это было, раз пишет Виктор Володин. И вы дали согласие. Это правда?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет. Я действительно был приглашен Ильей Левитовым. Он мне неоднократно говорил, что мои комментарии очень пришлись по вкусу многим. Но я своего согласия пока не давал, мы о деталях совершенно не говорили, поэтому этот вопрос отнюдь не решен. Но приглашение, конечно, лестное и очень интересное. С другой стороны, это достаточно серьезные затраты по времени - три недели идет матч. И комментировать одну партию в прямом эфире гораздо сложнее, чем пять, потому что соперники будут думать над ходом, а мне надо будет все время держать эфир, а это непросто. Я не отказываюсь, но пока еще согласия не давал.

Е.СУРОВ: Да, я уже много раз говорил, в том числе и в нашем эфире, когда мы начали с партий из Лондона выходить в  прямой эфир, что тут очень тонкая вещь. Радио в общем-то несовместимо с шахматами, поскольку на радио тишина не приветствуется, вернее, просто невозможна. А в шахматах, чтобы подумать над ходом, все-таки желательно помолчать хоть какое-то время. Ну, иногда стоит задуматься. А вот радио – вещь такая…  Конечно, говоря «радио», я имею в виду и прямой эфир на сайте.

Э.СУТОВСКИЙ: На самом деле, если говорить откровенно, то мне кажется, что в этом году комментарии на «Тале» были большой творческой удачей, даже не только и не столько моей лично, а всей группы, которая работала. И уровень картинки был совершенно блестящий, и формат, который я предложил и который был одобрен: это когда чередуются гости. Причем гости от профессионалов высочайшего уровня вроде Грищука до людей, которые вроде бы со стороны, но которые могут интересно говорить, как Шендерович, - это было очень интересно. И мне кажется, что многим эти эфиры запомнились.

Е.СУРОВ: Тут у меня два варианта, что сказать. Первый: «Ну, с такими-то комментариями и картинка хорошей покажется!». И второй: «Ну, с такой-то картинкой и комментарии хорошими покажутся!». Даже не знаю, что выбрать.

Э.СУТОВСКИЙ: Мы дополняли друг друга. Мне кажется, что это одно из больших достижений Российской шахматной федерации. Да и в последнее время есть много подвижек: это и проведение в целом ряда турниров Гран-при, и вот это освещение шахматных турниров, и проведение детских гроссмейстерских школ – это все можно занести в серьезный актив руководства.

Е.СУРОВ: Но вот Володин спрашивает…

Э.СУТОВСКИЙ: Но, тем не менее, согласия комментировать я пока не дал.

Е.СУРОВ: Хорошо, тогда вопрос придется как-то переформулировать. Поскольку он спрашивает: «Если Борис Гельфанд пригласит вас в качестве секунданта, как вы будете совмещать обязанности?». Ну, с совмещением ладно. Просто ответьте: если Гельфанд пригласит в качестве секунданта… Или уже пригласил? Я не знаю.

Э.СУТОВСКИЙ: У Бориса есть своя команда, с которой он работает. И если он хотел меня приглашать, ему это надо было делать раньше. Сейчас у них уже работа идет полным ходом, да я и ни в коей мере не планирую к ней подключаться в каком-либо отношении. Мы вообще с Борей Гельфандом сотрудничали в плане спарринга давно, но в последние годы у нас не было непосредственных шахматных контактов. Иногда что-то обсуждаем, но ни в коей мере никаких совместных анализов не ведется. Поэтому я не предполагаю, что эта тема возникнет перед матчем.

Е.СУРОВ: «Считаете ли вы, - пишет тот же Володин, - что Илья Левитов будет достойным кандидатом на пост президента ФИДЕ на следующих выборах?».

Э.СУТОВСКИЙ: Неожиданный вопрос.

Е.СУРОВ: Неожиданный, да.

Э.СУТОВСКИЙ: Я не слышал о таких планах от Ильи, хотя мы с ним немало общались. Поэтому я не знаю, что сказать по этой теме. Если он решит баллотироваться, тогда будем обсуждать. А пока он занимается Российской шахматной федерацией и там пытается решать вопросы. И я не уверен, что у него есть такие планы. Поэтому обсуждать это сейчас, мне кажется, преждевременно.

