Что есть я?

Время публикации: 18.12.2021 16:45 | Последнее обновление: 20.12.2021 17:30

Где бы вы ни находились декабрьской ночью, выйдите на улицу, прислушайтесь. Слышите ли пение птиц? Ваш корреспондент уже несколько вечеров внимает дружное щебетание в Саламанке и не перестаёт этому удивляться.


Здесь, на западе Испании, в четвёртый раз проводится шахматный фестиваль: турнир со смешанным составом, сопровождаемый лекциями, сеансами, семинарами, круглыми столами на шахматные темы, чаще в историческом контексте. Здесь принято задумываться о том, что мы не первые в этом мире. Мероприятие не столько спортивное, сколько культурное. Организует его Университет Саламанки, основанный восемьсот лет назад. 800, так понятнее? Входит в четвёрку старейших университетов Европы.


В Старом городе университетские здания, факультеты, соборы, прочие архитектурные шедевры. Порой трудно различить, где что.

Предвижу ваше негодование: на фотографиях ни живой души. Ни птиц, ни людей. Возражу: чьими же, по-вашему, руками возводились все эти чудеса?..


И колледж, и замок, и гостиница, где живут участники турнира, и место, где играют. Всё в одном.


Внутри: в каком направлении ни пойти, любой путь ведёт к шахматам. Обычно это происходит ещё засветло.


"Я приехал сюда, спасаясь от общества так называемых ближних или себе подобных. ... Во мне растёт то самое, достойное осуждения, свойство видеть человеческую глупость и не переносить её. Хотя для меня это означает не столько видеть её, сколько слышать; не видеть глупость - betice, - а слышать глупости, которыми день за днём разражаются молодые и старые, дураки и умники. Причём те, кто ходит в умниках, они-то и делают, и говорят особенно много глупостей".

Это из Мигеля де Унамуно.


В кафе, названное и оформленное в честь знаменитого писателя, забрёл случайно, тем приятнее оказалась встреча с эпохой. Здесь, как и в других подобных заведениях в центре города, людно, бывает, что и битком.


Унамуно много лет был ректором того самого университета, пока в 1936-м его не сместили с поста и заключили под домашний арест
за то, что осуждал политику генерала Франко. "Я не знаю ничего омерзительнее того союза казарменного духа с церковным, который цементирует новую власть", - писал он той осенью. В декабре его не стало.

Заказывая кофе или что-нибудь покрепче, можно задуматься над другой цитатой философа.


"Что есть я? Для вселенной я ничто, для самого себя - всё".


Главная звезда шахматного действа - Веселин Топалов. Ничего удивительного: Веселин давно живёт в Саламанке. Подписывает книгу он не какому-нибудь любителю, а гроссмейстеру Альфонсо Ромеро, комментирующему турнир в прямой трансляции.


Родной Саламанка стала и для менеджера экс-чемпиона мира ФИДЕ Сильвио Данаилова...


Испанская шахматистка Сабрина Вега.


Не думаю, что даже с полузакрытым лицом Алексей Широв нуждается в представлении. Рядом с ним коллега Хайме Сантос Латаса.


Организатор фестиваля Амадор Гонсалес.


Восемь участников, по четыре мужчины и женщины, играют в один круг.


Роман Эдуард влился в турнир в последний момент, когда выяснилось, что в больницу с ковидом угодил Найджел Шорт. Не знаю, запомнится ли французский гроссмейстер своей игрой (пока идёт на втором месте), но недавнее его высказывание наделало шуму: "Думаю, для Карлсена это будет самая лёгкая победа в матче за титул начиная с 2013 года. Слишком велика разница в классе". Эдуард написал это после двух партий матча.


Ана Матнадзе с юношеских лет перебралась в Испанию, защищает цвета этой страны, на сегодня даже сильнейшая её представительница (если всё-таки не пренебречь гендерным различием). В пандемийное время, однако, предпочитает жить в Телави.


