Мария Манакова: "Мечтаю купить себе дачу и уйти в полное одиночество"

Время публикации: 05.12.2011 22:29 | Последнее обновление: 10.04.2012 15:53

Запись прямого эфира от 03.12.11, 18.00

Е.СУРОВ: Это Chess-News, экспериментальный прямой эфир, я Евгений Суров, надеюсь, что меня слышно. На прямой связи со мной Мария Манакова. Здравствуйте.

М.МАНАКОВА: Здравствуйте, здравствуйте. Давно не слышались.

Е.СУРОВ: Давно не слышались.

М.МАНАКОВА: И на эксперимент первой спихнули меня, естественно.

Е.СУРОВ: Но вам же слово «премьера» знакомо?

М.МАНАКОВА: Да, знакомо. Здравствуйте, уважаемые теле… фу ты… радиослушатели! Сколько вас там?

Е.СУРОВ: Это не так важно. Постепенно будут набираться.

М.МАНАКОВА: Да? Я не знаю, может, их миллион.

Е.СУРОВ: Ну, миллиона пока нет. Но я думаю, что тысяч пятьсот наберется.

М.МАНАКОВА: Мне сын сказал, что человек десять, по идее, должно быть.

Е.СУРОВ: Человек десять должно, да. А у вас, когда вы в первый раз выходили на сцену, коленки дрожали?

М.МАНАКОВА: У меня всегда коленки дрожат. Почти всегда.

Е.СУРОВ: Это правильно. Это означает, что вы хорошая актриса.

М.МАНАКОВА: Да? Я не знала, что, оказывается, достаточно того, чтобы коленки дрожали, - и тебя назовут хорошей актрисой. Спасибо.

Е.СУРОВ: Это недостаточное условие, но, я думаю, что необходимое.

М.МАНАКОВА: Да, это значит, что мне не все равно, я знаю это. Так же, как и в шахматах. Если человек волнуется перед партией, значит, ему не все равно, и из этого что-то может получиться.

Е.СУРОВ: Я напомню, что Мария Манакова – это шахматистка, женский гроссмейстер, актриса… Кто вы еще? Представьтесь.

М.МАНАКОВА: Я? Я не буду про себя хорошие вещи говорить.

Е.СУРОВ: Нет, ну чем вы еще занимаетесь?

М.МАНАКОВА: Я ужасная, отвратительная баба…

Е.СУРОВ: Нет, то, что вы ужасная, отвратительная, в этом у меня сомнений нет. Я спрашиваю, чем вы занимаетесь?

М.МАНАКОВА: По образованию я журналистка. А вообще я преподаю шахматы в школе, уже четыре года.

Е.СУРОВ: Ах вот так, да?

М.МАНАКОВА: И индивидуально тоже занимаюсь. Заодно и рекламу себе делаю. Но я дорогой преподаватель. Это мое основное место занятости. А что вы еще про меня сказали? Актриса, да, а что еще? Ой, да много чего.

Е.СУРОВ: Вот я вас и спрашиваю, что еще?

М.МАНАКОВА: Может, еще вспомню что. Ах да, пою еще, выступаю в концертах, вот. Я еще и певица.

Е.СУРОВ: А танцуете?

М.МАНАКОВА: Иногда да, когда надо. Но не выступаю. Один раз так выступила на концерте. Но танцы – это не моя часть. Вот Маша Фоминых – она вроде танцует, занимается этим. А я пою. И в театре играю.

Е.СУРОВ: Я думаю, что если создать такую группу – две Маши: Манакова и Фоминых, - то неплохо получится. Одна поет, другая танцует.

М.МАНАКОВА: Да-да. Но я не думаю, что мы с ней как-то сойдемся. Хотя был бы очень хороший дуэт. Если отбросить всякую шелуху, чисто бабскую, которая нас окружает, то очень хороший дуэт бы получился.

Е.СУРОВ: Знаете, я вчера, как и многие наверняка, прочитал большое интервью с вами на сайте Whychess и открыл для себя, что вы являлись секс-символом 2000-х годов.

М.МАНАКОВА: Да? Я вас поздравляю с таким открытием.

Е.СУРОВ: В связи с чем такое звание вам было присвоено, если можно так выразиться?