Е.СУРОВ: Игорь Коваленко задает вопрос, на который вы, по-моему, уже ответили, но если есть что-то добавить, то милости прошу: «Какие идеи у Ассоциации для профессионалов среднего уровне – 2500-2700? Они зачастую оставлены наедине со своими проблемами, а конкуренция с каждым годом в этой прослойке увеличивается в разы».

Э.СУТОВСКИЙ: Хороший вопрос. Давайте все-таки разделять: 2500 – это не профессионалы среднего уровня, а 2700 – это уже не профессионалы среднего уровня. Профессионал среднего уровня – это все-таки, наверное, в районе 2600, да? Очень трудно говорить об Ассоциации, которая может защищать людей в районе 2500. Как нам с ними работать – пока трудно представить. Допустим, мы проводим турниры по интернету, и мы будем их проводить. Будет ли это считаться защитой прав шахматистов 2500, если они смогут реально бороться за призы, и там будет много шестисотников и семисотников? Могут сказать, что нет. Мы боремся за то, чтобы получить скидки членов АШП на чемпионате Европы, и наверняка получим. Поедут ли туда люди 2500, зная о том, что за себя все равно платить надо и шансов отобраться очень мало? Не знаю. А вот людей уровня 2600-2700, безусловно, то, что мы делаем, заинтересует. Люди 2600 наверняка будут играть в каких-то лигах, и наверняка возникнет конфликтная ситуация. Например, недавно такая была у Андрея Волокитина, и я старался ему помочь по мере возможностей. Наверняка люди 2600-2700 будут играть на чемпионатах Европы и бороться за выход, и опять-таки, если мы предоставим какие-то финансовые поблажки, им это будет интересно. На всех, конечно, нас пока не хватит. Самое главное, если вы вступите в АШП в ближайшие три месяца, вам даже за это не придется платить. Потом вы уже решите, стоит ли овчинка выделки, и надо ли вам в этой ассоциации состоять. Но одна из моих идей заключалась в том, что мы не зацикливаемся только на проведении финалов АШП, где играет совсем мировая элита. Действительно мы можем сделать много для людей уровня немножко ниже, но которые стремятся серьезно расти. В среднем картина именно такая.

Е.СУРОВ: Следующий вопрос от моего тезки: «Вы поете, играете в «Что? Где? Когда?», занимаетесь тренерской деятельностью, теперь стали президентом АШП. Нет ли ощущения, что если посвятить все это время и усилия исключительно шахматной подготовке, то можно было играть на уровне, допустим, 2780 вместо 2700?»

Э.СУТОВСКИЙ: Вопрос несколько абстрактный. Во-первых, меня представили как массовика затейника. Что значит «я пою»? Я не пою вечерами в клубе или нечто в этом роде. Я на закрытиях соревнований регулярно выступаю, но не уделяю этому много времени. «Что? Где? Когда?» я тоже в последнее время не уделяю очень много времени. Раньше я выступал в израильской лиге «ЧГК» достаточно регулярно, теперь я играю только если шахматная команда собирается или если уж совсем значимое мероприятие – например, чемпионат мира по «Что? Где? Когда?» в прошлом году. Тренерство? Опять-таки, я не тренирую. Мне очень большое количество предложений поступало. Видимо, результаты моих подопечных навели людей на мысль, что я могу существенно помочь кому-то в росте. Но кроме Камского, которому я помогал в Казани, я уже давно ни с кем не сотрудничаю. У меня а) нет для этого времени, б) мне интересно только ну совсем уже амбициозные проекты, где за что-то большое борешься. А просто тренировать, чтобы заработать – мне это неинтересно.

И второе – считаю ли я, что мне что-то мешает. Нет, я продолжаю заниматься шахматами достаточно много, и я не думаю, что дело в недостатке времени. Может быть, какие-то черты характера мешают, может быть, над этим стоило бы работать. В принципе, я считаю, что всё всегда по заслугам. И не всегда количество часов, потраченное на работу, отражает результат. Я, кстати, в последние годы показывал очень неплохие результаты, рейтинг все время растет. Могу даже «тьфу-тьфу» не говорить – что есть, то есть. За последние два года у меня был, может, один плохой результат – на командном чемпионате мира в Китае. Но Китай имеет свою специфику, там многие играли ниже своего уровня. А в целом – нет, я не считаю… 2730 – может быть, а 2780 – не думаю, что мои разносторонние увлечения мне так уж серьезно мешают.

