Еще кое-что о Гашимове и Барееве

Время публикации: 09.11.2011 23:51 | Последнее обновление: 09.11.2011 23:51

Во-первых, вынужден принести извинения за то, что на нашем сайте появилась сначала непроверенная, а затем все-таки проверенная, но, тем не менее, оказавшаяся ложной информация о том, что с Вугаром Гашимовым в матче пятого тура с Францией случился приступ эпилепсии. Делаю это потому, что понимаю: диагноз - штука тонкая; одно неосторожное слово может серьезно ранить кого-то из тех, кто сильно переживает за человека.

Так вот, у Гашимова действительно поднялось кровяное давление до 220. Скажу больше: я сегодня заходил в турнирный зал и понял, что в том, что случилось с азербайджанским игроком, нет ничего удивительного. В зале очевидный недостаток воздуха. Жара. Духота. Плохо может стать кому угодно. Если я сам побежал к выходу через пять минут, то что говорить о шахматистах, которым приходится сидеть там часами...


Есть еще и во-вторых. Руководитель российских сборных на этом чемпионате Евгений Бареев на страницах "Советского спорта" как никогда живо и красочно описывает различные неприятности, которые случаются, как правило, с игроками не его команд. После второго тура он рассказал о том, как чех Виктор Лазничка сполз со стула, а после пятого - как "свалился" (кавычки Бареева) со стула Вугар Гашимов. Причем абзац имеет весьма заметный подтекст:

"То, что случилось через час после начала тура, не могло привидеться и в страшном сне: в матче лидеров Азербайджан – Франция последние необычайно удачно разыграли дебют на четных досках белыми и уравняли на нечетных. Один из лучших шахматистов мира Вугар Гашимов растерянно смотрел на доску, не находя удовлетворяющего его хода. Как рассказывают, в какой-то [момент - прим. CN] он просто как Лужин (герой романа Набокова «Защита Лужина») «свалился» со стула и потерял сознание. Потом уже, возникнут разные версии – удар, давление..."

Обратите внимание на фразу "как рассказывают". Самого Евгения Бареева в этот момент в зале не было - он находился на собрании капитанов (заметим, не будучи капитаном). И вот на основании неких рассказов он решает столь красочно поведать о том, как Гашимов "свалился со стула". Ну хорошо, это ему рассказали. Но откуда тогда Евгений Ильгизович знает, что "Вугар Гашимов растерянно смотрел на доску, не находя удовлетворяющего его хода"? Перед этой фразой не указано "как рассказывают". Значит, это утверждение. 

А теперь самое интересное. Гашимов со стула не падал. Когда он почувствовал себя плохо, то встал, пошел к одному из выходов и уже там - применяя терминологию Бареева - "свалился", а точнее - сел на лестницу. Об этом рассказывает сам пострадавший. И подчеркивает: "Со стула я не сваливался. Такого не было".    


  


Смотрите также...