Руслан Пономарёв: "Коровы, свежее молоко. В семь утра машина со свежим хлебом..."

Время публикации: 13.06.2020 17:01 | Последнее обновление: 13.06.2020 17:01

В 2002 году 18-летний шахматист из донбасского города Краматорск Руслан Пономарёв шокировал всю общественность. Вундеркинд в матче за шахматную корону по версии FIDE обыграл знаменитого соотечественника Василия Иванчука и стал чемпионом мира. В разговоре с "Терриконом" Руслан вспоминает первые шаги своей карьеры, которая развивалась по космической скорости после переезда в Краматорск из Горловки в семью Пономарёвых - не родственников, а однофамильцев.
Оригинал на сайте terrikon.com

- Первая газетная заметка обо мне? Честно говоря, уже столько времени прошло... Насколько я помню, это была горловская газета "Кочегарка". Я сам родился в шахтерском городе Горловка (у меня дед сам шахтер) и прожил там до 10 лет. Отец был любителем шахмат и выписывал эту газету. Что именно там было написано, я уже и не помню. Наверное, это был какой-то городской турнир, где я выступал.

Мой первый тренер - Александр Шмыков. Я с ним стал заниматься в Горловке. Вообще, научил меня играть в шахматы отец, а потом я в школе записался в шахматный клуб, и моим тренером стал Александр Шмыков. Насколько я помню, мы с ним особенно изучали шахматные эндшпили. Первая книга у нас была "600 окончаний" Портиша и Шаркози. Занимались и смотрели классику: Морфи, Петрова, Андерсена. У отца была библиотека разных книг, там я смотрел партии чемпионов мира.

В Украине была тогда такая система, что сначала играешь чемпионат города, потом чемпионат области, а потом уже чемпионат страны. Честно говоря, даже не помню, какое место занял в Севастополе-92, больше вспоминается следующий чемпионат - Херсон-93. Конечно, любой ребёнок хочет показать результат, но где-то мастерства не хватало. Всегда надо сначала где-то набраться опыта. Помню, что это первый раз, когда поехал куда-то достаточно далеко - без родителей, но с тренером и другими детьми. Приучался к самостоятельности, что-то даже привёз родителям на карманные деньги - они говорят, что это были яблоки. Все не потратил, бережливый был!

В 1993-м отец привёз меня на сборы в Краматорск. Это не так далеко от Горловки - расстояние около 50 км, ехали на электричке полтора часа. Мне было интересно на сборах. Шахматы мне нравились, было интересно общаться с другими ребятами, заниматься с новыми тренерами.

Когда поступило предложение переехать в Краматорск, мне было еще совсем мало лет. Ответственность за принятие решения лежала на родителях. Наверное, повлияло то, что родители увидели, что шахматы действительно мне очень нравятся, и им хотелось, чтобы я прогрессировал. В Краматорске ситуация с шахматами была более развита, чем в Горловке, было больше тренеров. Наверное, сыграло свою роль и совпадение - фамилия семьи, которая пригласила переехать, тоже была Пономарёвы. Помню, в краматорской школе все думали, что это родственники, но нет. Родители подумали, посовещались и решили попробовать, как оно получится. К тому же, в субботу-воскресенье либо я возвращался в Горловку, либо родители приезжали в Краматорск. Возможно, повлияло ещё то, что у меня сестра была маленькая, у нас разница в 6,5 лет, родители замученные были. Когда воспитываешь двоих детей, свободного времени нет. У меня самого сейчас ребёнок, четыре года ему скоро будет.

Руководитель шахматной школы Краматорска Михаил Никитович Пономарёв, как он сам рассказывал, поехал в молодости в Якутию. Там на Севере тогда были больше заработки. У него было очень много историй, как он там "шабашил". У Никитича два сына - первый, Борис, вернулся вместе с ним в Украину, а второй остался в Якутии.

Чтобы рассказывать о тех временах, нужно сравнивать "тогда" и "сейчас". Тогда только распался Советский Союз. Те сбережения, которые были у моих родителей в Сбербанке - всё пропало. Не знаю, мог ли Михаил Никитович вложить куда-то те деньги, которые он заработал на Севере. Не могу сказать, что он был богатым человеком. Тогда была гиперинфляция, купоны. Но он был предприимчивый, весёлый, хозяйственный, энергичный. Старался заниматься всем. Любил шахматы.

