В шахматы? На деньги? Скандал!

Время публикации: 30.10.2020 11:30 | Последнее обновление: 30.10.2020 11:32

В наши нелегкие пандемические времена многие из предписаний и запретов косвенно, а то и прямо касаются спорта. Совсем недавно после очередного решения правительства в СМИ Нидерландов развернулась бурная дискуссия. Одна из крупнейших газет страны «Фолкскрант» под шапкой «Слово “любитель” причиняет боль спортсменам мирового уровня» посвятила полемике целый разворот.

Распоряжение премьер-министра страны Марка Рютте о полном запрете соревнований любителей вызвало сильное раздражение  очень многих спортсменов. Еще больше масла в огонь подлило заявление министра спорта о том, что футболистки, так же как, разумеется, и футболисты смогут продолжать свой чемпионат: ведь для девушек это тоже профессия. Министерством, курирующем спорт, были получены сотни разгневанных мейлов как от Олимпийского комитета страны, так и от самих спортсменов.

Лидевей Фелтен, признанная в 2015 году лучшей хоккеисткой мира (хоккей на траве), и ее коллеги по сборной - многократные чемпионки Олимпийских игр и мировых первенств - чувствуют себя по меньшей мере уязвленными.

«Пусть мы получаем только стипендию от министерства спорта, которую нельзя и близко сравнить с гонорарами в футболе, но разве мы тратим на тренировки меньше времени? Поверьте, - заявила Фелтен, - интенсивность наших тренировок никак не ниже футбольных. И можно ли определять, кто любитель, а кто профессионал только по сумме получаемых денег?»


Лидевей Фелтен

Представители пятнадцати других видов спорта поддержали хоккеисток: только ли финансовый вопрос определяет понятие «любитель» и «профессионал».

Хотя ни федерация страны, ни шахматисты не приняли участия в полемике, вопрос - как обстоят дела с любительством и профессионализмом в шахматах - в каком-то смысле касается и их. Где проходит грань между этими двумя понятиями? Как, наконец, смотрят в обществе на людей, выбравших в качестве дела жизни шахматы?

Вы скажете, наверное, что ответ на этот вопрос зависит от страны проживания шахматиста или шахматистки и будете абсолютно правы. Но чтобы правильно понять природу этого явления сегодня, когда спорт как таковой и шахматы в частности занимают много большую нишу в социуме чем когда-либо, полезно сделать экскурс в историю.

Не будем забираться в совсем уже седое прошлое, вспомним только, что Михаил Моисеевич Ботвинник считал самым первым шахматным профессионалом Джоакино Греко. «Калабриец» жил еще в начале XVII века и путешествовал от одного королевского двора к другому.

Попробуем на примере Голландии рассмотреть, как относились к шахматам как к профессии в прошлом веке на Западе, и что думают об этом в наши дни.


* * *

Первый голландский профессиональный шахматист Жак Давидсон родился в 1890 году в Амстердаме, но когда мальчику было три года, семья переехала в Лондон. Шахматам Жака научил отец, причем метод его не был общепринятым: он играл с сыном на интерес. Это была суровая школа: на первых порах карманные деньги, которые каждую неделю получал мальчик, очень быстро перекочевывали в кошелек безжалостного родителя. Но всё равно Жак играл в шахматы с большим удовольствием и, постепенно усиливаясь, стал побеждать отца.

Еще учась в школе, он свел знакомство с другим голландцем, жившем в Лондоне - Рудольфом Ломаном. Ломан работал органистом в церкви и подрабатывал игрой на ставку в шахматном кафе с богатыми любителями. Это занятие очень понравилось Жаку, и, закончив курс наук, он пошел по его стопам.

Из советов Ломана, данных своему молодому другу: «Время от времени ты должен проиграть партейку-другую. Не слишком часто, разумеется, иначе он может потерять к тебе уважение. Желательно последнюю, чтобы создать у пижона иллюзию, что он что-то соображает. После чего можно еще поболтать с клиентом, отметив его способности и даже очевидный талант. Таким образом у того возникнет желание взять реванш, и ваши встречи станут регулярными…»

Другим источником дохода Жака стали шахматные уроки. Его учениками были очень состоятельные англичане, порой носившие титул   виконта или барона, для которых шиллинг-другой не играл абсолютно никакой роли. Одним из таких учеников Давидсона стал Бонар Лоу, в начале двадцатых годов прошлого века ставший премьер-министром Великобритании.

В 1912 году Жак Давидсон вернулся в Голландию. После того как он выиграл неофициальный чемпионат страны, а потом и матч у своего учителя Ломана, федерация шахмат Нидерландов присвоила ему мастерский титул. Однако время и обстоятельства были против него. Лучший период Давидсона – двадцатые годы, но именно тогда на голландском шахматном небосводе взошла новая звезда.


Макс Эйве (начало двадцатых годов прошлого века)

В 1921 и в 1924 годах Давидсон в первенствах страны был вторым после молодого студента-математика, правда, в 1923-м в коротеньком турнире он выиграл все партии - у Эйве, Земиша и Вейнинка.

