Нельзя забыть

Время публикации: 08.06.2011 22:26 | Последнее обновление: 08.06.2011 22:31

Горящие глаза, вечные прибаутки, полный вагон идей, открытый для всех и каждого - таким запомнился Леонид Юртаев, незабвенный «Киргиз».

Первая моя встреча с живой легендой произошла в 1988-м году. Будучи «подающим надежды» юниором, я как-то незаметно для себя начал стагнировать, и срочно требовалась встряска. К счастью, Евгений Владимиров организовал мне 3-4 занятия с Леонидом, и эта встреча изменила все. Не знаю, как ему это удавалось, но буквально за несколько часов Киргиз обращал в свою веру - фигуры оживали, начинали ходить по совершенно иным траекториям, а книжная теория казалась полным нонсенсом.

Он давал свое видение шахмат. Думаю, так или иначе, все среднеазиатские шахматисты моего и последующих поколений вышли из староиндийской защиты Юртаева. В наибольшей степени это касается, наверное, меня, Муртаса Кажгалеева и Эрнесто Инаркиева.

С той встречи я его партий уже не пропускал, стал яростным фанатом. Как и все остальные члены фан-клуба, восхищался очередным его «замотом», переживал из-за неудач. Практичностью Леонид, мягко говоря, не отличался - ни в жизни, ни за доской. Некорректные жертвы сменялись слухами об очередном  загуле - ну, а мы  переписывали его партии в тетрадку и жадно ждали новых  проявлений гениальности.

Период 1988-1989 гг. - мой любимый в  творчестве Юртаева, многие партии я знал наизусть:

Примерно тогда же Леня нашел знаменитый прыжок ладьей, ставший с тех пор типичным приемом:

Тимощенко-Юртаев (1988 г.)

Ладья переходит на h5  и поддерживает b7-b5.

Вообще, эта фигура ходила у него не так, как у обычных людей.

А вскоре изменилось все: страна, время, ритм жизни... Опены пришли на смену длинным круговым советским турнирам. Фантасмагорический стиль Киргиза как-то не очень сочетался с практичной борьбой за призы, и, оставаясь по-прежнему опасным противником для любого, Леонид постепенно отошел в тень, все больше концентрируясь на тренерской работе.

Но я этих пышущих молодецкой удалью партий не забывал никогда, как и любой, кто хотя бы раз их видел.

Думаю, главным вкладом Юртаева в теорию шахмат является его вариант в испанской партии. Истоки идеи лежат, наверное, в поединке Цейтлин - Юртаев (1991 г.):

8... Сс5!?N
Ход слоном, кстати, с тех пор основной в данной позиции!

Итак, как это было: в 1994 году в Тилбурге мне предстояло встретиться в первом круге с Виорелом Бологаном. Играть защиту Пирца-Уфимцева никакого желания не было, а ничего другого я толком не знал. Не самая приятная ситуация, из которой опять помог выйти старый друг: оказывается, опровергнув 1.d4 (понятно, староиндийской защитой ), он взялся за 1.e4 - с тем же результатом! Очень хорошо помню главные показанные им варианты и шок от соприкосновения с чем-то освежающе новым.

Итак, обратимся к исходной позиции после 6-го хода черных 6...Cc5.

Не знаю, как вам, а мне неизвестен другой дебют, в котором черные с самого начала пытались бы расположить фигуры так активно. Да, за это приходится иногда пожертвовать пешкой, но, как вы могли уже убедиться, это могло остановить кого угодно, только не Киргиза.

Прежде всего, неопасным оказывается для черных вариант 7.c3 d6 8.d4 Cb6 8.deKe5 9.Ke5 de10.Фd8 Крd8 11.Cf7 Лf8 12.Cd5 Kd5 13.ed Cb7.

Но самое важное, что после естественного 7.Ке5 Ке5 8.d4 Cd4 9.Фd4 d6 двух слонов белых вкупе с превосходством в центре недостаточно для получения перевеса - и все из-за угрозы c7-c5!

В очередной раз поиск Леней философского камня в дебюте дал свои плоды, а я, все еще не веря, успешно сыграл Вариант в своей партии. Вскоре его начали применять Маланюк с Онищуком, Годена, а потом и все остальные...

Все-таки авторство, безусловно, принадлежит именно Юртаеву, ведь в отличие от Архангельского варианта слон черных куда чаще выходит на g4, а не b7. (Да и кто как не он сформулировал главное правило староиндийской защиты: белопольный слон черных лучше всего стоит на c8!)

Кстати, в последнее время очень модной стала расстановка 9.Се3 с последующим 10.Kbd2. Именно ее Леонид считал самой опасной еще в 1994-м году.


...Второго июня Леонида Юртаева не стало. Артистов провожают аплодисментами, а мы продолжаем восхищаться партиями и идеями, которые навсегда остались с нами. Предлагаю нам всем называть вариант 5..b5 6.Cb3 Cc5 испанской партии Вариантом Юртаева.

Он был безразличен к таким почестям, но мы должны помнить.

Нельзя забыть такого Шахматиста.


  


Смотрите также...