Владимир Крамник о том, как менялся стиль его игры: "Никогда не осознанно, всегда следовал внутреннему голосу"

Время публикации: 08.11.2020 18:25 | Последнее обновление: 08.11.2020 18:28

Владимир Крамник неоднократно менялся как шахматист. Возможно, в истории шахмат больше нет чемпиона мира, который бы столько раз и так сильно перестраивал свой стиль игры.

"Это никогда не было сознательным", - пояснил Крамник в интервью ФИДЕ.

"Часто это было связано с людьми, с которыми я занимался, и вообще с обстоятельствами. Если есть способность к обучению, то ты перенимаешь что-то, причём часто неосознанно - начинаешь вдруг по-другому играть. На себе я тоже замечал эту странную трансформацию. Позанимался с Сергеем Долматовым - мне стало интересно играть эндшпили. Чуть лучшие, чуть худшие... Приобрёл колоссальный вкус к ним! Не потому, что хотел играть более практично или брать меньше риска, нет - просто мне нравилось играть эндшпили, анализировать их... Помню, перед матчем с Каспаровым мы анализировали грюнфельдовские эндшпили за белых. Я мог часами сидеть, выискивать какие-то нюансы, хоть небольшой "плюс" - мне это действительно нравилось!

Потом надоело. Вдруг стало нравиться 1.е4 белыми играть. Стал изучать и перешёл на это только потому, что мне было интересно! А то, что играл раньше, перестало быть интересным.

Каждый раз это происходило по какому-то внутреннему ощущению, интуиции. И я никогда не чувствовал, что имею полную власть над этим. Скажем, вдруг в какой-то момент мне безумно надоела русская партия. Или челябинский вариант. Почему это произошло - не знаю. Просто чувствую - надоело, не могу больше! Начал что-то другое играть. Или вернулся к чему-то, потом к другому вернулся...

Есть такой типаж Ботвинника - люди, у которых всё по плану, целенаправленно, осмысленно. У меня всё происходило больше интуитивно, я как бы шёл за своим внутренним голосом. Не всегда этот голос был прав, иногда ошибался, но я всегда следовал ему.

Когда потерял титул чемпион мира, немного раскрепостился. Меньше стало забот, связанных с чемпионством, с шахматной политикой. Стал играть поострее, поживее что ли. Наверное, сказалось и то, что у меня родился ребёнок, жизнь уже как-то по-другому пошла с 2008 года...

Последние три-четыре года карьеры, честно признаюсь, я просто хотел играть в шахматы. Может, это будет немножко обобщением, но меня уже не так волновал результат. Не было больших спортивных амбиций. Мне стало казаться (и до сих пор кажется), что чем бы ни занимался человек, он должен делать это с полной отдачей, на максимуме. Особенно если это твоя профессия, твоя жизнь. С какого-то момента я решил для себя, что играю каждую партию до конца. Максимум напряжения, максимум "контента". И это тоже не было осознанно - я просто почувствовал, что хочу играть так.

Потом почувствовал, что хочу играть остро, рисковать. Наверное, это связано с тем, что я уже вообще перестал заботиться о результате. Может быть, и с тем, что шахматы к концу карьеры уже не то чтобы приелись, но не доставляли такой гаммы эмоций, ощущений... И я где-то хотел себя подстёгивать, играть с огромным напряжением и риском, чтобы сохранять концентрацию, чтобы я не смог просто сидеть спокойненько в кресле, расслабившись, и делать ходы "рукой".

Много разных причин. Об этом можно долго думать, философствовать, но, так или иначе, это всё происходило интуитивно".


  


Комментарии

Думается, что "вдруг" это не

Думается, что "вдруг" это не происходит. В молодости играл агрессивно, с Каспаровым это закончилось бы плачевно, пришлось поменять. Потом эти постоянные ничьи с более слабыми вынудили играть агрессивнее. Из этого ничего не вышло, потом болезнь и с Топаловым опять ушел в осторожность. Ананд навязал рубку и все пошло не так, а игра под конец карьеры больше походила на лотерею, чем на игру в шахматы (для его уровня).

Думается, что "вдруг" это не

Думается, что "вдруг" это не происходит. В молодости играл агрессивно, с Каспаровым это закончилось бы плачевно, пришлось поменять. Потом эти постоянные ничьи с более слабыми вынудили играть агрессивнее. Из этого ничего не вышло, потом болезнь и с Топаловым опять ушел в осторожность. Ананд навязал рубку и все пошло не так, а игра под конец карьеры больше походила на лотерею, чем на игру в шахматы (для его уровня).

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Запись с пресс-конференции.

    Корр: Вопрос к обоим игрокам. Как вы можете оценить свое выступление в этом турнире? Что удалось, что не удалось? Ваши комментарии по турниру в целом.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Е. СУРОВ: Левон Аронян, ваш соперник в первом туре, сказал мне о том, что вот он набрал 2800, достиг этого рубежа и успокоился. И теперь будет играть спокойно, психологический груз спал. А вот у вас в плане рейтинга… В последнее время вы высот не достигаете. По крайней мере, былых высот. Вы испытываете в этом плане какое-то угнетение?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • М.ЮРЕНОК: Шахрияр, поздравляю вас с успешным завершением турнира. Вы, по крайней мере, поделите первое место. Что произошло сегодня в партии?

  • Запись прямого эфира: 24.02.2013

    Е.СУРОВ: 21.24 московское время, Владимир Крамник придет к нам в эфир через несколько минут – он обещал. И уже на русском языке тоже скажет что-нибудь о дебюте не только в сегодняшней партии, но и во всем турнире. И рядом со мной Генна Сосонко.

  • Длительность - 22 мин. 35 сек.

    Е.СУРОВ: Владимир Крамник в Москве, на открытии Мемориала Петросяна. Приветствую вас! И, наверное, первый вопрос будет логичный: кто для вас был Тигран Петросян? Был ли он вашим шахматным учителем? И вообще, ваши впечатления о нем как о шахматисте.

  • Здание Телеграфа в Москве, восьмой день турнира претендентов.

    М.МАНАКОВА: …Не выпускали?

    И.НАУМКИН: Нам сказали, что там игроки проходят, заставили ждать.

    М.МАНАКОВА: Ну, сначала игроки ходят в туалет, а потом…

    И.НАУМКИН: Нет, я сначала вошёл, а потом не мог выйти сюда, к тебе.