М.МАНАКОВА: Там же кто-то сказал в комментариях – по всей видимости, это был муж Погониной, - что я свою задницу показала, вот меня и провозгласили секс-символом. Все очень просто. Нет, на самом деле, я шучу. Конечно, если идея какая-то не ведет, то ничего и не будет. А идея была. Просто тогда я эту тему разрабатывала как журналистка, брала интервью, статьи писала о том, что если мы сами как шахматисты ничего не сделаем, а будем только клянчить деньги, то денег не будет. То есть будут одноразовые деньги. Поэтому нужна какая-то система, нужно что-то самим сделать, самим что-то дать. Я как женщина что могу? Я могу что-то заявить, сфотографироваться… А тут еще пришли из «Спид-Инфо», предложили фото-сессию, и, конечно, никто не думал… Я сказала, что я не буду ничего оголять однозначно. Но поскольку они меня мучили часов пять, и вроде ничего хорошего не получалось, то я случайно в конце… Они меня в такое состояние ввели, что я сбросила с себя платье, и сзади получился хороший снимок. И на следующее утро я проснулась звездой.

Е.СУРОВ: Вы наивная. К вам пришли из «Спид-Инфо», а вы думали, что ничего не будете оголять.

М.МАНАКОВА: Вообще да. Но я там ножку оголила, то, се… И вот на пятом часу уже…

Е.СУРОВ: То есть они вас четыре часа охмуряли, и к пятому часу получили то, что надо.

М.МАНАКОВА: Ну, кто кого охмурял… Потом они мне показали сразу, говорят: «Вот, наконец-то получился идеальный кадр!». Я говорю: «Да вы чего? Я же шахматистка, что скажут?». А потом думаю: да ладно! Наплевать, что называется. Жизнь коротка, и кто знает, к чему хорошему это все приведет. А это все привело к тому, что меня почему-то провозгласили секс-символом, типа кто захотел раздеться, кто на это решился. Решилась Манакова, об этом заговорили, ну и закрутилось, завертелось. И так это все и получилось. Но изначально идея была в том, что шахматы должны быть зрелищными. Я не верю в то, что кто-то может себя просто раскрутить, без какой-либо идеи, которая действительно, что называется, общечеловеческая и общенужная. Даже тот же Свешников… Ничего, что я говорю так много?

Е.СУРОВ: Конечно.

М.МАНАКОВА: Даже тот же Свешников - это же известный правозащитник. А он говорит: «Нет-нет, я свои интересы защищаю только, я очень индивидуалистичен». А на самом деле он при этом также продвигает идеи и миллионов шахматистов, когда отстаивает свои собственные идеи. Просто вокруг этой темы моей очень много всяких споров: мол, она для себя или для шахмат? Вот я сейчас и ответила на этот вопрос.

Е.СУРОВ: Нет, вы как раз не ответили. Возникает логичный вопрос. Вот вы снялись обнаженной… Кстати, это же было наверняка не один раз? Я-то видел, по крайней мере, несколько фотографий.

М.МАНАКОВА: Да какой обнаженной? Один раз только чуть-чуть мне попу приоткрыли, и все. А теперь разговоров об этом!

Е.СУРОВ: То есть другие фотографии, которые я видел, - это фотошоп или монтаж?

М.МАНАКОВА: А что вы видели? Я не знаю. Я видела какой-то порнографический сайт, где написано: «Мария Манакова». Туда заходишь, а тебя начинают бомбить какой-то порнухой. Вот это не я, сразу говорю. Я только чуть-чуть приоткрыла себя. Чуть-чуть сверху приоткрыла, чуть-чуть снизу, и то для разных фотосессий.

Е.СУРОВ: Грудь вы не открывали?

М.МАНАКОВА: А?

Е.СУРОВ: Грудь открывали?

М.МАНАКОВА: Я чуть-чуть, и то сейчас вот для этого Whychess. Я попросила сестру это замазать. Шахматисты у нас же целомудренные.

Е.СУРОВ: Не-ет, Whychess – там вы в одежде.

М.МАНАКОВА: А где вы меня видели с открытой грудью?

Е.СУРОВ: Где-то в интернете.

М.МАНАКОВА: Вот-вот, «где-то в интернете». Нигде вы не видели!

