Андрей Девяткин: Жесткий график – не помеха в удивительной стране

Время публикации: 05.07.2011 09:37 | Последнее обновление: 05.07.2011 09:38

Большинство россиян, как оказалось, имеет об Австралии довольно смутное представление: в основном, конечно, сразу же вспоминают про кенгуру и коал, якобы заполонивших всё ее пространство.
Оригинал на сайте study-chess.ru

Более “продвинутым” приходят на ум аборигены, повсеместно метающие бумеранги, а кое-кто и вовсе не уверен, что австралийцы не ходят на головах. Надеюсь, что данной статьей мне удастся частично развеять эти заблуждения – впрочем, довольно простительные, учитывая, что среди иностранцев бытует мнение, будто на Красной площади проще простого встретить медведя с балалайкой и бутылкой водки в лапах.

Цель моего путешествия состояла в том, чтобы посмотреть страну, попрактиковаться в разговорном английском и заодно сыграть в двух турнирах. Я был заранее предупрежден о непривычно жестком графике соревнований – два опена подряд, в каждом по две партии в день, раннее начало первых туров (в 9.30 утра), и все это с учетом утомительной дороги (лететь до Австралии целые сутки, к тому же с пересадкой) и неизбежной акклиматизации. Четыре года назад российский “десант” в лице гроссмейстера Сергея Шипова не выдержал этих перегрузок – во втором турнире Сергей был нещадно бит местными любителями.

Однако желание набраться новых впечатлений, конечно, пересилило возможные трудности, тем более что организаторы компенсировали мне большую часть дорожных расходов, а также обеспечили жильем. Правда, если в Канберре мне достался одноместный номер, то в Сиднее комнату пришлось бы делить с соседом, к тому же в Канберре был немаловажный козырь – балкон (о чем речь пойдет ниже). Поэтому на втором турнире я решил воспользоваться гостеприимством семьи Смирновых.

Пользуясь случаем, хочу выразить этим людям искреннюю благодарность за помощь до и во время поездки, а также сказать о них несколько слов. Владимир Смирнов с супругой и сыном уже более 10 лет живет в Сиднее, где преподает экономику в Сиднейском университете (в Австралии ученые на хорошем счету, в отличие от нынешней России), а кроме того, активно участвует в австралийской шахматной жизни. Уехав из России кандидатом в мастера, на новом месте Владимир, уже будучи взрослым состоявшимся человеком, заметно усилился, не так давно выполнил последнюю норму международного мастера и сейчас ждет присвоения. Играет в шахматы и его десятилетний сын, весьма любознательный мальчуган, причем весьма неплохо – на данный момент Антон Смирнов входит в пятерку лучших в мире по рейтингу в своем возрасте.

*     *     *

В Австралии я пробыл три недели, чего, конечно, не вполне достаточно, чтобы хорошо узнать эту удивительную страну. Однако впечатлений накопилась масса, и ниже я поделюсь некоторыми из них (прошу заранее извинить за некоторую сумбурность изложения).

Сидней.

В этом красивейшем городе я провел большую часть времени. Размеры Сиднея невероятно велики – он в несколько раз больше Москвы, притом, что население намного меньше, всего около 4 миллионов. Ввиду огромных расстояний жить в Сиднее без автомобиля довольно непросто, несмотря на то, что в городе исправно функционирует общественный транспорт, включая метрополитен. Сиднейский метрополитен заметно отличается от московского: привычной для жителей российской столицы толчеи нет и в помине (разве что в час пик на некоторых центральных станциях), линии проходят в основном над землей и тянутся порой более чем на 100 километров, вагоны двухэтажные, поезда идут бесшумно. Правда, удовольствие это недешевое – действует зонная система, и, например, 40-минутная поездка от Sydney Central Station до станции, в районе которой я жил, стоит 4 австралийских доллара (чуть меньше 120 рублей). Далее нужно было добираться либо на автобусе, который ходит редко и не допоздна, либо на своих двоих – примерно 45 минут быстрым шагом по автомобильным дорогам, для пешеходов отнюдь не предназначенным.

Еще раз подчеркну, что без собственной машины жизнь в Сиднее довольно проблематична. Я не автомобилист, но, как мне показалось, водить в Австралии заметно комфортнее: куда меньше пробок, к тому же все ездят по правилам (что немудрено, учитывая большие штрафы и отсутствие коррупции). Кстати, и случаев бесплатного проезда в метро (все мы наблюдали, как школьники и студенты, а то и солидные дяди-тети перепрыгивают через турникеты) мне увидеть не довелось, что опять-таки неудивительно, учитывая недвусмысленные надписи в вагонах “Fare evasion is a crime”.

Канберра.

