Петр Свидлер: "Я такой, да, артист разговорного жанра"

Время публикации: 17.08.2011 00:03 | Последнее обновление: 17.08.2011 00:03
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.КЛИМЕЦ: Во-первых, Петр, вы выигрываете чемпионат России уже в шестой раз. Цифра становится уже прямо какой-то неприличной, честное слово!

П.СВИДЛЕР: Я сам с трудом понимаю, что бы это значило, честно вам скажу.

Е.КЛИМЕЦ: Поэтому хотела спросить: если вспомнить и сравнить ощущения после первой победы и после шестой – эмоции растут или, наоборот, убавляются?

П.СВИДЛЕР: Нет, эмоции не растут, к сожалению. В связи с тем, что я не первый раз сегодня отвечаю на этот вопрос, я вынужден был задуматься, и пришел к выводу, что сейчас труднее дышится от всего остального, что в жизни происходит. Скажем, командный чемпионат мира в Китае… Вроде сейчас достигнута большая победа, а перед глазами стоит то, что в Китае происходило. Это, конечно, неправильно, и это, видимо, означает, что я разучился радоваться как следует. Когда я выиграл чемпионат России, мне было восемнадцать лет, и у меня, может быть, не было того багажа неприятностей и разочарований, которые появились сейчас. Поэтому я помню, что тогда… Счастье – очень точная штука… Счастье – это такая интенсивная точечная эмоция. Поэтому нельзя сказать, что я был счастлив, например, на протяжении нескольких дней. Но вот тогда было такое ощущение, что все в жизни правильно, и дальше будет только лучше. Сейчас такой интенсивности не удается испытать.

Е.КЛИМЕЦ:  То есть то, что по силе этот чемпионат намного сильнее, чем, скажем, тот, который вы выиграли впервые…

П.СВИДЛЕР: Разумеется. Но, тем не менее, примешиваются всякие другие эмоции, очевидные радости. Я не могу сказать, что я не рад – это было бы глупостью. Конечно, рад. Конечно, для меня это громадный успех, и я, честно, не рассчитывал здесь так здорово сыграть. Для меня это прорыв к некотором смысле, поскольку несколько лет уже мне не удавалось выиграть ничего крупного, скажем так. Вот Суперфинал 2008 года – это да. А кроме суперфиналов у меня мало что складывается в последнее время в личных соревнованиях. Но, тем не менее, эмоции такие, смешанные. То есть хорошо помнится, что еще совсем недавно было не так, скажем.

Е.КЛИМЕЦ: Я из вашей конференции – КС-конференции Шипова – узнала, что вы большое значение придаете титулам.

П.СВИДЛЕР: Это где я там такое говорил?

Е.КЛИМЕЦ: Там один из любителей задал вопрос о том, что… Я уже, честно говоря, не помню, как был сформулирован вопрос…

П.СВИДЛЕР: Я не помню, чтобы я такое говорил. И более того, я не уверен, что я так думаю. Поэтому вы меня как-то смущаете. Я не циклюсь, мне кажется, на титулах. Мне хотелось бы про себя так думать, по крайней мере. Титулы как таковые меня не занимают, ежесекундные. Вот звание чемпиона России – это важная штука, это, естественно, предмет гордости и это то, к чему следует стремиться. Но я не могу сказать, что поглощен количеством раз, которые я турниры выигрывал или что я хочу войти, условно, в историю, обладать максимальным количеством титулов чемпиона России. Это не входит в первые пятьдесят вещей, которые меня интересуют в жизни.

Е.КЛИМЕЦ: Кстати, я вспомнила, с чем был связан вопрос, пока вы отвечали. Вопрос был связан с выходом из цикла претендентов Карлсена.

П.СВИДЛЕР: Нет, это немножко разные вещи. Речь шла о том, что борьба за титул чемпиона мира – это важно, да. Есть один конкретный титул, борьба за который должна, по идее, интересовать любого шахматиста, который себя еще не списал на пенсию. То есть если ты считаешь, что ты еще активный шахматист, который борется за что-то серьезное, то это «что-то серьезное» обычно будет титул чемпиона мира. На данный момент я в этой борьбе особо не участвую, через неделю начинается Кубок мира в Ханты-Мансийске, в котором будут разыгрываться путевки куда-то. Поэтому Ханты-Мансийск  будет важным этапом, да. Но это – единственный титул, на самом деле. Потом опять же, и об этом в последнее время я не могу сказать, что думаю много, поскольку ближайшее мое отношение к титулу – это я помогал, скажем, Саше Грищуку в Казани. Он боролся за титул, я пытался ему помочь. Вот это – мое приближение к титулу чемпиона мира.

Е.КЛИМЕЦ: Но это, наверное, временно?

