Украинский коэффициент жесткости, или Когда на партию – как в последний бой

Время публикации: 29.06.2011 10:38 | Последнее обновление: 30.06.2011 15:07

- Вы хотели бы сделать татуировку?
- Да. «
Rybka 4». На мозгу.
А.Коробов

В каждой эпохе свои идеи. Сегодня все прочнее укореняется посыл о том, что шахматы не нуждаются в телевидении или огромных залах для болельщиков, они нашли свое пристанище в Интернете. Тысячи, а иногда и сотни тысяч зрителей со всего земного шара следят за онлайн-трансляциями партий в паутине, которая уже безвозвратно опутала современное человечество.

Не стану кривить душой, на некоторое время, особенно после потрясающего освещения в Интернете Мемориала Таля и матчей претендентов, я тоже стала склоняться к этой мысли. Действительно, если раньше можно было упрекнуть трансляции в том, что следить приходится только за изменениями позиции, но никак не за поведением игроков, то теперь новые технологии позволяют даже частично воссоздать эффект присутствия в зале. Казалось бы, о чем еще мечтать? Сидишь дома, уютно расположившись в любимом кресле, или на работе, периодически украдкой раскрывая заветное «окно в Мир», а перед глазами сильнейшие шахматисты мира считают варианты, нервничают, принимают ключевые решения. Вот Александр Гришук пожимает руку Борису Гельфанду, признавая тем самым поражение в финальном поединке. Смотрим на его лицо: ни одна мышца не дрогнула. А мы – свидетели. Свидетели исторического события. Не выходя из дома.

Но если бы человеку было достаточно плоского изображения, он бы не пытался создавать 3D объекты. Да и видео-трансляции – вещь пока достаточно дорогостоящая и, как следствие, редкая. Поэтому, понаблюдав несколько дней за ходом сильнейшего за всю историю чемпионата Украины с помощью онлайн-трансляций партий, без особых раздумий отправляюсь в Киев.

Захожу в зрительский зал, окунаюсь в привычную атмосферу интеллектуальной тишины, понимаю, что ничто, ровным счетом ничто не может заменить этого ощущения причастности к шахматному таинству.

Какой же Интернет может передать, как рождает простые на первый взгляд, но гранитные по своей сути ходы Руслан Пономарев, специфически забросив правую ногу на левую. Непроницаемое лицо Юрия Криворучко резко контрастирует с воплощением сосредоточения романтика - Евгением Мирошниченко.  Захар Ефименко (интересно, не увлекается ли он латиноамериканскими танцами?) ближе к цейтноту бессознательно начинает выстукивать подошвами ритмы ча-ча-ча. Напряженная неподвижность Юрия Вовка нейтрализуется флюидами спокойствия, исходящими от Спартака Высочина. А Антон Коробов просто неподражаем в своей интеллигентной экстравагантности. Бесценные образы, которые, увы, не передаются по проводам.

По итогам шести туров уверенно лидировал Руслан Пономарев. Но не это удивило; удивил стиль – со стороны казалось, что экс-чемпион мира не прилагает почти никаких усилий для того, чтобы набирать очки. Когда играл черными, противники будто и не пытались создать ему проблем, достаточно быстро соглашаясь на мир. Когда в распоряжении Руслана были белые фигуры, успех достигался на вид легко и непринужденно. Однако, это лишь впечатление, которое, как известно, бывает обманчивым. Поэтому после очередной быстрой победы лидера – над Спартаком Высочиным - решаю поговорить с ним, дабы проверить свои догадки.

- Руслан, поздравляю с новой победой!

- Спасибо.

- Сегодняшняя партия еще более усилила впечатление, что турнир для Вас как-то магическим образом складывается. Победы получаются непринужденными и убедительными, фигуры неизменно оказываются в нужный момент в нужном месте. Что это? Отличная подготовка? Фарт? Или легкость – только кажущаяся?

