С разрешения Шабалова

Время публикации: 23.11.2011 02:30 | Последнее обновление: 23.11.2011 02:08

«Я лег заболевающим, а проснулся больным. Мне вдруг показалось, что осенняя тьма выдавит стекла, вольется в комнату, и я захлебнусь в ней, как в чернилах».

Выходной день – позади, и дух Дома Пашкова, таинственный, подавляющий, прохладный и отрезвляющий, вновь дает о себе знать.

Уходя корнями еще в восемнадцатый век, это здание находило свое место в каждой эпохе. Появившись на свет в качестве семейного особняка, Пашков Дом в будущем побывал и музеем, и Дворянским институтом, и публичной библиотекой СССР.

И все же, рискну предположить, что едва ли не наибольший шарм этому месту придает тот факт, что с ним связаны события, описанные в знаменитом романе Булгакова «Мастер и Маргарита».

«На закате солнца, высоко над городом на каменной террасе одного из самых красивых зданий в Москве, здания, построенного около полутораста лет назад, находились двое: Воланд и Азазелло. Они не были видны снизу, так как их закрывала от ненужных взоров балюстрада с гипсовыми вазами и гипсовыми цветами. Но им город был виден почти до самых краев».  

Цитата известнейшая и уже поднадоевшая, но, как вы можете заметить, вовсе не указывает конкретно на Дом Пашкова. Литературоведам пришлось провести целое расследование, чтобы вычислить, где же все-таки находится место, описываемое в этой части романа. В ход пошли мельчайшие детали, вплоть до направления тени шпаги Воланда и неопознанных лачуг, обреченных на снос. Но, объединив усилия с историками-географами российской столицы, разгадка была найдена.

Близкое знакомство с величественным зданием, наблюдающим Кремль, неизбежно накладывает отпечаток. Теперь с легкостью можно согласиться со словами Петра Свидлера, что ГУМ, при всем к нему уважении, с таким местом как Дом Пашкова даже не конкурирует. Неоспоримый шаг вперед с точки зрения организаторов.

Хотелось бы также вызвать легкое чувство зависти у тех, кто так и не побывал пока на Мемориале Таля, имея такую возможность, но отказавшись от нее в пользу видео-трансляции. Во-первых, вы рискуете так и не почувствовать на себе всю роскошь и энергетику здания. Во-вторых, вы так и не воспользуетесь возможностью поучаствовать в живом обсуждении происходящего на досках с десятками единомышленников.

И в-третьих, вы не получите замечательных подарков, которые предусмотрены для гостей турнира.

Список этот с легкостью можно продолжить, но я, как живой свидетель всего происходящего, просто искренне порекомендую вам побывать на «живом» Тале.

Что же касается самих партий и результатов тура, то здесь уже сложно обойтись без улыбки. Снова пять ничьих… И снова каждая по своему сценарию. Как иронично заметил Марк Глуховский после очередного боевика с ничейным исходом, «давно мы не видели интересных ничьих!»

Хотя кривить душой не будем, не все партии тура оказались действительно интересными. Поединок Иванчук – Ананд получился слегка искусственным, будто прошли  боевые учения с холостыми патронами. Окружающие ожидали от старейшины Василия Михайловича настоящего боя! И Карлсен,

и Аронян застывали перед его доской, надеясь, что украинский гроссмейстер сможет навязать чемпиону мира игру.

Но борьбы как-то совсем не получилось: разменяв почти все фигуры, соперники оформили пакт о ненападении троекратным повторением.

Впрочем, на пресс-конференции Ананд опроверг предположения, что Иванчук изначально был настроен на ничью и, руководствуясь этим, выбрал спокойный дебют. Виши обратил внимание, что Василий всегда действует с ним по похожей схеме: сначала разыгрывает не самый амбициозный вариант, а потом пытается его оживить. И часто у него это получается. Но не сегодня…

«Мы говорим с тобой на разных языках, как всегда, но вещи, о которых мы говорим, от этого не меняются…»

Сначала казалось, что партия Аронян - Гельфанд посоревнуется с вышеописанным поединком по уровню безликости. Но обладатель белых фигур с некоторого момента начал делать самые точные ходы, наращивая мелкие преимущества, забрался конем на с6 и уже начал подумывать о поиске выигрыша,

как вдруг последовала неточность в виде 25.g3, вместо 25.h3. После чего черные мобилизовались и уравняли позицию, зафиксировав впоследствии ничью уже с позиции силы.

