Евгений Суров, Михаил Голубев, Марина Романько, Николай Монин, Павел Севостьянов - о митинге "За честные выборы" и не только

Воскресенье, 11.12.2011 04:42

Первая часть

Вторая часть

Третья часть

Запись с прямого эфира: 10.12.11, 19.30

Е.СУРОВ: Московское время 19 часов 32 минуты. Это прямой эфир, чтобы никто не сомневался. Меня зовут Евгений Суров. Снова проведем вечер за шахматами. Будем следить за партиями в Лондоне, но, конечно же, я бы сказал, что основное событие для российских граждан произошло сегодня не за шахматной доской, а в центре Москвы. Хотя и в других городах проходили митинги под названием «За честные выборы». Но то, что я увидел в Москве сегодня, на Болотной площади – просто перевернуло все мое представление о том, какова, если хотите, жизнь в эти годы у нас с вами в России. Сегодня в центр Москвы, против Путина, против «Единой России», против нечестных выборов, против всех жуликов и воров, которые находятся у власти, вышли около ста тысяч человек.

Это было потрясающе. Это была невероятная картина – на протяжении последних двенадцати лет невозможно было представить такое. Но это случилось. […] А что делать, дамы и господа? Это всё связано с шахматами. А как вы хотите? Начнем разговор через несколько минут.

 

ПЕСНЯ

 

Е.СУРОВ: Макаревича, кстати, на митинге не было. Он, видимо, ходит только на концерты, которые посвящаются так называемым выборам президента России. Интересно, будет ли он на таком мероприятии 4-го марта. Интересно, будет ли вообще 4-го марта такое мероприятие как избрание Владимира Путина президентом России. Вопрос, который еще несколько дней назад мог показаться смешным. А сейчас он уже смешным не кажется. Сегодня в Москве произошло фантастическое событие, дорогие друзья. … Поверьте мне, такого Москва очень давно не видела – с 1991 года это точно.

Как там поется в песне, которая только что прозвучала: «Как много лет любой из нас от них терпел и боль, и муки». Конечно, когда Макаревич писал эти строки, он не знал такой фамилии – Путин. Но в данном случае это совершенно справедливо. Ведь почему люди вышли на улицу? Потому что столько лет уже терпим его, что надоело. А сама мысль о том, что это может продолжиться еще 6, а то и 12 лет (а у них именно такие планы, у жуликов и воров) приводит людей уже не только в негодование. Пока приводила в негодование – сидели дома. Но сейчас настолько достало, что люди вышли на улицу.

 

ПЕСНЯ

 

Е.СУРОВ: Прямой эфир Chess-News. В восемь часов Марина Романько к нам подключится, а пока на связи Николай Монин. […] Говорим о сегодняшнем ключевом событии дня, и это не партия, скажем, Ароняна с… Карлсеном, по-моему. Сейчас я проверю, не ошибаюсь ли я. Извините, Аронян – Ананд. Вот видите, даже и не знаю толком, кто играет. Так вот не это ключевое событие дня, а стотысячный митинг «За честные выборы», против Путина, против «Единой России», который прошел в Москве. Я спросил Николая, как он к этому относится. Он не ходил, как он уже сообщил. Еще раз коротко – о чем вы говорили.

Н.МОНИН: На выборы я действительно не ходил (сначала о выборах). Но мои родственники были более политически ангажированы. Жена моя сходила проголосовала за «Яблоко», а моя мачеха, которой уже 80 с лишним – ей поступило предложение проголосовать – какой-то конвертик, за что предлагали даже 200 настоящих российских рублей. Но она гордо отказалась. Я уж не знаю, за что она там в итоге проголосовала. На митинг я действительно не ходил, хотя не совсем мне нравится то, что сейчас происходит, так скажем.

Е.СУРОВ: Николай, а хотите я удивительную вещь скажу. Почему я нахожусь под таким большим впечатлением. Не только потому, что впервые за двенадцать лет народ проснулся, и не только потому что ТАКОЕ мероприятие состоялось впервые за последние двадцать лет. А еще и потому, что я сегодня очень много смотрел на лица людей. Их было очень много, и я достаточно лиц увидел хорошо, я всматривался в них. И я просто поразился: абсолютно все – нормальные лица. Вот НОРМАЛЬНЫЕ лица – понимаете, о чем я говорю?

