Под нож?

Время публикации: 19.10.2020 00:02 | Последнее обновление: 19.10.2020 00:05

Во время Олимпиад, крупных фестивалей и опенов рядом с турнирным залом всегда устраиваются (устраивались) стенды, где можно было увидеть всякую шахматную всячину. Здесь же на стеллажах было разложено море книг, среди которых преобладали дебютные пособия, монографии и справочники.

К сожалению, очень многие из них подходили (и, увы, подходят) под определение, данное Тони Майлсом для одного из таких руководств. Рецензия англичанина состояла только из одного слова: Барахло!

При выборе дебютных справочников любителю шахмат и сегодня надо быть настороже. Особенно следует опасаться книг, в которых ничего не объясняется, а текст состоит в основном из букв латинского алфавита, цифр и бездушных значков. Запутавшись в вариантах, подвариантах и подподвариантах, не объясняющих, какой следует выбрать план, почему у белых немного лучше, на чем вообще базируется такая оценка, любитель только ужаснется предстоящей ему неподъемной работе.

Следует избегать также книг с броскими заглавиями типа «Как черные выигрывают в голландской защите» или «Атака Маршалла ведет к победе!»

Совсем недавно издательство New in Chess выпустило книгу с похожим названием.

Сам автор чистосердечно признает, что, начиная партию с второразрядных ходов, вы главным образом надеетесь на расставленные уже в дебюте ловушки. Но название книги было дано, без сомнения, издательством, а оно, как и все издательства, заинтересовано только в том, чтобы продать как можно больше экземпляров.

Встретить книгу, в которой доходчиво рассказывается о дебютных идеях и где можно обнаружить новые рекомендации, большая редкость. Но даже такие книги, увы, крайне недолговечны: ничто так быстро не устаревает, как дебютные пособия.

Представители старшего поколения наверняка помнят, как были популярны в старое время югославские «Информаторы».

Последние номера «Информаторов» были в багаже у каждого отправляющегося на турнир шахматиста, и автор тоже помнит, как перед поездкой на Олимпиаду на собрании команды говорилось – ты берешь номер 43-44, ты - 45-46 и т.д. Правда, «Информаторы», в отличие от теоретических книг New in Chess, делали упор не только на дебют. Фактически они представляли из себя отпечатанные на бумаге базы данных (пусть и неполные).

Четверть века назад в шахматном магазине в Гааге (уже не существующем) старые «Информаторы» принимались из расчета одного гульдена (50 евроцентов) за книжку, а в начале нового столетия их отказывались брать даже бесплатно.

Догадайтесь - что сделал пишущий эти строки во время последнего переезда со скопившимися у него «Информаторами»? Да чего уж там: аналогичной участи подверглись и дебютные книги New in Chess, главным редактором которых автор был долгие годы.

Догадались? Стыдно сказать, но, да, вы правы…

Замечательный турецкий писатель, нобелевский лауреат Орхан Памук периодически выкидывает книги из собственной библиотеки. Недавно он сказал: «Мы выкидываем книги, чтобы никто не узнал, что когда-то мы принимали всерьез такую ерунду». В еще большей степени это относится к шахматным книгам по дебюту.

Когда ГДР влилась в состав Федеративной республики, все книги, ставшие ненужными читателям, свалили в огромную яму и засыпали землей, образовав неподалеку от бывшей Берлинской стены немалых размеров курган.

Возрастные шахматисты (сильно возрастные) наверняка помнят еще дебютные справочники, издававшиеся и многократно переиздававшиеся в той же ГДР.

Не исключаю, что кое у кого эти монографии стоят на полках до сих пор. Дебютные рекомендации в них в лучшем случае устарели, но нередко просто не соответствуют действительности, предъявляемой безжалостной машиной в течение считанных секунд.

Понимаю, что выкинуть эти, никогда не снимавшиеся с полок книги, рука не поднимается, но что же с ними делать? Ведь рассчитывать на то, что они станут когда-нибудь библиографической редкостью и будут стоить столько же, как, к примеру, первое издание Бильгера (1843), тоже не приходится. И не только потому, что ждать надо будет долго, просто книги той гэ-дэ-эровской серии выпускались невиданными тиражами.

Или возьмите дебютную энциклопедию. Вспомните, когда вы в последний раз ее открывали? А ведь в свое время она была в большой фаворе, да и стоила немало.

Бросьте взгляд на полки, где стоят ваши шахматные книги и скажите честно: когда вы пользовались ими в последний раз? Вот то-то и оно.

Вы говорите, что книги каши не просят, что они могут еще пригодиться вашим детям и внукам? Ну-ну…


  


Смотрите также...

  • Об этом сам автор сообщил в ходе интервью нашему сайту: 

  • Они чувствуют себя совершенно забытыми. Они не попадают ни в категорию открывшихся рядом многочисленных кафе и ресторанчиков, ни в разряд функционирующих спортшкол и фитнес-центров. Даже казино, расположенное совсем рядом, уже распахнуло свои двери. Хотя в Голландии сегодня отменены практически все коронавирусные запреты, шахматисты чувствуют себя обойденными.

  • Более 80 процентов принявших участие в голосовании ответили положительно на вопрос "Нужны ли сегодня книги о шахматных дебютах?".

  • Весёлые головоломки для интеллектуалов

    Возможно, читатели помнят, что в прошлом году автор придумал небольшой конкурс в связи с выходом его книги «Сто пятьдесят спортивных головоломок» (кстати, это была моя 185-я по счёту книга).

  • Когда в 1937 году Федор Иванович Дуз-Хотимирский (1881-1965) попросил четырнадцатилетних подростков сыграть за сборную столичного «Локомотива», у них уже был второй разряд – не так и мало по меркам того времени. Тезки, сидевшие к тому же в школе за одной партой, на всякий случай должны были выступать под другими именами: Яша Эстрин под фамилией Блохин, Яша Нейштадт стал Смирновым.

  • Увидел на каком-то российском сайте объявление: «требуются девушки б/к». Мне была знакома только аббревиатура б/у – «бывший в употреблении», а с подобным сочетанием я столкнулся впервые.

    Когда мне разъяснили, что б/к означает «без комплексов», приняв это к сведению, подумал еще, что одно вытекает из другого: вряд ли девушки б/к не были раньше девушками б/у.

  • Музыкальный термин глиссандо означает лёгкое скольжение пальцев по белым клавишам фортепиано. Почему именно по белым, а не по черным? Ответ очевиден, но в наше суперполиткорректное время развивать эту тему не стану: в шахматах мы ведь тоже не без греха. Просто пройдусь глиссандо по различным аспектам нашей игры.


    * * *

  • Сегодня день рождения комсомола. В 1918-м был образован Российский коммунистический союз молодежи (РКСМ), ставший в 1924-м Ленинским, а с 1926-го - Всесоюзным. Для многих бывших комсомольцев (а кто из нас, кому за сорок, не был в СССР комсомольцем?) – это и в наши дни какой-никакой праздник. А вот для автора этих строк это один из самых черных дней в его жизни…

  • Лет двадцать назад я оказался в Берлине, и тут ко мне обратился директор издательства «Спорт Ферлаг» с неожиданной просьбой. Издательство затеяло серию дебютных книг, в которых было по два видных автора - один освещал дебют со стороны белых, а другой со стороны черных, по существу, две книги в одной. И одним из авторов очередного тома издатели хотели бы видеть Анатолия Карпова.

  • Первые десять лет в Амстердаме я прожил на Третьей Хелмерсстратовской. Я знал, что улица названа в честь жившего в конце XVIII века голландского писателя, но ни одной книги Хелмерса, разумеется, не читал.