Для детального знакомства со столицей Австралии у меня было чуть меньше времени и возможностей. Канберра – город весьма своеобразный; при населении в районе 400000 человек (как, допустим, в Смоленске) она по размерам не уступает… Москве! Поэтому для Канберры характерна малоэтажная застройка и разрозненные районы, прорезанные большими кусками природных ландшафтов.

Опять-таки, автодороги не слишком приспособлены для пешеходов, а метрополитена в Канберре нет, поэтому жизнь без машины/мотоцикла еще сложнее, чем в Сиднее. Впрочем, для сильных духом существует альтернативный вариант – велосипед.

Насколько мне удалось понять из объяснений местных жителей, когда-то в Австралии велись дискуссии о том, где должна быть столица – в Сиднее или Мельбурне (два крупнейших города), и в итоге было принято компромиссное решение – третий вариант. Несколько населенных пунктов, расположенных вблизи друг от друга, были объединены и достроены – так и возникла Канберра.

Именно в Канберре мне впервые удалось увидеть символ Австралии – кенгуру: по окончании турнира главный организатор турнира Чарльз Бишоп любезно организовал для приглашенных гроссмейстеров экскурсию по местам обитания этих животных.

Язык Австралии.

В Австралии говорят на английском языке, который намного ближе к британскому, чем к американскому, однако произношение содержит ряд особенностей. Классический пример – не стоит пугаться, услышав от австралийца: “Did you come here to die?”, ведь он всего лишь хотел спросить, приехали ли вы сегодня (“Did you come here today?”). Тем не менее к австралийскому акценту, если владеешь английским, привыкнуть нетрудно, в отличие от весьма быстрой и небрежной речи, характерной для многих местных жителей. Здесь средство одно – длительная практика.

Население Австралии.

Австралия – весьма многонациональная страна: огромные просторы, отличная экология, довольно высокий уровень жизни и безопасности манят людей со всего мира. В этом плане Австралию можно сравнить с США, но пятый континент отличается от Штатов намного менее агрессивной внешней политикой, что, безусловно, добавляет ему привлекательности. Наибольшую долю этнического состава, помимо британских австралийцев, составляют китайцы (численность которых в крупных городах доходит до 30%), а также выходцы из Европы, индусы, филиппинцы – всех не перечислишь (например, женщина-продавец в магазине сувениров в центре Сиднея оказалась родом из Финляндии). Чернокожих, кстати, не так много. Отмечу, что местные жители, вне зависимости от этнического происхождения, в основном весьма приветливы и дружелюбны.
 Что же касается пресловутых аборигенов, то их, как ни странно, удалось увидеть всего пару раз. Говорят, что у местных властей проблемы с коренным населением, т.к. аборигены плохо интегрируются в современную жизнь – предпочитают жить на пособие вместо того, чтобы работать, злоупотребляют алкоголем и даже… нюхают бензин. Жесткие методы по отношению к коренному населению власти Австралии считают неприемлемыми, а мягкие работают не всегда, поэтому тема аборигенов в Австралии – один из больных вопросов.

Кухня Австралии.

Пожалуй, можно сказать, что Австралия – страна для гурманов: редко где еще встретишь такое разнообразие блюд в традициях всего мира. Огромной популярностью пользуется азиатская кухня – китайская, тайская, японская, индийская. Из европейских – пожалуй, итальянская и французская. (Не остался в стороне и пресловутый фастфуд в духе МcDonalds – куда же без него.) Существует также понятие Modern Australian Quisine – современная австралийская кухня, впитавшая в себя множество самых разных влияний, включая рецепты коренного населения, но на основе, пожалуй, все-таки британской. Сами блюда приготовлены в основном замечательно, а за качеством продуктов в Австралии следят довольно строго. Великолепно также австралийское вино, выбор которого невероятно широк. Как говорится, были бы деньги! (Впрочем, последнее изречение применимо не только к австралийской еде, но и к Австралии в целом. С другой стороны – если говорить о местных жителях – средний заработок там довольно высок, и при наличии работы беспокоиться особо не о чем.)

Курение.

Отдельно хотел бы рассказать о том, какие перспективы ожидают в Австралии курильщиков. Во-первых, удовольствие это очень дорогое – пачка сигарет стоит 15-20 долларов. Таким образом, если среднестатистический курильщик расходует в день около пачки, нетрудно подсчитать, что ежемесячные расходы на сигареты составят, в переводе на российские деньги, примерно 15000 рублей! Во-вторых, сигарет на прилавках не увидишь – закон обязывает продавцов прятать их от глаз клиентов и демонстрировать лишь при просьбе. Мало того, в общественных местах (включая кафе и отели) и даже кое-где на улице курить запрещено под угрозой серьезного штрафа. В Канберре меня выручал балкон, а вот в отеле, предложенном сиднейскими организаторами, такой возможности не было – живи я там, приходилось бы всякий раз бегать на улицу с пятого этажа. В довершение ко всему есть еще одна проблема – иной раз просто некуда выкинуть окурок. Да, в центре городов установлены пепельницы, но, например, в периферических районах Сиднея их нет, а бросить окурок на идеально чистую улицу, утопающую в зелени, просто не поднимается рука.

