Что вы, что вы, вы наш гость! (Статья для журнала "64")

Время публикации: 31.07.2011 20:28 | Последнее обновление: 31.07.2011 20:49

Статья вышла в седьмом номере журнала "64 - Шахматное обозрение". Здесь публикуется с незначительными дополнениями, которые не попали в печатную версию.   

«Я был первым человеком, который поздравил нового президента ЕШС Сильвио Данаилова сразу после выборов и пожелал ему удачи в последующие четыре года», - отметил в своем открытом письме глава Турецкой шахматной федерации (ТШФ) Али Нихат Язычи. По прогнозам именно он был наиболее вероятным кандидатом на пост руководителя европейских шахмат, но в итоге болгарский менеджер его обошел. Письмо, опубликованное Язычи под Новый год, стало громом среди ясного неба: в нем он сообщил, что Турция отказывается проводить запланированный на март чемпионат Европы среди женщин. Уже было подготовлено почти все: место, сроки, деньги, и даже нарисован красивый логотип турнира с губной помадой на переднем плане. Но две организации – ТШФ и ЕШС – так и не смогли уладить спорные вопросы относительно контракта на проведение чемпионата. По словам Язычи, Данаилов просто игнорировал его письма и делал это для сведения политических счетов. «Соревнование могло войти в историю шахмат, так как призы планировалось обеспечить не меньшие, чем в мужском чемпионате Европы в Экс-ле-Бене» - добавил Язычи и привел таблицу, из которой следовало, что призы планировались не только не меньшие, но и даже чуть большие – что действительно не имело прецедента в истории.

Болгарин публично ответил коротко и не очень дипломатично, и ЕШС объявил о новом приеме заявок от стран-организаторов на проведение соревнования. В тот же день Язычи написал еще одно открытое письмо, в котором попросил все-таки позволить Турции провести лучший чемпионат. Данаилов ответил: «Подавайте заявку на общих условиях», а вскоре стало известно о его визите в Тбилиси. В узких кругах известно стало и то, что визит оказался весьма продуктивным, и тогда Язычи решается на отчаянный шаг: он посылает заявку в ЕШС, в которой увеличивает призовой фонд еще на десять тысяч Евро. Нет, это не было просто попыткой купить чемпионат, словно на аукционе. Действие имело под собой хитроумную основу: «Как ясно указано на заседании Президентского совета ФИДЕ, чемпионат Европы является частью цикла мирового первенства, а призовой фонд от любого другого организатора не может быть меньше, чем тот, который предлагает Турецкая федерация», - снова пишет Язычи, имея в виду, что его страна является хозяйкой ближайшего чемпионата мира.

Но к этому времени соглашение между ЕШС и Тбилиси уже было достигнуто, и вряд ли какие-либо усилия в рамках дипломатии могли изменить ситуацию. А женский чемпионат Европы – это все же не проблема кандидата на пост президента ФИДЕ, чтобы решать ее топорными методами. Призовой фонд, обеспеченный Тбилиси, ненамного уступал турецкому и в любом случае оставался наивысшим в истории. А некоторая разница в цифрах вполне компенсировалась идеологической составляющей: турнир решили посвятить великим грузинским шахматисткам, которые отметили в этом году юбилей – Чибурданидзе и Гаприндашвили.

Можно лишь догадываться, сколько любителей шахмат разочаровались, узнав о том, что женский чемпионат Европы пройдет в те же сроки, что матчи претендентов в Казани. Число довольных, скорее всего, можно назвать точно: 44 участницы турнира, представляющие Грузию. 44 из 130 – не многовато ли участниц из одной страны? Не пора ли ввести квоту? Двадцать шахматисток из стартового списка имеют рейтинг ниже 2000 (из них пятнадцать из Грузии)? Мы на первенстве Европы или на дворовом турнире? Не пора ли ввести нижнюю рейтинговую планку? Все эти вопросы поднимались в кулуарных разговорах, и было бы неправильно умалчивать о них сейчас.