П.СВИДЛЕР: Посмотрим. Но так, как оно стоит на сегодняшний день, оно выглядит вот так.

Е.КЛИМЕЦ: Вы назвали себя шахматистом-прагматиком в той же самой конференции.

П.СВИДЛЕР: Да, это будет правильно.

Е.КЛИМЕЦ: Но, с другой стороны, я по вашим словам, которые вы только что сказали, понимаю, что вы хотите бороться за звание чемпиона мира, для вас это первостепенно, в принципе, как глобальная цель. И вот здесь есть тонкая грань между прагматизмом и желанием все-таки довольно романтическим…

П.СВИДЛЕР: Здесь, опять же, надо понимать разницу между подходом к жизни и подходом к игре в одной отдельно взятой партии конкретно за доской. Я прагматик как шахматист. То есть мне гораздо меньше, чем тому же Сане Грищуку, свойственно искать абсолютно лучшее решение в каждой позиции. Я гораздо более практично подхожу к вопросам собственно игры. Что же касается моего отношения к жизни, тут я не могу сказать, что я чрезмерно прагматичен как человек. У меня, наверное, остались еще какие-то романтические устремления.

Е.КЛИМЕЦ: Но если мы смоделируем такую ситуацию, что, к примеру, вам поступило два предложения: сыграть матч на первенство мира, но без призового фонда, либо принять участие в супертурнире, где, по умолчанию, это хороший доход. Как вы думаете, какое решение вы примете?

П.СВИДЛЕР: На мое счастье, у меня не возникнет такая гипотетическая ситуация на пути, поскольку не бывает матчей на первенство мира без призового фонда. Опять же, вы же понимаете, что нельзя смоделировать ситуацию, в которой условия были бы настолько четко формализованы. То есть звание чемпиона мира, даже если не приносит немедленных денег, все равно приносит какие-то деньги на дистанции. Поэтому вопрос все-таки не вполне корректный, но для меня сыграть матч на первенство мира – это была бы очень большая и серьезная вещь, за которую я был бы готов, наверное, многое отдать. Просто конкретно эта гипотетическая ситуация – ее можно рассматривать, но она совершенно не реалистична по набору причин. Так не бывает и, более того, если бы так и было, то все равно не настолько очевидно были бы деньги, с одной стороны, слава, с другой, и все. Все равно там есть какие-то взаимозаменяемые вещи. Но в принципе, если бы стоял такой выбор, я бы выбрал матч на первенство мира.

Е.КЛИМЕЦ: Понятно. Кстати, пользуясь моментом, хотела бы от лица всех зрителей Суперфинала и от лица всех читателей нашего сайта и всех сайтов, которые освещали, и печатных изданий, сказать большое спасибо за те замечательные комментарии к партиям, которые вы давали на пресс-конференциях. Это на самом деле было шедеврально!

П.СВИДЛЕР: По этому поводу я могу вам рассказать такую полу-байку. Мы вчера уже выходили из клуба: я, жена моя и Саша Грищук – и нас поймал за пуговицу какой-то любитель шахмат. О чем-то спросил меня, потом дождался, пока мы с Ольгой отошли метров на пять – но, тем не менее, было хорошо слышно, а он, может думал, что слышно не будет – поймал Саню и говорит: «Скажите, Александр, а Петр и в жизни такой балагур, как на пресс-конференции?». Совершенно чудное слово «балагур», которое я никогда не слышал употребленным по отношению к себе. Но я такой, да, артист разговорного жанра. Но мне слегка неловко всегда… Особенно была какая-то пресс-конференция, по-моему, непосредственно с Саней, когда нас сидело там двое, и он за всю конференцию сказал примерно слов пять, а я – все остальные. Это, наверное, не очень хорошо, но когда я начинаю говорить, не могу остановиться.

Е.КЛИМЕЦ: Но это действительно доставляет вам удовольствие? Потому что со стороны ощущение, что удовольствие получают не только зрители.

П.СВИДЛЕР: В общем, да. Я люблю шахматы и люблю говорить о шахматах. А здесь еще на это накладывался тот факт, что если меня туда приглашали, это с большой вероятностью означало, что я партию выиграл. А в этот момент у меня вообще чрезвычайно благостное настроение, и жизнь мне кажется штукой вполне себе терпимой и даже, может быть, местами приятной. Так что почему бы не рассказать о том, что только что происходило?

Е.КЛИМЕЦ: А вот это чувство юмора, самоиронию, как вы думаете, вы от родителей наследовали, или это приобретенное качество?

П.СВИДЛЕР: Я думаю, что это в очень высокой степени продукт воспитания. У меня в семье с этим полный порядок.

