Сильвио Данаилов: "Скоро на шахматы будут смотреть совсем по-другому"

Время публикации: 02.11.2011 19:09 | Последнее обновление: 06.11.2011 00:35
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

In English

Е.СУРОВ: Это Chess-News, здравствуйте. Меня зовут Евгений Суров, и на связи со мной, могу сказать откровенно, долгожданный гость Сильвио Данаилов, президент Европейского шахматного союза. Здравствуйте, Сильвио!

С.ДАНАИЛОВ: Здравствуйте, добрый день!

Е.СУРОВ: Вы год назад стали президентом, заняли эту должность. Я вас еще спрошу о том, что сделано за этот год, и вообще о роли Европейского шахматного союза в мировых шахматах, и какую роль играет эта организация для шахматистов. Я к этим вопросам еще обязательно вернусь, но прежде всего мне хотелось бы узнать вот о чем. Совсем недавно прошел конгресс ФИДЕ в Кракове, на котором вы тоже были, как я понимаю. О чем там говорили, мы знаем очень мало, если не сказать, что вообще не знаем. И у меня сразу возникает вопрос: как вы думаете, с чем связано то, что никто ничего официально не сообщает? Прошло вроде бы важное мероприятие, а общественность не знает ничего.

С.ДАНАИЛОВ: Мне отвечать за ФИДЕ трудно, потому что все-таки они должны дать отчет о том, что там случилось и о чем они говорили. Мне как-то неудобно говорить за них. У них есть веб-сайт, должна быть какая-то пиар-служба, которая должна информировать всю прессу, медиа. У нас такое есть, мы это сделали, и каждую неделю мы делаем newsletter нашей федерации, которое регулярно дает информацию о нашей деятельности. И у нас есть пиар-служба, которая регулярно, каждую неделю (помимо newsletter) информирует всех журналистов и все федерации в мире о том, что мы делаем. То есть у нас все абсолютно прозрачно. Почему они никого не проинформировали – об этом я ничего не могу сказать.

Е.СУРОВ: Но вы сами за открытость?

С.ДАНАИЛОВ: Абсолютно. Первое, что я сделал, когда стал президентом, - это сказал, что у нас будет пиар-служба, пиар-директором мы назначили господина Христова. И каждую неделю – уже сорок восемь раз вышло newsletter – мы будем информировать о том, что происходит в Европе. Что мы делаем, как мы делаем – у нас все абсолютно прозрачно и открыто. А за ФИДЕ я не могу отвечать. Поскольку я президент Европейского шахматного союза, я являюсь членом президентского совета ФИДЕ, но это и все.

Е.СУРОВ: Насколько я понимаю, одним из самых важных на этом конгрессе был вопрос об увеличении стоимостей для шахматистов, организаторов, федераций – это то, о чем мы писали, в частности, до конгресса. Можете рассказать, что по этому вопросу было принято, что не принято?

С.ДАНАИЛОВ: Еще месяц тому назад, когда вышли эти предложения… Там вообще порядок такой: комиссии должны все предложения представить в письменном виде, а потом уже конгресс должен их принять. Когда эти предложения были вынесены на рассмотрение, многие из европейских федераций, включая испанскую, голландскую, в официальных письмах – и письма, и звонки были, - высказали мысль, что такого нельзя допускать, потому что в шахматном мире будет хаос. И вообще это все не очень хорошо обдумано. Тогда я тоже обратился с официальным письмом от своего имени и от имени Европейской федерации, где писал, что эти меры нужно еще серьезно обдумать, проанализировать. Не надо их сразу предлагать или принимать на конгрессе. И случилось то, чего я и ожидал: сами комиссии ФИДЕ не предложили ничего, о чем говорилось. А раз комиссии не предложили, то и конгресс эти пункты не рассматривал.

Е.СУРОВ: А, то есть просто не поставили на повестку дня?

С.ДАНАИЛОВ: Не поставили на повестку дня, потому что сами комиссии поняли, что это слишком рано, что нужно было все хорошо обдумать, не надо было так спешить. Поэтому этот вопрос не рассматривался на повестке дня вообще.

Е.СУРОВ: Хорошо, а какие вопросы тогда рассматривались?