- Как говорится, если легко – пусть кто-то другой сядет и сыграет (смеется). На самом деле, мне здесь, наверное, сложнее всех играть как рейтинг-фавориту. Встречаясь со мной, все играют более ответственно, «от ничьей». Почти не рискуют. К тому же, если я выиграю здесь даже три партии без поражений, все равно потеряю  рейтинг. А что касается подготовки к турниру, здесь я тоже оказался не в самом выигрышном положении. У всех было на это время. А я совсем недавно играл матч с Накамурой в Америке, и времени перед чемпионатом почти не было. Да и все эти перелеты, смена часовых поясов очень утомляют.

- А сколько, на Ваш взгляд, необходимо времени на подготовку к такому круговому турниру, как чемпионат Украины 2011 года?

- Понятно, что Ананд к матчу или турниру может и по полгода готовиться, но что касается меня, то если есть три недели на подготовку – уже хорошо. В данном случае у меня этого времени не было, поэтому готовиться приходится больше по ходу турнира.

- Это ведь огромная нагрузка. Занятия спортом помогают выдержать?

- Да не то, чтобы. Помогает то, что в Киеве играем. И не столько в том смысле, что здесь мой дом – во время турнира я все равно живу в гостинице «Днепр», чтобы иметь возможность больше общаться со своим помощником Михаилом Голубевым, – а скорее потому, что мне в Киеве все знакомо – еда, вода, язык. Не приходится тратить много сил на бытовые нужды, в то время как если играешь за границей, постоянно приходится напрягаться, разговаривая на иностранном языке, аккуратно выбирать места для питания. Да и ехать на чемпионат никуда не нужно было. Это, кстати, позволило сохранить лишний день для подготовки.

- То есть, если спросить, легче или сложнее играть в турнире в роли хозяина, Вы без раздумий ответите, что легче?

- Так ведь так в любом виде спорта, если посмотреть. Если сравнивать, как футбольная или баскетбольная команда играет дома и в гостях, то результат дома всегда оказывается лучше. Вот и в том же матче с Накамурой все-таки сказалось, что он играл дома. Это помогает.

- А Вы хотели бы сыграть подобный матч в Киеве? Может быть, обновленная Украинская федерация шахмат или киевские меценаты заинтересуются этой возможностью. Кого бы Вы тогда выбрали себе в противники?

- Я думаю, что об этом пока рано говорить. Все-таки, нет пока уверенности, что Украинская федерация шахмат финансово к этому готова.

- И все же. Если предположить, что созданы все условия, и Вы можете выбрать любого противника - кто им будет?

- Если чисто гипотетически, то интересно было бы с Карлсеном сыграть. Да и на матч со многими другими шахматистами я бы с радостью согласился.

- И все-таки Карлсен. Одни говорят – гений, другие – машина, третьи – аккумулятор знаний. Как Вы считаете? Что превалирует?

- Если честно, я не задумывался. Играю с ним, и играю. Пока счет не в мою пользу, на одну партию я больше проиграл, чем выиграл. Но в принципе, по позициям, играть, конечно, можно. Я ведь тоже планирую расти, совершенствоваться. С Карлсеном все-таки Каспаров работал. А если бы Гарри Кимович со мной поработал, я бы тоже, может быть, заиграл бы в неимоверную силу!

- То есть и Вы не прочь с Каспаровым позаниматься?

- Нет, ну я все-таки раньше планировал с ним матч играть. Поэтому было бы немножко тяжело сейчас сотрудничать. Да и финансовые ресурсы все-таки не те. Украину пока не сравнишь с Норвегией. А Каспаров, без сомнения, очень серьезный и высокооплачиваемый специалист.

- Я сейчас держу в руках брошюру, посвященную этому турниру, где перечислены все Ваши самые высокие достижения. Но о чемпионатах Украины здесь не упоминается. Вам уже удавалось побеждать в национальных первенствах ранее?

- Нет. Ни разу в жизни не играл в чемпионатах Украины. Они ведь проводились, можно сказать, условно. Символические призы, очень слабые составы. Никогда не возникало желания там сыграть. Это мой первый чемпионат страны.

- Вот как, оказывается! Видимо, в этом кроется еще одна отгадка Вашего убедительного шествия по турниру - повышенная мотивация. Всегда особенно сильно хочется выиграть турнир впервые.