В русском языке существует немало слов, четкого определения которых подобрать бывает трудно, а порой невозможно. Одно из таких слов – свобода. Но для себя я лично нашел, как мне кажется, наиболее приближенное к истине определение: свобода – система внутренних ограничений (тогда как диктат – система ограничений внешних). Шахматистов-мужчин еще можно заставить приходить на партию в пиджаках, прописав такой пункт в регламенте. Но не заставишь же женщин одеваться как-то по особенному – не так, как они хотят! (К слову, в теории такие попытки уже были, но до практики пока дело не дошло.) Вот тут-то и должна действовать та самая система внутренних ограничений. Каждая шахматистка – бог с ней, с каждой, – хотя бы каждая участница чемпионата Европы должна понимать, что на нее смотрят потенциальные спонсоры следующего чемпионата или какого-либо еще турнира. Понравится – будут деньги; не понравится – не будут. О чем это я? Да все о тех же кулуарных темах, коих за одиннадцать игровых дней обсуждалось совсем немало.

В этих темах не хуже нас с вами разбирается экс-чемпионка мира Александра Костенюк, которой, надо признать, за два с небольшим года владения шахматной короной удавалось привлекать серьезное внимание спонсоров, прессы, любителей – скажем так, не только тонко разыгранными эндшпилями. Но вот период сбора сладкого урожая закончился, и Александра снова среди «простых смертных»: еще год назад представить себе Костенюк среди участниц женской «швейцарки» было довольно трудно. Теперь же – новые амбиции, подзабытая мотивация. Да и для Тбилиси лишний козырь: состав участниц вместе с Костенюк позволил организаторам задаваться вопросом: «а не сильнейший ли чемпионат Европы в истории мы проводим?» Экс-чемпионка мира прибыла в грузинскую столицу за два дня до старта и уже в аэропорту вместе с попутчицей Светланой Матвеевой удостоилась букета сирени от главного арбитра предстоящего соревнования Наны Александрия. Вскоре на Интернет-странице «шахматной королевы» появились фотографии, снятые ею во время прогулки по Старому городу - наиболее красивой части Тбилиси. Повидавшая немало для своих вполне юных лет шахматистка не скрывала эмоций: «Здесь так чудесно!»

На одном из изображений за столиком рядом с Костенюк можно заметить седовласого, но не менее бодрого и энергичного человека. Говорят, теорию относительности можно доказать простым способом: одному сесть на раскаленную сковородку, другому – рядом с красивой девушкой. Для первого минута продлится, как час; для второго – час, как минута. Нет, я не о скоротечности завтрака для улыбающегося, как всегда, по-европейски соседа Костенюк. Мне почему-то кажется, что жизнь Генны Сосонко настолько интересна, что 52 года, которые разделяют даты первых визитов в Тбилиси его и Костенюк, пролетели, как одна минута. «Я ведь впервые посетил Тбилиси еще школьником в 1959-м», - не уставал повторять Генна, который вряд ли в тот далекий год мог вообразить подобное написание своего имени. Ныне известный гроссмейстер и почитаемый литератор прибыл в столицу Грузии, чтобы, не побоюсь этого слова, украсить долгожданное для города крупное шахматное событие – женский чемпионат Европы. С первого игрового дня Сосонко стал постоянным и желанным гостем пресс-центра.

О, эти воспоминания… Поверьте, грузинский пресс-центр - единственный пресс-центр на Земле, в котором собравшиеся могут вместо текущего европейского первенства (да вот же оно, в соседней комнате происходит, что еще нужно?) проявлять исключительный интерес и анализировать партии совершенно другого турнира. Первый вопрос любого зашедшего в период с 15 до 16 часов: «Ну как, начались партии в Казани? Трансляция есть?» Вопрос с 16 до 18: «Ну как там Крамник? (Раджабов, Мамедъяров, Камский – нужное поставить – Е.С.) Уже ничья?» Первый вопрос после 18 задают заходящие в пресс-центр участницы чемпионата Европы: «Как там Казань? Можно посмотреть?». Сосонко, Стуруа, Азмайпарашвили, Александрия, Гиоргадзе, Михальчишин, Сулыпа, Гасанов, Мовсесян, Жукова, сестры Косинцевы, Гапоненко, Чмилите, сестры Музычук, Погонина, Кованова… Боюсь, не перечислить всех, кто в той или иной степени проходил через прямой видеоэфир, организованный сайтом chess-news.ru из пресс-центра чемпионата. Спасибо Казани за то, что не только приводила к нам шахматистов и просто интересных собеседников, но и подбрасывала горячие темы для обсуждения.   