С.ДАНАИЛОВ: Не могу сказать, что было что-то новое. К примеру, рассматривался вопрос финансовый: ФИДЕ объяснила, что потратила официально 900 тысяч евро на суд с пятью федерациями, до выборов в Ханты-Мансийске. Они объясняли, почему они потратили столько денег. И потом начали объяснять, что сейчас будет еще один суд: судятся федерация Англии и Грузии, потому что президент ФИДЕ номинировал пятерых вице-президентов, а должен был номинировать двоих, по уставу ФИДЕ. И сейчас идет новый суд, и ФИДЕ опять несет большие расходы на этих судах. Это был один из вопросов, который ставился: почему такие большие расходы - больше миллиона? А это ведь деньги всех федераций, которые тратятся на адвокатов и на другие дела.

Е.СУРОВ: Я правильно расслышал, что сейчас судятся федерации Англии и Грузии?

С.ДАНАИЛОВ: Да-да.

Е.СУРОВ: Потому, что Кирсан Илюмжинов номинировал не двоих, а пятерых вице-президентов?

С.ДАНАИЛОВ: Да-да. Поэтому они судятся, а суд очень дорого стоит. И если они потратили 900 тысяч на первый суд, то сейчас непонятно, сколько они потратят на второй. Надо сказать, что это большие деньги, и это очень болезненно отражается на бюджете федерации, как я понимаю.

Е.СУРОВ: Из моих источников мне стало известно, что в вопросе вот этих финансовых растрат неоднократно звучало имя и Каспарова.

С.ДАНАИЛОВ: Да? В каком смысле?

Е.СУРОВ: Якобы его тоже обвиняют в том, что ФИДЕ приходится тратить лишние деньги. Я, к сожалению, не могу совсем уж точно сказать, потому что меня там просто не было. Но я думал что-нибудь услышать от вас на этот счет.

С.ДАНАИЛОВ: У них такая теория, что… Это были пять федераций: Франция, Швейцария, Соединенные Штаты Америки, Англия и Германия, - которые судились на первом суде, на который ФИДЕ израсходовала 900 тысяч евро. И сейчас идет второй суд, по которому тоже будут очень большие затраты, - против Грузии и Англии. И у них есть такая теория, что якобы Каспаров выступает за эти федерации и спонсирует их судебные расходы.

Е.СУРОВ: То есть стоит за всем этим?

С.ДАНАИЛОВ: Они обвиняют его в том, что он стоит за всем этим. Но, опять-таки, надо иметь какие-то доказательства, которых я лично не видел. Это во-первых. И во-вторых, все-таки с ФИДЕ судятся федерации, он лично с ними не судится. Так что трудно понять эти обвинения. Мне лично кажется, что это все теории. Может, это все действительно так, но доказать это невозможно. Потому что все-таки суд ведут федерации против ФИДЕ, а не Каспаров.

Е.СУРОВ: А чем закончились те суды против пяти федераций?

С.ДАНАИЛОВ: Насколько я знаю – в деталях ничего не могу сказать, - они закончились тем, что никто ничего не выиграл. То есть ФИДЕ доказало, что номинация президента была правильная, но юридически выиграли пять федераций. Я не большой специалист в делах права. В принципе, самой большой тратой были 900 тысяч евро. И на простой вопрос делегата от Голландской федерации господина Хамерса: «Мы хотим узнать по пунктам, на что были потрачены эти 900 тысяч?» - ответа не было. Ответа мы не получили. А сейчас у них грядет второй суд, который тоже будет очень дорогой. И, как я понимаю, у них финансовая проблема.

Е.СУРОВ: Интересно было бы узнать, каково финансовое положение Европейского шахматного союза? Скажем, с вашим приходом, в течение последнего года, оно стало лучше, хуже?

С.ДАНАИЛОВ: За один год трудно поменять многие вещи. Я, конечно, стараюсь, но… Во всяком случае, не хуже. А я думаю, что и улучшилось, хотя не могу сказать, что намного. Мы сейчас в процессе, работаем над этим… Во-первых, надо сказать, что есть большая инерция, которая мне досталась в «наследство». Когда я стал президентом, место проведения соревнований уже было определено на два года вперед. Я в первую очередь начал работать на новые соревнования. Мы сейчас разрабатываем маркетинговую стратегию, развиваем пиар-стратегию, коммерческие структуры. Но все это нельзя сделать за год. Все это идет медленно, и результаты будут видны в конце моего президентского срока. Но наше финансовое состояние неплохое, грех жаловаться. Не могу сказать, что оно так уж сильно улучшилось, но, во всяком случае, никак не ухудшилось.