- Если честно, на недостаток мотивации я никогда не жалуюсь. По-моему, где ни играй - хоть в супертурнире, хоть со своей подругой, - все равно хочется выиграть. Проблема бывает только одна – когда нет сил, энергии. Тогда уже и мотивация никакая не поможет.

- Сразу захотелось задать встречный вопрос: как Вы относитесь к женским шахматам? Может ли женщина играть на равных с мужчиной?

- У женщин свои шахматы, у мужчин – свои. Это два разных вида. Ничего удивительного, ведь в других видах спорта тоже так. Однако радует, что и у женщин начинает вырисовываться какой-то порядок в розыгрыше мировой короны. Вот Хоу Юфань скоро сыграет матч с Конеру Хампи… Но если честно, не очень за женскими шахматами слежу.

- Кстати, о чемпионатах мира. Вы планируете участие в Кубке мира этого года?

- Да, пока планирую.

- А какая турнирная система для Вас наиболее удобна: круговая, швейцарская, нокаут?

- Любая, кроме швейцарской. В «швейцарках» я не играю. Там слишком смешанные составы. В первых трех турах можно встретиться с очень слабыми соперниками, а это неинтересно.

- Привлекает внимание тот факт, что Вы в текущем турнире очень быстро играете. Вспоминая ту же первую партию с Антоном Коробовым в первом раунде: противник и жертвы предлагал, и нависал над позицией короля довольно грозно, а у Вас на момент окончания игры оставалось еще более часа. Хорошо были знакомы с вариантом или просто понимали, что атака объективно не должна ни к чему привести?

- С Коробовым получился хорошо знакомый вариант, с помощью которого я выиграл первую партию матча с Накамурой. Меня удивило, что Антон пошел на него, а потом начал думать больше меня.

- А сегодня с Высочным?

- Сегодня Высочин просто не очень хорошо играл. Выбрал вариант неудачный, который на высоком уровне уже забраковали, и не зря. Мне ведь играть было очень легко, все по центру стоит. А у него после хода Фf8 явные сложности. Я, кстати, специально и сыграл 1.с4, хотя обычно 1. d4 хожу, чтобы на этот вариант выйти. Спартак почему-то только его играет.

- Если бы такой формат чемпионата Украины, как в этом году, прижился, Вы бы принимали в нем участие?

- Посмотрим, какая будет организация, какие условия. В этом году, конечно, еще много шероховатостей, недоработок, но в первый раз все можно. Нужно набираться опыта, совершенствоваться, улучшать условия.

- А что бы Вы улучшили?

- Сложно так сразу сказать. Все получилось немного скомкано, любительски. Гостиница вот тоже… Вроде как четыре звезды, а совсем не соответствует. Игровой зал тоже не до конца продуман. Нет зоны для курильщиков. Меня, к счастью, это не волнует, но других участников – вполне. Для того, чтобы посетить туалет, приходится покидать игровую зону. Конечно, мы все друг другу доверяем, но, в принципе, это тоже неправильно. Плюс вчера было очень шумно – во дворце параллельно проходило какое-то мероприятие, и музыка играла настолько громко, что очень хорошо слышна была даже в игровом зале. На мой взгляд, самое лучшее место для проведения шахматного мероприятия – это все-таки специализированный центр: дворец, спортивная школа. Вспоминая тот же самый матч с Накамурой… Такое приятное впечатление оставил. Каждая мелочь. Плюс онлайн-телевидение, партии параллельно комментировались. В России тоже очень хорошо организуют соревнования. Широко освещают.

- Кстати по поводу освещения. Здесь, в чемпионате Украины, я с удивлением столкнулась с тем, что фотографировать участников, даже без вспышки, разрешается только первые пять минут. На откровенное недоумение, вызванное замечанием судей на шестой минуте, мне сообщили, что щелчки, которые производит камера, мешают участникам. Получается довольно странная ситуация. С одной стороны, организаторы вроде как заинтересованы в популяризации турнира, всестороннем его освещении, с другой – фактически этому препятствуют. Ведь постановочные фотографии, сделанные в первые 5 минут игры, фактически мало кому интересны. Неужели фотоаппараты действительно такие шумные?