Я ведь не один раз видел толпу людей. И на футбольных матчах десятки тысяч народу, и, в конце концов, сто тысяч я видел на концерте Майкла Джексона в Москве, и прочие мероприятия можно вспомнить. Но там разные всякие лица. Там же есть вот эти – «Спартак – чемпион!», и прочее. Так вот я хочу акцентировать внимание на сегодняшнем дне: ну ВСЕ – человеческие лица. Понятное дело, что это не те, кто идут голосовать за «Единую Россию», это не нашисты, не те, которые в «Русском марше» маршируют (знаете, «зиг хайль» у них там – ну, об этих-то я вообще не говорю). Абсолютно нормальные лица, что меня поразило.

Стоит отметить, что митинг был прекрасно организован, и ни одного инцидента не было с полицией. Это первое. И второе: прекрасно был организован выход с митинга. Представляете эту толпу – надо же еще организовать ей выход. Прекрасно организован! Огромнейшие коридоры для людей, идти можно было свободно, с любой скоростью. И по краям этих коридоров стоят ОМОНовцы, каждый держит руки за спиной. И вот я иду мимо этих шеренг и, опять же, вглядываюсь в их лица. Картина просто потрясающая: человеческие, нормальные лица. Это обычные, нормальные ребята. Они не хотят никого дубасить. Абсолютно человеческие лица. Я шел и думал: где я нахожусь? Я не понимаю, где я нахожусь. Я никогда еще в Москве такого не видел. У меня сильнейшие впечатления.

Н.МОНИН: Евгений, можно я вмешаюсь на секундочку?

Е.СУРОВ: Не только можно, но и нужно, чтобы это не было монологом.

Н.МОНИН: Я просто хочу сделать маленький экскурс в историю. Двадцать лет назад я ехал в автобусе. И вдруг прочитал: «Дорогие ленинградцы! Вам пишут москвичи. Мы вас приглашаем выйти и поддержать людей, которых…» Короче, которых преследовали. И этими людьми были Гдлян и Иванов. И вот случилось такое. Мы вышли на этот митинг. Весь Ленинград, в общем-то, поднялся, представляете! Я жил рядом с Вознесенским проспектом; посадил свою трехлетнюю дочурку себе на шею, и мы прошли расстояние примерно около двух километров. И нам со всех сторон махали. Действительно те самые человеческие лица, озаренные глаза, вера в то, что все лучшее впереди.

Е.СУРОВ: Вы ключевое слово произнесли: вера. Вот я сегодня почувствовал, что означает жить с верой. До этого в течение 12 лет у меня не было никакой веры в то, что это может когда-то измениться. Могу поклясться: я думал, что не доживу до того момента, когда Москва выйдет на улицу и скажет: «Долой Путина». Поэтому сегодня для меня счастливый день. Это две большие разницы, как говорится. Сегодня Парфенов цитировал Жванецкого на этом митинге, и вот я тоже могу процитировать: две большие разницы – жить без веры и жить с верой.

А сейчас на связи человек, который был на одном из мероприятий таком же, но скорее в поддержку таких мероприятий. Это Михаил Голубев.

М.ГОЛУБЕВ: Вечер добрый. … Я абсолютно поддерживаю то, что в Москве произошло. И надеюсь, что Россия проснется. А что касается Одессы, то сегодня был такой скромный пикет у российского консульства в поддержку российских демократов. Присутствовали представители левых, правых партий, националисты украинские, интернационалисты. Я там представлял себя скорее. Я считаю, конечно, что республики бывшего Союза, которые обрели свободу, во многом обязаны именно российским демократам, которые отстояли свободу в 1991-м году. Поэтому, конечно, я не сомневался: как только узнал, что будет пикет, запланировал посещение. На сайте «Взгляд из Одессы» есть репортаж.

Е.СУРОВ: Вот на том сайте я не видел, но видел в Живом Журнале пару-тройку фотографий, и с вами видел некоего чернокожего гражданина. Скажите, это не Барак Обама там вместе с вами, на деньги которого эти мероприятия проходят?

М.ГОЛУБЕВ: Это одесский шахматист, который, кстати, стихи пишет, Михаил Штокало. … Хотя, в принципе, я бы и с Бараком Обамой вышел. Я считаю, что есть чему поучиться у Запада. Это мое мнение. У меня радикально евроинтеграционная платформа. Это мои взгляды, и ничего сделать с этим не могу.

Е.СУРОВ: Михаил, вы говорили о том, что разные силы были в Одессе. В Москве сегодня тоже, конечно, объединились разные силы. И по этому поводу Чурова называли волшебником. Во-первых, он волшебник потому, что только такой вот волшебник («-недоучка», правда, еще добавляли) может приписать Партии Жуликов и Воров процентов так 15-20 сверх того, что реально было. А во-вторых, он волшебник потому, что только он мог объединить все силы, которые присутствовали на митинге. А там были и КПРФ, и Яблоко, и вот эти националисты, черт бы их побрал, и кого там только не было. Но я еще раз говорю: я не видел там – не считая нескольких людей с этим самым желто-черно-белым флагом, которые «Мы за русских!» - это понятно, им место на фанатской трибуне матча «Спартак» - ЦСКА; их я не считаю, это была маленькая кучка. А вот остальные 99 процентов – абсолютно нормальные, человеческие лица. Я такого никогда нигде не видел, вот хотел бы на этом сакцентировать внимание.