« Крамник в одном из интервью сказал, что в минуту поломки часов, наверное, кто-то наверху захотел, чтобы именно он оказался в полуфинале.

- Вот именно, «кто-то наверху» - я тоже настаиваю на этой формулировке, - незамедлительно отреагировал вернувшийся с места событий вместе с Раджабовым вице-президент Азербайджанской шахматной федерации Маир Мамедов.

- Моя задача – регулировать температуру в игровом зале в прямом смысле этого слова, - поведала Нана Александрия.

- Но после Казани мы понимаем, что, оказывается, судья должен не только подносить игрокам чай и бутерброды, но и следить за качеством батарей в часах и, во всяком случае, за тем, чтобы орудия были поставлены на «товсь». Такой плакат висел в Доме офицеров в Ленинграде, но я уже совсем отдалился от темы, - нужно ли называть имя рассказчика?    

- Вы родились в 1959-м году?! – переспросил Генна Сосонко Зураба Стуруа, приподняв брови. – А можно узнать, на всякий случай, в каком месяце?..

Можно, конечно, еще долго цитировать многочисленные диалоги и реплики из пресс-центра, но, как и один из героев, я боюсь уйти слишком далеко от основной темы.

Однажды журналистов почтила своим присутствием Майя Чибурданидзе. На мой простецкий и неоригинальный вопрос: «Следите ли вы за событиями в Казани?», королева прошептала подальше от микрофона: «А что происходит в Казани?» Чистая правда: нет на свете ничего интереснее прямого эфира.

«Шахматы, в которые играют сейчас в Казани, не хуже и не лучше тех, в которые играли мы с Майей Григорьевной, - стал размышлять вслух Сосонко, на что получил замечание от собеседницы: «Просто Майя». - Но это другие шахматы. И нам не нужно делать вид, что это те же самые шахматы, в которые играли Стейниц, Капабланка, Ларсен и даже Каспаров». - «А сколько вы знакомы с Майей?» – спросил я несколько бестактно. «Когда тот же вопрос я задал однажды Василию Васильевичу Смыслову, он сказал мне так: «Как вам не стыдно, Генна, мы же всю жизнь знаем друг друга».

«Чемпионат Европы в стране чемпионок мира». Столь удачный слоган, сочетающий в себе речевую красоту и историческую правду, придумала все та же Нана Александрия. И вот вам, пожалуйста: любой зритель, зашедший в игровой зал, видит, что за центральными столами играют: Чибурданидзе – Иоселиани, Гаприндашвили – Чибурданидзе, Гаприндашвили – Александрия, Чибурданидзе – Ахмыловская, Чибурданидзе – Александрия. И это не шутка. Претендентки на звание лучшей шахматистки Европы сидели за теми самыми столами, за которыми когда-то проводили недели в борьбе за шахматную корону вышеназванные легенды. Стоит ли говорить о том, что в стране чемпионок мира желали видеть на пьедестале хотя бы одну грузинку? «Рассчитываем на медаль», - ответила капитан женской сборной Грузии Нино Гуриели на вопрос о прогнозах, но мне показалось, что уверенностью в голосе ей не удалось скрыть сомнения.   

Л. Джавахишвили – Т. Косинцева

Эта партия игралась в последнем туре перед выходным днем. Грузинская шахматистка шла в числе лидеров – на тот момент она, как и еще шесть участниц, имела в активе 5 очков из 6. Россиянка отставала на пол-очка. Позиция на диаграмме возникла после 15 ходов. Только что белые совершили программный маневр конем с f3 через g5 на e4. И теперь, сделав ход 16.Nd5, Джавахишвили… предложила ничью. Я попросил дать оценку сложившейся ситуации сидевших рядом со мной в пресс-центре собеседников.

Генна Сосонко: «Когда Михаил Моисеевич Ботвинник комментировал какую-либо партию, то при возникновении такого рода позиций он писал: «Партия стратегически решена, остальное ясно без комментариев» - и все оставшиеся ходы шли один за другим без пояснений. Конечно, в данном случае присутствует небольшое преувеличение, но позиция где-то близка к этому. Предложение ничьей, вероятно, основано на проявлении уважения Джавахишвили к силе соперницы, к тому, что та имеет на сто очков больше ЭЛО. Другого объяснения быть не может. Добавлю, что я в такого рода позициях не предлагал ничьи ни Карпову, ни Каспарову».