Позже, на пресс-конференции выяснилось, что гроссмейстеры на протяжении всей партии по-разному оценивали позицию. Аронян полагал, что у него чуть ли не решающий перевес, а Гельфанд считал позицию скорее равной. Взвесив все за и против, соперники пришли к компромиссному выводу, что если у белых где-то и был перевес, то в варианте с 25.h3.

Отчитавшись, гроссмейстеры не спешили уходить, с интересом застыв у экрана, где еще транслировались оставшиеся партии.

Все три позиции казались перспективными с точки зрения результативности. Уверенно уравнявший черными Свидлер вскоре заставил Карлсена защищаться. Но норвежец в очередной раз сделал это хорошо: с доски ушли почти все фигуры, а победы так и не нашлось. Скорее наоборот, черным в конце пришлось искать единственные ходы. Знакомый сценарий в этом турнире.

«Еще одну бы такую пешечку… И я бы победил», - подумал Магнус.

Одной пешечки не хватило и Непомнящему, в очередной раз с дебюта  бросившемуся во все тяжкие. Карякин, в свою очередь, не отставал – пожертвовал ферзя.

Так на доске образовалась позиция, слабо поддающаяся оценке. Но вот незадача: когда дым развеялся, на горизонте вновь появилась богиня мира Эйрена  – и вскоре ничья была оформлена. Коллеги по сборной особенно не расстроились такому исходу.

Очень творчески и раскрепощенно играет в этом турнире Крамник.

А Накамура во всех соревнованиях действует творчески и раскрепощенно.

Поэтому сегодня мы были обречены стать свидетелями их изысканного интеллектуального побоища. И оно состоялось: шахматисты приковали к себе внимание зрителей и не выпускали его вплоть до последнего хода.

Однако… ничья.

Таким образом, за три последних тура ни одной результативной партии. Это уже не ничейный дождь. И не ливень. Это - наводнение.

Товарищи гроссмейстеры, мы всё понимаем, но все-таки не нужно воспринимать реплику Александра Шабалова так дословно…


  


Смотрите также...

  • Восьмой и предпоследний тур Мемориала Таля началася с уникального для нашего вида спорта события!

  • Четвертый и пятый туры Мемориала Таля продолжили традицию "ни партии без борьбы!". Шахматный зритель, наконец, подтянулся к месту действа в достаточном количестве (пусть и во многом из-за праздников). Дом Пашкова ожил. Игра с удвоенной энергией стала изобретать свои "вечнозеленые".

  • — Хотим Петра! И еще хриплый голос: — Хотим царем Ивана… На голос кинулись люди, и он затих, и громче закричали в толпе: «Петра, Петра!»

    Неимоверное количество болельщиков у Петра Свидлера. Последний тур, являвшийся для него лишь формальностью с точки зрения турнирного положения, и завершившийся первым на всей дистанции поражением, ничего не изменил.

  • Эльмира Мирзоева стала победительницей очередного блицтурнира, прошедшего в ТТЦ "Останкино". Максим Орлинков, занявший второе место, отстал от победительницы на целых два очка. Лидировавший на старте Александр Спичкин остался в итоге на третьей позиции.

  •  Казалося, ну, ниже
    Нельзя сидеть в дыре,
    Ан глядь: уж мы в Париже

  • Дом Пашкова в последний раз в этом году принимает участников Мемориала Таля.


    "На войне - как на войне. Шансы еще есть".

  • В третий выходной день поединка на первенство мира в Москве прошло сразу три шахматных мероприятия. Одно из них - матч между сборной блондинок и брюнеток. Годом ранее блондинки были буквально разгромлены, в этот раз - взяли не менее убедительный реванш.

  • Сегодня в Вейке превосходная погода. И безветренно, и солнце светит, и даже немного греет.

  • 25 декабря телевизионный центр "Останкино" решил отправить на праздничные каникулы идущий сейчас командный кубок и провести рождественско-новогодий блиц-турнир.

  • В Московском Доме фотографии открылась тематическая шахматная выставка. На ней собрали лучшие фотоснимки, сделанные в двадцатом веке, а также шахматные комплекты, подаренные музею шахмат в этот период.