Пешком до Москва-тер

Время публикации: 09.09.2011 12:05 | Последнее обновление: 02.03.2020 00:03

Впервые на шахматный турнир за кордон мне удалось выехать в марте 1989-го. Приглашение прислал один венгр, с которым доводилось играть по переписке.

Прилетел я в Будапешт поздним вечером, и первую ночь пришлось провести на вокзале Нюгати в позе кучера.

На следующий день решил я слегка подкрепиться. Нашел укромное место на берегу Дуная, расставил на камне маленькую водки, томатный сок, курицу и хлеб, но едва открыл рот, услышал жизнерадостный гогот. В нескольких метрах от меня проехал поезд, и венгры, наблюдая мою трапезу, буквально тащились от полноты чувств.

Ближе к вечеру я явился на Непштадион, дабы зарегистрироваться и решить проблему с жильем. Старый мой знакомый Наум Рашковский предложил мне поселиться с его другом Борей Фрадкиным. Мы сняли комнату неподалеку от площади Королей и вернулись в номер Рашковского, где было довольно весело. Разминка перед турниром шла полным ходом, и теплая компания в составе Маланюка, Цешковского и Гены Кузьмина уничтожала спиртное с космической скоростью. Прагматичный Нёма присоединялся лишь изредка. Короче, мужики на голове пытались стоять и сеансы вслепую друг другу давать, а потом нам с Борей все это безобразие наблюдать надоело и мы отправились ночевать на «квартеру».

Турнир «Будапештская Весна» стартовал на следующий день. Грандиозное было соревнование – больше 500 участников. Зимний Дворец Непштадиона – примерно пять или шесть баскетбольных площадок - был забит шахматистами. Запомнился юный Леша Широв, жизнерадостный и светловолосый, ну и Цешковский Виталий, с разбитым лбом и минусом в полторы тысячи гульденов, которые он в предыдущих боях благополучно утратил.

Вскоре познакомился я с Давидом Ионовичем Бронштейном, причем по этому поводу Женя Драгомарецкий как-то особенно радовался. Конечно, Бронштейн мужик был словоохотливый, но и я не лыком шит. Общение было взаимно-приятным.

Однажды он пригласил меня в кафе. Едим мы там и пьем, разумеется. Душа у Давида Ионовича была вполне «расейская». На всю жизнь запомнилось, как к горе хлеба, которую он заказал, подбирается всякая немчура и умильно начинает клянчить. Разрешал Давид Ионович взять кусочек - другой.

В последнем туре я выиграл у будущего израильского гроссмейстера Артура Когана во Французской, с «фирменной» жертвой коня на е5, и пребывал в благодушном настроении. Вечером Бронштейна, меня и почетного судью турнира Августа Лившица тот самый венгр пригласил в гости. Жил он в Буде – в верхней части города, и мы с Бронштейном слегка заблудились. Но потом Давид Ионович воспрял духом и вывел меня к памятнику Раулю Валленбергу – тому, который евреев во время Второй Мировой спасал. Поклонились мы его памяти, а потом благополучно пришли куда надо. Подтянулся и Лившиц.

Погуляли мы тогда конкретно. С Бронштейном потом до Москва-тер пешком шли и разговаривали, разговаривали... Много интересного я от него услышал. Как-то он заметил, что в лучшие свои годы не только видел комбинацию, которую его противник провести может, но и опровержение этой комбинации. Рассказал, что в советские времена на собеседованиях перед выездом за рубеж заставляли наших гроссмейстеров подписывать обязательства непременно выиграть тот или иной турнир: «Другие остерегались, а я подписывал всегда».

Я и раньше не слишком доверял расхожим стереотипам о «злом гении» Борисе Самойловиче Вайнштейне, который якобы Бронштейном «рулил». Знал, что тот в первую очередь талантливый литератор и, помимо других, автор замечательной книги «Меранская система в историческом развитии». Знал и то, что он был секундантом Бронштейна на ряде турниров. Но когда в одном из разговоров коснулся личности Вайнштейна, неосторожно назвав его тренером, то был Давидом Ионовичем очень резко поставлен на место: «У меня никогда не было тренера». Пришлось извиниться за бестактность.

И совсем не могу себе простить, когда после заключительного застолья уже у входа в метро спросил его: не жалеет ли, мол, что чемпионом мира не стал. Ответил он, что - нет не жалеет, но я на трезвую голову долго потом себя корил за глупый вопрос.

Поинтересовался Бронштейн моим мнением о книге «Международный турнир гроссмейстеров». Я сказал, что книга замечательная, но неплохо бы в очередное издание конкретных вариантов добавить. Давид Ионович ответил, что такие мысли его посещали.

Светлый был человек. Жаль, что никого из тех людей уже нет. Но, память осталась.