М.ГОЛУБЕВ: Евгений, наверное, я скажу не политкорректно, но полагаю, у вас на улицы вышел средний класс, да?

Е.СУРОВ: Ну да, это тот самый средний класс, который последние 12 лет спал. Скажем так.

М.ГОЛУБЕВ: Насчет Чурова – это же Медведев его назвал волшебником, на самом деле. Я уверен совершенно. Может быть, в каком-то шуточном контексте. И еще насчет Чурова – совсем уже не политкорректный анекдот, но очень понравился. «На могиле Чурова поставят карусель». Ну, то есть, естественно, мы все желаем, чтобы это произошло как можно позже. Но, наверное, человек себе создал репутацию.

Е.СУРОВ: Это абсолютно правильно. Я должен сказать вот что. Все выступающие на митинге, конечно же, придерживались определенных рамок в высказываниях. То, что говорили «жулик и вор» - это совершенно нормально. Это нельзя назвать непечатными словами и тем более – нецензурными. Естественно, в том числе и Путина называли именно так. А вот когда говорили о Чурове – не все выдерживали. Два раза прозвучало слово «задница». Один раз ему кто-то посоветовал засунуть украденные им бюллетени себе же в задницу…

М.ГОЛУБЕВ: Ну, это трудно представить.

Е.СУРОВ: Слишком много, да. А второй раз – Владимир Рыжков посоветовал, в качестве лозунга, дать пинка под зад Чурову. Ну, я надеюсь, что он все-таки фигурально имел в виду. То есть «Чурова в отставку!» - это уже официальное требование. А фигуральное воплощение этого лозунга – дать пинка под зад.

М.ГОЛУБЕВ: Можно поставить перед ним выбор: или фигурально, или не фигурально.

Е.СУРОВ: Да, чтобы он сам выбрал. И один из выступавших, Андрей Нечаев, бывший министр экономики России (в начале 90-х) уже тоже не выдержал и назвал Чурова дурачком. Вот представьте себе: каким надо быть чиновником и как надо довести людей, чтобы именно в его адрес люди не выдерживали и так прилюдно высказывались.

М.ГОЛУБЕВ: Видимо, человек с такими качествами и нужен был на этом месте. Если бы там был, скажем, человек совестливый в значительной степени, то, наверное, были бы другие действия и другие оценки.

Н.МОНИН: Господа, в конце-то концов, какая разница – Чуров там будет или Хмуров. Ведь вы сами знаете, что за такой должностью стоит большая очередь, и они будут выполнять точно такую же работу.

Е.СУРОВ: Это правда. Конечно же, люди говорили: Чуров-то Чуров, но он выполняет приказ. Он, конечно, дурачок, но выполняет приказ. И, конечно, слава богу, прямым текстом называли имена тех, чьи приказы он выполняет. Кстати. На митинге появился САМ… Тот, за кого я боялся, что не появится. Я думал: если Григорий Алексеевич Явлинский на этом митинге не появится, он для меня закончится раз и навсегда.

М.ГОЛУБЕВ: Ну, это было бы слишком.

Е.СУРОВ: А он мог не появиться, я думаю. Мог. Так вот, он не только появился, но – о, господи! – даже один раз, по-моему вообще впервые, произнес это имя: «Путин». Один раз он сказал: «В отставку шайку под руководством Путина!». Один раз он выдавил из себя это имя и, тем самым, возвысился, конечно, в моих глазах… Правда, я должен сказать, дамы и господа, что… Вот я, опять же, всматривался в лица (я люблю вообще людей изучать). И вот во время выступления Явлинского я всматривался в лица людей, слушал их реакцию: не вызывает реакции никакой Григорий Алексеевич. К сожалению. Я не знаю, понимает он это или нет, но, видимо, он уже и не вызовет никаких особенных чувств.

М.ГОЛУБЕВ: Можно вспомнить, что он пострадал. Скажем, известно, что случилось с его сыном за политику отца. У него есть моменты, за которые, я думаю, все-таки демократическое движение его простит. Но просто проблема же в том (как я понимаю, я же не россиянин), что Явлинский никогда ни с кем не мог объединиться. И это создавало проблемы для демократического движения в России. Он всегда был особняком, и это такая его позиция, к сожалению.