Без пяти минут лидер турнира Сантос Латаса.


Впервые в Саламанке Лела Джавахишвили.


Опытнейшая шведская шахматистка Пиа Крамлинг тоже отчасти испанка: здесь она когда-то нашла и семью, и кров. С некоторых пор, впрочем, семья решила обустроиться на северной родине Пии.


То, что ещё недавно представлялось лично мне невероятным, похоже, становится привычным. В этом турнире лица закрыты у всех и всегда, ни у кого нет по этому поводу ни вопросов, ни сомнений. Поддерживая стремление как можно больше обезопасить друг друга, увы, не могу не отметить: каким бы дизайном ни отличалась, маска на лице - точно не то, что привлекает в шахматисте.


В именитой дуэли Веселин применил русскую и чуть было не сделал то, что так хотел сделать Непомнящий против Карлсена - выиграть.

"Нет, нет, я не хочу знать о нём никаких историй. Истории? Если они мне понадобятся, я их выдумаю".

Так рассуждал герой одного из рассказов Унамуно; с некоторых пор о том же всерьёз стал задумываться и автор этих строк. О бессмысленности и вредности всего, что вокруг одной только шахматной партии. Помните, мы открывали книгу или газету, читали имена играющих, воспроизводили сделанные ими ходы и дальше, на основании только этих данных, иногда приправленных шахматными комментариями, создавали свои собственные образы. Сооружаемый в голове мир был прекрасен. С тех пор мы стали получать гораздо больше сведений о тех, чьи партии смотрим. Стали жертвами любознательности в эпоху технического прогресса. Прогресс нынче позволяет, а где-то даже и заставляет узнать, какие слова один шахматист решил напечатать в фейсбук, какую шутку заготовил другой для интервью после партии, что третий думает об Иванове, а четвёртый о Петрове. И о пятом, и о шестом, и обо всех остальных мы слишком много знаем правдивых историй, а они гораздо страшнее вымыслов.

Между тем "доброе чувство", "расположение" возникает "лишь к моему дону Сандальо, к тому, кто в полном молчании играл со мной в шахматы".

Молчаливый игрок - вот ведь что самое загадочное и привлекательное, что есть в шахматном мире. И да, вы правы, догадавшись, что это совершенно идёт вразрез с тем, чем я занимаюсь последние лет пятнадцать. Я даже не исключаю, что то же самое понял и Крамник в отношении себя, но было уже поздно...

Я хотел бы вернуться назад и не знать ничего, кроме шахматных партий, принятых за доской решений. Так же как я не хочу знать, что птичий хор в Саламанке на самом деле не настоящий, а искусственный, лишь придуманный кем-то для того, чтобы прохожим, таким как я, было хорошо. Технический прогресс. Мы просто слышим пение птиц, и нам хорошо, понимаете? А как именно рождаются эти звуки - какая разница?

Пусть наши доны Сандальо играют шахматную музыку, обо всём остальном позаботится наше воображение.


Нет, ничего больше не надо. Ни комментаторов, ни стримов, ни пресс-конференций, ни соцсетей. Ни слова! Только доска, фигуры, два игрока, борьба их замыслов, борьба всего, что заложено в них природой, раскрытие характеров через игру, по природе своей молчаливую, и - воображение, благодаря которому мы читаем игру, каждый по-своему, сопереживаем её творцам. Идеальное произведение искусства.

Продолжение


  


Комментарии

Отличный репортаж! И как

Отличный репортаж! И как можно такого талантливого шахматного журналиста лишить акредитации в ФИДЕ-это просто преступление против шахматистов...

Талантливые не нужны, нужны

Талантливые не нужны, нужны "полезные ископаемые"

Полностью с Волковым

Полностью с Волковым согласен. А участие Сурова в пресс- конференциях сделало бы их заметно более интересными.
Я также за то чтобы «Свобода» свободно вещала и даже была аккредитована в России, а RT,в Германии и США.

Смотрите также...