- Честно говоря, впервые слышу об этом правиле пяти минут. Но если это действительно так, то, на мой взгляд, оно абсолютно неправильное. Одно дело вспышки – они все-таки бьют по глазам и действительно мешают. Да и то, первые 5-10 минут фотографировать со вспышкой разрешается по международным правилам. А без вспышки, насколько я знаю, вообще неограничено…

- То есть, лично Вам это не мешает?

- Да дело даже не в том, мешает или не мешает. Есть ведь правила. Международные. Одни для всех. Поменяют эти правила – будем жить по другим.

- Несмотря на то, что практически все участники примерно одного возраста, Вас можно назвать уже состоявшимся шахматистом, а вот остальные ребята 1985-1988 годов рождения скорее на этапе восхождения. Кто показался наиболее опасным, перспективным?

- Может быть, я слишком строг, но какого-то яркого впечатления не оставил никто. Хотя, конечно, очень хотелось бы, чтобы смена подрастала, чтобы было кому на Олимпиаде за сборную играть. Этот турнир – отличное место для роста. Тот же Криворучко. Попал сюда из отбора. Никто о нем толком не знал. А сейчас набирает очки, конкурирует. Конечно, ему в некоторой степени сопутствует турнирная удача, но тем не менее. Если такие турниры будут продолжаться, вырастет смена.

...

Тем временем, продолжались остальные партии. Видимо, в наказание за бескровную ничью белым цветом в предыдущем туре не устоял черными Юрий Криворучко. Его величество шахматная справедливость материализовалась в этот день в лице Павла Эльянова, который уверенно довел минимальное преимущество в эндшпиле с разнопольными слонами до победы.

Постепенно, в позиционном ключе переигрывал Александра Арещенко Захар Ефименко. Однако пристальное внимание обитателей комнаты для анализа было приковано к поединкам между именинником восьмого тура Андреем Волокитиным и Александром Моисеенко - больно уж интересный для игры на полуминуте получился эндшпиль. А также, к противостоянию Вовк - Коробов - что же все-таки лучше, две пешки или активность?

Первыми интригу разрешили виртуозы легкофигурного эндшпиля. Как выяснилось чуть позже все в той же комнатке для анализа, странноватый по-человечески ход 39…Крd4 приносил черным победу.

Просчитать весь вариант в условиях абсолютного дефицита времени было практически невозможно. Поэтому больших сожалений у Александра Моисеенко его упущение не вызвало. А Андрей Волокитин с легкостью в душе и нежностью в лице (шутки ли, с такой-то дамой сердца!) отправился праздновать свое 25-летие.

А в поединке Вовк - Коробов чаша весов склонилась в пользу активности фигур. Несколько тактических ударов, которые нанес харьковчанин, полностью дезорганизовали соперника и заставили его сложить оружие.

Антон Коробов, недавний победитель крупного соревнования в Нахичевани, с самого начала украинского первенства находился в зоне моего особого внимания ввиду своей неимоверной тяги к борьбе. Да, очков в турнирной таблице здесь недобирает, но энергетика… Каждая партия – фейерверк. Где-то чуть-чуть не хватало, где-то мешали цейтнотные ошибки, но легкой жизни от Коробова не снискал никто. А поскольку в шахматном мире харьковчанин имеет репутацию преинтереснейшего собеседника, нахожу возможность с ним пообщаться.

Расположившись в уютном кафе, начать беседу решаю все с той же, первой партии.

- Что же все-таки произошло в партии с Пономаревым?