Сергей Мовсесян: «Соглашусь, что позиция настолько приятная… Когда я за доской, мне трудно ожидать белыми чего-то большего после дебюта. Не хочу оказаться пророком, но я в таких позициях ничьи не предлагаю еще по одной причине: боюсь, что в одном турнире такой же хорошей позиции у меня может и не быть, и что меня потом накажут за то, что здесь не продолжил борьбу».

Нана Александрия: «Если на что-то претендовать, то надо выигрывать именно такие принципиальные партии. Тем более, тут и рисковать нечем».

Это, разумеется, лишь один из многих примеров, но он демонстрирует, каким образом происходит жесткий отсев основной массы участниц от тех, кто «на что-то претендует». «Первую десятку можно предсказать с вероятностью 70-80 процентов», - не зря же нынешний главный тренер мужской сборной Украины Александр Сулыпа произнес эту фразу еще во время первого тура. Именно потому десятка и предсказывается, что совсем немного известно шахматисток, которые на протяжении одиннадцати туров способны делать нечто большее, чем просто получать хорошие позиции.  

Одна из таких – Виктория Чмилите. За последние шесть чемпионатов Европы она трижды становилась второй. Когда Пауль Керес занял вторые места в четырех подряд турнирах претендентов, Тигран Петросян заметил: «Легче стать один раз первым, чем четырежды вторым». Полагаю, применительно к масштабам «швейцарок», где соревнуются лучшие шахматистки Европы, о Чмилите можно сказать то же самое. «Она уже давно своей игрой заслуживает того, чтобы достичь крупного успеха», - произнес Адриан Михальчишин, когда Виктория только захватила лидерство, набрав на старте 5 из 5. Затем уступила будущему серебряному призеру Антуанете Стефановой, но оказалось, что машина настолько набрала ход, что тормозной путь в один тур просто невозможен по законам физики. Впрочем, об этом вы уже знаете из предыдущего номера «64», в котором Чмилите сама поведала о своем выступлении и прокомментировала наиболее значимые его фрагменты. Пожалуй, стоит к этому добавить продолжение истории. Уже в Литве, на родине чемпионки, государство выразило желание вознаградить свою героиню премией, но выглядела эта премя то ли смешно, то ли грустно - две тысячи литов (около 800 долларов США). «Я искренне радуюсь победе уважаемой Чмилите, - заверил премьер-министр Андрюс Кубилюс, - но мы унаследовали такую систему наград и премий, в которой предусмотрено, что в этом виде спорта премии именно такие, по этим документам и назначена такая сумма». Ну кто же еще может в нужный момент встать на защиту спортсменов, как ни депутаты: «Систему премирования за ночь мы не поменяем. Но мы думаем, что правительство в срочном порядке должно принять решение выделить спортсменке премию в несколько раз больше из резервного фонда», - предложили заседатели Сейма (парламента Литвы). И вскоре «все кончилось так, как должно было быть – у сказок счастливый конец»: сам Кубилюс вручил королеве букет цветов, диплом, чек на сумму 20 тысяч литов и именные часы. 

Фактически победного результата Чмилите достигла за десять туров. В одиннадцатом ее устраивала ничья белыми с Матвеевой, и партия не продлилась больше пяти минут. Примерно столько же просидели за второй доской Даниелян и Стефанова. Выяснилось, что мирные результаты устроили всех четверых. Примерно через полчаса, потирая руки, в пресс-центр зашел ничего не подозревающий Адриан Михальчишин: «А вот сейчас мы и посмотрим, умеют ли женщины играть, как мужчины». Пришлось разочаровать гроссмейстера и тренера женской сборной Турции: смотреть не на что – женщины уже давно сыграли, как мужчины.