Е.СУРОВ: Ну да. Из тех, кто еще не пришел на митинг – конечно же, это Зюганов и Жириновский. Вот уж кто точно закончен теперь, так это они. Поэтому когда вы будете слышать по телевизору их недовольства результатами выборов, то знайте, что это полная туфта! Их цель – только занять свои кресла в Думе.

М.ГОЛУБЕВ: Но это же очень хорошо, что они не пришли. Это замечательно просто, по-моему.

Е.СУРОВ: Мне тоже так кажется, да. Кстати говоря, выступал один представитель КПРФ и был освистан с ног до головы. Он выступал довольно долго, несколько минут, и люди его не слушали, а скандировали: «Сдай мандат! Сдай мандат!». А он делал вид, что не слышал, и продолжал говорить своё.

[…]

Е.СУРОВ: Нас, конечно, заждалась Марина Романько. Прошу прощения перед ней и перед всеми радиослушателями за то, что мы чуть-чуть задержались. … А в ближайшие три минуты я хотел бы посвятить песню вот тем самым нормальным парням, о которых я говорил. Я с удивлением узнал, что в Москве, оказывается, не только есть менты, а есть хорошая, порядочная милиция. По их лицам было видно, что они с народом. Вот поверьте мне.

М.ГОЛУБЕВ: Ну, и будем надеяться, что и ненормальные тоже нормализуются.

Е.СУРОВ: Да, и конечно, желательно, чтобы преступных приказов не поступало. Итак, песня – специально для них и для всех нас.

 

ПЕСНЯ

 

Е.СУРОВ: Московское время 20 часов 13 минут, это прямой эфир Chess-News. На связи со мной Марина Романько – шахматистка, гроссмейстер. Здравствуйте, Марина.

М.РОМАНЬКО: Здравствуйте, Евгений.

Е.СУРОВ: О, какой голос у вас. Просто хочется уже прямо даже и не по Скайпу говорить, а вживую как-нибудь.

М.РОМАНЬКО: Ну как-нибудь, может быть, поговорим, если пригласите к себе домой.

Е.СУРОВ: О-о… Оязательно. Можно я вас приглашу для начала 24-го числа на следующий митинг, который пройдет в Москве в том случае, если в ближайшие две недели те требования, которые были выдвинуты в результате сегодняшнего исторического митинга «За честные выборы», не будут выполнены?     

М.РОМАНЬКО: Ой, вы знаете, Евгений, я не разделяю эти шествия.

[…]

М.РОМАНЬКО: Как я уже сказала, основной темой, я думаю, все-таки будут шахматы, потому что я… Я голосовала за «Единую Россию». 

Е.СУРОВ: За «Единую Россию»! Вот так! Та-ак, вот с этого и надо начинать.

М.РОМАНЬКО: Поэтому я готова говорить о шахматах.

Е.СУРОВ: Нет уж, нет уж. Вы ответьте мне: что двигало вами, когда вы голосовали за «Единую Россию»? Хотя, вы, конечно, не обязаны это говорить. Никто не обязан о своем выборе говорить.

М.РОМАНЬКО: Я с удовольствием отвечу. Это та же позиция, по которой я уже вошла в женскую комиссию, ездила к Барееву, выдвигала ему какие-то конкретные предложения. Люди делятся, знаешь, на тех, кто критикует, и тех, кто реально хочет что-то изменить, что-то сделать. Чтобы что-то изменить, что-то сделать, надо сотрудничать с теми, кто входит в систему. Я человек, который что-то хочет реально изменить. Поэтому я не считаю, что нужно идти путем какой-то демагогии, какой-то революции. Тем более, как мы знаем, сколько не было революций, все они заканчивались разрушением и просто переделом собственности. И всё начиналось опять по-прежнему. Поэтому надо идти эволюционным путем. Сейчас партия «Единая Россия» (да уже давно) – это партия власти. Она сейчас несет ту функцию, чтобы понемногу наше гражданское общество привести к лучшей жизни. Соответственно я её поддерживаю и на своем участке фронта стараюсь что-то сделать. То есть мое общее мнение – надо не мешать людям (и дополнительные ресурсы на себя оттягивать), а помогать по мере возможности.

Е.СУРОВ: Вы озвучили довольно распространенную точку зрения тех людей, которые…

М.РОМАНЬКО: Слава богу. Я думаю, что это точка зрения всех здравомыслящих людей.

Е.СУРОВ: Не совсем так. Я имел в виду точку зрения людей, которые вступают в партию «Единая Россия» - вот именно по тем причинам, по которым вы говорите: «ну, надо же что-то сделать, а сделать можно только будучи в партии «Единая Россия».