Давидсон и Эйве довольно часто встречались тогда за шахматной доской, и, хотя будущий чемпион мира остался в итоге в немалом плюсе, Жак Давидсон время от времени тоже наносил Эйве чувствительные поражения.

[Event "Amsterdam VAS Four Masters"] [Site "Amsterdam"] [Date "1925.10.16"] [Round "2"] [White "Davidson, Jacques"] [Black "Euwe, Max"] [Result "1-0"] [ECO "D79"] [PlyCount "89"] [EventDate "1925.10.15"] [EventType "tourn"] [EventRounds "3"] [EventCountry "NED"] [SourceTitle "EXT 2008"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "2007.11.25"] [SourceVersion "1"] [SourceVersionDate "2007.11.25"] [SourceQuality "1"] 1. d4 Nf6 2. c4 g6 3. g3 c6 4. Bg2 d5 5. cxd5 cxd5 6. Nc3 Bg7 7. Nf3 O-O 8. O-O Ne4 9. Bf4 Nc6 10. Rc1 Qa5 11. Qb3 e6 12. Rfd1 Nxc3 13. Rxc3 Rd8 14. e3 f6 15. g4 g5 16. Bg3 Qb4 17. Qc2 Bd7 18. Ne1 Be8 19. Nd3 Qe7 20. a3 Rdc8 21. Rc1 Bf8 22. Qd2 b6 23. e4 Qd7 24. Qe3 e5 25. exd5 Nxd4 26. Nxe5 fxe5 27. Bxe5 Rxc3 28. Rxc3 Nb5 29. Qxg5+ Bg6 30. d6 Qe6 31. Bxa8 Nxc3 32. Bxc3 Bh6 33. Bd5 Bxg5 34. Bxe6+ Bf7 35. Bxf7+ Kxf7 36. Be5 Ke6 37. f4 Bh4 38. Kg2 Kd5 39. g5 Ke6 40. Kh3 Bf2 41. Kg4 b5 42. h4 a5 43. h5 b4 44. axb4 axb4 45. g6 1-0 

Давидсон неплохо выступал в соревнованиях средней силы, но в гроссмейстерских турнирах, куда его приглашали время от времени, он мог сделать ничьи с Рубинштейном, Нимцовичем, Шпильманом и другими корифеями, но в итоге неизменно оказывался в нижней половине таблицы.

К тому времени он стал отцом семейства: у Жака и Хендрикье Давидсонов подрастали четверо детей. Чтобы свести концы с концами, Жак зарабатывал чем мог. Он давал уроки, читал лекции, писал статьи в газетах и журналах, за один гульден анализировал партии всех желающих, присуждал отложенные позиции. За какие-то смехотворные гонорары с сеансами одновременной игры он не раз исколесил всю страну, забираясь порой в самые ее глухие уголки.

Написав книжку о  защите Каро-Канн, Давидсон сам же продавал ее. Объезжая на велосипеде знакомые ему адреса амстердамских любителей, он предлагал свой товар, звоня тем прямо в дверь.

В 1928 году выпала удача: крупнейшая радиокомпании страны – АВРО предложила ему наговорить серию шахматных уроков. Увы, такое случалось далеко не всегда. Десять лет спустя был объявлен его матч с тогдашним чемпионом страны Сало Ландау. За очень скромное вознаграждение клуб любого города мог принять у себя шахматных маэстро. Они не только сыграли бы партию, но потом и проанализировали бы ее для публики. Желающих не нашлось, и объявленный матч так и не состоялся...


Жак Давидсон

Но дело было не только в материальных проблемах, с которыми сталкивался Давидсон. Тогда на профессиональные шахматы в кальвинистской Голландии смотрели с большим подозрением. Не сказано ли в Библии: «Ты будешь тяжко трудиться до самой смерти, в поте лица добывая хлеб свой, а потом вновь обратишься в пыль, из которой Я тебя сотворил».

Трудиться в поте лица своего? Помилуйте - какое отношение к этому имеет игра в шахматы? Поэтому огромные трудности, испытываемые Давидсоном, были не только материального, но и - в не меньшей степени - социального плана. Помимо того, что это было рискованной авантюрой, в конце которой маячила голодная смерть, разве шахматы могут являться единственным занятием для настоящего джентльмена?

Функционеры Федерации шахмат Нидерландов – почтенные джентльмены в костюмах-тройках и при галстуках – приходили в ужас от мысли, что благородное хобби можно использовать в качестве профессии. Скандал!

Федерация сочла необходимым даже предупредить своих членов о «наносящих ущерб ее репутации практике Жака Давидсона».
Это было время, когда Макс Эйве, завоевав звание чемпиона мира, продолжал работать учителем в женском Лицее Амстердама, а Хосе Рауль Капабланка в обществе, далеком от шахмат, предпочитал называть себя дипломатом.