Е.СУРОВ: Скажем так, вы не чувствуете себя дискомфортно? Не чувствуете, что вам нужно больше времени для занятия шахматами?

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, мне нужно в принципе больше времени, как любому человеку, у которого есть много дел, и который знает, чем заниматься. У меня действительно много планов, интересных идей. И я просто люблю заниматься шахматами. И я бы делал это, если бы было больше времени. Но, в принципе, понятие «нехватка времени» правдивое и является оправданием примерно в одном проценте случаев. В остальных случаях это все-таки нехватка желания, или нехватка воли.

Е.СУРОВ: «Когда и с чего началось ваше увлечение «Что? Где? Когда?» - вопрос уже от следующего посетителя.

Э.СУТОВСКИЙ: Началось, наверное, как у всех с телевидения. Сейчас, кстати, я уже практически не смотрю игры, которые идут по субботам вечером. Да и телевизор почти вообще не смотрю. А играть сам активно начал, по-моему, в 2000-м году – меня пригласили в Тель-авивский клуб интеллектуальных игр. Первое время играл активно в двух лигах, но потом перестало хватать и время и желания. Люди ездят на фестивали играют… Я не настолько увлечен этим. Достаточно часто езжу по шахматным делам. А еще же семья…

Е.СУРОВ: А телевизионную игру смотрели с детства?

Э.СУТОВСКИЙ: Да, телевизионную смотрел с детства, конечно.

Е.СУРОВ: «Дорогой Эмиль, - пишет Намиг Алиев. – Поздравляю вас с новой должностью. Где-то читал, что вы являетесь большим патриотом Баку, а также Тель-Авива. Сыграет ли ваше назначение какую-то роль в развитии шахмат в этих городах?»

Э.СУТОВСКИЙ: Давайте разделять. Патриотом Баку – да; Тель-Авива – нет. Израиля – да. А в Тель-Авиве я не живу, мне не с чего быть патриотом этого города. Баку – родной город, я там вырос, до сих пор у меня там очень много друзей. Когда приезжаю, всегда тепло, всегда здорово, приезжаю с удовольствием. Безусловно, отношения сохранятся теплые. Что касается моей новой должности, в Израиле мы, безусловно, будем работать с федерацией. Там недавно сменилось руководство и пришел новый человек, Моше Слав, капитан команды «Ашдод», за которую я играл много лет. У нас тесные отношения, и я думаю, что мы будем реализовывать совместные проекты в Израиле. Хотя, надо сказать, что поддержка шахмат в Израиле – не на таком уровне, как на территории бывшего Союза. Что касается Азербайджана – безусловно, у нас есть планы проведения там соревнований. Мы будем очень плотно работать с федерацией. Причем, мне кажется, что мы будем заниматься не только турнирами, в которых будут играть сильнейшие, но и проводить какие-то мастер-классы, которые поспособствуют развитию азербайджанской молодежи. Азербайджанская земля традиционно богата талантами, много медалей на детских турнирах завоевываются.

Е.СУРОВ: Вот, кстати, о медалях – здесь есть вопрос-продолжение от Намига: «Всем известно, что вы пользуетесь большим авторитетом в Азербайджане. Не подумывали о переходе? С вашей превосходной игрой мы бы точно взяли «золото» на Европе».

Э.СУТОВСКИЙ: Я думаю, что и без меня в Баку много талантливых игроков. Мне многие намекали, говорили: «Было бы хорошо, если бы ты перешел», особенно после Олимпиады в Ханты-Мансийске, где у мне удалось показать очень хороший результат. Но вопрос так никогда не стоял, и я не думаю, что будет стоять в ближайшее время. Я играю за сборную Израиля, у нас достаточно хорошая команда, особенно когда играет за нас Гельфанд. К сожалению, в последнее время он не играет, и это уже совсем другая команда. А азербайджанским шахматистам я, конечно, желаю удачи. Думаю, что и без моего присутствия у азербайджанских шахмат достаточно светлое будущее.

Е.СУРОВ: Следующий вопрос: «Не переживаете ли вы насчет того, что вы не шахматист топ-уровня, не уровня первой десятки? Нет ли у вас из-за этого комплексов при общении с ведущими шахматистами?»