М.РОМАНЬКО: Ты совершенно неправ. Я готова что-то делать, как и многие, не вступая в партию «Единая Россия». А вступают в партию как раз, мне кажется, много тех, кто хочет сделать карьеру. И среди них тоже достаточно много демагогов.

Е.СУРОВ: Нет, это само собой.

М.РОМАНЬКО: Если бы в «Единую Россию» вступали здравомыслящие люди, то могло бы быть многое иначе.

Е.СУРОВ: Нет, это само собой. Так вот, я что хочу сказать. Я думаю, Марина, что на вот этом митинге, который сегодня собрал такое огромное количество народа впервые за последние 20 лет, было немалое число людей, которые когда-то (или может быть даже недавно) считали так же, как вы. Они, может быть, без особого доверия относились к партии. Я думаю, что вы тоже… Если вы совсем уж честный человек – вот давайте по-честному: вы верите в то, что в Москве «Единая Россия» набрала 46 процентов голосов?

М.РОМАНЬКО: Ты знаешь, Евгений (я все-таки обращусь к тебе на «ты», это как-то более привычно). Я тебе еще до этого интервью сказала, что моя тема – все-таки шахматы. И я не собираюсь много разглагольствовать на эту тему. Я уже высказала свою позицию, этого достаточно.  

Е.СУРОВ: Ага, хорошо. Это был намек на то, что какой аргумент не приводи, он уже не найдет ответа.  

М.РОМАНЬКО: Нет, это был намек на то, о чем я уже сказала. Я считаю, что это в какой-то мере демагогия, понимаешь? Дебаты можно разводить бесконечно. Ты будешь что-то говорить, я буду что-то говорить, и мы останемся при своем. А я пока все-таки хочу говорить о каких-то предметных вещах, которые окажут реальное действие на что-то. А политика от меня далеко. Вот я сейчас член женской комиссии, член президиума федерации Московской области, шахматистка – вот об этом и надо говорить. Это в пределах моей компетенции.

Е.СУРОВ: А вот ты сама себя подставила пять минут назад, когда, отвечая на вопрос о партии «Единая Россия», назвала имя Бареева. С какой стати? Это значит, что есть прямая связь.

М.РОМАНЬКО: Нет, я просто привела параллель, чтобы разъяснить, какова моя позиция. То есть Бареев – он тоже представитель власти в нашем шахматном королевстве.

Е.СУРОВ: Он – член «Единой России»?

М.РОМАНЬКО: Я этого не знаю. Я еще раз объясняю, что не хочу конфликтовать с руководством Российской шахматной федерации. Я хочу помогать и что-то изменить. Аналогично – партия власти, к которой я не имею никакого отношения. Я не хочу с ними конфликтовать, я хочу им помочь сделать что-то лучше для этой страны.

[Прерывается эфир]

 

ПЕСНЯ

 

Е.СУРОВ: Московское время 20 часов 51 минута. Если кто-то еще не ушел в связи с незапланированной паузой, то всем спасибо, и приглашайте знакомых слушать сегодняшний эфир. Минут 15 назад у нас прервался эфир исключительно по техническим причинам. Никакого Путина в данном случае винить не стоит. И Суркова тоже. А говорили мы с Мариной Романько. Она сейчас на связи.

М.РОМАНЬКО: На связи, на связи.

Е.СУРОВ: Правда, мы еще не дошли до шахмат, а говорили о «Единой России». Но, как верно заметила Марина – видимо, прерывание связи означало намек на то, что нам все-таки следует перейти к более…

М.РОМАНЬКО: …Важным темам. И заметьте, намек не от Путина или ФСБ, а намек от Бога, свыше.

Е.СУРОВ: Вот так вот?

М.РОМАНЬКО: Поэтому, может быть, перейдем?

Е.СУРОВ: Понимаете, Марина, один вопрос только вынужден задать, потому что перед тем, как мы прервались, я спросил: «Вы еще не вступили в партию «Единая Россия»? Вы ответили, насколько я помню, «нет». Тогда я вынужден спросить: а не собираетесь ли вы это сделать, по примеру своей знаменитой коллеги?

М.РОМАНЬКО: Я не знаю, поживем-увидим. По крайней мере, на митинги такие я ходить точно не собираюсь. Я предпочитаю реальные действия, где я что-то могу изменить.

Е.СУРОВ: Ну, в общем, не исключили вы этого варианта. Потому что, если бы было «нет», вы бы ответили «нет».

М.РОМАНЬКО: Евгений, понимаешь, жизнь такая непредсказуемая, что даже ты не во власти исключить вариант, что однажды ты попадешь в «Единую Россию».