- А что там произошло? Сыграл в свою силу. Ввиду незнания – к моему стыду партию Пономарева с Накамурой я не видел – «родил» интересную идею. Но потом, в какой-то момент сыграл слишком простомольно и, в итоге, проиграл. Дело в том, что до партии с Накамурой он никогда не играл это направление. Чаще всего в репертуаре Руслана встречался вариант Земиша с 6.Ке2. Так он играл в Вейк-ан-Зее, например, с Грищуком. Да и вообще, за последние 2-2,5 года основной его реакцией на староиндийскую был как раз вариант Земиша. На подготовку к нему я и бросил основные силы. В варианте, который получился, у меня были какие-то знания, но бессистемные. И, главное, в моем возрасте - между Христом и Сократом - я уже не чувствовал уверенности, то я знаю или нет. После партии Руслан сказал, что готовился к ходу 16…h6 на 16. Фd2 – так с ним играл Накамура. Но я нашел, видимо, все-таки более свежую идею с заводом коня на f4. Идея антикомпьютерная, жертва фигуры только на перспективу – я просто не спеша усиливаюсь, без конкретики. Компьютер здесь дает нереальную совершенно оценку, видит только лишнюю фигуру и ничего определенного взамен. Но ведь король на g1 не покидает опасную зону, постоянно стоит там «под топором». Поэтому идея вполне жизнеспособная.

Наверное, здесь нужно вернуться еще дальше. До турнира для игры с Пономаревым я разработал определенную концепцию, философию.  Мне кажется, его главный недостаток заключается в том, что он часто играет неконкретно. В позициях, где нужно принимать какие-то ответственные решения, ограничивается общефилософскими ходами, даже идет на небольшие уступки, веря в свои силы и надеясь, что нивелирует упущенное в дальнейшем на классе. Поэтому моя установка на партию с ним была: играть как можно конкретнее. Я хотел поймать его на цикле таких мелких уступок и не выпустить. И, нужно сказать, концепция удалась. Ведь сыграй я 18…Qd7 вместо простодушного 18…Ne2, у меня там, очевидно, перевес. Другое дело, что я почему-то так не сыграл, и через несколько ходов совершил решающую ошибку, взяв второй раз на f5, вместо 21…Qh6 с равной игрой, и все закончилось.

- То есть, после 21…Qf5 уже без шансов?

- Нет, просто там я оказался на перекрестке различных путей добивания. Предпочел самый быстрый – автаназию. То есть, вроде как борьба там была еще возможна, но она чисто иллюзорная, в технических позициях Пономарев силен, и шансов выжить было немного. Но главный недостаток партии, на мой взгляд, состоит в моем ходе 18…Ne2, слишком малодушно. Снял напряжение, разменял активную фигуру. К слову, в книге Рети написано, что тот, кто снимает напряжение по собственной воле, тот всегда идет на уступки. Это уже замечено, записано и проверено. А я Рети не поверил, и был наказан.

- А какое  в целом у Вас впечатление о турнире?

- В целом положительное.

- Чемпионат Украины этого года по призовому фонду, силе «верхушки» сопоставим с турниром в Нахичевани, который Вы недавно выиграли. Если сравнить, что получится?

- У чемпионата Украины значительно выше коэффициент жесткости. Несомненно.  В Нахичевани с какого-то тура я, кончено, попал в область повышенного напряжения, но все равно встречались люди достаточно «проходные». А здесь каждая партия – как последний бой в жизни. И очень важно, что участники все интеллектуально грамотные в шахматном плане. Чувствуют «запах крови». Если кто-то находится в плохой форме, с ним все с радостью идут на игру. Вот мне это и аукнулось. Я всегда поднимаю перчатку. А на фоне плохой формы это обернулось для меня четырьмя поражениями черным цветом. Причем все они какие-то не по делу были: с Криворучко по сути выигранная позиция, с Моисеенко – тоже с перевесом… Единственное, с Ефименко действительно была непонятная латентная динамика. Ну, а с Пономаревым мы уже обсудили.

- А с Высочиным?

- С Высочиным… Здесь я был в иллюзорном плену, что человека нужно почему-то непременно обыгрывать. До какого-то момента партию он играл очень качественно, некого коридора динамического равновесия мы не покидали. А потом следует ляп, после которого я проигрывал вообще в один ход.

Благо, он его не нашел, а в получившемся приятном эндшпиле не смог поставить серьезных проблем.

- А есть партии, которыми Вы довольны?

