Вишванатан Ананд: "Согласен с Гельфандом: сорокалетние не должны объяснять, почему они хорошо играют в шахматы"

Время публикации: 14.06.2011 11:32 | Последнее обновление: 14.06.2011 11:35

Е.СУРОВ: Дамы и господа, уникальное событие на Chess-News – в прямом эфире чемпион мира Вишванатан Ананд. Я приветствую вас.

В.АНАНД: Здравствуйте.

Е.СУРОВ: Насколько я знаю, вас правильно называть Ананд, это ваше имя. Верно?

В.АНАНД: Да, но это не имеет большого значения. Люди называют меня Виши, и это уже не является проблемой. Пожалуй, сложности могут возникнуть лишь в том случае, когда мы с отцом находимся вместе в одной комнате. И тогда, если вы скажете «Виши», то отец не поймет, к кому именно вы обращаетесь. Но отец сейчас в Индии, так что Виши или Ананд – оба варианта приемлемы.

Е.СУРОВ: Поздравляю вас с рождением сына. Как это, быть отцом? Что вы сейчас чувствуете? Просто скажите несколько слов о своих чувствах.

В.АНАНД: Конечно, это фантастическое чувство, особенно если такое событие происходит впервые. Думаю, что первый ребенок – это всегда что-то особенное. И трудно это передать словами. Наверное, те, кто являются родителями, хорошо понимают меня и так.

Е.СУРОВ: Дамы и господа, Виши попросил задать ему всего лишь пять вопросов. И я сейчас буду выбирать прямо из тех вопросов, которые вы прислали на сайт. «Какими шахматными программами для анализа вы пользуетесь?»

В.АНАНД: Обычно я использую Hiarсs, а также иногда Houdini. Мне нравится соединять их в работе. Я вообще пытаюсь пробовать все: и Rybka, и Stockfish, и Fritz… Многие. Но все-таки приоритетные – Hiarcs и Houdini.

Е.СУРОВ: «Что вы думаете о ничейной смерти шахмат и об ответственности за это тех, кто исповедует подход Крамника к игре»?

В.АНАНД: Я думаю, что проблема подготовки в шахматах становится достаточно серьезной. Мы не должны быть слишком пессимистичными на этот счет, поскольку подготовка способствует созданию красивых партий. Но в то же время, в коротких матчах, когда цена одной ошибки очень высока, обе стороны начинают играть очень осторожно, что мы видели в Казани. По моему мнению, вопрос сводится к тому, чего вы ждете от этих матчей. Если вы хотите чего-то волнующего и красивого, то вы получите это. Если вы ожидаете, что один шахматист устранит всех конкурентов, то и это вы увидите. Но очень сложно соединить все вместе. Например, если вы играете турнир, вы всегда должны готовить себя к тому, что для первого места может быть необходима только победа, а ничью сделать просто нельзя. Вы обязаны выигрывать и набирать очки. В матче у тебя единственная задача – победить конкретно того, с кем ты играешь. Обратная сторона этого – можно делать ничьи. Так что, вопрос в том, чего ожидают от партий зрители.    

Е.СУРОВ: Следующий вопрос. «Какая, по вашему мнению, лучшая партия, сыгранная вами в ранге чемпиона мира? И кто ваш любимый шахматист двадцатого века»?

В.АНАНД: Очень трудно выделить конкретные партии. Дайте подумать. Если вспомнить матчи, то, я бы сказал, две победы черными над Крамником в 2008-м; выигрыш в четвертой партии матча с Топаловым был, возможно, самым чистым, но с точки зрения эмоций, может быть, двенадцатая была более важной. И, пожалуй, я бы добавил еще пятую партию из недавнего матча по быстрым шахматам с Шировым. Там в конце случился зевок, но если его не считать, то партия однозначно получилась хорошей. Что касается лучшего игрока двадцатого века, то обычно вопрос сводится к двум именам: Каспаров или Фишер. Выбрать из этих двух я не могу.

