Алексей Ветров: "Вот вам, пожалуйста - и Леко, и Морозевич"

Время публикации: 17.10.2011 10:39 | Последнее обновление: 17.10.2011 10:41
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте. Это Chess-News, мы на Кубке губернатора Саратовской области по шахматам, и перед нами сегодня Алексей Ветров – директор турнира и вдохновитель всей шахматной деятельности Саратовской области. Алексей, расскажите, как вообще родилась идея проведения этого турнира? Что можете сказать на нынешнем этапе – что получилось, что нет, что нравится, что не нравится, какие общие впечатления?

А.ВЕТРОВ: Добрый день! Вообще откровенно вам скажу, идея о проведении  данного соревнования родилась достаточно давно, может быть, еще где-то годика полтора назад, не удивляйтесь. Наша шахматная команда «Экономист СГСЭУ», если вы знаете, была дважды чемпионом Еврокубка, среди клубных имеется в виду. И получилось так, что как только мы выиграли чемпионат Европы в Македонии два года тому назад, понятно, что в Саратове все были очень довольны этим результатом – может быть, даже несколько неожиданным результатом, потому что мы не были рейтинг-фаворитами соревнования. И уже тогда один из, можно сказать, вдохновителей и спонсоров не только нашего университета, но и всех саратовских шахмат – конечно, я подчеркиваю, что один из - Владимир Александрович Динес, ректор нашего университета, уже тогда высказал мысль о проведении какого-либо сильного шахматного турнира. Ровно через год, когда наша команда снова стала чемпионом Европы среди клубных команд в Пловдиве в Болгарии, понятно, что эта идея опять-таки стала актуальной. И на встрече с губернатором Саратовской области Ипатовым Павлом Леонидовичем консенсус был найден. Дальше все закрутилось, фактически турнир был поставлен еще где-то в феврале-марте этого года. То есть сроки этого соревнования – октябрь – были утверждены, участники турнира тоже были утверждены практически сразу. Планировалось, что играть будет наша команда, то есть участники нашей команды – восемь участников «Экономиста СГСЭУ». Но не знаю теперь, как говорить: к сожалению или к счастью, - но Ян Непомнящий не смог принять участия в данном турнире, он как член команды отказался от проведения и участия по объективным причинам, и его заменил в нашем соревновании Александр Морозевич. Это абсолютная правда. Изначально Морозевича не было в списке приглашенных гостей, потому что… Нет, бесспорно это шахматист уникальный, шахматист очень сильный, можно даже сказать выдающийся. Но изначально была сделана оценка всех шахматистов нашей команды «Экономист СГСЭУ», и планировалось пригласить исключительно иностранных шахматистов, то есть с иностранным паспортом. Поэтому вначале мы пригласили Алексея Широва - за то, что он просто выдает порой шедевры и играет очень здорово. Мы пригласили Бориса Гельфанда, который отказался по объективным причинам – я думаю, читатели поймут, по каким: у него скоро матч, он готовится. Руслан Пономарев также не нуждается ни в каких рекомендациях и рекламных акциях – это один из сильнейших шахматистов мира, чемпион мира, олимпийский чемпион. И четвертым участником стал Никита Витюгов, близкий друг нашего ведущего шахматиста Жени Томашевского и просто очень хороший и сильный шахматист и человек. Но, еще раз повторяю, Гельфанд не смог принять участия в соревновании, он предупредил заранее, и сразу же была найдена замена в лице Петера Леко – также очень сильного прославленного венгерского шахматиста. И, как я вам уже сказал, в последний момент Яна Непомнящего заменил Александр Морозевич.

Е.КЛИМЕЦ: То есть получилось, что тот, кто, грубо говоря, вскочил в последний вагон, теперь тут всем дает мастер-класс?

А.ВЕТРОВ: Да. Как представитель сборной Дании по футболу, так получается. Как мы, некоторые шахматисты, шутим между собой.

Е.КЛИМЕЦ: Вот как?