-Нет. И не будет (смеется). Единственное, мне доставило не то чтобы удовольствие, но чувство удовлетворения партия с Эльяновым. Я находился опять в каком-то совершенно непонятном состоянии, но в какой-то момент, в жестком цейтноте – 30 секунд на ход – умудрился почувствовать ритм игры, влиться и сыграть достаточно качественную партию. Оба играли очень аккуратно, идейно, и ничейный коридор никогда не покидали. С Ефименко тоже неплохая партия. Удалось предъявить свежую идею в дебюте, тоже от незнания, правда, но завязалась интересная игра. Жаль, не удалось довести до логического завершения.

- Сегодня уже второй раз говорите об идее, рожденной от незнания. Так может быть незнание – это преимущество? И вообще, лучше будем играть в шахматы Фишера, где дебютные знания сведены к минимуму?

- Мне кажется, эта игра не имеет будущего. Это вообще не шахматы. Игра с какой-то изначальной дисгармонией. Люди, которые за них ратуют, просто сами в плане дебютов неподготовленные. Не знают, как это нивелировать, вот и надеются на шахматы Фишера.

- Значит, к шахматам Фишера Вы относитесь исключительно негативно?

- Абсолютно верно. Негативно.

- А как же ничейная смерть, которую пророчат шахматам в ближайшем будущем?

- Это явление – чушь полная, я считаю. Причем, идущая еще со времен Капабланки, с 1920-х годов. Это был период его доминации, когда все к нему прислушивались, а он утверждал, что никогда не проиграет, в крайнем случае – сделает ничью. Потом была середина-конец 90-х, начало 2000-х, когда создали компьютеры нового поколения: если раньше они играли максимум в силу первого разряда или кандидата в мастера, то теперь совершили качественный скачок и играют в силу гроссмейстера. Снова стали говорить, что какой-нибудь Fritz 7 или Shredder 8 – это конец шахматам. Вспоминается даже статья Сосонко «Программа ходит 1.е4, значит это сильнейший ход» - мол, программа знает все. Эпоху Fritz сменил период доминации Hydra, Hiarcs, Junior. Потом появилась Rybka, всех сокрушила. Опять начали говорить, что это конец. Потом было много новых, более сильных программ, потом опять новая версия Rybka. Затем Houdini. Снова Rybka. И так до бесконечности. А теперь посмотрим на реалии 2011 года. Любая из этих компьютерных программ «разнесет» каждого, даже если установлена чуть ли не на калькулятор. Причем каждая следующая версия явно доминирует над предыдущей. Сколько это еще продлится? Конечно, изучение шахмат уже ведется с двух сторон – программами, с начальной позиции, и людьми – с помощью таблиц – с конца. Где-то они сойдутся. Но какова это дистанция, лично я предположить не могу.

- Программы совершенствуются в понимании, мощности компьютеров позволяют перебирать варианты с все большей скоростью. Но ведь возможности человека ограничены. Он не сможет даже в сто раз быстрее считать ни через пять лет, ни через пятьдесят. Получается, опасность состоит лишь в том, что компьютер однажды сможет все просчитать и найдется некто уникальный, кто будет в состоянии это запомнить?

- Я думаю, дело здесь даже не в счете вариантов. Слишком нереальные цифры получаются. Опять же возвратимся к истории. Таблицы Налимова. Сейчас они существуют максимум шестифигурные. Они появились еще пять лет назад, и с тех пор ни на йоту не продвинулись. Количество вариаций растет в геометрической прогрессии. Если скачек с пяти- на шестифигурные произошел за два года, то сколько потребуется времени для перехода на семифигурные, предположить уже сложно. А уж восьмифигурные - и подавно. Васик Райлих – я читал его интервью на сайте рыбкачесс - уповает на новый переход к квантовой обработке информации. Быстродействие увеличится в неимоверные разы и все эти скачки от шестифигурных позиций к семифигурным и далее будут происходить, как он утверждает, буквально за пару месяцев. Да и многие программисты, которые играют компьютерами на playchess.com, прогнозируют, что шахматы будут загнаны в таблицы к 2020 году. Но есть и другая группа людей, которые пророчат неизученность шахмат до 2100 года. А есть и такие, кто вовсе не верит, что шахматы хоть когда-то посчитают. Вспомним легендарную партию Яковенко – Ван Ю, где из «берлина» соперники прямиком перешли к шестифигурному, табличному эндшпилю. По оценке – битая ничья. А оказалось, выиграно. Вот прекрасный пример, когда человек был полностью в курсе событий, сознательно перешел к изученной позиции и, можно сказал, знал всю партию заранее. Но не помогло.