Е.СУРОВ: С полностью открытой, может, и не видел, но вы же сами понимаете, что мне достаточно чуть-чуть, чтобы я представил себе…

М.МАНАКОВА: Я думаю, что это ваша буйная фантазия, Женя.

Е.СУРОВ: Мы попутно заметим, что трансляция партий в Лондоне почему-то пока не начинается.

М.МАНАКОВА: Да? Может, они все опаздывают? У них есть правила, что нельзя опаздывать?

Е.СУРОВ: Нет, я думаю, что они просто слушают наш разговор. И, соответственно, слушая то, о чем вы сейчас говорите, начать партию просто нереально.

М.МАНАКОВА: Нужно просто дать им сигнал. Давайте. Ребята! Пора начинать играть в шахматы! Вы здесь для этого собрались! Я даю свой сигнал: на старт, внимание…

Е.СУРОВ: …Марш! Но у меня к вам на самом деле серьезный вопрос. Вы сказали, что ваша цель – пропагандировать шахматы. Но я все-таки не совсем понимаю. Себя вы пропиарили, будем говорить так.

М.МАНАКОВА: Да-да-да, я с этим согласна.

Е.СУРОВ: Секс-символом стали. А для шахмат-то что вы сделали? То есть какие изменения появились в женских шахматах?

М.МАНАКОВА: Вот смотрите. Я сейчас буду чисто фантазировать, давайте вместе. Вы открываете газету. Там, например: «Доминошник Попов нарисовал великую картину». Вы говорите: «Доминошник? Это что, спорт какой-то? Очень интересно». У вас просто отложилось в голове, вы пошли дальше. Следующее: «Доминошник Попов прокатился на оленях где-нибудь в пустыне». Опа, интересно! Доминошник там, доминошник там, там и там. И у человека складывается в голове, что это, оказывается, такой вид спорта, что он может быть интересным. А теперь представьте, что вы – спонсор, к вам приходят люди и говорят: «Слушай, проспонсируй домино». И у вас это просто всплывает. То есть я сейчас, конечно, фантазирую, это все не так прямолинейно. Но мы настолько закрыты от всего мира. На самом деле о нас в мире почти ничего не знают. Хорошо, в последнее время хоть чуть-чуть стали узнавать. И я чувствую в этом свою лепту тоже – что нормальные, обычные люди узнают о шахматах. Пусть даже через «Опа! Разделась шахматистка! Это же шахматист, это же невозможно, это же древняя игра! Там все такое целомудренное – и тут она разделась!». И это привлекло внимание.

Е.СУРОВ: Маша, но тогда просто я могу вам порекомендовать еще более действенный способ – вы просто придите на партию голой, и я вас уверяю, что по всем телеканалам это пройдет.

М.МАНАКОВА: А знаете, Женя, что я вам хочу сказать? Я задумала…

Е.СУРОВ: Вы задумали прийти на партию голой?!

М.МАНАКОВА: Нет, не голой. Ну что сразу «голой», что вы на этом зациклились? Это было уже. Я уже скоро бабушкой буду, а вы все «голой» да «голой»! Есть очень много интересных вещей. Мы с моими театральными друзьями придумали такое количество всяких театральных акций, всяких перфомансов на фоне шахматных турниров. Мы хотим это отснять и так далее. И вы не представляете, что это может быть! Мне просто на это нужно решиться. Сейчас вот в жизни тылы свою закреплю и займусь этим безобразием. Необязательно только сниматься голой.

Е.СУРОВ: Тылы, значит, закрепляете сейчас в своей жизни?

М.МАНАКОВА: Да-да.

Е.СУРОВ: Значит, необязательно быть голой, и у вас есть еще много идей на эту тему?

М.МАНАКОВА: Конечно. А что вы все «голой» да «голой»! Прямо все какие-то озабоченные. С кем ни поговорю – шахматисты вообще озабоченный народ! Я появилась где-то действительно с приоткрытой грудью, в «Шпигеле», так народ только ликовал и радовался: «Ура, ура, как здорово и вообще красота!». А у нас в шахматах чуть-чуть что-то приоткрыл, и всё, все шахматисты прямо с ума сходят: «Не трогайте нашу великую древнюю игру!».