А.ВЕТРОВ: Да, так очень часто бывает – когда в последний момент кто-то получает шанс играть в сильном соревновании и занимает первое место. Такое бывало не раз.

Е.КЛИМЕЦ: А вот Петер Леко – он достаточно долго отсутствовал, то есть практически не играл в шахматы, а вы его пригласили. Это что – звезды сошлись, и вы подумали, что он все-таки приедет, согласится? Либо по каким-то рекомендациям? Раскройте секрет.

А.ВЕТРОВ: Конечно же, рекомендации были по кандидатуре Петера Леко, обманывать я вас не буду. Я разговаривал лично с главным арбитром соревнования Александром Григорьевичем Бахом. Но я думаю, что Петер Леко опять-таки не нуждается в рекомендациях, это один из сильнейших шахматистов мира. И то, что он не играл, как вы сказали, относительно долгое количество времени – полгода-год, - это даже нам было на руку, потому что всегда приятно увидеть сильного шахматиста, спустя какой-то промежуток времени. И вот вам, пожалуйста, и Петер Леко, вот вам и Александр Морозевич – он тоже не выступал какое-то время, долго не играл в серьезных шахматах. Поэтому наш ректор двумя руками «за» поддержал такую идею – приглашение Петера к нам на турнир, и я думаю, что все остались довольны.

Е.КЛИМЕЦ: Безусловно. Турнир получился очень свежий, и, видимо, это была самая главная цель?

А.ВЕТРОВ: Главная цель была - собрать сильных шахматистов и провести турнир на достаточно высоком уровне. На самом деле вряд ли кто-то думал о свежести тогда, когда турнир только сверстывался. По-хорошему, это какой-то домашний турнир. Потому что, во-первых, домашняя атмосфера; во-вторых, родные игроки. Если вы посмотрите историю создания саратовской команды «Экономист СГСЭУ» и посмотрите, кто играл за эту команду два, три, четыре, даже пять лет назад, то вы увидите те же самые фамилии. Поэтому все игроки, которые сейчас выступают здесь, у нас, в Саратовском государственном социально-экономическом университете, - это наши родные игроки. И еще раз повторяю, что даже те приглашенные игроки – может быть, не все, но, по большому счету, половина из них, - это тоже наши родные игроки. Потому что у нас складываются очень хорошие, дружеские отношения, в первую очередь, с россиянами. С иностранцами, возможно, нет, по тем причинам, что мы не так часто общаемся друг с другом. Но среди российских шахматистов все очень уважают друг друга и хорошо друг к другу относятся.

Е.КЛИМЕЦ: Еще хотела спросить по поводу как раз приезжих шахматистов. Так получилось, что, в принципе, все – русскоговорящие, и все шахматисты могут между собой общаться, правильно?

А.ВЕТРОВ: Да.

Е.КЛИМЕЦ: У вас в свободный день был футбол. Вот когда вы формировали команды, вы учитывали какие-то дружеские отношения?

А.ВЕТРОВ: Откровенно говоря, да. Не все участники принимали участие в соревновании, не было буквально нескольких: Широва, Леко, Пономарева, Витюгова. Остальные все принимали участие. Также играли в футбол и секунданты, и некоторые арбитры. Честно говоря, в начале команды поделились чисто по принципу: команда «Экономист СГСЭУ» против всех остальных. Матч закончился со счетом 13:12 в пользу «Экономиста». Как вы понимаете по счету, играли достаточно долго. Потом мы переделились немножко по другому принципу: играла Россия против всех остальных. За весь мир играли украинцы, играл китаец НиХуа, один из секундантов – Зубарев, украинец – принимал участие. Мы усилили эту команду нашим саратовским штатным спортивным журналистом Сергеем Сквозняковым. В принципе, можно сказать, что состав сборной мира был неплохой. Тем не менее, второй матч они проиграли с довольно крупным счетом. Честно говоря, я даже уже и не помню, какой был счет – порядка 8:2, 8:3 в пользу россиян. Как я уже передавал, одними из лучших в коллективе были опять-таки сильнейшие на данный момент  Александр Морозевич и Евгений Томашевский, забившие наибольшее количество голов.