Е.СУРОВ: В марте этого года президент Турецкой шахматной федерации Али Нихат Язычи, с которым у вас, как я понимаю, сложные отношения, в своем открытом письме сказал о том, что у вас есть должники. Федерации должны вам деньги, но вы с них не собираете, и при этом не нашли ни одного спонсора за шесть месяцев деятельности – это он тогда писал. Вы согласны с этим?

С.ДАНАИЛОВ: Да, у нас есть должники, но у ФИДЕ тоже очень много должников. Должники всегда есть, и это нормальный процесс. Но должники постепенно выплачивают, и это тоже нормально. Если они не выплачивают, у них нет права голоса. Так что обычно до Генеральной Ассамблеи все должники выплачивают свои долги. Поэтому я здесь не вижу проблемы. Конечно, у Федерации есть финансовые трудности, но всегда эти вопросы решаются, рано или поздно. Так что это нормальный процесс, как в любом бизнесе. В любом бизнесе люди имеют долги. А что касается того, что я не нашел спонсоров – пока не нашел, это правда. Но Европейский союз создан в 1985 году, имеет 26-летнюю историю, и за 26 лет никто пока не нашел частных спонсоров. А от меня ждут чудес за шесть месяцев. Я извиняюсь, но мне нужно время. Ты же не становишься гроссмейстером за один день в шахматах. Ты сначала начинаешь играть и становишься сначала кандидатом в мастера, потом мастером, потом международным мастером, а потом уже гроссмейстером. Я не могу прийти - и сразу найти тысячу спонсоров, это работа, на которую нужно время. В конце срока можно будет судить о моей деятельности, а не первые шесть месяцев.

Е.СУРОВ: Кстати, а какой у вас срок президентства?

С.ДАНАИЛОВ: До следующей Олимпиады 2014 года.

Е.СУРОВ: Ага, четыре года.

С.ДАНАИЛОВ: Да, четыре года.

Е.СУРОВ: А какова вообще основная задача Европейского шахматного союза? Как бы вы ее сформулировали?

С.ДАНАИЛОВ: Во-первых, Европа – самый активный континент, в ней проводится наибольшее количество соревнований в мире. Я думаю, что Европа – это основной континент по активности, по игрокам, по мероприятиям. Самые главные из них проводятся в Европе, так что… Какова задача? Задача у меня всегда была одна – сделать шахматы реально профессиональным видом спорта и попытаться вывести их на другой уровень – не только как спорт и игру, но и на уровень социальной жизни, то есть просто даже на бытовой уровень. Пропагандировать шахматы не только как спорт, но и как культуру, как воспитание для детей. И, конечно, создать коммерческий продукт, который можно продать. Потому что это пока никто не сделал. Пока все шло по инерции, другим способом. Но я пытаюсь. То, что я создал в Болгарии, я буду пытаться сделать и в Европе, - то есть вывести шахматы на совершенно новый, профессиональный коммерческий уровень.

Е.СУРОВ: Кстати, об этом самом профессиональном коммерческом уровне. Насколько я помню, когда в 2010 году проходил матч Топалов – Ананд, вы продавали права на трансляцию партий. То есть ни один сайт не мог транслировать партии матча, не выкупив у вас права, правильно?

С.ДАНАИЛОВ: Да.

Е.СУРОВ: А вы считаете, что... Нет, я понимаю, что, с точки зрения менеджмента, какого-то профессионализма, это, наверное, правильно, если сравнивать с футболом или хоккеем. Но все-таки шахматы – это же сейчас такая ниша, в которой… Я просто не представляю, много ли существует изданий, тем более, Интернет-изданий, которые могут позволить себе выкупить права на трансляцию партий. Это просто никто не может сделать. Может быть, получается наоборот, что вы занимаетесь не пропагандой шахмат, а делаете так, что они не показываются?