Так что не раз и не два из уважения к местным обычаям приходилось идти полкилометра с сигаретным фильтром до ближайшего мусорного контейнера…

Такая антитабачная политика видится довольно разумной, даже на мой взгляд курильщика: государство создает гражданам все условия, чтобы те могли избавиться от сомнительной ценности привычки. Немаловажно, конечно, и то, что воздух в Австралии значительно чище, чем в той же России. Почти не сомневаюсь, что, живи я в Сиднее, бросил курить бы довольно быстро.

*     *     *

Пора наконец перейти к описанию шахматной части моей поездки. В первом турнире – на Кубке Дёберля в Канберре – яркие впечатления прибавили мне сил, и хорошо выступить не помешал даже непривычный игровой график. Справедливости ради отмечу, что Австралию не назовешь шахматной страной, и “швейцарка” с аналогичным призовым фондом в Европе могла бы собрать заметно более сильный состав.

После хорошего старта – 5,5 из 6 – последовали две трудовые ничьи с МГ Хансеном и Смердоном, а в конце удалось настроиться на решающую партию и обыграть черными грузинского гроссмейстера Давида Арутиняна. Это позволило мне стать единоличным победителем турнира, чего со мной не случалось уже очень давно.

Фестиваль был отлично организован, в чем главная заслуга принадлежит директору турнира Чарльзу Бишопу. Отмечу также работу Иана Роджерса – пожалуй, самого известного из австралийских гроссмейстеров, многократного победителя того же Кубка Дёберля. Проблемы со здоровьем уже несколько лет не позволяют ему выступать в турнирах, однако страсть к шахматам не угасла, и на обоих турнирах он работал комментатором. Послушать блестящие комментарии Роджерса с удовольствием приходили все, включая закончивших свои партии гроссмейстеров.

Через день после окончания Кубка Дёберля начался Сидней-опен, где усталость начала все же сказываться. Начав 3 из 3, в дальнейшем я выиграл всего одну партию – что интересно, у болгарского гроссмейстера Деяна Божкова. Привычные же к жестким условиям местные игроки (в Австралии очень часто играют по 2, а то и 3 партии в день) оказывали нешуточное сопротивление, и в какой-то момент мне пришлось даже спасать совершенно безнадежную позицию без двух пешек против австралийского мастера ФИДЕ. По счастью, во второй партии этого дня Арутинян не стал “мучить” меня белыми (возможно, потому что и сам был измучен) и быстро предложил ничью. Итог – 6,5 очков из 9 и дележ второго места.

Куда менее удачно сложились дела у рейтинг-фаворита обоих турниров, датского гроссмейстера Суне-Берга Хансена (2603) – если в Канберре он выступил вполне достойно, поделив второе место, то в Сиднее ему пришлось трижды остановить часы в партиях с местными любителями. Правда, для датчанина это был аж третий турнир подряд (до Австралии был Таиланд), и он, вероятно, просто не учел специфику австралийского графика и переоценил свои силы. А первым в Сиднее несколько неожиданно стал молодой мастер ФИДЕ Асхат Хампария из Индии, для которого этот турнир стал пока что лучшим в жизни.

В завершение хотел бы рассказать о любопытном нововведении, опробованном в канберрском турнире. Как известно, одной из проблем современных шахмат является проблема коротких бескровных ничьих. В России сейчас предпочитают решать ее путем прямого запрета – например, участники не имеют права соглашаться на ничью до 40-го хода. Минус такого подхода в том, что при желании игроки все равно могут “соорудить” быстрое троекратное повторение ходов, и судья будет обязан зафиксировать ничью, согласно шахматному Кодексу. Организаторы турнира в Канберре в итоге подошли к этой проблеме по-другому, а именно: решили воздействовать на участников экономическими методами. В турнире, помимо основного призового фонда, был установлен специальный “бойцовский фонд” (fighting fund) в размере 1000 долларов. Претендовать на него могли лишь те шахматисты, которые за весь турнир не сделали ни одной ничьей короче 30 ходов и которые в последнем туре имели очков не меньше, чем играющий на 4-й доске (последнее сделано для того, чтобы отсечь плохо выступающих игроков).

На мой взгляд, такой подход гораздо более разумен – по крайней мере, меня он сподвиг на то, чтобы черными отклонить мирное предложение Хансена практически в дебюте. Пусть позиция была равной и партия все равно закончилась вничью, но до мирового соглашения шла реальная борьба – зрелищность турнира повысилась, организаторы остались довольны, а я в дополнение к первому призу получил треть “бойцовского фонда”.

ОРИГИНАЛ


  


Смотрите также...