Е.КЛИМЕЦ: То есть они и в футболе форварды?

А.ВЕТРОВ: Да, и в футболе им все удавалось на пять с плюсом.

Е.КЛИМЕЦ: Отлично. Вот вы задели тему клубных чемпионатов, Еврокубков. Хотелось бы спросить: сейчас активно обсуждается тема формулы проведения, за и против. Ваш взгляд? «Экономист» дважды побеждал, в этом году не получилось. Что можете сказать по поводу формулы, по поводу впечатлений?

А.ВЕТРОВ: Сначала все-таки расставим точки над «i» по поводу формулы. Я еще четыре года назад господину Кутину писал письмо о том, чтобы изменить формулу проведения чемпионата. Понятно, что семь туров – это абсурд для такого турнира. Скажем, если, не дай бог, команда проигрывает пол-очка или два очка, то она практически выбывает и имеет не такие большие шансы поучаствовать в распределении призовых мест. Призовые-то еще можно, но первое – очень тяжело. Поэтому еще четыре года назад я написал письмо Кутину. Ответа изначально не последовало, потом, спустя месяца два, пришел ответ о том, что, к сожалению, мы не можем перейти на такую систему. Хотя изначально такие предпосылки были, потому что кроме меня подключился еще и Володя Быков – президент Шахматной федерации Санкт-Петербурга, начальник команды «Финэк» и сейчас вот СПб ШФ. Были и другие активисты. Но, спустя какое-то время, я как экономист понял сам, почему не могут перейти на девять туров в данном соревновании. По той простой причине, что в Европе гораздо проще взять отпуск за свой счет на одну неделю. Поэтому если сейчас, в этом году, у нас принимали участие 62 коллектива, 62 команды из различных стран мира, то если бы турнир проводился не в семь туров, а в девять, по нашим скромным подсчетам, было бы не 62 коллектива, а 40-45. Потому что игроки просто-напросто не могут уезжать со своих основных работ на такое длительное количество времени. И за счет массовости, за счет привлечения более слабых команд, понятно, что этот турнир в лице организаторов выигрывает. Но опять-таки, российские команды – может быть, не только российские, но и украинские, немецкие команды, сборные других стран – достаточно сильны. И хотелось бы сыграть – это не только мое мнение, но и мнение других организаторов и менеджеров команд, - чтобы команд было в итоге меньше, но они были бы сильнее.

Е.КЛИМЕЦ: То есть в этом и заключалось ваше предложение, которое вы делали четыре года назад?

А.ВЕТРОВ: Совершенно верно. Девять туров, чтобы команд чуть поменьше, чтобы было меньше проходных матчей. Но это уже немножко другое соревнование, и вряд ли кто пойдет нам навстречу.

А вообще, отвечая на ваш вопрос, по Словении, можно сказать, что в принципе все было организовано на достаточно высоком уровне, как таковых нареканий ни у меня, ни, тем более, у игроков никаких не было. Воздух чистый, машин нет, горы, красота, размещение достаточно хорошее, игровые условия тоже достаточно хорошие. Но в этом году, как вы сказали, не совсем все у нас получалось – мы проиграли «Томску». Абсолютно не вынужденное поражение. Несмотря на то, что средний рейтинг игроков нашей команды несколько выше, практически это учитывать нельзя по той причине, что команда Томска, да и другие команды, достаточно сильны, и может быть абсолютно любой результат. Но более обидным было другое. После того, как мы проиграли «Томску», мы одержали несколько хороших побед, у нас были достаточно приличные соперники: в последнем туре мы играли с очень сильной командой из Москвы – с чемпионом России все-таки. Бились до конца. И москвичи хотели нас обыграть, и мы их хотели обыграть. В итоге одни из сильнейших команд сыграли между собой вничью, и заложник этой системы – Новый Бор из Чехии – выпрыгнул и в итоге занял третье место по дополнительным показателям. Вот это, конечно, было немножко обидно. По той причине, что Новый Бор на тот момент сыграл только с «Томском» из всех сильных сеяных команд, и то проиграл этой команде. И больше он не встречался ни с одной из сеяных команд.