Что примечательно, с тем же обоюдно выгодным исходом завершились партии на девяти первых досках из десяти, причем в некоторых из них борьба продлилась достаточно долго. Но, видимо, мысль о том, что ничья, скорее всего, позволит войти в число тех, кому полагается путевка на чемпионат мира в следующем году, сидела в головах участниц настолько прочно, что никакое нарушение динамического равновесия не могло разрушить внутренний настрой на определенный результат. На эту тему довелось совсем недавно услышать размышление Александра Морозевича: «Современные шахматисты – невероятные прагматики, у которых в голове постоянно крутятся очки-голы-секунды. Некоторые по ходу партии думают: «так, если я выиграю, сколько прибавлю в рейтинге, что скажут те, что напишут эти, как это отразится на остальном; если я пойду так, то сколько денег я выиграю, а не выгоднее ли мне сделать ничью… Я, конечно, не могу знать, о чем думали во время игры Алехин с Капабланкой, но что-то мне подсказывает, что совсем не об этом». Ну, а вкупе с событиями той же Казани бедному Генне Сосонко приходилось чуть ли не каждый день возвращаться к своей крамольной мысли, которая, впрочем, от многократного повторения не превратилась в банальность: «Возможно ли это в каком-нибудь еще виде спорта, чтобы участники путем словесного контракта прекращали борьбу досрочно? Подумаем просто. Я плохо себе представляю, где это возможно. Шахматы, имея в себе очевидные спортивные моменты, настоящим спортом не являются».

Предлагаю читателям на досуге особенно серьезно задуматься над последним предложением.  

И все же хотелось бы возвратиться к одной из участниц, заключившей в последний день тот самый словесный контракт. Сулыпа говорил о предсказуемой «десятке», но вот эту шахматистку до начала турнира вряд ли кто мог поставить в эту «десятку». Причину, как всегда, точнее других сформулировал Сосонко: «Светлана Матвеева еще очень молода, как и все участницы турнира, но не так экстремально, как многие из них». Четвертое место (а можно ведь сказать и дележ третьего-четвертого) – безусловный успех Матвеевой, которую, чего уж там греха таить, многие просто списали со счетов. Решающей стала серия из четырех побед подряд с 7-го по 10-й туры. Особенно впечатлила нас, наблюдателей в пресс-центре, «инструктивная партия» (Генна употребил очередное западное выражение) против Марии Музычук в предпоследний день.  

М. Музычук - С. Матвеева

Разыграна хорошо знакомая Матвеевой французская защита. У черных, скажем так, стандартно-стесненная позиция, но пружина при любом удобном случае может распрямиться. Последним ходом 21…Qс7 опытная шахматистка предложила сопернице закусить пешкой.

22.Nxh7? Мария то ли просчиталась, то ли недооценила возможности черных.
22…Nxh7 23.Rxh7 d4! Позиция белых разваливается мгновенно.
24.b4 Nd7 25.Qxd4 Nxe5 26.Qa7? Последняя ошибка. Ферзь спрятал сам себя, и черные используют это обстоятельство по максимуму.
26…Nxf3 27.Bxf3 Qf4+ 28.Kb2 Qxb4+ 29.Kc1 Rd6 30.Ne4 Rb6 31.Nf6. Допускает мат в четыре хода. Впрочем, другие продолжение могли лишь несущественно оттянуть капитуляцию.  

…Наутро после вручения наград и прощальных речей часть участниц покинула Грузию, другие остались еще на три дня - для того, чтобы сыграть в европейском же первенстве, но уже по быстрым шахматам. Автобус увез нас из Тбилиси в Кутаиси. Вы когда-нибудь бывали в этом городе в центральной части Грузии? Если нет, то послушайте.

В первый же вечер нас отвезли на экскурсию в пещеру Сатаплия. Она находится в безумно красивом месте в горах; в ней сохранились следы динозавров; а ныне отдельные деловые встречи с VIP-персонами там проводит Михаил Саакашвили. Возвратились мы около девяти, и не удивительно, что не все торговые точки города в это время продолжали работать. Зайдя в маленький магазин и не увидев за прилавком того, за чем шел, я спросил продавщицу, где бы я мог купить фрукты. В ответ услышал голос сидевшего за столиком мужчины в возрасте (магазин вмещал в себя нечто вроде мини-кафе):

- Русский?

- Да, - отвечаю.