Е.СУРОВ: Вопрос от господина Мельника. «Кого вы ожидали в соперники в поединке за шахматную корону перед началом претендентских матчей»?

В.АНАНД: У меня была та же проблема, что у всех остальных: невозможно было выделить кого-то из претендентов. Я полагал, что шансы примерно равны из-за того, что матчи очень короткие. Может быть, совсем чуть-чуть Аронян с Крамником были фаворитами. Но я просто хотел посмотреть, как пойдет игра. Я никогда не списывал со счетов Гельфанда. И я не удивлен, что он выиграл. Но если бы победителем стал кто-то другой, я бы тоже не был удивлен.

Е.СУРОВ: И еще один вопрос от Мельника: «Чем вы можете объяснить огромные успехи по сей день шахматной троицы конца 60-х годов рождения: Ананд – Гельфанд – Иванчук»?

В.АНАНД: Больше всего мне нравится ответ Гельфанда, который он дал, по-моему, в Казани. Он сказал: да, молодые шахматисты хороши и растут быстрыми темпами, но с какой стати мы должны объяснять, почему сорокалетние умеют играть в шахматы? Это странно. Еще недавно это не стало бы сюрпризом, а сейчас если сорокалетний находится в числе ведущих шахматистов, это требует каких-то объяснений. Если раньше шахматист в возрасте 35-40 считался в расцвете сил, то сейчас публика восхищается: «Он все еще может играть»! Восприятие изменилось очень быстро.     

Е.СУРОВ: Может быть, скажете пару слов о своих ближайших планах, турнирах?

В.АНАНД: Я сыграю блиц в Мемориале Ботвинника в Москве, затем сыграю в Сан-Паоло и Бильбао, турнире по быстрым шахматам в Корсике, Мемориале Таля и Лондоне.

Е.СУРОВ: Кстати, вы были приглашены в Мемориал Ботвинника, и это здорово. Но вся русскоязычная шахматная общественность задается вопросом: почему в Мемориале Ботвинника нужно играть в быстрые шахматы? Ботвинник ненавидел быстрые шахматы! Вы не задавали такие вопросы организаторам или кому-то еще?

В.АНАНД: Нет. Ведь мы вспоминаем Ботвинника. Нам предоставили шанс собраться вместе и вспомнить его. Если бы стали играть обычный круговой турнир, это было бы, наверное, не практично. Думаю, что целью было вынести на первый план, какой фигурой в шахматах был Ботвинник. Но я согласен – он не был поклонником блица. Всегда вспоминаю историю, когда у него спросили, играет ли он блиц. Как я помню, он ответил примерно следующее: «Да, я однажды сыграл партию в блиц, это было в поезде в 1931-м году».

Е.СУРОВ: Спасибо большое, Виши.

В.АНАНД: Спасибо.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Магнус Карлсен и Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы. Попросили очень быстро, и первый вопрос Магнусу: второй «Оскар» подряд, что вы думаете на этот счет? Насколько я помню, в прошлом году вы что-то говорили, что непонятно, по каким критериям отбирается игрок. А в этом году что думаете по поводу своего успеха?

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, мы на Мемориале Таля. Скоро начнется блиц-супертурнир, и рядом со мной супергость Магнус Карлсен, шахматист номер один в мире по текущим рейтингам. Магнус, и рядом со мной Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы мои Магнусу и его ответы. Магнус, вы по-прежнему не хотите говорить ничего о претендентском цикле, о чемпионате мира?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Борис, какие впечатления от сегодняшнего решения ФИДЕ относительно места проведения матча на первенство мира? Вы сегодня узнали о нем?

    Б.ГЕЛЬФАНД: Да, конечно. Впечатления отличные. Во-первых, матч пройдет на нейтральном поле, причем в Москве, которая славится хорошей организацией турниров и имеет огромный опыт.

  • Е.СУРОВ: В эфире Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Рядом со мной Нази Паикидзе – я не побоюсь этого слова, открытие женского Суперфинала чемпионата России. Добрый день!

    Н.ПАИКИДЗЕ: Здравствуйте!