Е.КЛИМЕЦ: Здесь, кстати, возникает закономерный вопрос: если уже, как вы говорите, делать ставку на массовость команд, может, тогда стоит говорить об увеличении призового фонда? Ведь призы, по большому счету, символические. То есть команда не претендует в случае победы даже на окупаемость себя.

А.ВЕТРОВ: Что касается призового фонда – всем было бы приятно, если бы он увеличился. Но я не вижу никаких предпосылок, откровенно вам скажу. Просто потому что на этом турнире организаторы в большей степени зарабатывают деньги, в первую очередь, на проживании. Потому что цены на проживание в гостинице вырастают практически в два с половиной, а то и в три раза. Это я вам говорю абсолютно официально. Потому что, позвонив даже за неделю до соревнования как частное лицо, как турист в гостиницу, где будут проживать шахматисты, и попросив забронировать номер, вы узнаете, что вам предложат те же условия по совершенно другим расценкам. Если же вы скажете, что вы не турист, а шахматист, игрок данного турнира, то вас отправят к другому оператору или к другому организатору, и расценки будут совершенно иные. Те призы, которыми нас обеспечивают, - это по сути, те же триста евро, которые каждая команда скидывается как турнирный взнос. Деньги тоже небольшие. Мне, например, кажется, что это слишком маленький турнирный взнос. Понятно, что его нужно увеличивать, и за счет турнирных взносов, может быть, поднимать призовой фонд. Потому что Европейский шахматный союз не дает призовых денег на проведение данного турнира. То есть он их как бы дает,  но это абсолютно смешные суммы, их даже нечего сравнивать с призовыми, скажем, в Российской лиге, где и Российская шахматная федерация, и иногда спонсоры выделяют достаточно приличные суммы на призы. Но такова система, и я не думаю, что эта система будет меняться, и кто-то что-то поменяет в ближайшее время.

Е.КЛИМЕЦ: То есть вас, по большому счету, устраивает то, что есть?

А.ВЕТРОВ: Игроков, конечно, нет. Но игроки играют не за призы. Они играют за гонорары. И порой гонорар игрока превосходит тот приз, который он в итоге получит, даже если займет первое место. Просто даже в разы. Представьте, если игрок получает, предположим, за турнир, 10 тысяч евро, а команда занимает первое место и получает 11-12 тысяч евро, которые делятся на всю команду. Пусть даже игрок получит 1-1,5 тысячи евро, то в любом случае эта сумма гораздо ниже, чем его гонорар. Поэтому игроки все-таки играют не за призовые деньги, они в большей степени играют за гонорары. А здесь они просто представляют интересы своего клуба, своей страны.

Е.КЛИМЕЦ: А если посмотреть на эту ситуацию с точки зрения клуба? Грубо говоря, какую пользу для себя извлекает из этого клуб?

А.ВЕТРОВ: Пользу в чем?

Е.КЛИМЕЦ: Я не знаю. Видимо, финансовой пользы никакой нет. То есть нет никакой возможности себя окупить. Владельцы команд, организаторы просто вкладывают в это деньги, не получая никакой отдачи. Получается так?

А.ВЕТРОВ: Практически да. Отдачи нет.

Е.КЛИМЕЦ: А что тогда они получают? Каков интерес? Вот какой интерес создать клуб? К примеру, есть какой-то меценат. Он готов создать клуб, вложить деньги в шахматы. Что он получит взамен на сегодняшний день?