Следующую часть диалога можно пересказать кратко, ибо она стандартная: выяснилось, что я из Москвы, и, конечно же, мой собеседник какое-то количество лет тоже прожил в Москве; теперь же, из-за маразматиков во главе обоих государств, у нас нет возможности ездить друг к другу; нет, мы не забыли обменяться названиями станций метро, на которых жили или живем.

- Так где все-таки можно здесь купить фрукты? – пытаюсь я вырулить на главную дорогу.

- Садись, посидим, пиво выпьем.

- Да нет, спасибо, вы уж не обижайтесь, но у меня дела.

- А фрукты лучше покупать на базаре, но сейчас он закрыт.

- А как мне до него добраться завтра утром?

- Ты во сколько пойдешь?

- Точно не знаю заранее.

- Я пойду на работу в полвосьмого, и провожу тебя. Подходи к этому перекрестку, здесь встретимся.

Собеседник, за пару минут ставший практически своим, еще долго уговаривал меня воспользоваться его помощью, ибо сам я дорогу могу не найти: «это далеко». Разумеется, на следующий день выяснилось, что дойти до рынка не сложнее и не дольше, чем от моей квартиры в Москве до ближайшей станции метро.

Вечером следующего же дня в гостинице исчез Интернет. Но послать репортаж на сайт нужно кровь из носа. Время опять нерабочее. Узнав, где находится ближайшее Интернет-кафе, я отправился туда, не имея сомнений в том, что оно уже закрыто. Зато неподалеку стояли две средних лет женщины. В ответ на мой вопрос, где еще можно найти заведение с выходом в Интернет, последовал громкий зов, и через пару секунд из соседнего квартала появился молодой человек, оказавшийся сыном одной из них. «Пойдемте, я провожу вас», - сказал он после длительного раздумья в поисках нужного мне заведения, и мы отправились. Разумеется, и оно оказалось закрытым. Тогда Давид (мы, естественно, познакомились по пути) спросил:

- Вам надолго Интернет нужен?

- Да нет, на несколько минут.

- Пойдемте, у меня дома воспользуетесь. Будете моим гостем.

Дома, как полагается, оказались жена, теща и брат. По телевизору шла «Наша Раша». В этот вечер число зрителей сайта chess-news.ru стало чуть больше.      

Пожалуй, для полноты картины стоит добавить и случай, рассказанный Генной Сосонко несколькими днями ранее. Выйдя из тбилисской гостиницы, он поднял руку, чтобы поймать такси. Однако на призыв откликнулась проезжавшая мимо маршрутка, и Генна сел в нее. «Вы не могли бы меня известить, когда мне выйти на проспекте Руставели?» - обратился он к водителю, на что сидевший рядом попутчик отреагировал незамедлительно: «Не беспокойтесь, я вам все скажу». Когда подъехали до места назначения, Генна спросил, сколько он должен заплатить за проезд. Водитель ответил: «пятьдесят копеек». Стоило русскоговорящему пассажиру полезть в карман, как сосед остановил его: «Что вы, что вы, вы наш гость!» - и оплатил проезд.

«Что здесь можно еще сказать?.. – разводил руками Генна, рассказывая эту историю. – В каком-то смысле случай стал квинтэссенцией моего пребывания в Тбилиси и отношения ко мне в этом городе».

…По правде говоря, в программе вояжа в Кутаиси главным пунктом значилась не спортивная часть (рапид-чемпионат выиграла Хоан Тянь Чан, представляющая Венгрию), а то, что было подготовлено на самую закуску: чествование Майи Чибурданидзе. Великой шахматистке пришлось принимать поздравления во второй раз в году. В первый раз это случилось 17 января – в день, когда в маленьком грузинском городе Кутаиси родилась будущая чемпионка мира.  

Чудесным майским вечером местный оперный театр зрители заполнили до отказа. На сцену выходили шахматистки – молодые и не очень, титулованные и малоизвестные, а также шахматные функционеры - и все говорили добрые слова в адрес героини. Это был тот случай, когда добрые слова не могли быть дежурными по определению. Действо продолжилось концертом и завершилось банкетом.

«Приезжайте к нам еще, - произнес экскурсовод по кутаисской пещере Сатаплия, и тут же добавил: - Хотя, знаю ведь, что не приедете».

Я задумался. И через паузу протянул: «Вы знаете, на вашем месте я бы не был так уверен в этом…»


  


Смотрите также...