Э.СУТОВСКИЙ: Ой, ну комплекса-то у меня точно нет. У меня вообще комплексов мало. А с ведущими шахматистами – учитывая, что у меня большой положительный счет с Карлсеном и Мамедъяровым, положительный счет с Крамником, - нет, точно не испытываю никаких комплексов.

Е.СУРОВ: Вы, наверное, Карлсена обыгрывали в каком-нибудь детском возрасте?

Э.СУТОВСКИЙ: Один раз в детском обыграл, один раз, когда у него было 2715, один раз была ничья, но у меня было абсолютно выиграно, когда у него было 2700 с копейками, один раз выиграл в быстрые шахматы… Поэтому – нет, не совсем в детском возрасте. И потом, не забывайте, что я сотрудничал и помогал многим очень известным шахматистам. Не могу сказать, что я именно работал с Каспаровым – мы вместе анализировали. И с Карповым… Поэтому никаких, конечно, комплексов нет. Я всех уважаю.

Е.СУРОВ: У пользователя Тимофея есть второй вопрос. Точнее, пожелание. Очень приятно ему было слушать комментарии с Мемориала Таля, но «было бы здорово, если бы вы объясняли какие-то очевидные для шахматистов вещи еще и непрофессионалам».

Э.СУТОВСКИЙ: Вот это интересный момент. Я перед эфирами, конечно же, думал, на какой уровень надо рассчитывать. И я для себя поставил планку – первый разряд, кандидат в мастера. Скорее всего, аудитория состоит в среднем из таких слушателей. Поэтому опускаться до совсем примитивных вариантов я считал неправильным. Я иногда показывал варианты достаточно простые; никогда практически заумные ходы не демонстрировал. Мне кажется, мне удалось некий баланс соблюсти. Угодить всем, конечно, невозможно. Аудитория достаточно широкая, что тут говорить. Но я поэтому старался варьировать список приглашаемых гостей так, чтобы можно было услышать что-то достаточно примитивное, но интересное. У нас, если вы помните, был и Шендерович, был и Новиков Илья – кстати, при том, что он играет в шахматы совсем слабо, демонстрировал очень неплохое понимание позиции. Поэтому, мне кажется, у нас была возможность подстроиться под шахматистов любого уровня.

Е.СУРОВ: Вопрос от Вагита Рзаева: «Поздравляю вас с избранием президента АШП. Не смущает ли вас, что голосовали всего человек 40? А большинство членов не голосовали – таких, как Раджабов, Ананд и Крамник?» Я не знаю, являются ли эти шахматисты членами АШП… И сразу прочитаю дальше: «Считаете ли вы себя полноправным президентом или скорее, как в песне группы «Ленинград» - «Выборы, выборы»? Знаете такую песню?

Э.СУТОВСКИЙ: «Ленинград» не слушаю, но эту песню очень любит Боря Гельфанд и цитирует её практически регулярно. Особенно продолжение этой песни ему нравится.

Е.СУРОВ: Концовка, а не продолжение.

Э.СУТОВСКИЙ: Ну, может быть, концовка. Я не могу воспринимать такую субкультуру серьезно, поэтому, к сожалению, не поддержу группу «Ленинград» никак. А что касается непосредственно выборов – да, считаю себя абсолютно полноправным. И объясню, почему. У нас 270 членов, из них активных, которые платят взносы, где-то высказываются и так далее – было всего 60 с чем-то человек. Из них проголосовало 37. Обычная, нормальная явка – 60 процентов. Но ненормально, что было так мало членов. И я, естественно, согласен полностью, что если бы Ассоциация продолжила загнивать и умирать, то и избираться туда не следовало. Да и интервью это проводить тоже. А выборы эти я считаю полноправными потому, что (я уже об этом говорил) я попросил людей проголосовать не только за себя, но и за тех, кого я считал командой, которая способна сдвинуть. И тот факт, что такие очень уважаемые в шахматном мире люди, как Алексей Широв, Виорел Бологан, Сергей Рублевский, остались вне списка, а прошли люди гораздо менее известные – показал, что те члены АШП, которые верят в Ассоциацию, они верят в тот путь, который я вижу правильным. Таким образом, они поддержали и меня, и команду, и сейчас нам своей работой остается только доказать, что выбор был правильным. Я поставил себе цель – я наверное не буду её оглашать,  - но 1-го апреля, когда у нас закончится бесплатная регистрация, и когда мы сможем говорить не только о проведенном в Грузии турнире, но и о четких датах и условиях мужского Гран-При; об интернет-турнире АШП; о договоренностях с компаниями; о чемпионатах Европы и тех условиях, которые получат члены АШП там; о работе с Турецкой шахматной федерацией, - у нас будет гораздо больше членов и больше активности. Наш сайт сейчас уже находится в реставрации, и я думаю, что он полностью преобразится к началу февраля. И вы увидите, что работа идет. Это не просто слова. Кто меня знает – я очень редко бросаюсь словами, и если я говорю «это будет», значит – будет.