А.ВЕТРОВ: Откровенно вам скажу, шахматы – это тот самый вид спорта, где отдачу получить практически невозможно. Кроме того, что тебя будут знать, о тебе будут хорошо говорить, и ты можешь как менеджер, как организатор сделать сам себе какую-то рекламу, никаких дивидендов больше не будет. Взять даже один из сильнейших российских клубов, «Санкт-Петербург», бывший «Финэк», команда из города Санкт-Петербурга. Их финансирует «Газпром» на сегодняшний момент. Состав команды – это питерские шахматисты, несколько приглашенных шахматистов, но это не тот состав, который на голову был бы сильнее всех остальных команд российской Премьер-лиги. И если второй год подряд на чемпионате Европы SOCAR собирает практически звездные коллективы – я не могу вдаваться в подробности, сколько они платят гонорары, но действительно посмотрите по именам: составы звездные, - то в российской Премьер-лиге приблизительно четыре-пять коллективов имеют одинаковые составы. Тем не менее, Питер спонсирует «Газпром». Сами понимаете – «Газпром» это «Газпром». Только расходы. То, что «Газпром» пошил форму для всей питерской команды, и все мы знаем, что их спонсирует «Газпром», - да, это хорошо. Мы радуемся, а кто-то, может быть, и завидует питерской команде. Но в принципе, отдачи никакой нет. Даже если команда занимает первое место - это опять-таки расходы. Потому что когда команда приезжает к себе на родину, в честь нее устраиваются какие-то банкеты, какие-то приемы и, может быть, еще какие-то дополнительные призовые. Но все эти призовые идут уже ни в коллектив, ни в команду как таковую,  ни менеджерам команды, ни организаторам, - все эти расходы идут опять же на игроков этой команды. А доходов я не вижу абсолютно.

Е.КЛИМЕЦ: Получается что вы, как руководитель команды, как менеджер в этой сфере, не знаете, что можно было бы сделать с этим?

А.ВЕТРОВ: Да это невозможно. Если правильно говорят, что шахматы – совсем не зрелищный вид спорта, нельзя передавать трансляции, - то смотрите футбол, баскетбол, хоккей. Они же живут, особенно в Америке, не за счет того, как играют команды сами по себе. Они живут за счет рекламных средств, за счет телетрансляций, за счет огромного количества атрибутики, которая продается на каждом углу. Если посчитать, сколько продается в год, извините, шапочек и шарфов данных коллективов – даже вот «Спартак» (Москва), один из самых наших прославленных клубов, или ЦСКА, или «Зенит» (Санкт-Петербург), - то это будут просто баснословные суммы. В шахматах такого нет. Мы же не будем продавать, простите, майку с Александром Моисеенко или Евгением Томашевским – маловероятно, что кто-то будет это покупать.

Е.КЛИМЕЦ: Не так массово точно, к сожалению.

А.ВЕТРОВ: Конечно. Поэтому сделать деньги на атрибутике невозможно. Сделать деньги на рекламе? Тоже вряд ли. Я отношусь ко всему этому достаточно скептически. Я, конечно, понимаю, что кроме престижа, кроме популяризации шахмат в отдельно взятом городе, больше нет ничего.

Е.КЛИМЕЦ: Но в Саратове, я так понимаю, шахматы – это один из ведущих видов спорта?