Е.КЛИМЕЦ: А у вас плохое настроение бывает?

П.СВИДЛЕР: Регулярно.

Е.КЛИМЕЦ: А это как-то выражается? Или мы это даже не определим, глядя на Петра Свидлера?

П.СВИДЛЕР: Думаю, что определите. Я пытаюсь особо публично не транслировать, но если вам показать, я думаю, что вы не спутаете.

Е.КЛИМЕЦ: Вы, кстати, упомянули о своей супруге. А среди шахматистов бытует мнение, что вы вообще такой примерный семьянин, домосед – насколько это возможно для профессионального шахматиста. У вас есть какие-то общие увлечения в семье? С детьми, например…

П.СВИДЛЕР: Тут надо подумать, что отвечать. Потому что, мне кажется, все потом надо мной будут долго смеяться, когда я сейчас скажу про примерного семьянина. Общие увлечения? Ну, у нас такой прочный коллектив, мы вчетвером занимаемся друг другом, в основном – так бы я назвал наше общее увлечение. Мы – детьми, дети – нами, такой общий процесс. Пока не начались ни общая рыбалка с детьми, ни походы на «Зенит», поэтому я не могу сказать, что у нас есть какие-то формализованные общие хобби, но нам очень повезло с детьми.

Е.КЛИМЕЦ: Это здорово. Вот вы сказали, что во время турнира вы не читаете прессу...

П.СВИДЛЕР: Я и после не особенно читаю.

Е.КЛИМЕЦ: А в семье вы разговариваете на тему шахмат, турнирного положения? Или это дома тоже закрытая тема?

П.СВИДЛЕР: Разговариваем. Но я разговариваю с близкими, то есть с Ольгой. С детьми… Кроме как «Папа, выиграй, пожалуйста, завтра» они мне особо ничего не говорят. Мне, например, в два часа дня, перед партией с Крамником позвонил ребенок и говорит: «Папа, выиграй сегодня, пожалуйста». Я ему позвонил после партии и поблагодарил. Думаю, что это была не центральная причина, почему я выиграл ту партию, но, в общем, я как-то помнил по ходу шахматной партии, что мне именно в этот день был выдан специальный наказ.

Е.КЛИМЕЦ: Напоследок несколько еще таких вопросов, довольно характерных, опять же про ваше хобби. Все-таки ответов на эти вопросы я не нашла, когда готовилась к разговору с вами. Насчет бильярда. Вы сказали, что в последнее время уже немножко прекратили этим заниматься.

П.СВИДЛЕР: Да, я уже прекратил попытки… Мы с Яном очень много играли в Китае, потому что там больше нечем было заняться. Там прямо в гостинице стоял приличный снукерный стол и пуловский. И моя теперешняя игра в бильярд – она, знаете, как собака: все понимает, но не говорит. То есть у меня сейчас такое состояние – причем жутко раздражающее меня самого, - что я… Ну, я играл очень много и серьезно.В промежутке между, условно говоря, 1997 и 2002 годом я играл полупрофессионально. Не научился играть очень здорово, но играл очень много, и не с друзьями, а в соревновательной атмосфере, скажем так. И накопился какой-то багаж понимания игры. Я по-прежнему понимаю, что необходимо сделать. Но сделать этого уже не могу. Потому что нет практики, уже руки не слушаются. И это раздражает безумно! Потому что противно играть, как будто я первый раз в жизни увидел стол. Хочется все время играть осмысленно. Хочется пытаться сделать правильный удар в данной позиции. А сделать его получается один раз из пяти, условно говоря. И я отчасти и поэтому сейчас много не играю, потому что для того, чтобы вернуть наигрыш и уровень, нужно снова, как в те годы, заселиться в бильярдную на пару месяцев и проводить там ежедневно у стола часа четыре. Тогда я вспомню что-то. Но, как уже было упомянуто, дети.

Е.КЛИМЕЦ: А какой вид бильярда вы предпочитаете?

П.СВИДЛЕР: Я играл во все, кроме снукера. В снукер я играл совсем плохо, потому что не было никогда практики, теперь играю плохо во все остальное.

Е.КЛИМЕЦ: В принципе, вам все одинаково нравится?

П.СВИДЛЕР: Я больше играл в русский и, наверное, предпочитаю русский и московскую пирамиду.

Е.КЛИМЕЦ: Но если вспомнить себя в те годы – с кия раскатывали?

П.СВИДЛЕР: В пул – да. В русский - серии больше шести не было. Слабенько.

Е.КЛИМЕЦ: Серия из шести – слабенько? Ну-ну.

П.СВИДЛЕР: У меня был знакомый, у которого был рекорд – 26 шаров. Близкий достаточно знакомый. Он собрал три партии и еще два шара в московской пирамиде.