Е.СУРОВ: А может, как-то попытаться увеличить силу своей игры? И если вы будете играть и наберете рейтинг за 2700, я вас уверяю, что вы популяризируете женские шахматы.

М.МАНАКОВА: Что, вот что тогда произойдет? Ну вот что? Есть у нас девушки и с 2500, и с 2700. И что дальше?

Е.СУРОВ: Ну, вы будете приходить на партию красивой, скажем так, в вызывающей одежде, и будете сражаться, допустим, в претендентском турнире с Крамником. Как вы считаете, спонсор пойдет на женский турнир тогда, когда вы его позовете, или он пойдет тогда, когда какой-то там ваш перфоманс увидит свет?

М.МАНАКОВА: Я не говорю, что я конкретно для спонсора делаю это. Я же вам сказала, что это не прямая цепочка. Я говорю, что каждый может что-то сделать. В моих силах… Я мечтала бы играть на рейтинг 2500, но у меня сейчас нет возможности заниматься по десять часов в день. У меня есть хороший тренер, но мы с ним договорились, что мне пока в жизни нужно закрепить тылы, без этого я не смогу достигнуть такого рейтинга. Естественно, я мечтала бы играть на такой рейтинг. И естественно, спонсор с бОльшим удовольствием проспонсировал бы 2500. У меня куча народу, в моей жизни есть бизнесмены, которые мне помогли в свое время абсолютно бескорыстно, проспонсировали какие-то мои турниры, мои поездки на первенство Европы и так далее. Конечно, они мечтали бы, чтобы я играла за 2500, и с большей радостью давали бы мне деньги. Но это невозможно. А я говорю, что в моих силах творить в той области, в той жизни, где я могу что-то дать. Сейчас, например, мне какую-то фотосессию сделать, где я была бы голой, - это просто смешно, согласитесь. Но зато я обладаю возможностью творить какие-то спектакли, какие-то перфомансы. Это в моих силах, и это я умею делать. Поэтому я могу внести этим свою лепту в шахматы. Кто-то меня спрашивает: а вот другие шахматистки, которые не очень красивые? Они пускай тоже подумают, как себя преподнести. Бывает какая-нибудь ну очень некрасивая теннисистка. Но как она себя преподносит! Какой она из себя делает образ, какой стиль потрясающий! Понимаете? И необязательно ей для этого раздеваться. Но что-то она делает реально, а не просто ходит и клянчит денег: «Знаете, я играю на 2500, дайте мне сюда денег!». Извините, что я так…

Е.СУРОВ: У вас еще будет шанс внести свою лепту в шахматы, поскольку участники супертурнира в Лондоне уже начали играть, можно сказать, по нашей команде.

М.МАНАКОВА: Да-да.

Е.СУРОВ: Я предлагаю сделать три минуты перерыв на песню, и после этого чуть больше внимания уделить шахматам.

 

ПЕСНЯ

 

Е.СУРОВ: Я благодарю всех тех, кто подключается к нам, слушает этот эфир. Вместе со мной на связи Мария Манакова, актриса и много кто еще. Она, кстати, так и не представилась, чем она еще любит заниматься, кроме как преподавать шахматы в школе. И дорогой, кстати, преподаватель. И с семи часов Генна Сосонко к нам присоединится, не отключайтесь.

Но вы сейчас-то в турнирах играете, выступаете в женских турнирах?

М.МАНАКОВА: Да-да.

Е.СУРОВ: Я не понимаю, как же вам это удается? У вас какой распорядок дня? У вас же спектакли, репетиции. Я напомню, кстати, нашим слушателям, если кто-то только что подключился, что на связи Мария Манакова – шахматистка, актриса, и вот на нашем сайте недавно появился репортаж с премьерного или даже лучше сказать – с пилотного спектакля на шахматную тему. Точнее, с шахматными… как это сказать?.. назовите это правильно, я даже не знаю.

М.МАНАКОВА: Просто о шахматах.

Е.СУРОВ: Да, о шахматах. На тему известных произведений.

М.МАНАКОВА: Да-да. Основная линия – это фильм Бергмана «Седьмая печать», когда человек просит отсрочки у смерти, которая к нему пришла, и предлагает ей сыграть в шахматы. И пока он играет… По фильму он спасает семью актеров. Но неважно, что он делает, важно, что он хочет сделать что-то осознанное. К сожалению, не каждому дается такая отсрочка.