А.ВЕТРОВ: На сегодняшний день – да, один из ведущих. Наверное, вы правы. Действительно, после 2008 года, когда кризис коснулся не только США, как тогда говорили, но и Россия в том числе оказалась в кризисе, финансирование действительно было сокращено. Это коснулось и Саратовской области – финансирование сократилось на ведущие виды спорта: хоккей, футбол, волейбол, баскетбол. Почему шахматы сейчас в Саратовской области на слуху? Потому что команда «Экономист СГСЭУ» и отдельные шахматисты – это Женя Томашевский, это Дима Андрейкин, это Наташа Погонина, Баира Кованова в этом году очень удачно выступила, играла в Суперфинале женского чемпионата России по шахматам, другие шахматисты, я могу назвать и молодых шахматистов, они есть, - они на слуху. Действительно, у них был большой прогресс за последние месяцы и годы. Большое спасибо надо, конечно, сказать и нашему ректору Владимиру Александровичу Динесу. Я считаю, что как раз он – двигатель прогресса шахмат в Саратовской области. Этот человек не только может найти возможность провести такое крупное соревнование, наряду с правительством Саратовской области, министерством спорта и с нашей Шахматной федерацией, но и просто популяризирует шахматы. В других областях – например, в Москве, где он часто бывает в командировках. За последние годы – даже посмотрите на наш университет. Шахматный клуб у нас существовал, я вам скажу, с 1975 года. Это было небольшое помещение в цокольном этаже, где практически кроме шахмат и некоторых фотографий чемпионов мира, ничего больше не было. Собирались студенты, аспиранты, принимали участие в различных соревнованиях, как правило, местного уровня. Сейчас мы с вами находимся в совершенно другом помещении. Шахматный клуб достаточно добротный, практически оснащен всем, чем только можно. Это и любая техника компьютерная, и прекрасный инвентарь, новейшие шахматные часы. Все то, что нам было нужно, - все дало руководство университета, за что им огромное спасибо. Это первое. Второе – это возможность прогрессировать молодым шахматистам. У нас работает шахматная школа. Три ведущих – одни из ведущих, чтобы никого не обидеть – тренера Саратовской шахматной федерации работают у нас, в шахматном клубе нашего университета. Они занимаются с молодежью, то есть у них занимаются не только студенты нашего университета, но и школьники, которые впоследствии выбирают уже, где им учиться, и кто-то уже остается у нас в университете, а кто-то идет в другие вузы. Но самое главное заключается в том, что в Саратове – может, не стоит так сравнивать с Элистой, с Калмыкией, где шахматы преподаются в каждой школе, - но, по сути, у нас точно так же. Я не могу вам сказать абсолютно точную цифру, но получается, что из всех общеобразовательных школ Саратова  и даже Энгельса и некоторых других городов Саратовской области подавляющее большинство имеет факультативные занятия по шахматам. Наши тренеры ведут там шахматы. Это тоже большой прогресс.

Е.КЛИМЕЦ: Я заметила, что вы не только растите себе смену в Саратове, но и присматриваете, по большому счету, по всей России, приглашаете студентов. У вас такая практика, либо люди уже сами тянутся?

А.ВЕТРОВ: Вы знаете, действительно, раньше было проще, вы абсолютно правы. Раньше – лет пять-шесть тому назад – я выезжал на соревнования не только для того, чтобы поиграть в шахматы – это «Москва Опен» или «Аэрофлот», - но и чтобы познакомиться с молодыми шахматистами, школьниками, и пригласить их учиться к нам в Саратов. Это было постоянно, и не только в Москве. Я и в другие города выезжал. И не только я, но и наши ведущие тренеры – Павел Владимирович Лобач, Артур Муромцев, Дудин Денис Сергеевич – ездили и присматривались к молодым одаренным шахматистам. Но раньше было проще пригласить учиться в наш вуз. По той причине, что раньше не было ЕГЭ. Сейчас, с учетом того, что в России, к несчастью, ввели эту систему ЕГЭ, гораздо сложнее стало пригласить сильного шахматиста учиться. Потому что наш вуз достаточно сильный, конкуренция очень высокая, каждый год достаточно большое количество абитуриентов, желающих поступить в наш вуз. Так складывается ситуация, что большинство шахматистов, которые представляют действительно какой-то интерес, откровенно говоря, не учатся в школе. И они имеют очень маленькие баллы по ЕГЭ. И в этом году была такая ситуация, что мы хотели взять двух-трех очень сильных шахматистов из школьников, но не смогли это сделать, поскольку они набирали по 150, по 140 баллов ЕГЭ по трем экзаменам. Понятно, что эти баллы слишком маленькие, и они предпочитали поступать в другие вузы, где конкуренция не столько большая, и куда было гораздо проще поступить.