  


Комментарии

В моем рассказе от 2011-го

В моем рассказе от 2011-го года "Пешком до МОсква-тер"(Московской площади), которой в Будапеште ныне уже нет, я описал ситуацию, когда мы с Борей Фрадкиным вернулись в номер Рашковского. "Три мушкетёра" - Цешковский, Маланюк и Кузьмин вошли в раж и пили неистово.
Правда, Гена, а он был весьма демократичным, с удовольствием рассказывал, как сборная СССР, в которой он участвовал как тренер, пребывала на последней Олимпиаде у арабов и что ему стоило отобрать спиртное у Карпова и Чибурданидзе, поскольку вышеназванные, в возлияниях никогда замечены не были и зачем же пропадать добру, которое содержалось в бесплатных холодильниках элитарных тогда звёзд.
Потом эти герои начали предлагать друг другу играть одну на пять и кто на голове дольше простоит и мы с Борей ушли почивать. Наутро голова Цешковского не выглядела чем-то монолитным и изобиловала синяками, а часть недавно завоёванных на турнире в Голландии гульденов куда-то пропала.
Да, любил Гена это дело и друг у него был у нас в Рассее - Игорь Половодин - сильный мастер и классный теоретик из Вологды.
Я их, когда они вместе играли на мемориалах Чигорина, невеселыми не видал. Глупо хвалить или осуждать тех "мушкетёров", поднимать на пьедестал "долгожителя" Нему Рашковского - у каждого своя специфика жанра и способность переносить перегрузки, но тем, которые ушли из жизни, оставив яркий след - вечная память!
P.S. Ну а тем, которые желают излить здесь свой жалкий яд - скорая помощь!

Ни в коем случае не хотел бы

Ни в коем случае не хотел бы изливать здесь свой жалкий яд (самому пригодится!), но понравилось сопоставление двух фраз:
> В нескольких метрах от меня проехал поезд, и венгры, наблюдая мою трапезу, буквально тащились от полноты чувств.
> На всю жизнь запомнилось, как к горе хлеба, которую он заказал, подбирается всякая немчура и умильно начинает клянчить.
Ясно как день, что венгерская немчура всё время мечтала приложиться к "маленькой". Удалось ли Вам, уважаемый Николай Николаевич, способствовать укреплению дружбы народов? Из нескольких описанных в этом интереснейшем повествовании эпизодов и из последующих событий 1990-91 гг. следует, что всё-таки нет...
Но хотя бы про Чепукайтиса напишете что-нибудь более жизнеутверждающее? Как-то Вы упоминали о дружбе с ним. Его фигура интересна многим читателям, думаю

Надоели вы, крохоборы,

Надоели вы, крохоборы, которые хотят интересную для них информацию из знающего человека вытащить.
Фиг-вам, - в смысле жилище для индейцев.

Товарищ Шарик :) Разрешаю

Товарищ Шарик :) Разрешаю оставить инфу при себе.
На самом деле, на Ваш вежливый ответ вспомнилось почему-то другое:
Где я только не был, чего я не отведал,
Березовую кашу, крапиву, лебеду.
Вот только лишь на небе я ни разу не обедал,
Господи, прости меня, я с этим обожду.

Смотрите также...

  • Сегодня стало известно, что формат традиционного фестиваля "Москва опен" в следующем году претерпит изменения. Главными станут круговые турниры с участием приглашенных молодых гроссмейстеров - по десять человек в мужском и женском соревновании.

  • Есть женщины в русских селеньях - оне
    В районе полтинника (кои и хуже).
    Опять китаянки верхом на коне,
    А наши  застряли в немыслимой луже.

  • «Улеглась моя былая рана» -
    Уж Грищук не ранит «нечто» нам:
    Он едва «уполз» от Ароняна
    Из позиции, пропертой в хлам!

    Одержал моральную победу,
    Россиянам луч надежды дал…
    Может быть, и я в Казань поеду
    Поболеть за Сашу – на финал!

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Магнус Карлсен и Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы. Попросили очень быстро, и первый вопрос Магнусу: второй «Оскар» подряд, что вы думаете на этот счет? Насколько я помню, в прошлом году вы что-то говорили, что непонятно, по каким критериям отбирается игрок. А в этом году что думаете по поводу своего успеха?

  • 1990-й год для автора этих строк снова начался по венгерскому сценарию. Первым в списке шел турнир «Будапештская весна». Основная масса шахматистов поселилась на сей раз в гостинице-общежитии рядом с Непштадионом. В комнате было, кажется, по шесть коек, а нужное место – в коридоре по соседству.

  • Илья Левитов о Владимире Крамнике: "Если человек не чувствует в себе потребности играть за сборную, когда его зовут, я считаю, искусственно не надо заманивать. ... Мы не знаем его мотивации играть в шахматы. У кого-то флаг, у кого-то еще что-то. Может быть, он просто профессионал: садится и каждую партию играет как последнюю..."

  • Завтра в конференц-зале телецентра «Останкино» в 18.30 состоится финальный поединок и матч за третье место первого чемпионата Москвы среди любительских шахматных клубов и коллективов. Начиная с ноября прошлого года, двенадцать команд боролись за выход в суперфинал соревнований. И теперь четыре лучшие определят победителя.

  • Замечу, и не для проформы,
    Что есть секрет хорошей формы,
    И я им точно овладел.

    Чтоб не остаться не у дел,
    Так сразу раскрывать не стану -
    Пожалуй, нужно «застолбить».
    Иначе Карлсена прибить
    Сумеет Вася не спеша,
    А мне навару  -  ни шиша.

  • Победой черниговской команды «А ДАН ДЗО – ПГМБ» завершился шестой клубный турнир «Фемида - 2010». Дружина выиграла все матчи с такой легкостью, что можно предположить переход всех борцов в состояние просветления "Дзэн".

  • Итак, мы имеем то, что имеем.

    Лично у меня ощущение человека, невольно ступившего в нечистоты. Я, конечно, немедленно позвонил в клуб «На Петроградской», переговорил лично с Андреем Егоровым и его помощником господином Никитиным и получил подтверждение, что тот - последний пост - единственно оригинальный.