Е.СУРОВ: Вы, кстати, знаете, что это – один из любимых фильмом Ароняна?

М.МАНАКОВА: Да? Очень хорошо. А вы знаете, что я с Ароняном пообщалась, и он молодец! Я его стала очень уважать.

Е.СУРОВ: Расшифруйте. Слово «молодец» мне ни о чем не говорит.

М.МАНАКОВА: Он меня порадовал. Он на меня такое хорошее впечатление произвел! Он такой вменяемый человек, и с чувством юмора, умный. Я, конечно, не знаю, сколько там всего отрицательного в каждом человеке, но он мне очень понравился. Я и так всегда за него болела, а теперь тем более буду болеть.

Е.СУРОВ: Так вот, я хотел спросить, какой же у вас распорядок дня, как вы еще и в турнирах умудряетесь играть?

М.МАНАКОВА: Я в шоке, я не успеваю, я не могу, я не справляюсь.

Е.СУРОВ: Не справляетесь – оставьте что-нибудь.

М.МАНАКОВА: Естественно, в какой-то момент я просто все оставляю, все посылаю, выключаю все телефоны, и меня нет ни для чего! Потому что я больше так не могу. Но я как-то умудряюсь, да. Я кручусь. Я мечтаю вообще купить себе дачу и вдали от всех, от мира уйти в полное одиночество и медитировать там. И забить на все. Потому что мне тяжело.

Е.СУРОВ: Вот так, да?

М.МАНАКОВА: Ну конечно, я не могу. Я кручусь невозможно как.

Е.СУРОВ: А вы устаете от людей? Хотите одна пожить?

М.МАНАКОВА: Конечно.

Е.СУРОВ: А мне всегда казалось, что наоборот, ваш конек – это общение.

М.МАНАКОВА: Естественно, я общаюсь, но я… А что вы спрашиваете?

Е.СУРОВ: Я спрашиваю, устаете ли вы от людей?

М.МАНАКОВА: Да, я устаю от людей, вообще от общения, я ухожу в себя. Хорошо, что часть своей жизни я посвящаю духовным вещам – медитациям, молитвам и так далее. Без этого меня бы просто не осталось уже.

Е.СУРОВ: В этом мы с вами похожи, кстати говоря. Да я думаю, что вообще каждому человеку рано или поздно необходимо побыть одному. Впрочем, мы уже ушли в какие-то слишком серьезные темы для разговора.

М.МАНАКОВА: Давайте не будем о серьезном. Давайте о нашем шахматном турнире.

***

Если бы меня спросили, я бы поставила 60 к 40. 60  - на Накамуру, потому что, я думаю, что он должен разозлиться на себя за тот последний турнир. Правда, Крамник тоже, но я не знаю, умеет ли он злиться. Я думаю, Накамура бы разозлился. Он должен хорошо сыграть.

Е.СУРОВ: А как вы думаете, как можно проверить, умеет ли Крамник злиться?

М.МАНАКОВА: Да у него на лице все написано, чего тут проверять? Он такой… как бы это сказать?.. Он просто гедонист на все сто. Наслаждается жизнью, радуется всевозможным грехам человеческим.

Е.СУРОВ: А вы вообще умеете разозлить мужчину?

М.МАНАКОВА: Еще как!

Е.СУРОВ: Часто вам удается это сделать?

М.МАНАКОВА: Нет, я стараюсь все сглаживать. И все, что было хорошо - то и замечательно. Но у меня такая черта – у меня все накапливается, а потом я все это как выплескиваю! И вот если человек меня любит, то ничего – я выплесну все и через минуту как новенькая. А если не все в порядке с мужчиной, то что-то происходит не то. Вот я как раз сейчас нахожусь в этом состоянии. Вы меня поймали в такой момент, когда у меня все под вопросом.

Е.СУРОВ: Когда что-то не то?

М.МАНАКОВА: Да-да. У меня что-то не то в жизни.

Е.СУРОВ: Но я надеюсь, что на меня не будет выплескиваться ничего?