С.ДАНАИЛОВ: Почему? Это очень просто. У меня есть спонсоры, у меня есть сайт. Мои спонсоры заинтересованы, чтобы люди шли на мой сайт, а не бегали по другим сайтам, потому что мы теряем рекламодателей. И это нормально: я нашел деньги, нашел спонсоров, мы все организовали, и потом – почему мы должны раздавать наш труд бесплатно везде? Я этого не понимаю. Это как с рестораном – ты арендуешь помещение, готовишь кухню, нанимаешь повара, официантов, а потом любой может прийти и кушать бесплатно? Для этого нужен ресторан? Я этого не понимаю. Не понимаю, почему люди считают, что шахматы должны быть бесплатными. Я должен работать, спонсоры должны работать, большая федерация должна работать, организовывать это дело. А потом все бесплатно наш продукт не только берут – потому что если только берут, то это понятно, - но они его еще перепродают своим зрителям. Это уже, по-моему, называется на любом языке воровством. Я пытаюсь это объяснить, но не понимаю, почему люди не понимают. Это очень просто, как в любом бизнесе. Почему телевидение показывает платно, скажем, футбол? По тем же самым причинам. Потому что люди должны понять: если ты хочешь посмотреть хороший спектакль, каким был матч Ананд – Топалов, - а это был очень хороший шахматный спектакль, - то за это надо платить. Потому что это стоит очень много денег – организовать и все сделать. Призовой фонд был два миллиона евро.

Е.СУРОВ: Опять же, из знаменитой мартовской истории с Генеральной Ассамблеей Европейского шахматного союза я помню, что там одним из пунктов повестки дня были авторские права на ходы партий. Вы за то, чтобы авторские права были введены?

С.ДАНАИЛОВ: Абсолютно. У нас есть комиссия, которая проработала правила, и сейчас будет внесено предложение на Генеральной Ассамблее в Греции, я думаю, что оно будет принято. И, конечно, я «за». Я – за защиту организаторов, за защиту спонсоров. Если кто-то хочет организовать турнир – пожалуйста. Или нашел спонсоров, нашел всё и хочет, чтобы все пришли смотреть партии на его сайт, - это его право, это нормально. И закон должен его защищать. Так что, естественно, я «за».

Е.СУРОВ: А как это будет выглядеть? Проходит какой-то европейский турнир, скажем, европейский клубный Кубок. И там играются партии. И что, если сайт не заплатит, то он не будет иметь возможность распространять ходы, которые были сделаны в партиях этого соревнования? Правильно я понимаю?

С.ДАНАИЛОВ: В принципе, идея такая, но я думаю, что об этом говорить еще рано. Но идея такая, что ты, как минимум, должен просить разрешения у нас. Если ты не получаешь этого разрешения, ты не можешь транслировать партии. Необязательно ты должен платить. Ты можешь разместить у себя нашу рекламу, есть разные бартеры. Но основной принцип: ты не можешь воровать просто так, без разрешения. Это касается любого сайта. Ты должен попросить: «Могу ли я?..». Если ты не просишь разрешения и не получаешь, ты можешь, конечно, транслировать. Но потом ты идешь в суд, и суд решает, кто прав, кто виноват. Но просто так брать готовый продукт… Потому что все-таки… Возьмем любой сайт – у него своя аудитория, сайт транслирует партии, а она смотрит. То есть они используют наш продукт бесплатно. Я думаю, что это неправильно. Надо получить разрешение, и необязательно платить деньги. Могут быть разные виды договоренности. Но в идеале, я думаю, что за спортивный творческий спектакль надо платить. А организаторам надо попытаться окупить часть своих расходов – я думаю, что это нормально.

Е.СУРОВ: Но речь идет об авторских правах именно организаторов? Не шахматистов? Вы знаете, наверное, что Евгений Свешников много лет ратует за то, чтобы еще и шахматисты имели авторские права на партии.

С.ДАНАИЛОВ: Этот уже совсем другой вопрос. Евгений Свешников, может быть, прав, но я говорю только об организаторах. Потому что организатор приглашает шахматиста, он ему платит, он создает все условия, чтобы шахматисты имели, скажем, большой призовой фонд, хорошую гостиницу, большой игровой зал, все-все-все. Спонсоры – это большая работа. И потом, естественно, шахматист, если он согласился играть, доволен, он не имеет претензий. То есть если я плачу кому-то деньги, приглашаю на турнир в Софии, он хочет гонорар или призовой фонд – неважно. Он получает все, что он хочет. А потом  у него больше не может быть претензий. Дальше все права принадлежат организаторам, это нормально.

Е.СУРОВ: В последнее время мы часто – я бы сказал даже, что очень часто, - видим вас вместе с Каспаровым. Как правило, речь идет о вашей новой затее, программе «Шахматы в школы». Вы можете рассказать об этом поподробнее? У вас что, тесное сотрудничество с Каспаровым началось?