Е.СУРОВ: Вот так вот…

М.РОМАНЬКО: Жизнь полна неожиданностей.

Е.СУРОВ: Ну хорошо. Надеюсь, это пророчество все-таки не сбудется. Так скажи все-таки: ты что, не принимаешь мое приглашение на следующий митинг?

М.РОМАНЬКО: Евгений, не принимаю.

Е.СУРОВ: Вот это для меня очень обидно… Честно говоря, как мне теперь продолжать разговор, я не очень понимаю.

М.РОМАНЬКО: Пригласи лучше в гости. Пригласи на какое-нибудь культурное мероприятие, в театр… Я с удовольствием.

Е.СУРОВ: Хорошо, обговорим это после эфира.

***

М.РОМАНЬКО: Мне нравится, что сказал в свое время Лев Толстой: не надо кричать, чтобы почистили улицу; если каждый перед своим домом выметет улицу, она будет чистая. Понимаете, вместо того, чтобы кричать про какие-то глобальные вещи и искать проблемы в системе, начните с себя.

Е.СУРОВ: Понимаешь ли, Марин, вот те десятки тысяч людей, которые вышли сегодня на улицу, они же и начали с себя. А что им еще оставалось делать? Вот они начали с себя, они поняли, что кроме них изменить что-то никто не может. Уже от царя-батюшки надоело ждать соблюдения законности, соблюдения прав. И вот они вышли.   

М.РОМАНЬКО: А у меня тогда такой вопрос к этим людям: а у них что, все дела дома завершены? Они выполнили все свои обещания? Они, извини меня, хотя бы привели квартиру в чистоту, чтобы идти на митинг? Почему они вот эти ближайшие задачи не выполняют?

П.СЕВОСТЬЯНОВ: Можно я отвечу?

М.РОМАНЬКО: Ответьте.

П.СЕВОСТЬЯНОВ: Марина, знаете, вот смотрел я новости по Первому каналу, и там показывают: общее количество голосов в каком-то регионе более, чем сто процентов. И начали говорить: мол, это был какой-то технический заскок.

Е.СУРОВ: Ну да, то есть меня обманывают, а я сейчас пыль вытру в ответ в квартире.

П.СЕВОСТЬЯНОВ: И вот сегодня показывали какую-то женщину на Дальнем Востоке. Она говорит: «Я вообще никогда не выходила на митинги, но когда я посмотрела ту новость…». И еще такой момент: то, что люди вышли, говорит о том, что интернет победил телеящик.

Е.СУРОВ: Павел, это частность. То, что интернет победил телеящик – это частность. А в основном все сводится к одной причине, и эта причина выражается одним словом: ДОСТАЛИ. А когда достали – да, уже интернет победил зомбоящик.

П.СЕВОСТЬЯНОВ: Я своими глазами видел практически всю оранжевую революцию.

Е.СУРОВ: Мы вам сочувствуем. Или наоборот…

П.СЕВОСТЬЯНОВ: И когда люди вышли, они уже никуда не уходили.

М.РОМАНЬКО: И что они добились в результате этой революции?

П.СЕВОСТЬЯНОВ: Это другой вопрос.

Е.СУРОВ: Пересчета голосов! Марин, тут важно понимать, что они добились перевыборов. Это вот то, чего они добивались. А то, что произошло потом – это действительно другой вопрос.

П.СЕВОСТЬЯНОВ: Да, то, что потом бывший коммунист Ющенко не выполнил своих обещаний – это другой вопрос.

М.РОМАНЬКО: Я еще хочу напомнить тем, кто так увлекается митингами, что обществе есть разрушители, деструктивные элементы. И вот они делают революцию. Но почему – вот есть такое выражение – революция пожирает своих детей? Потому что потом после разрушителей приходят созидатели, и они вынуждены уничтожать эти деструктивные элементы, чтобы восстановить какой-то порядок. Потому что без порядка невозможно процветание.

Е.СУРОВ: Тут я должен ответить тебе. Ты либо не до конца понимаешь смысл этого митинга, либо делаешь вид, что не понимаешь и пытаешься таким образом внушить страх. Это вот любимые аргументы всех этих сурковских чиновников и прочих холопов: запугивать народ. Они говорят: «если вы будете чего-то там менять, то вы вернетесь к 90-м годам; мало вам было 90-х годов», и так далее. Так вот, нужно понимать, что этот митинг, который сегодня был – он не для революции делается. Те, кто пришли на этот митинг, хотят мирным, конституционным путем изменить ситуацию в стране.

П.СЕВОСТЬЯНОВ: Посредством выборов.

