Каспаров на тропе войны

Время публикации: 03.10.2011 18:04 | Последнее обновление: 03.10.2011 18:20

Только что я узнал, что совсем скоро в Бельгии Гарри Каспаров и Найджел Шорт сыграют блиц-матч.

И вспомнил, что в 1993-м они играли их матч на мировое первенство в Лондоне. Именно «их матч», потому что тот поединок за шахматную корону проводился вне рамок ФИДЕ, и это явилось в большой степени вызовом привычной организации всей шахматной жизни на протяжении десятилетий.

Сразу же после того матча я купил в Париже книгу, написанную английским гроссмейстером и журналистом Раймондом Кином. Он, кстати, был организатором того матча. В предисловии к своей книге Кин цитирует разговор по телефону между ним и Каспаровым. Этот разговор, полагаю, мало известен российскому, и тем более молодому читателю, уже давно подзабывшему о том, теперь уже далеком от нас по времени, соревновании.

Прочтя эту беседу, можно понять, что после поединка между Каспаровым и Шортом возвращение к матчам, скажем так, ботвиниковской эпохи было уже невозможно.

Привожу  сделанный мной перевод этого телефонного диалога из книги Кина.

Кин: Привет, Гарри.
Каспаров: Привет! У меня был большой разговор с Найджелом. И по большинству пунктов мы согласны.

Кин: Отлично!
Каспаров: Теперь мы должны работать вместе с Домиником Лоусоном.

Кин: Мы должны сделать заявление от прессы.
Каспаров: Послушай, вот мой проект. Найджел согласен, что нужно будет привести более, чем одну цитату, характеризующую плохие решения Кампоманеса, чтобы порвать с ФИДЕ.

Кин: Конечно.
Каспаров: Должен быть большой перечень обвинений.

Кин: Конечно.
Каспаров: Например, то, что ФИДЕ аморально.

Кин: Да. Или, что ФИДЕ непрофессионально.
Каспаров: Или что ФИДЕ не действует в интересах шахмат.  Поэтому, учитывая все перечисленное, мы должны создать новую организацию.  Мы должны воссоединить наши силы.

Кин: Отлично.
Каспаров: И мы организуем матч на мировое первенство.

Кин: Да.
Каспаров: Мы начнем с нашего матча с Шортом. Эта новая организация Всемирная Шахматная Ассоциация, которую мы решили учредить, объединит шахматистов, всех профессионалов и сделает то, что не смогла сделать основанная в 86-м году Гроссмейстерская Ассоциация, оказавшаяся совершенно неэффективной в последние годы. Она была призвана послужить противовесом ФИДЕ. Думаю, Найджел прав – мы должны отдать 10% призового фонда новой организации.

Кин: Как ты хочешь назвать новую организацию?
Каспаров: Всемирная Шахматная Ассоциация.

Кин: И в этом письме мы также предложим подавать заявки на проведение матча на первенство мира?
Каспаров: Да. И мы укажем, что заявки должны быть поданы в течение ближайших 20 дней. Работы полно, Рей. Проблема состоит в том, что я в этот момент буду занят игрой в турнире. То есть, я буду на настоящей войне.

Кин: Да.
Каспаров: Настоящей войне.

Кин: Но мы уже привыкли, что ты часто находишься в таких ситуациях.
Каспаров: Но я играю в шахматы, а Найджел – нет.

Кин: Но ты играешь лучше при таких обстоятельствах, Гарри. Ты помнишь нашу выборную компанию в Дубае на Олимпиаде в 86-м году?
Каспаров: Да.

Кин: Мы боролись на выборах вместе каждый день. И все же ты выиграл золотую медаль. Это было блестящее выступление.
Каспаров: Рей, у тебя есть еще один хороший шанс. Не упусти его.

Кин: Нет, не упущу.
Каспаров: Работай тщательно с Домиником – у вас много времени. Это должен быть настоящий удар.

Кин: Да.
Каспаров: Пожалуйста, не давайте расползтись слухам.

Кин: Ни в коем случае.
Каспаров: Я думаю, мы должны застать Кампоманеса врасплох. Полагаю, что нам надо будет сосредоточиться на проблеме объединения шахматистов.

Кин: Блестяще, фантастично!  
Каспаров:  Рей, да поможет тебе Бог. Делай все, что можешь.

Кин: Прекрасно. Ответь мне, приедете ли вы, ты и Найджел, на церемонию обнародования предложений о матче?
Каспаров: Да. Найджел согласился приехать в Лондон.

Кин: Отлично.
Каспаров: Не думаю, что нам следует ехать в Линарес. Затевается большое дело, и Линарес не место для этого.

Кин: Абсолютно верно. Мы сделаем все в Лондоне.
Каспаров: Да, это должно быть в Лондоне, и нужно создать большую историю. И я уверен, что тогда мы сможем объединить шахматистов и, очевидно, у нас будет самая мощная организация. И это прикончит Кампоманеса.

Кин: Несомненно, после того, как будут известны все предложения организовать матч на первенство мира, и вы с Найджелом посетите все страны, приглашающие вас, и выберете самое лучшее.
Каспаров: Нет, вместо меня это сделает Эндрю Пейдж, которого я назначу моим представителем. Не забудь, что ты должен обсудить все это с Домиником. Будут некоторые технические проблемы с созданием новой организации, и нам нужно будет иметь много людей во всем мире, которые будут работать на нас.

Кин: У нас будут такие люди.
Каспаров: У меня есть план, как решить эту проблему. Полагаю, что я поговорю с Найджелом о том, как будет выглядеть и функционировать новая организация.

Кин: Каждое предложение будет тщательно изучено и проверено прежде, чем будет принято решение о лучшем предложении.
Каспаров: Нет. Я сейчас не говорю об организации.

Кин: Мы не будем говорить о том, какой будет размер денежного приза или о чем-либо подобном. Мы будем проверять и изучать каждое предложение с точки зрения интересов шахмат. Верно?
Каспаров: Да.

Кин: У каждого будет возможность доказать, что его предложение самое лучшее. Настоящая конкуренция!
Каспаров: Да.   Думаю, что это будет очень неприятный сюрприз для нашего большого «друга» Кампоманеса!

Кин: Да. Это один из лучших дней  в моей жизни. Фантастика! Какое число сегодня? 24-е февраля?
Каспаров: Да.

Кин: Этот день войдет в историю.
Каспаров: Февраль – хороший месяц.

 

Похоже на разговор, вырванный из какого-то детектива.

Когда я перечитываю его, меня не оставляет ощущение, что где-то что-то подобное я читал. И вспоминаю знаменитый «Союз Меча и Орала» с бессмертным гражданином Кислярским и его не менее бессмертной допровской корзинкой.

Обратим внимание на некоторые фразы из диалога:

«Рей, да поможет тебе Бог!», - желает Каспаров Кину. Так обычно шпионы обращаются к резидентам. Мол, не завались. А иначе, ампулу в рот и – с концами!

«И это прикончит Кампоманеса», - размечтался Каспаров. И это оказалось не так далеко от истины.

«Я буду на настоящей войне», - начитался все же Каспаров детективов в детстве!

«Не давайте расползтись слухам», - Каспаров просит Кина держать все в строгой тайне. Но если всё так честно и всё только на пользу шахмат, то зачем бояться слухов, почему нужно хитрить и вилять?


...Но, наверное, обхитрить старого шахматного политикана президента ФИДЕ Флоренсио Кампоманеса в то время было просто невозможно.


  


Смотрите также...