С.ДАНАИЛОВ: Когда меня выбрали… У меня была, конечно, предвыборная программа, и одним из основных пунктов был «Шахматы в школы». Лично я никогда не занимался шахматами в школах, я занимался, в основном, профессиональными шахматами. Я был менеджером, промоутером, организатором, создал Большой Шлем и так далее, все об этом знают. Но для «Шахмат в школах» я был, так сказать, любителем. Но я знал, что Каспаров имел фонд в Америке, и там он довольно успешно работает. И шахматы в школах сейчас есть практически во всех американских штатах. И там же работает Михаил Ходарковский – директор всей этой программы. У них очень большой опыт. Я связался с ними, предложил сотрудничество, чтобы мы сделали такое же в Европе. Объединили бы усилия и попытались сделать так же в Европе, потому что у меня были контакты в Европейском парламенте в Брюсселе. Он согласился, мы начали работать, открылся офис «Kasparov Chess Foundation» в Европе. Он нашел хорошего знакомого, бельгийского бизнесмена, одного из лучших менеджеров Бельгии Яна Коллеварта, который согласился возглавить комиссию Европейского шахматного союза по «Шахматам в школах». Туда вошли и Полгар, и Малькольм Пейн, и Лео Баттести, и Йон Добронотеану – очень серьезные люди, которые любят шахматы и хотят работать. При этом спонсоры нашли для такого дела 100 тысяч евро. Эта комиссия создала очень хорошую программу, которую мы с большим успехом презентовали только сейчас, месяц назад, в Брюсселе, в парламенте перед 150 еропейскими депутатами. Так что я очень-очень доволен, потому что, думаю, что за год мы проделали очень большую и очень успешную работу. Сейчас будет письменная декларация этих депутатов о том, чтобы внедрять официально «Шахматы в школы» в 27 странах Евросоюза. Потом как раз в следующем году Европейский парламент, в котором будет 780 депутатов, должен за программу проголосовать. Чтобы ее утвердили, нужен 51 процент голосов. То есть нам нужно, чтобы где-то 390 депутатов проголосовали за нее. И тогда уже шахматы официально будут… То есть будет рекомендация Европейского парламента во все 27 стран ввести шахматы в школы официально как школьный предмет, детям от 6 до 9 лет или от 6 до 12 лет, по два часа в неделю.

Е.СУРОВ: Как обязательный предмет?

С.ДАНАИЛОВ: Нет, здесь тонкий вопрос. Конечно, как обязательный предмет – это идеально. Но пока непонятно. Может быть, это будет факультативный предмет, но сильно рекомендуемый. На это будут выделены деньги из Европейского союза, потому что в нем есть фонд на культуру и на образование. И если это все пройдет, я думаю, что шахматы выйдут уже на совсем другой – социальный – уровень. Шахматы будут не только как спорт и игра, но и как воспитательный предмет в школах. И это будет очень большой успех. Но я не хочу забегать вперед, нам еще предстоит очень большая работа, нужно это лоббировать, получить 390 голосов, а это не так просто. Но я оптимист. Я склоняюсь к тому, что в следующем году мы, может быть, сумеем добиться этой рекомендации. И тогда уже на шахматы будут смотреть совсем по-другому.

Е.СУРОВ: Еще неизвестно, кстати, что лучше – обязательный предмет или факультативный.

С.ДАНАИЛОВ: Да-да, неизвестно, что лучше. Обязательный предмет имеет свои недостатки. Я сейчас ничего не могу сказать, это зависит от Европейского парламента – как они решат эту проблему. Для меня оба варианта приемлемы. Конечно, первый – это вообще грандиозный успех, но и второй – тоже очень-очень хорошо. И я буду очень гордиться, если мы доведем это до конца.

Е.СУРОВ: А в Болгарии есть сейчас в школах предмет «шахматы»?

С.ДАНАИЛОВ: Нет, в Болгарии пока нет. Он есть во многих школах, но это пока не централизовано. В Европе сейчас только одна страна успела это сделать – Армения. Я недавно был в Ереване, у них все замечательно, блестящая шахматная коллегия, просто блестящая! Шахматы введены во всех школах уже как обязательный предмет. И всё работает замечательно. Но там проведена очень большая работа, благодаря президенту страны и федерации Сержу Саргсяну, гроссмейстеру Смбату Лпутяну и всей армянской федерации. Они провели замечательную работу. Армения – единственная страна, где шахматы – обязательный предмет в школах. Мы у них можем очень многому научиться.