Мы жили даже не в самом Краматорске, а в посёлке городского типа Беленькое. Там у Михаила Никитовича был дом. Шахматные секции были разбросаны по Краматорску. Он их смог объединить в один клуб. У него была такая идея, чтобы в Краматорск приезжали талантливые ребята из разных регионов. Не сказал бы, что это был бизнес-проект. Вряд ли на этом можно было что-то зарабатывать. Ему это действительно нравилось, он этим жил.

Раньше попасть на заграничный турнир было почти невозможно, но если выезжал, то государство финансировало. Потом эта система разрушилась, стало всё сложно. Я из обычной семьи, поэтому родители не могли себе позволить оплачивать какие-то поездки или тренеров. Помню, что когда надо было попасть на турнир в Киев, доходило до того, что на поезд не было билетов - ездили на третьих полках, багажных. Было весело! Но я не обращал внимания на дискомфорт. Мне было 10-11 лет, мне нравилась эта среда. Подумаешь, где-то пришлось на лавочке поспать. Это было не так страшно. Я дискомфорта не ощущал и был доволен, так как больших запросов не было.

Сын Михаил Никитовича Борис был моим основным тренером. Мы жили в одной семье, и он постоянно меня сопровождал на соревнованиях. Борис научил меня анализировать собственные партии, у него было много тетрадей с записями и серьёзными анализами партий. Он мне показывал свои партии - на самом деле, они были довольно высокого качества. Сам он достиг уровня кандидата в мастера. У него был предприимчивый и агрессивный шахматный стиль, но чего-то, видимо, не хватало. Впрочем, в то время Борис играл на голову сильнее меня, так что я многому мог научиться у него.

Не было такого ограничения, чтобы тренером был только Борис. Он был основным тренером, но постоянно было общение и с другими мастерами. С Борисом я ездил на турниры где-то до 2000 года, лет семь. Потом я стал постарше. Возможно, для Бориса эмоционально стало немного сложновато в плане того, что он привык быть основным тренером, не знаю. Но он всегда относился с пониманием, хоть какая-то ревность наверняка была, например, когда в 2001-2002 годах я поехал на чемпионат мира с Геннадием Кузьминым. Но тогда сам же Борис, когда я готовился к матчу с Иванчуком, посоветовал пригласить того, у кого был хороший счёт с Василием. Так нашли Веселина Топалова, он потом мне помогал.

У меня такое ощущение, что Борис изучал методики того же Ботвинника, многое читал о шахматах. Он понимал, что сейчас одиночки вроде Фишера редко достигают успеха. Важно, чтобы была команда, коллектив.

В 1994 году впервые удалось стать чемпионом Украины среди юношей, играли в Мелитополе. Легко ли далась та победа? Это относительно, все боролись до конца, не было такого, что выиграл с запасом. Но ощущал у себя довольно большой прогресс по сравнению с тем же Херсоном-93, там и близко за медаль не боролся. А тут чемпион - приятно!

Когда в том же году впервые попал на зарубежный турнир, у меня не возникло ощущения, что мы в Украине живём вот так, а они в чём-то лучше. Первая поездка была в Сегед (Венгрия). Все мне говорили "О, поедешь за границу!". Отец у меня офицер, он ездил и в Чернобыль, и в Армению, когда там что-то случалось, а мама, возможно, выезжала куда-то только тогда, когда ещё училась.

Все говорили "Венгрия, заграница", но у меня остались воспоминания, что это была длительная поездка на автобусе, приехали уставшие. Было лето. Поселились в общежитии на одном из последних этажей - крышу грело, жара невыносимая! Еда венгерская - давали суп, который похож на компот со стручками, я его не мог есть. Тренер Борис пытался меня куда-то водить и кормить, чтобы была хоть какая-то энергия. В итоге я завоевал бронзовую медаль чемпионата мира. В том же году посетил Францию, Париж, но это была больше поощрительная поездка от спонсоров, чемпионат по быстрым шахматам. Франция, конечно, понравилась больше - Диснейленд всё-таки, хоть на американских горках было страшно, ух! Вверх ногами переворачивало.