М.МАНАКОВА: Женя, я вас обожаю! Вы такой журналюга – я вам уже говорила это, - что я вам все прощаю. Вы такой архипрофессионал, суперпрофессионал! Что бы вы ни делали, вы это делаете во имя журналистики. Даже все ужасное, что вы делаете, по отношению к людям, - это все во имя журналистики. И это все прощается вам.

Е.СУРОВ: Вы говорите, говорите, у нас времени много, и до подключения Генны Сосонко еще минут двадцать.

М.МАНАКОВА: Но у меня двадцати минут не хватит, если я начну о вас говорить.

***

М.МАНАКОВА: Нет, я в дебютах ноль абсолютный, не спрашивайте меня об этом.

Е.СУРОВ: Что же вы секреты свои выдаете? Хотите в турнирах участвовать, хотите 2500 набрать, а выдаете. Сейчас весь мир слышит, что вы в дебютах ноль.

М.МАНАКОВА: Ага, весь мир сделает выводы. А вы знаете, что я вам скажу: вот я вышла на суперфинал, играла последнюю партию с женой Попова.

Е.СУРОВ: Как вы играли в суперфинале, я читал в интервью.

М.МАНАКОВА: Нет, нет, до! Как я туда попала. Я играю важнейшую партию, мне обязательно нужно выигрывать, и ей надо выигрывать. Всю ночь он говорит, этот Попов, гроссмейстер, что они готовились, он изучил все мои партии, понял что я играю офигенно в сложных позициях, и дебют. Все изучил, полное досье.  А я взяла и сыграла Каро-Канн, который сразу эндшпиль дает. И просто в эндшпиле я выиграла, буквально за пять ходов у меня была выигранная позиция. Он говорит: «Ты чего нам все карты спутала?». Я же великий путальщик карт.

Е.СУРОВ: Потрясающе.

М.МАНАКОВА: Ну конечно. И поэтому - я вас умоляю. И потом, мне все равно.

Е.СУРОВ: Вам все равно - что?

М.МАНАКОВА: Пусть весь мир ко мне готовится!

Е.СУРОВ: А вы еще и психолог хороший, судя по вашим словам.

М.МАНАКОВА: Да я игрок просто.

Е.СУРОВ: И не самый глупый игрок. В общем-то, не каждая женщина такой «ход конем», я бы сказал, сделает в решающей партии.

М.МАНАКОВА: Ну да, я люблю мутить воду, да.

Е.СУРОВ: А давайте заинтригуем слушателей и скажем, что…Вы уже говорили, что вы поете еще. И мы сделаем такой анонс, что чуть попозже, если слушатели с нами останутся, вы для них, и для нас, и для меня, конечно, еще споете в прямом эфире.

М.МАНАКОВА: Я бы могла, но если гитару не слышно…Ну ладно, договоримся, а пока...

Е.СУРОВ: Договоримся, конечно, гитару слышно, а пока песня. «На рассвете».

 

ПЕСНЯ

 

Е.СУРОВ: Еще раз спасибо всем, кто слушает в данный момент прямой эфир, мы вместе с Марией Манаковой, будем так говорить, следим за партиями первого тура супертурнира в Лондоне. Мария уже очень много интересного рассказала о том, что происходит в данный момент на досках, какие дебюты разыграны, рассказала о тонкостях этих дебютов, и мы это с удовольствием послушали. Мария Манакова – это известный гроссмейстер.

М.МАНАКОВА: Очень известный!

Е.СУРОВ: Не будем напоминать, чем именно известный.

М.МАНАКОВА: Да ладно, Женя, дальше поехали.

Е.СУРОВ: Шучу, шучу. В том числе и игрой. Кстати говоря, совсем неизвестный тем, что, оказывается, еще и хорошо поет. Вы сами в этом признались. И у меня к вам такой вопрос: сейчас споете или после семи часов, чтобы наш гость из Европы тоже послушал?

М.МАНАКОВА: Я не знаю.

Е.СУРОВ: Спойте сейчас, пожалуйста.

М.МАНАКОВА: Я вообще люблю петь, когда много народа сидит, когда меня видят, а сейчас же гитары слышно не будет.

Е.СУРОВ: То, что много народу – в этом можете не сомневаться, а то, что вас не видно, так что ж поделать. Я вас уверяю, я вам клянусь, что каждый мужчина, который сейчас слушает сайт Chess-News- а женщины к нам не заходят, как правило…

М.МАНАКОВА: Нет, я сомневаюсь.