Е.СУРОВ: Скажите, а чем отличается ваша программа «Шахматы в школы» от ФИДЕвской программы «Шахматы в школы»? Ведь они пропагандируют практически то же самое.

С.ДАНАИЛОВ: Я не знаю, какая у них программа.

Е.СУРОВ: То есть вы, можно сказать, являетесь в этом конкурентами?

С.ДАНАИЛОВ: Нет-нет, почему конкурентами? Мы работаем централизованно, я не знаю, как работают они. Потому что их программу «Шахматы в школы» я не видел. Насколько я знаю, у них был какой-то план ввести шахматы в школы на один год, экспериментально и в трех странах: в Словении, Словакии и Швеции. Но ничего более точного я не скажу, не интересовался. У нас все конкретно – есть централизованная программа, есть Европейский парламент. А что у них творится, я не знаю, сильно не интересовался, честно скажу. Потому что все-таки Европа – это 54 федерации, а в ФИДЕ – 160. У них намного труднее задача, конечно.

Е.СУРОВ: Ваши отношения с ФИДЕ нельзя назвать идеальными, да?

С.ДАНАИЛОВ: Ну, что значит «нельзя назвать идеальными»? Думаю, что отношения нормальные, рабочие. Конечно, мы расходимся во мнениях. Я говорю то, что думаю, и если они делают что-то хорошо, то я их поздравляю, а если делают что-то не очень хорошо – критикую. То же самое и они. Я думаю, что все нормально, и не вижу никаких проблем.

Е.СУРОВ: А если вернуться к судебным делам, то мы знаем из информационных сообщений, что президент Турецкой шахматной федерации подал в суд на вашу организацию. Можете что-то сказать по этому поводу? Каковы прогнозы? Когда будет это судебное разбирательство, и будет ли оно вообще?

С.ДАНАИЛОВ: На нас подали в суд… Это интересно: на ФИДЕ подали в суд потому, что она нарушила устав: вместо двоих вице-президентов они назначили пятерых. А на нас подали в суд, потому что мы соблюдали статус, всё делали абсолютно по правилам, по закону. И на нас подали в суд просто потому, что человек недоволен нашим решением, это его право. Я абсолютно уверен, что этот суд мы выиграем.

Е.СУРОВ: А каким решением недоволен?

С.ДАНАИЛОВ: Решением, которое мы приняли, что в 2013 году детский чемпионат Европы будет проходить в Черногории. А другой чемпионат – клубный – мы отдали Греции. Потому что по документам у них было самое лучшее предложение, и за них проголосовали абсолютно все – 9 против 0. Так что мы здесь соблюдаем законы. А на днях мы выиграли другой суд – у нас был судебный процесс с другой федерацией, с Хорватской, которая судилась с нами, потому что мы якобы неправильно дали клубное первенство Европы-2012 Израилю, Эйлату. Этот суд мы выиграли, и выиграем суд с Турецкой федерацией, я абсолютно в этом уверен. Потому что у нас все правильно, мы не нарушили ни одного пункта нашего Регламента, нашего Устава и наших законов. Я понимаю, что турки недовольны, потому что они надеялись, что они могут получить один из этих чемпионатов. Но, к сожалению, предложения Черногории и Греции были намного лучше всех остальных. Правила обязали нас дать соревнования этим двум странам. Конечно, мы живем в демократии, и любая федерация может подать на тебя в суд, если она чем-то недовольна. И если суд принимает жалобу, то суд будет. Но у меня нет никаких сомнений, что мы выиграем, как выиграли только что другой суд. Потому что у нас все абсолютно прозрачно и по правилам.

Е.СУРОВ: Али Нихат Язычи говорит о том, что у вас не просто разногласия, а это идет с тех пор, как было ваше соперничество на выборах президента ЕШС. Вы согласны с этим? В этом есть доля истины?

С.ДАНАИЛОВ: С моей стороны - абсолютно нет. Когда закончились выборы, если вы помните, был подписан контракт с Турецкой шахматной федерацией о том, что она должна провести индивидуальный женский чемпионат Европы. Они официально в декабре – за три месяца до проведения чемпионата – отказались от его проведения. Я мог бы подать на них в суд, но я этого не сделал, потому что не хочу терять время и силы на суды. Как видите, благодаря моим друзьям в Грузии и благодаря нашему близкому другу Маиру Мамедову, который выступил спонсором, мы организовали в мае блестящий чемпионат в Тбилиси. Нам повезло, что как раз были юбилеи Чибурданидзе и  Гаприндашвили, и мы сумели это отметить. Так что у меня к господину Язычи ничего личного нет. Выборы прошли - я просто забыл.