- Но поле для творчества все-таки сужается…

- Почему? Поле для творчества никогда не сужается. Могу здесь вспомнить слова Олега Первакова: «был бы мозг, была бы голова на плечах, а свежую идею всегда можно придумать». Тот же Звягинцев, который в 2004 году в Суперфинале чемпионата России умудрился «родить» новинку на втором ходу: 1.е4 с5 2.Na3. Породил огромное количество последователей, критиков. Свешников даже написал целую статью, пытаясь опровергнуть этот вариант. То есть, всегда есть где свернуть, чтобы сбить соперника с проторенной дорожки и там переиграть.

- Кого из участников Вы считали фаворитом до начала чемпионата Украины?

- Я считал, что победит тот, кто сможет больше всего очков набрать с ребятами, которые вышли из полуфинала, и со мной. Они все крепкие, непростые, но все-таки объективно уступают по классу рейтинг-фаворитам. А сам турнир, по моему мнению эстета, получился несколько вялый. Нет широкой  масштабной борьбы. Процент результативный партий вроде как высокий, но победы достигаются или за счет того, что соперник постепенно рассыпается ввиду более низкого класса, либо грубо зевает (в моем случае). Не хватает шедевров. Нет их, даже с натяжкой.

- Если бы играл Иванчук, он поборолся бы за победу?

- Если бы играл Иванчук, он бы поборолся и за первое место, и за последнее. Все-таки он нестабильный. Но на его стороне, как и в случае Пономарева, был бы большой козырь – магия личности.

...

Далее мы говорили о Ларсене и игре на победу. Об Ананде и о том, что труд не пропадает даром. О Полугаевском и Портише. О чем только не говорили. И я на личном опыте имела возможность убедиться в том, что передо мной – действительно на редкость интересный собеседник, который имеет собственную точку зрения во всех без исключения вопросах. Думаю, будет еще масса поводов встретиться с Антонов Коробовым для обширного интервью после его очередной (неминуемой!) яркой турнирной победы.

День следующий прошел не менее интересно. Главным его событием стала, пожалуй, победа Александра Моисеенко над Евгением Мирошниченко. После нее стало очевидно, что Александр и в форме хорошей, и удача ему сопутствует. А это значило, что он вполне может побороться и за первое место, учитывая тот факт, что с лидером – Русланом Пономаревым – ему предстояло встретиться в последнем туре, причем белыми.

Понаблюдав, как активно и эмоционально Александр Моисеенко обсуждает партию с соперником...

...а затем и с коллегами...

..., обращаюсь к нему с парой вопросов.

- Значит все-таки были у Мирошниченко реальные шансы на ничью?

- Да! По дебюту я получил хорошо, потом пошел на позицию с изолированной пешкой, имел небольшой, но стабильный перевес. Скорее всего, мне где-то вместо 16. Qf5 надо было 16. Qb3 сыграть… Ну, а Женя потом имел выбор между двумя эндшпилями. В одном, с двумя слонами у меня после 18…g6 19. Qe6 fe вместо 18…Ne4. Но, тем не менее, черные похоже быстро раскручиваются и имеют большие шансы на ничью. Однако он выбрал ладейное окончание. Тарраш говорил, что любой «ладейник» ничейный. Но это был явно не тот случай. После важного хода 24. g4 там не просто перевес, а решающий перевес.

- Уверенно чувствуете себя в турнире?

- Да у меня как-то вообще последнее время игра хорошо идет.

- Должно быть, высокие цели ставили перед собой до соревнования?