Е.КЛИМЕЦ: Неплохо. Но если бильярд еще можно понять как увлечение, которое вы могли приобрести, то крикет… Как вы с ним вообще познакомились?

П.СВИДЛЕР: Я – англофил, у меня много английских друзей. Эту историю я уже озвучивал миллион раз. Я поехал на сборы в Грецию, и как раз в этот момент там был Кубок мира по крикету. А он совершенно фанатичный болельщик сборной Англии, как и я уже к сегодняшнему дню. Для него Кубок мира был большое дело, и он в какой-то момент говорит: «Ну хорошо. Шахматы – это замечательно, но сегодня мы с тобой поедем посмотреть крикет».

Е.КЛИМЕЦ: Завидую.

П.СВИДЛЕР: И для этого нужно было ехать, а у него тогда не было «тарелки», и мы поехали и попали в пакистанский бар, где вокруг нас были все друг у друга на головах – там маленькое-маленькое помещение и один экран. И они на самом деле примерно в три уровня друг у друга на головах сидели и смотрели в этот телевизор, и видно было, что для них это – вопрос жизни и смерти совершенно. И в этой атмосфере как-то все совпало и пошло – с 1999 года. А к началу 2000-х я уже был совершенно больным человеком. А сейчас – я не знаю, хорошо это или плохо, - но вот сейчас я, скажем, перестал вести статистику. У меня были файлы, я хранил собственную статистику всего, что происходило, у меня были какие-то свои архивы, я их обновлял каждый день. Этим я уже бросил заниматься. Я с некоторой печалью думаю о том, что вот сейчас, скажем, Англия играет с Индией – вот непосредственно сейчас, - а я даже не завел файл. И это, наверное, первая серия сборной Англии за последние десять лет, когда я не смог себя заставить завести файл. Я думаю, что-то поменялось в жизни. Не знаю что, но что-то поменялось. Потому что представить себе невозможно – у меня файл был бы готов дня за три до начала первого матча! Все было бы аккуратненько отформатировано, и оставалось бы только, чтобы я в реальном времени обновлял результаты, и все бы у меня было, так сказать, вопросов нет! Совершенно новое ощущение. Я все равно смотрю, естественно, я прихожу в гостиницу,  у меня окошко открыто, и первое, что я делал, возвращаясь с тура, - это я нажимал на кнопку, открывал экран и смотрел счет. Но при этом все равно это не тот уровень фанатизма, который был даже два года назад, не говоря уже про пять.

Е.КЛИМЕЦ: Но фанатизм, я так понимаю, на уровне больше зрителя, чем самого игрока?

П.СВИДЛЕР: А нет крикета в России. Я бы играл! Играл бы безобразно совершенно, но играл. Я делал несколько попыток найти. Но для этого нужно найти каких-то экспатов и появиться к ним. Я даже нашел каких-то экспат-любителей, которые играли на Марсовом поле в крикет, написал им письмо, они мне даже что-то ответили. Но человек, который мне ответил, написал, что он уезжает к себе домой в Австралию, и теперь этим занимается какой-то другой товарищ, который мне напишет через неделю.

Е.КЛИМЕЦ: И не написал, как я понимаю.

П.СВИДЛЕР: И нету, да. Тогда сердце мое было совершенно разбито, сейчас уже я по этому поводу сильно не переживаю.

Е.КЛИМЕЦ: Понятно. Ну и совсем уже напоследок, просто самое последнее – это такой небольшой блиц. Знаете, что-то вроде игры в ассоциации. Пять вопросов – а вы говорите первое, что вам придет в голову.

П.СВИДЛЕР: Хорошо.

Е.КЛИМЕЦ: Если фигура – то…

П.СВИДЛЕР: Слон.

Е.КЛИМЕЦ: Если горизонталь – то…

П.СВИДЛЕР: d. Горизонталь – это… А! Седьмая. d – это хороший ответ! Я соображаю-то подходяще в шахматах. Горизонталь с вертикалью угадываю в 50% случаев, как только что было продемонстрировано.

Е.КЛИМЕЦ: Если белыми – то…

П.СВИДЛЕР: Не проиграю.

Е.КЛИМЕЦ: Если комбинация – то…

П.СВИДЛЕР: Вот хочется что-то сказать такое… Полукорректная, видимо, будет правильный ответ.

Е.КЛИМЕЦ: А если награда – то…

П.СВИДЛЕР: Заслуженная.

Е.КЛИМЕЦ: Спасибо!

П.СВИДЛЕР: Не за что.

Е.КЛИМЕЦ: Это был Петр Свидлер, Суперфинал чемпионата России и  Chess-News.


  


Смотрите также...