Повторюсь, какой-то суперразницы я не ощутил. Мне нравилось там, где я жил - посёлок Беленькое, коровы, свежее молоко по утрам. В семь утра машина со свежим хлебом приезжала - всё очень нравилось.

Бронзовая медаль чемпионата мира была очень важной, насколько я помню. У меня такое с детства было, что надо занимать какие-то места. С одной стороны, это стресс. А с другой - так воспитывался характер. Если бы на чемпионатах мира был провальный результат, попробуй ещё найди финансирование на следующую поездку. А тут занял третье место - и нашёлся спонсор, чтобы поехать в Диснейленд. Не занял - не поехал бы.

В детстве у меня здоровье было не самое крепкое, часто болел. Сейчас в Украине говорят про реформу медицины. Вспоминаю, мама рассказывала, что она часто ходила к врачу, и педиатр выписывал гору таблеток, которые лечили какие-то симптомы от обычной простуды. Я от этого только постоянно болел. Как мне кажется, от этих таблеток мой организм был только ослаблен. А когда я переехал в Краматорск, то у Михаила Никитовича было своё хозяйство, куры. У соседки была корова - молоко пил. Борис постоянно заставлял меня соблюдать режим, ложиться спать в 10 вечера, а вставать в 7 утра. Даже если погода была не очень хорошая, надо было выбегать на футбольное поле, где коровы пасутся, делать пробежку. Потом под душ контрастный - мне не хотелось, но когда так говорит тренер, приходилось делать. Вот здоровье и укрепилось, физически стал получше. Сложно хорошо играть в турнирах, если энергии не хватает.

На чемпионат Европы 1995 года во французский Верден мы поехали на автобусе. Трое суток добирались, приехал уставший. Турнир поначалу складывался не так уж удачно, но в конце удалось поймать ритм. Помню, что в Вердене мы учли венгерский опыт и поселились уже не в предложенном общежитии, а в гостинице. В итоге стал чемпионом Европы в своём возрасте.

В 1995 году впервые сыграл в чемпионате Украины среди взрослых. Мой тренер старался, чтобы я как можно больше играл с сильными соперниками. Какой смысл играть только со своими сверстниками, если их и так легко удавалось победить? Опыта ещё не хватало, но надо было его набираться. С кем же ещё набираться опыта, как не со старшими?

Анатолий Поливанов, специально для Terrikon.com


  



Смотрите также...

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте. Мы на матче Дмитрия Андрейкина и Яна Непомнящего, и рядом со мной Светлана Андрейкина. Я озвучу вопрос, который возник у многих наших читателей после того, как появился твит с фотографией твоего отца в 17-летнем возрасте, из чего мы сделали вывод, что у тебя шахматная семья. Расскажи немного о своей семье и о том, какое ты лично имеешь отношение к шахматам. Ты играешь или просто болеешь?

  • Е.СУРОВ: Пётр Свидлер, поздравляю, вы в турнире претендентов! Когда вы сегодня осознали это, какая у вас была первая эмоция?

  • Я, будучи ребенком, постоянно ощущала дома полноту семьи. Как совершенную мозаику.

    Сколько себя помню, у нас в семье никогда не говорилось о любви. Она просто была. Тихая, уютная. В каждом уголке квартиры, в каждом предмете.

    Ни разу не могу вспомнить, чтобы родители показывали ее на людях. А не заметить ее все равно было невозможно...

  • Н.МОНИН: Дорогие друзья, это Chess-News, Николай Монин, и со мной известный гроссмейстер, известный организатор Алексей Широв. Мы сидим в кафе, а вопрос к нему, собственно говоря, один: каковы впечатления от города, от турнира? И вообще, как вам живется на белом свете?

  • После выигрыша в девятом туре соревнования на Кубок Губернатора у Дмитрия Андрейкина украинский гроссмейстер Павел Эльянов разобрал партию для зрительской аудитории, а затем настало время вопросов и ответов. Беседу вел Александр Смирнов, помощник директора турнира Алексея Ветрова. Материал для Chess-News подготовила Елена Климец.

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • М.МАНАКОВА: Руслан, можно с тобой поговорить?

    Р.ПОНОМАРЁВ: Можно.

    М.МАНАКОВА: Ты здесь надолго?

    Р.ПОНОМАРЁВ: До завтра.

    М.МАНАКОВА: Ну, как впечатление от увиденного?