Е.СУРОВ: Да, то есть это не революция. У нас был один революционер сегодня – он остался на Площади Революции. Он смешон, он никому не нужен – это Эдуард Лимонов. Второй революционер сегодня вышел на сцену – тут же был освистан при слове «революция». То есть никто не хочет революции. Каждый хочет только, чтобы его чувство собственного достоинства было не попрано.

М.РОМАНЬКО: Ну, сложно, конечно, сказать. Мне кажется, что более реальный здесь метод – идти путем закона. Я краем уха слышала одну интересную вещь – по-моему, кстати, Владимир Соловьев сказал, - что у нас какой-то стихийный русский бунт – он всегда ужасен. Нам надо учиться идти законным путем. Вот, например, мне нравится этот сайт, кажется, Навального. Там конкретно работают несколько юристов, которые законным путем пишут жалобы и пресекают нарушения. Вот этот путь я уважаю. И надо учиться так и делать.

Е.СУРОВ: Правильно, но знаешь ли ты о том, что в эти дни Навальный сидит в тюрьме?

М.РОМАНЬКО: Я знаю об этом.

Е.СУРОВ: И вот одно из главных требований сегодняшнего митинга было освобождение политзаключенных, кстати говоря. Просто одно из ведущих требований.

М.РОМАНЬКО: Политзаключенных?

Е.СУРОВ: Они же действительно политзаключенные, поскольку они сидят за решеткой за свои политические убеждения. Это же так.

М.РОМАНЬКО: Ну, я об этом ничего не знаю, не могу сказать. Знаешь, в какой-то мере готова согласиться, что, может быть, нужно было выйти на этот митинг, чтобы сказать свое громкое «фи» чему-то. Я против только того, чтобы все-таки это перерастало в какие-то беспорядки. И там действительно были люди, которые потом пойдут законным путем. Не просто погромить, если будет возможность, а которые идут с конструктивным диалогом.

Е.СУРОВ: Да-да, конечно.

М.РОМАНЬКО: И которые не просто говорят «мы против Партии Жуликов и Воров», а которые готовы сами что-то предложить, какие-то кандидатуры. И, грубо говоря, если каждому из них сказать «ну вот сделай в ближайшее время то, что от тебя зависит», они бы сказали «да», а не стали кивать на соседа, на президента Медведева или на правительство.

Е.СУРОВ: А это же то, с чего я начал. Я подчеркивал, насколько нормальные, человеческие лица у этих людей. Я вглядывался сегодня специально. У них нет цели громить. Просто задето их достоинство.  

М.РОМАНЬКО: Это просто эмоции, которые ты испытываешь. То, что ты увидел – это вилами по воде. Другое дело, что митинг прошел мирно. А вот если бы случилось какое-то действительно гадкое, или была бы провокация, или еще что-то такое, случайное происшествие – не так однозначно, что толпа не превратилась бы в силу разрушения.

Е.СУРОВ: Это могло произойти только с очень большой помощью власти. И это был бы наихудший сценарий, которого никто не хочет. […] Вам отвечает в чате украинец: «Чего достигли с помощью оранжевой революции? Главное завоевание – люди дали понять власти, что они не быдло, и с ними надо считаться».

М.РОМАНЬКО: Я рада, если действительно они добились своих целей. Другое дело, что в экономическом плане, конечно, Украина много потеряла в связи с этой революцией. Но опять же, неизвестно, что лучше, что хуже. Я рада за них.

Е.СУРОВ: Ну что, господа, будем закругляться? Сегодня был удачный гость во всех отношениях.

М.РОМАНЬКО: Спасибо.

Е.СУРОВ: Во-первых, с ней можно было поговорить о шахматах (много интересного рассказала), и во-вторых, она оказалась, так сказать, в оппозиции нам. Павел, ну, я не вас имею в виду. Вы там в Украине сидите и на деньги Хилари Клинтон свои революции делайте, а в наши не вмешивайтесь. А Марина составила достойную конкуренцию. А самый главный плюс сегодняшнего эфира – это то, Марина, что я встретил первого человека-москвича, по-моему, в своей жизни, который проголосовал на выборах за Партию Жул… «Единая Россия».

М.РОМАНЬКО: Я из Подмосковья.

Е.СУРОВ: А, из Подмосковья. Я думал, что за них никто не голосует. Оказывается, есть все-таки такие люди.

[…]

М.РОМАНЬКО: А кстати, открой секрет, за кого ты голосовал? Ты что-то этого не сказал или я не слышала.

Е.СУРОВ: Нет, я, кстати говоря, в одном из эфиров сказал, что я поставил крест не напротив «Единой России», а на самой «Единой России». Вот это был мой выбор.