Е.СУРОВ: …то они вас каждый сейчас по-своему представляют. Перед каждым вы сидите…

М.МАНАКОВА: Да вы такую отстойную фотографию поставили! [Речь идет о той фотографии, которая висела в анонсе, а не в этом материале - CN] Конечно, они меня «представляют», глядя на нее! Ужас какой-то, где вы ее нашли!

Е.СУРОВ: Признаюсь, я ее сам снял.

М.МАНАКОВА: Да? А, понятно. Больше таких не ставьте.

Е.СУРОВ: Ну в следующий раз поставлю из интернета. Тут что-нибудь найду, сами понимаете… Так вот – мы вас представляем. А давайте, может быть, вас представить как-то? Или вы сразу?

М.МАНАКОВА: Перед вами – долгожданная! Неповторимая!

Е.СУРОВ: Учительница шахмат в школе!

М.МАНАКОВА: Да-да, училка! Ну чего, поем?

Е.СУРОВ: Кстати, а вы какой класс учите, детей какого возраста?

М.МАНАКОВА: Первые классы. А сейчас на меня навесили еще пятые и шестые. Я с детьми работаю.

Е.СУРОВ: Они на сайт Chess-News не заходят, нет шансов, что они сейчас вас услышат?

М.МАНАКОВА: Нет, слава Богу!

Е.СУРОВ: Ну ничего, ладно.

М.МАНАКОВА: Они и так радуются моим успехам, когда я приезжаю. Когда я чемпионкой Москвы стала, все так ликовали! В общем, дети меня любят. Меня любят дети, мужчины и собаки. В последнее время женщины стали любить.

Е.СУРОВ: А чего же вы еще-то хотите? Кто еще может любить? Женщины, мужчины и собаки.

М.МАНАКОВА: Нет, женщины – мало. Вот нормальные женщины меня любят. Те, которые состоялись в жизни в достаточной степени. Вот они меня любят. Мы с ними подруги. Ладно, я пою. Все это глупости.

Е.СУРОВ: Давайте.

М.МАНАКОВА: Я спою романс, который я в основном пою.

Е.СУРОВ: Маш, я от вас что угодно сейчас буду рад услышать.

М.МАНАКОВА: Я, правда, скорчилась тут, в три погибели свернулась, чтобы было слышно гитару. Ну ладно.

 

(поет романс «А напоследок я скажу»)

 

Е.СУРОВ: Вы слышите, я высмаркиваюсь, слезу вытираю… У меня все течет - из носа, из глаз…

М.МАНАКОВА: Ой кошмар! Ну ладно, в другой раз спою нормально.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • In English
    Г.СОСОНКО: Пресс-конференция закончилась, огромное количество народа. Аплодисменты и всё остальное. Шахматисты признали, конечно, что было много ошибок, и что шансы колебались, и неожиданны две партии, которые Гарик проиграл. Но в последней партии взял реванш за всё. Сейчас закрытие происходит. Мы в эфире?

  • Сегодня в четвертом туре женского гроссмейстерского турнира фестиваля "Москва опен" китайская шахматистка Джао Сю одержала победу над лидировавшей до этого со стопроцентным результатом Батхуяг Монгонтуул. Сразу по окончании поединка победительницу подкараулил у выхода корреспондент Chess-News Евгений Суров.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Магнус Карлсен и Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы. Попросили очень быстро, и первый вопрос Магнусу: второй «Оскар» подряд, что вы думаете на этот счет? Насколько я помню, в прошлом году вы что-то говорили, что непонятно, по каким критериям отбирается игрок. А в этом году что думаете по поводу своего успеха?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Я невидимой цепью
    Был прикован к «Chess-news».
    Есть предел раболепью -
    Скоро рухнет союз!

    Здесь Сутовский с Сосонко,
    Суров, Сидоров (зам) -
    Шутят умно и тонко…
    Да и Свешников сам.

  • Е.СУРОВ: Для начала скажите, как вы себя чувствуете?

    В.ИВАНЧУК: В принципе, все хорошо, я себя хорошо чувствую. То есть никаких проблем нет, я вполне могу продолжать турнир и надеюсь, что все будет хорошо.