Александр Моисеенко: "Давид поступил, как рыцарь. А я просто играл честно"

Понедельник, 12.09.2011 18:14
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Еще раз здравствуйте. И вместе со мной на связи теперь Александр Моисеенко, украинский гроссмейстер, соавтор знаменитого теперь уже эпизода на Кубке мира в поединке с Давидом Наварой. Здравствуйте, Александр.

А.МОИСЕЕНКО: Здравствуйте, Евгений.

Е.СУРОВ: Спасибо, что наконец-то появились у нас. Как вас лучше представлять, воспринимать? Как жертву обстоятельств, которые от вас никак не зависели, или как-то еще?

А.МОИСЕЕНКО: Жертвой меня представлять не надо, поскольку я свел вторую партию вничью. По-шахматному, это партия была проиграна, так что жертвой представлять меня не надо.

Е.СУРОВ: Вы, насколько я понимаю, уже прочитали интервью с Давидом Наварой, которое появилось на сайте.

А.МОИСЕЕНКО: Да, я прочитал. На вашем сайте немало было материалов, и сначала я хотел вообще ничего не комментировать, поскольку там акценты так расставлялись – с намеком на мое антиспортивное поведение. Но сейчас, когда уже и Давид выступил, и есть уже полная информация, я хотел бы просто прокомментировать момент, который у нас случился с Давидом.

Е.СУРОВ: Угу.

А.МОИСЕЕНКО: На 35-м ходу, когда Давид делал ход Bd6, он сначала неосторожно коснулся короля. Я автоматически заметил касание и автоматически ему указал. В ответ Давид остановил часы и сказал мне следующую фразу: «Я не знаю, какую фигуру я тронул, но я делал ход Bd6». Подошел арбитр, и Давид ему начал говорить эту же фразу по-английски. Тут я понял, что… Ну, я и так понимал, что это было неумышленное касание, и я понял, что нельзя требовать такой вещи. И я сказал Давиду, что он может делать ход Bd6. Давид быстро сделал ход Bd6 и пережал часы. То есть вся эта ситуация продолжалась тридцать секунд. Ну, часы были остановлены, и когда Давид сделал ход, потом подошли еще несколько арбитров и просто поменяли часы – там сбились показания, - и мы продолжили партию. То есть эпизод был заигран, и мы просто продолжили партию.

Е.СУРОВ: Александр, а вот когда вы делали ему замечание, я так понимаю, что вы делали это просто машинально, не думая ни о правилах, ни о чем-то? То есть вы же понимали изначально, что он задел не специально короля – он же не собирался им ходить, правильно? Вы это понимали?

А.МОИСЕЕНКО: Я просто автоматически указал ему на короля, у меня была абсолютно автоматическая реакция. Как только у меня появились секунды, чтобы эту ситуацию обдумать, я тут же сказал Давиду: «Делай ход Bd6», - что он и исполнил.

Е.СУРОВ: Понятно, да. И дальше, как он утверждает, он стал думать о том, действительно ли он тронул сначала короля или слона, его терзали сомнения, и поэтому дальше он сделал то, что сделал.

А.МОИСЕЕНКО: Я не знаю. В голову человеку не залезешь. Но в принципе, он меня переиграл полностью. То есть, несмотря на мое отчаянное сопротивление, уже в конце всё - там мат, и я готов был сдаться… Момент был заигран, я бы о нем и не вспомнил никогда. И тут он мне предлагает ничью, я в совершенном шоке просто соглашаюсь. И в момент согласия мне Давид говорит: «Вот, я не знаю, какую фигуру я тогда тронул, и я предлагаю ничью, потому что я считаю, что она должна решить исход матча за доской».

Е.СУРОВ: А вы что-то ответили ему на это?