Е.СУРОВ: Хорошо. Еще один пользователь задает несколько вопросов, я бы выбрал парочку из них. Например: «Есть ли шахматист, с которым вам неудобно играть и почему?»

Э.СУТОВСКИЙ: Есть много шахматистов, с которыми у меня плохой счет. Пожалуй, есть три шахматиста, с которыми у меня «-3» и больше. Это Левон Аронян, Василий Иванчук и Гельфанд. Почему? Потому что они лучше меня играют в шахматы. Вы, наверное, хотите спросить «почему не с Карлсеном»? Но это другая тема.

Е.СУРОВ: Видимо, потому, что он хуже играет в шахматы.

Э.СУТОВСКИЙ: Нет, ну есть такое понятие «неудобный партнер». Есть разные психологические факторы. Это не боязнь, но это действительно какое-то несовпадение стилей. Можно много про это говорить, вспомнить, что у Широва, скажем, очень хороший счет с Топаловым, хотя у того же Топалова примерно равный счет с Анандом, а у Ананда с Шировым достаточно разгромный результат. Тем не менее, мои победы над Гельфандом (очень красивая партия была в командном чемпионате Израиля) и над Иванчуком в Кубке мира – показывают, что все-таки играть с ними можно.

Е.СУРОВ: И последний, пожалуй: «Самый запомнившийся момент в вашей жизни?»

Э.СУТОВСКИЙ: Наверное, все-таки рождение ребенка.

Е.СУРОВ: Это мальчик, девочка?

Э.СУТОВСКИЙ: Первый ребенок – девочка, второй – мальчик.

Е.СУРОВ: Вы просто не сказали, что у вас два ребенка.

Э.СУТОВСКИЙ: Да, я не думаю, что какая-нибудь победа в шахматном турнире может затмить такое событие.

Е.СУРОВ: Всё ясно. Спасибо большое, Эмиль, за этот диалог, который иногда плавно перетекал в монолог. Вашей организации – всех благ. Я надеюсь, что продолжение будет таким же, как начало. Ну, а конца не будет, как я понял из этого интервью.

Э.СУТОВСКИЙ: Спасибо, Евгений. Спасибо всем, кто присылал вопросы. 


Фото Марка Лившица
 


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Магнус Карлсен и Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы. Попросили очень быстро, и первый вопрос Магнусу: второй «Оскар» подряд, что вы думаете на этот счет? Насколько я помню, в прошлом году вы что-то говорили, что непонятно, по каким критериям отбирается игрок. А в этом году что думаете по поводу своего успеха?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: В эфире Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Рядом со мной Нази Паикидзе – я не побоюсь этого слова, открытие женского Суперфинала чемпионата России. Добрый день!

    Н.ПАИКИДЗЕ: Здравствуйте!

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы на Баку-опен. И буквально минуту назад завершилась одна из последних партий пятого тура, в которой Сергей Жигалко одолел кубинца Брузона и сейчас единолично лидирует с результатом 5 из 5. Рядом со мной Сергей Жигалко, здравствуйте. Как вам это удается?

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Вместе со мной на связи президент Грузинской шахматной федерации Гия Гиоргадзе. Добрый день, Гия.

    Г.ГИОРГАДЗЕ: Добрый день, Женя.

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Борис, какие впечатления от сегодняшнего решения ФИДЕ относительно места проведения матча на первенство мира? Вы сегодня узнали о нем?

    Б.ГЕЛЬФАНД: Да, конечно. Впечатления отличные. Во-первых, матч пройдет на нейтральном поле, причем в Москве, которая славится хорошей организацией турниров и имеет огромный опыт.