Е.КЛИМЕЦ: Понятно, есть такая тенденция. То есть если раньше можно было где-то помочь с поступлениями, с какими-то экзаменами, то теперь ЕГЭ все эти возможности пресекает?

А.ВЕТРОВ: Абсолютно точно. Тем более, раньше был в большей степени задействован целевой прием, который имелся не только в нашем вузе, но и везде. Мы тогда очень тесно сотрудничали и конкурировали с Саратовской государственной академией права. Сейчас у них такие же проблемы. И я не думаю, что только у них – во многих вузах стала возникать проблема кадров. И очень тяжело найти и одаренного спортсмена – я  сейчас говорю не только про шахматы, но и вообще про спортсменов, - и чтобы данный спортсмен был еще и с высокими баллами ЕГЭ, хорошо учился в школе. Это очень тяжело в последнее время. Сейчас такая ситуация: или ты занимаешься спортом и уделяешь ему достаточно большое количество времени и не уделяешь должного внимания школе, или же, наоборот, человек учится в школе и запускает спорт. Надо что-то выбирать. Хотелось бы найти какую-то идеальную середину, но не всегда это получается, не всегда это возможно.

Е.КЛИМЕЦ: Все-таки возвращаясь к турниру. Вопрос, который многие себе задавали, когда узнали, что в Саратове будет такой достаточно крупный супертурнир – не побоимся этого слова, - будет ли он традиционным?

А.ВЕТРОВ: Хороший вопрос. Я понимаю прекрасно, мы все в принципе хотим, чтобы этот турнир был каждый год. Но все мы реалисты – я имею в виду жителей, шахматистов и спортсменов Саратовской области – и прекрасно понимаем, что данное соревнование в первую очередь было организовано благодаря двум победам подряд команды «Экономист СГСЭУ» и благодаря тому, что в этом году наш университет отмечает 80-летие. То есть две причины, по которым этот турнир и был организован. Возможно, что-то похожее будет и на следующий год, и ежегодно. Но мне кажется, что все-таки турнир будет не такого большого размаха. У нас пять лет назад проходило другое мероприятие – вот вы здесь даже можете увидеть таблицу, - посвященное 75-летию нашего университета. Тоже проходил гроссмейстерский турнир с достаточно хорошими, сильными участниками. Но по звездности тот турнир пятилетней давности, конечно, уступал нынешнему. Все-таки количество семисотников, которые принимают участие сейчас, несоизмеримо больше, чем пять лет тому назад. Но, конечно, нам бы хотелось, чтобы такой турнир был. И если правительство, губернатор, министерство спорта Саратовской области – я не хочу перечислять всех задействованных и заинтересованных лиц - все-таки найдут возможность выделять денежные средства под что-то похожее, то честь им и хвала и большое спасибо. Но, будучи реалистом, я прекрасно понимаю, что это очень трудно сделать. Чисто финансово трудно.

Е.КЛИМЕЦ: Но в принципе, если «Экономист» еще несколько раз выиграет кубок Европы, и пройдет пять лет, и будет 85-летний юбилей, мы можем надеяться на то, что турнир будет точно.

А.ВЕТРОВ: Главная наша задача, которая стоит перед нами,  – победить в чемпионате России. Да, хочется победить в кубке Европы в третий раз. И очень хочется, чтобы действительно сильный турнир прошел через пять лет. Конечно, хочется  и пораньше, но через пять лет будет, по крайней мере, как вы сказали, повод – 85 лет нашему вузу. Хотелось бы. Мы ждем этого.

Е.КЛИМЕЦ: Отлично. Будем верить.

А.ВЕТРОВ: Спасибо.

Е.КЛИМЕЦ: Спасибо вам большое за разговор. Это был Алексей Ветров – директор турнира кубка губернатора Саратовской области.

А.ВЕТРОВ: Спасибо вам!


  


Смотрите также...