В 1962 году сразу после окончания турнира претендентов на Кюрасао Жак Давидсон вспоминал: «Пятьдесят лет тому назад шахматы были совершенно иными – это была игра джентльменов. Сегодня же играют не на жизнь, а на смерть. Удивительно ли, что при таком подходе к игре советские занимают в шахматах ведущие позиции. На самом верху они помогают друг другу. Может быть это и не спортивно, зато очень эффективно. К тому же играют они очень сильно… Я был, конечно, в первую очередь натуршпилером, не очень заморачивающимся изучением теории. Раньше это было возможно. Сегодня у меня не было бы ни малейшего шанса: 50 процентов успеха в наше время - это доскональное знание вариантов. Эйве обладал не только огромным талантом, но был и блестящим знатоком теории; к тому же Макс сам по себе является феноменом. Но из 26 партий, которые мы сыграли, я тоже выиграл пять и восемь свел вничью…»


* * *

Мне не удалось познакомиться с Жаком Давидсоном. Он умер в 1969 году, за три года до того, как я поселился в Голландии.

На кладбищах мира можно увидеть немало надгробных обелисков с шахматной символикой. Но на памятнике первого голландского профессионала на амстердамском кладбище Зорхфлит выбита к тому же шахматная задача: белые дают мат в один ход. Найти этот ход нетрудно, но для начинающих дам подсказку: решение  – шахматный термин, очень часто звучавший в России десять лет назад и ставший бессмысленным сегодня.

Продолжение следует.


  


Смотрите также...

  • В этом году в Голландии юбилейные даты. 110 лет назад родился Макс Эйве, в 1981 году он ушел из жизни. Профессор математики и президент ФИДЕ, спортсмен и джентльмен, он был уважаем не только в Голландии, но и во всем мире.

  • Они чувствуют себя совершенно забытыми. Они не попадают ни в категорию открывшихся рядом многочисленных кафе и ресторанчиков, ни в разряд функционирующих спортшкол и фитнес-центров. Даже казино, расположенное совсем рядом, уже распахнуло свои двери. Хотя в Голландии сегодня отменены практически все коронавирусные запреты, шахматисты чувствуют себя обойденными.

  • До начала турнира в Вейк-ан-Зее Магнус Карлсен дал интервью корресподенту голландской газеты «Фолкскрант», в котором сказал немало интересного. С некоторыми идеями чемпиона мира вы уже знакомы, другие могут показаться любопытными.

  • Накануне мы сообщали о блицтурнире, проведенном в Сан-Франциско после основного соревнования. Победитель в блице так и не был выявлен, а вот главный приз основного турнира San Francisco GM Invitational 2014 все-таки достался Михаилу Гуревичу.

  • Увидел на каком-то российском сайте объявление: «требуются девушки б/к». Мне была знакома только аббревиатура б/у – «бывший в употреблении», а с подобным сочетанием я столкнулся впервые.

    Когда мне разъяснили, что б/к означает «без комплексов», приняв это к сведению, подумал еще, что одно вытекает из другого: вряд ли девушки б/к не были раньше девушками б/у.

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте. Мы на матче Дмитрия Андрейкина и Яна Непомнящего, и рядом со мной Светлана Андрейкина. Я озвучу вопрос, который возник у многих наших читателей после того, как появился твит с фотографией твоего отца в 17-летнем возрасте, из чего мы сделали вывод, что у тебя шахматная семья. Расскажи немного о своей семье и о том, какое ты лично имеешь отношение к шахматам. Ты играешь или просто болеешь?

  • С именитым режиссёром побеседовал Дмитрий Плисецкий.
    Фото - © РИА Новости

    — Станислав Сергеевич, вы — известный кинорежиссер, драматург, публицист — словом, очень занятой человек и, оказывается, еще и заядлый шахматист! С чего началось ваше увлечение шахматами?

  • Турнир 1936 года в Ноттингеме был одним из самых знаковых в прошлом веке. Вспоминает один из победителей его Михаил Ботвинник: «Долгое время чемпион мира Эйве был лидером, и я еле поспевал за ним. В этот критический момент состязания Ласкер неожиданно пришел ко мне в номер.


    Эмануил Ласкер на турнире в Ноттингеме (1936) представлял Советский Союз

  • Оригинал на сайте nashagazeta.ch

    Наша Газета.ch: Вы ведете очень активную жизнь, которая предполагает постоянные переезды. Как шахматистка, Вы сформировались в России, но уже довольно долго живете на две страны. Кем Вы себя ощущаете – российской или швейцарской шахматисткой? Или для шахмат нет границ?

  • Здесь остановки нет, а мне – пожалуйста:
    Шофер автобуса – мой лучший друг.

    Булат Окуджава

    Не знаю, почему я недолюбливал Фрэда Тейвена. Виделись мы всего несколько раз, едва перемолвились словцом, но по какой-то причине я испытывал к нему антипатию. Его гладкое самодовольное лицо напоминало мне крокодила. Да, думал я, такой, вцепившись, уже не отпустит.