М.РОМАНЬКО: А, то есть бюллетень просто был признан негодным и всё. Ясно.

Е.СУРОВ: Видимо, да. Дело в том, что я, как и многие мои, будем говорить так, соратники, были поставлены перед выбором между плохим и очень плохим. А тут выбирать очень тяжело.

М.РОМАНЬКО: А ты не находишь, что таким образом ты поступил хуже? Потому что, если бы ты отдал свой голос КПРФ или ЛДПР, он хотя бы был учтен  и ушел бы в оппозицию.

Е.СУРОВ: Видишь ли в чем дело. Во-первых, как я только что сказал, любое решение было бы хуже. А во-вторых, для того, чтобы поставить галочку напротив КПРФ или ЛДПР, надо пойти на очень большую сделку со своей совестью. Я на такую сделку пойти не могу. Насчет «Яблока» я еще раздумывал, но КПРФ и ЛДПР – это уже слишком, знаешь ли…

М.РОМАНЬКО: А ты не находишь тогда, что ты относишься просто к тем людям, которые просто протестуют, но не готовы ничего предложить взамен?

Е.СУРОВ: Нет, не отношусь, если ты имеешь в виду только выборы. (Вообще странно, что я сейчас не задаю вопросы, а отвечаю на них.) Именно на выборах я и такие как я (а их, как сегодня выяснилось, совсем не мало) были поставлены в такие условия: шесть марионеточных партий были допущены к выборам. И что с ними делать? Ну вот что с ними делать? Партию, за которую мне хотелось бы проголосовать, просто не допустили к выборам. Вот поэтому, в частности, я сегодня был на Болотной площади.

М.РОМАНЬКО: А за какую партию ты хотел проголосовать?

Е.СУРОВ: Я предлагаю компромисс. После эфира, как мы договаривались, я приглашаю тебя ко мне домой, и дома я расскажу тебе, за какую партию я бы проголосовал.

П.СЕВОСТЬЯНОВ: Партия любителей шахмат.

Е.СУРОВ: О! Хорошая партия, кстати. Почему бы не создать такую партию.

М.РОМАНЬКО: А что, есть же партия любителей животных. Мне кажется, действительно можно зарегистрировать.

Е.СУРОВ: Я предлагаю предложить Аркадию Дворковичу пост лидера нашей партии. Как вы смотрите на это?

М.РОМАНЬКО: И прописать в положении, что необязательно уходить из «Единой России». Чтобы он мог и там, и там быть. Двойное членство предусмотреть.

Е.СУРОВ: Во-первых, он не член «Единой России».

П.СЕВОСТЬЯНОВ: Главное, чтобы шахматистам квоту давали в парламенте. Столько-то мест для представительниц художественной гимнастики, столько-то – для шахматисток… И чтобы было по-честному всё. Чтобы деньги распределялись по-честному.

Е.СУРОВ: Чтобы захапать побольше. Нам, шахматистам.

П.СЕВОСТЬЯНОВ: Чтобы выделили ресурс достаточный. Надо говорить культурно. На развитие шахмат.

Е.СУРОВ: Вот так вот: хотел попрощаться с Мариной Романько, а она тут, понимаешь ли, вопросами закидала. Это был прямой эфир, я еще раз благодарю Марину, Павла и всех остальных, кто участвовал.   
 


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • Сегодня в четвертом туре женского гроссмейстерского турнира фестиваля "Москва опен" китайская шахматистка Джао Сю одержала победу над лидировавшей до этого со стопроцентным результатом Батхуяг Монгонтуул. Сразу по окончании поединка победительницу подкараулил у выхода корреспондент Chess-News Евгений Суров.

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Магнус Карлсен и Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы. Попросили очень быстро, и первый вопрос Магнусу: второй «Оскар» подряд, что вы думаете на этот счет? Насколько я помню, в прошлом году вы что-то говорили, что непонятно, по каким критериям отбирается игрок. А в этом году что думаете по поводу своего успеха?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: В эфире Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Рядом со мной Нази Паикидзе – я не побоюсь этого слова, открытие женского Суперфинала чемпионата России. Добрый день!

    Н.ПАИКИДЗЕ: Здравствуйте!

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте». И рядом со мной Александр Халифман, известный шахматист, не буду перечислять ваши регалии, Александр.

    А.ХАЛИФМАН: Не надо.

  • Е.СУРОВ: Здравствуйте. Это Chess-News, мы в Гостиной Дворковича, и вместе со мной Сергей Карякин, из Монако собственной персоной.

    С.КАРЯКИН: Здравствуйте.

    Е.СУРОВ: Сергей, ну какие ваши впечатления от этого турнира?