- Никаких глобальных целей я перед собой не ставил, но и набрать «полтинник» тоже не мечтал. Хотелось за тройку побороться. А при случае и за первое место. Почему бы и нет, если идет игра.

- Боевой настрой дал о себе знать уже в первом туре, когда Вы встречались со своим другой Павлом Эльяновым? Многие ждали быстрой ничьей, а получился бой почти до голых королей. У вас так всегда?

- Не всегда, но здесь, конечно, сыграло свою роль и то, что, играя впервые дома, в таком сильном турнире, перед зрителями, было бы как-то некрасиво быстро сделать ничью. Здесь такой сложный момент по поводу дружбы. Тонкий. Если люди на высшем уровне работают вместе, общаются по жизни, то для некоторых это уже условие того, что в партиях между собой все заканчивается быстрой ничьей, а для некоторых – напротив – условие обязательной борьбы. Первый вариант больше подходит для опенов, где люди живут вместе, постоянно общаются, и было бы как-то глупо из-за возможности набрать на пол-очка больше, отравлять атмосферу и выслушивать потом по вечерам, какой ты хороший человек. Рабочие моменты.

- А зрители в зале – помогают или мешают творить?

- Основная масса, конечно, следит за партиями в Интернете, но то, что здесь зал хоть и небольшой, но полный, лично мне очень приятно. Гордо, что люди едут через весь город, чтобы провести время здесь, наблюдая, болея за сильнейших шахматистов Украины.

- Кто Ваш главный болельщик по жизни?

-  Мама. Следит в Интернете за моими партиями. У нее первый разряд, атака для нее – это победа. Оценка позиции очень простая: если нападаю я – значит я выигрываю, если на меня – я проигрываю. То есть, программами шахматными она не пользуется, но просто визуально трансляции смотрит. И папа смотрит. Валера Авескулов вот тоже помогает мне в турнире и болеет за меня.

- Слышала, есть такой признак, что помощник в сильном турнире – это минимум плюс очко к результату.

- Сложно сказать. Все-таки это еще сильно зависит и от того, насколько хорошо люди между собой находят общий язык. Да и с чисто экономической точки зрения не так это просто.

- Помощник – это в первую очередь друг или максимально квалифицированный шахматист?

- Идеально когда оба фактора сходятся. Но если выбирать, то лучше, чтобы друг. С ним и пообщаться можно, и поддержкой заручиться.

...

Здесь ничьей свою партию закончил Павел Эльянов. А обсуждение возможных способов победы – дело святое, поэтому Александр удалился. А я осталась. С еще более окрепшим ощущением того, что главная интрига нас будет ждать в последнем туре. Так оно и случилось: в борьбу за звание чемпиона ввязались Александр Моисеенко и Руслан Пономарев. И партия получилась стоящая! В омут без оглядки, до самого конца. И пусть в этот раз удача была на стороне Руслана, все без исключения зрители были благодарны Александру за отличный бой.

На этом турнир и закончился, на удивление бережно сохранив в итоговой таблице порядок стартовой тройки. Пономарев, Эльянов и Ефименко – сильнейшие шахматисты Украины 2011 года.


  


Смотрите также...

  • Последний игровой день перед выходным для участниц чемпионата Европы начинался как обычно...

  • До церемонии открытия матчей претендентов два часа. Ознакомимся с частью гостиницы "Корстон", в которой ближайшие 23 дня будет происходить ключевое шахматное событие года.

  • В Бухаресте в резиденции президента Румынии проходит женский круговой турнир с участием десяти шахматисток.

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Чем ближе финиш, тем более серьезны и сосредоточены шахматистки. И шахматисты, конечно, тоже.

  • "Умей поставить в радостной надежде
    На карту все, что накопил с трудом.
    И проиграть, и нищим стать, как прежде,
    И никогда не сожалеть о том..."

    Р.Кипплинг

  • Москва, район станции метро "Ботанический сад". Здесь традиционно проходит фестиваль "Москва опен". Значительная масса участников живет вот в этой гостинице:

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Попробуем окунуться в Moscow open. Основное внимание - двум гроссмейстерским турнирам. Благо, и мужчины, и женщины играют в одной комнате.