А.МОИСЕЕНКО: Я просто находился в совершенно таком состоянии – я не понимал, что происходило. По-моему, я у арбитров начал спрашивать: а почему? а зачем? То есть эта же партия продолжалась 120 ходов, и когда проигрываешь, то бывает, что… И вдруг такая ситуация! Я просто мало что понимал в этот момент. Изначально я сразу обдумал возможность, чтобы не выйти на тай-брейк. И не собирался этого делать. Позже спрашивал у друзей своих, у близких, но мне большинство сказали, что надо выходить играть.

Е.СУРОВ: А был кто-то, кто советовал не выходить?

А.МОИСЕЕНКО: Евгений Томашевский, когда мы сидели, говорил: «Я не знаю, но я бы, скорее всего, не вышел. Но я сам сейчас в таком состоянии – проиграл партию, - поэтому не могу сказать наверняка».

Е.СУРОВ: Вы еще что-то хотите сказать? Потому что у меня есть вопрос.

А.МОИСЕЕНКО: Можете задавать свой вопрос.

Е.СУРОВ: Меня-то, как вы уже знаете – мы с вами чуть-чуть общались – с самого начала интересовала эта ситуация с поднятием шума и вручением призов вам обоим со стороны организаторов, как я понимаю, со стороны ФИДЕ. А сам приз был от губернатора Югры Натальи Комаровой. Вы как узнали о том, что вам будут вручать приз?

А.МОИСЕЕНКО: Я пришел домой, как раз после вот этой ничьей, и в Интернете прочитал – по-моему, кстати, на вашем сайте, - что собираются какие-то призы давать, комментарии Кирсана Николаевича увидел.

Е.СУРОВ: И что сами подумали по этому поводу?

А.МОИСЕЕНКО: Я ничего не подумал, поскольку я в тот момент еще не решил, буду ли я вообще играть тай-брейк. Что касается вручения призов… Может, вы хотите спросить об этом, но не знаете, как сформулировать…

Е.СУРОВ: Давайте я прямо сформулирую. Не было мысли отказаться от приза? Просто отказаться. Вот принесли этот приз, а вы бы им сказали: «Ребята, вы погорячились, вы чего-то там не разобрались. Я-то что сделал? Ну, я продолжил игру по правилам. А за действия Давида я не отвечаю». Что-нибудь вроде этого.

А.МОИСЕЕНКО: Безусловно, такая мысль была. Я вообще считаю, что я получил этот приз только как соавтор данной ситуации. Тут Давид несомненно заслуживает приза Fair Play за свое благородство, за такое рыцарское отношение. Я ничего такого не ждал, и когда было предложение ничьей, я ни на что не рассчитывал, а просто собирался сдаваться, проигрывать. В данной ситуации было два приза, поэтому вручили обоим соперникам. Но если, конечно, вручали бы один приз, и если этот вопрос будет где-то решаться, то, разумеется, его надо вручать Давиду. Я считаю, что во время партии я все делал правильно, но, скажем, на Fair Play это не тянет. На такой, как у Давида. Давид в данной ситуации поступил, как рыцарь. А я просто играл, и играл честно.

Е.СУРОВ: А тяжело вам было тай-брейк играть психологически?

А.МОИСЕЕНКО: Да, тяжело было. Особенно первую партию играть было тяжело, поскольку решение играть тай-брейк я принял где-то за два часа. Первая партия была тяжелой, но потом, когда я проиграл, мне стало как-то легче. Я уже просто играл в шахматы. Следующую партию уже выиграл. Но потом Давид победил. Победил сильнейший. То есть он выиграл этот матч дважды. Но и то, как Давид играл этот турнир, мне кажется, что вот эта ситуация вдохновила его на игру. И действительно такое рыцарское отношение к шахматам, как у Давида, оно встречается крайне редко. И в дальнейших соревнованиях я всегда буду болеть за него, и для меня этот человек останется среди шахматистов на особенном месте.

Е.СУРОВ: Ну что же, это был Александр Моисеенко. Большое спасибо еще раз за эти пояснения.

А.МОИСЕЕНКО: Спасибо, всего доброго.


Фото - chess.ugrasport.com


  


Смотрите также...