Е.СУРОВ: Если ничего личного нет, то почему все-таки идет не скажу, что война, но какое-то такое грубое противостояние? Может быть, как-то пойти навстречу друг другу, прийти к согласию, пожать руки?

С.ДАНАИЛОВ: Мы давно пожали руки. Мы часто разговариваем. По телефону. Проблем между нами нет. Это нормально, это как политические партии. Или правительство и оппозиция. Мы выиграли выборы, но у нас есть оппозиция. А в оппозиции есть люди, которые считают, что мы многие вещи делаем неправильно. Это в любом парламенте так, поэтому ничего личного здесь нет. Они защищают свои интересы, мы защищаем свои. Так что я надеюсь, что в следующем году они организуют в Турции Европейский индивидуальный чемпионат среди женщин, который они хотели. Мы согласились, чтобы в следующем году они…

Е.СУРОВ: Они получили право, да?

С.ДАНАИЛОВ: У них было это право, мы просто его подтвердили. Язычи сказал, что они сделают рекордный призовой фонд в 150 тысяч евро. Пожалуйста, я очень счастлив и сказал ему: «Вперед!». Пока еще контракт не подписан, но я надеюсь, что все будет нормально, и что первенство пройдет в Турции.

Е.СУРОВ: Конечно, счастливы, ведь 20 процентов – или сколько там? – будут отчисляться в Европейский шахматный союз.

С.ДАНАИЛОВ: Это не самое главное, скажем так. Самое главное, что для шахматистов… В этом году мы сделали рекордный призовой фонд на этом чемпионате. И если все будет нормально, то в следующем году будет еще лучше. Так что мы работаем для шахмат.

Е.СУРОВ: Сильвио, вы по-прежнему являетесь менеджером Топалова?

С.ДАНАИЛОВ: Конечно.

Е.СУРОВ: Вы знаете, наверное, что у Веселина достаточно много поклонников, в том числе и в России, среди русскоговорящих любителей шахмат. И, конечно же, они задают вопрос на протяжении последнего года, может быть, полутора лет: что случилось с Веселином? Почему он так редко играет? А там, где играет, результаты, скажем прямо, не выдающиеся.

С.ДАНАИЛОВ: Объяснение очень простое. Он сильно был разочарован проигрышем Ананду, потому что, за исключением двух партий, которые Ананд отыграл хорошо – четвертой и восьмой, - всю остальную часть матча Ананд сидел в глухой обороне. И Веселин считал, что упустил очень хороший шанс. Особенно в десятой и одиннадцатой партиях – эти партии были с большим перевесом, но он не смог его дожать. Ну, в последней надо было делать ничью, повторять ходы, а он рискнул сильно – и проиграл. И это стало для него большим ударом, потому что реально он считал, что сильнее и что должен был выиграть этот матч. Конечно, в своей стране, перед собственной публикой… Это был большой удар для него, большой. И он потерял интерес. Потому что такой матч отнимает очень много энергии, моральных и физических сил. Он потерял интерес и мотивацию играть на несколько месяцев. Потом женился. Конечно, когда ты женишься, ты хочешь немножко побаловать свою жену и себя, немножко погулять…

Е.СУРОВ: Не до шахмат.

С.ДАНАИЛОВ: Не до шахмат. И, конечно, когда ты не работаешь, когда у тебя нет мотивации, понятно, что результаты там, где ты выступаешь, не будут выдающимися. Это понятно ему и, наверное, всем. Но я думаю, что это нормальный, чисто жизненный процесс. Ему нужно время, чтобы отойти от того матча. Потом все-таки женитьба – это большие перемены, новый этап в твоей жизни. Это семья, это новые обязательства... Нужно немножко подождать, когда у него появятся мотивация и желание снова начать работать. Потому что в шахматах, если ты не работаешь, то, конечно, никаких результатов не будет. А когда мотивация и желание работать вернутся, тогда и он вернется. Но пока мы ждем.

Е.СУРОВ: Пока ждем. То есть мы видим его имя в составе участников в Вейк-ан-Зее, но, судя по всему, подготовка пока не идет полным ходом?

