Выше личных обид

Время публикации: 19.08.2011 19:52 | Последнее обновление: 19.08.2011 20:50

Письмо Крамника меня удивило. Уж не знаю, на основании чего он решил, что ему отведена в шахматах роль Чубайса (к которому я, кстати, отношусь с уважением) – "виновника всех бед". Таких публикаций я не припомню, а на гостевые книги, где действительно, полно "наездов", не стоит обращать внимания.

Негативное восприятие моего интервью на сайте Chesspro как раз неудивительно, хотя бы потому, что оно касается его друзей Бареева и Левитова. Крамник цитирует следующий отрывок из интервью.

Когда на Тренерском совете я спросил, почему на Олимпиаду не был приглашен вторым тренером Мотылев, сотрудничавший или сотрудничающий на регулярной основе с тремя членами команды из пяти (!), мне объяснили, что против него возражал один из участников. Предполагаю, Владимир Крамник несколько обижен за то, что Мотылев перестал работать с ним и переключился на помощь Карякину...

И вот его комментарий:

Во-первых, я знаю, что у всех членов сборной России к Саше хорошее отношение, поэтому я думаю, что это просто ерунда в принципе. Уверен, не было ни одного человека, кто бы мог такое сказать. Но даже если предположить, что кто-то был, то могу заверить, что это точно был не я. На мой взгляд, некрасиво из-за каких-то личных отношений не пускать кого-то на турнир тренером. К тому же у меня ни малейших обид на Мотылева нет вообще. Соответственно я этого не делал. Это полный абсурд. Не говоря уже о том, что Саша играл в Ханты-Мансийске в третьей сборной России, и как же он мог в таком случае попасть туда в качестве тренера, понять трудно.

Догадаться, кому принадлежит упомянутое мною заявление на Тренерском совете, не так уж сложно: либо Левитову, либо Барееву (насколько я помню – первому из них). И прежде чем выражать свою уверенность, Крамнику стоило просто их спросить. Заявление это слышали многие, и, конечно, очень удивились. Сразу же по окончании заседания мы с некоторыми его участниками обсуждали, в чем тут дело. Как раз исходя из того, что у всех членов сборной России к Саше хорошее отношение, было непросто найти объяснение. Мы не допускали, что Левитов мог солгать, а потому высказанное мною предположение казалось наиболее вероятным. У меня нет оснований не доверять Крамнику (тем более, что недавно я осознал возможность иного толкования слов Левитова), и я готов принести ему извинения за предположение, оказавшееся неверным. Хоть, полагаю, и Крамнику стоило бы извиниться за то, что он по сути напрямую заподозрил меня во лжи (или это подозрение касается не меня, а Левитова?).

Что же касается участия в третьей сборной, то Мотылев дал на это окончательное согласие лишь после того, как ему стало ясно, что тренером сборной России его привлекать не собираются (я об этом знаю, поскольку регулярно общаюсь с Мотылевым).

 

Вот еще высказывание Крамника, которое хотелось бы прокомментировать.

...Отношение Марка Израилевича ко мне негативное. Причин я не знаю, потому что никогда ничего плохого ему не делал, и в принципе мы с ним всегда нормально общались, но почему-то он меня очень недолюбливает и не скрывает этого.

На самом деле, ни малейшей неприязни к Крамнику я не испытываю, чисто по-человечески я ему всегда симпатизировал, глубоко уважал его громадный шахматный талант. Но Крамник – человек публичный, его действия, заявления и интервью неизбежно анализируются и оцениваются. Я уже давно вышел из возраста (в котором, многие, увы, пребывают всю жизнь), когда все, что человек делает, оценивается по критериям "свой – чужой", "наш – не наш". Мне, скажем, очень понравилось недавнее интервью Крамника на сайте Chess-news, особенно в части оценки им перспектив шахмат и различных попыток их модифицировать. И в то же время у меня вызывали неприятие некоторые его заявления и действия в рамках борьбы за первенство мира. Свои оценки я не высказывал публично, но не скрывал от окружающих, и они, очевидно, дошли до Крамника, что и создало впечатление, что я его недолюбливаю.

Наконец, со словами Крамника, что мое интервью "излишне злое" (многие его прочитавшие высказали диаметрально противоположную точку зрения) или что я пытаюсь вбить клин между действующими лицами сборной ("действующие лица" - аккуратная формулировка, в которую действительно укладывается главная мысль моего интервью, что руководство командой и подходы к ее подготовке должны быть иными) – спорить бессмысленно: это его точка зрения, на которую он имеет полное право. Но напомню: в соревновании, которому посвящено мое интервью, наша сборная потерпела явную неудачу, так же как и во многих предшествовавших турнирах такого рода. Анализ повторяющихся неудач обязан быть нелицеприятным. Альтернативой может стать либо признание закономерности такого положения вещей и отказ от больших амбиций, либо наивная надежда, что в дальнейшем все как-то утрясется, какие-то мелочи будут подправлены и сильные шахматисты начнут раз за разом демонстрировать свой класс на чемпионатах мира, Европы и Олимпиадах.

Что ж, блажен, кто верует...


  


Смотрите также...