С.ДАНАИЛОВ: В Вейк-ан-Зее он сыграет, потому что, во-первых, наш хороший друг, организатор Йерун Ван дер Берг так хотел. Мы и так три года подряд отказывались. И, опять-таки, нужно уже все-таки начать. Прошло достаточно времени, пора бы уже начать играть. Не могу сказать, насколько он подготовится к этому турниру, но я видел, когда он играл с ирландской сборной, что уже начало проявляться желание и мотивация. Интерес к шахматам вернулся – а это самое главное. Так что сейчас он сыграет в командном чемпионате Европы в Греции. А там посмотрим, как пойдут дела. Повторяю: если будет мотивация и желание работать, он легко снова станет очень сильным. Но все-таки человек – не машина, он нуждается в отдыхе, нуждается в другом взгляде на жизнь. И необязательно всю жизнь играть в шахматы.

Е.СУРОВ: Ну что ж, Сильвио, у нас с вами получился такой разговор, в основном, о Европейском шахматном союзе, о политических вопросах. Но если вы желаете, то, конечно, вы можете сказать все, что хотите по поводу событий пятилетней давности. Вы, конечно, знаете, что Владимир Крамник сделал в последнее время ряд заявлений, в том числе на нашем сайте. Если вы считаете сейчас уместным этих вопросов коснуться, то – пожалуйста. Если в следующий раз и отдельно – я тоже готов  в любой момент вам предоставить… В общем, как хотите.

С.ДАНАИЛОВ: Нет, мы не заинтересованы трогать эту тему. Я думаю, что в свое время все было сказано. Нам это вообще неинтересно, у нас много других планов. Нет никакого интереса ни общаться, ни отвечать господину Крамнику. Пусть говорит и делает, что хочет, после Элисты для нас он не существует. Это абсолютно неинтересная для нас тема и неинтересная личность. У нас совсем разный жизненный путь, и эту тему мы давно забыли и не хотели бы возвращаться ни в полемику, ни отвечать – пусть делает, что хочет и как хочет.

Е.СУРОВ: Понятно. Спасибо большое. Обычно шахматистов в конце спрашивают об их творческих планах, о ближайших турнирах. А каковы ближайшие крупные планы у вашей организации? Какие-нибудь крупные сюрпризы готовятся?

С.ДАНАИЛОВ: Сейчас будет командный чемпионат Европы, и потом начинается обычный календарь. Мы стараемся его расширять, увеличивать призовые фонды, стараемся сделать шахматы более популярными, постараемся ввести софийские правила на всех европейских чемпионатах в следующем году, постараемся ввести права на партии и обязательный дресс-код, чтобы шахматисты не приходили на партии, как на ринг.

Е.СУРОВ: Это на всех европейских соревнованиях, да?

С.ДАНАИЛОВ: Да. Потому что люди должны понимать, что это – профессиональный спорт. И что если ты хочешь денег, ты должен спонсоров и организаторов уважать и появляться на людях в приличном виде, посещать пресс-конференции, общаться с журналистами и так далее. Это самое главное. Но у нас есть и другие планы, их много, но я не понимаю, почему люди думают, что я – маг, и что я сделаю все за год. Это долгая работа, которая потихоньку дает свои плоды, но не сразу.

Е.СУРОВ: Все эти вопросы, которые вы перечислили, - вы их будете отстаивать на ближайшей Генеральной Ассамблее, да?

С.ДАНАИЛОВ: Да-да. Комиссия уже проработала все эти предложения, и я думаю, что проблем не будет.

Е.СУРОВ: Это когда состоится?

С.ДАНАИЛОВ: Пятого ноября.

Е.СУРОВ: А, пятого ноября, во время чемпионата Европы!

С.ДАНАИЛОВ: Европейские турниры будут уже более профессиональными, чем раньше. Но это со следующего года.

Е.СУРОВ: То есть вы считаете, что эти вопросы будут приняты? Вы уже уверены в этом.

С.ДАНАИЛОВ: В жизни никогда не можешь быть стопроцентно уверенным, но на прошлой Ассамблее мы согласились, что все это, в принципе, правильно. Просто они решили, чтобы комиссия внесла конкретные предложения и проработала их. Комиссия уже эти предложения внесла, все готово, и сейчас я ожидаю, что, конечно, мы получим добро от Генеральной Ассамблеи.

Е.СУРОВ: Большое спасибо! Это был Сильвио Данаилов.

In English


  


Смотрите также...