Баадур, Беглар Джобава: "Объявляем войну читерам"

Время публикации: 01.05.2020 23:37 | Последнее обновление: 08.05.2020 02:34

Открытое письмо: что и зачем
Почему Беглар не стал гроссмейстером
Среди читеров есть элитные шахматисты
Первый признак читера
"Мы везде будем в призовой тройке, если захотим"
Онлайн-турнир по 25 минут - поощрение читеров

"Будем закручивать гайки, у нас есть методы..."
Частная жизнь? "Пускай вторгаются!"

Ника Волков - "способный шахматист, недавно женился..."
"С Анишем Гири? Мелочь, всё в прошлом"
Что случилось с рейтингом Баадура
Шашки с Иванчуком
Топ-10 самых красивых шахматисток

БЛИЦ. Лучшая партия Баадура и другие вопросы

Е.СУРОВ: 20:05 московское время, прямой эфир Chess-News, братья Джобава со мной сейчас на связи.

БААДУР: Добрый вечер всем! Женя, добрый вечер!

БЕГЛАР: Привет слушателям, привет Евгений!

- Кстати, кто из вас старший, а кто младший?

БААДУР: Баадур – старше. На год.

- Вас слушается младший?

БААДУР: Нет. Никогда не слушался.

- Вас это сильно напрягало?

БААДУР: Да вроде нет. Меня заменяли родители, все проблемы решали они.

БЕГЛАР: Вообще там были другие проблемы – постоянные драки.

- Из-за чего чаще всего?

БААДУР: Вот из-за непослушания.

БЕГЛАР: Нет, просто драки ради драк. Есть такой старый фильм: «Бунтовщик без причины».

БААДУР: Безрассудная молодость…

- Победителем, я так понимаю, чаще выходил старший?

БААДУР: Может быть. Уже не помню. Давно не дрались. Но ты что-то провокационными вещами занимаешься, Евгений…

- Это я для разминки, знакомлю вас со слушателями, которые уже начали задавать вопросы в чате трансляции.

- Сегодня мы хотим прежде всего поговорить о читерстве, нечестной игре в шахматах, в частности в интернете. Во всяком случае, именно из-за этого я и позвал своих гостей, которые несколько дней назад написали открытое письмо. Я так понимаю, сейчас его уже отправили на какие-то шахматные платформы, на которых проводятся онлайн-игры, да?

БААДУР: Всё верно.

БЕГЛАР: Только не на «какие-то», а на самые основные. Например, на Chess.com – у них, кажется, 30 миллионов зарегистрированных пользователей, это серьёзная аудитория.

- Давайте я прочту ваш текст:

«Дорогие друзья, организаторы, владельцы шахматных платформ. Последние годы всё больше людей играет в онлайн-шахматы. В последние месяцы, в связи с эпидемией, все турниры/шахматисты перешли в режим онлайн. Проводится всё больше турниров, всё больше становятся призы. Скорее всего, после окончания эпидемии процент онлайн-турниров будет нарастать. Для того чтобы эти соревнования не были разочарованием и поощрением для читинга, предлагается для всех соревнований с денежными призами ввести следующий стандарт.

1. Каждый участник обязан играть в отдельной комнате, в которой не будет находиться никто посторонний.
2. Одна широкоугольная камера, которая будет покрывать всю комнату.
3. Одна фронтальная камера.
4. Аудио запись.
5. В случае если соревнование крупное и нет возможности для сервера принимать траффик всех участников, контролировать участников в случайном порядке, подключаться к их видео/аудио трансляции – за три тура до конца вести контроль всей лидирующей группы.
6. Вести мониторинг совместно с участниками соревнования, избранными в апелляционный комитет.
Разумеется, эти меры связаны с неким вторжением в приватную жизнь, потому каждый участник должен осознавать чётко, что означают эти правила и добровольно их принять.

С уважением…»

В комментариях на фейсбуке подписывались шахматисты. Сколько удалось собрать подписей?

БЕГЛАР: Точно не считал, около 140.

БААДУР: Ещё добавлялись после того как отправили, некоторых добавили вдогонку.

- Сейчас проводится масса онлайн-турниров. У нас на сайте лишь несколько так или иначе освещались, я как редактор просто беру какие-то громкие случаи, чтобы было понятно, с чем связаны такие турниры и что на них возможны разные коллизии. Но таких турниров десятки и сотни чуть ли не ежедневно. И вы хотите, чтобы на любых турнирах, где есть хоть какие-то денежные призы – хоть 5 лари, - были обязательными все эти правила?

БЕГЛАР: Да, Евгений, тут идея какая. Если контроль не вводить, то получается, что когда ты делаешь турнир с денежными призами, это получается поощрение для читинга. Люди не знают, кто читерит, кто нет. Некоторые читерят просто потому, что читеры; некоторые же, когда во время турнира понимают, что имеют дело с читерами и никто их не контролирует, просто начинают защищаться. Может, человек в душе не читер. Но тогда ему нет смысла играть в этих онлайн-турнирах, потому что читеры его будут просто раздевать. Поэтому без контроля это прямое поощрение читинга.

Вот мы и предложили такой стандарт для всех онлайн-турниров с денежными призами. Должен быть один стандарт. Он связан с некоторыми финансовыми расходами для людей – например, надо купить одну или две камеры. Чаще всего – одну, потому что одна фронтальная камера обычно вмонтирована в ноутбук. Остаётся купить одну камеру с хорошим разрешением, но это не так много денег стоит. Если профессионал или любитель ездит на обычные турниры и тратит немалые деньги на гостиницу, на перелёт… Скажем, тысяча евро – средний расход на опен-турнир где-нибудь в Чехии, скажем.

БААДУР: «Аэрофлот» - ещё больше.

БЕГЛАР: Да. А здесь тебе надо купить одну камеру (в худшем случае – две), и затем ты можешь играть в сотнях соревнований. Это я отвечаю на комментарии, где пишут – мол, это связано с расходами. Купил одну хорошую камеру, например, за 50 долларов – и играешь потом годами с этой камерой. Я не считаю, что это какой-то большой расход. На другие турниры ты потом можешь вообще не ездить, а играть только онлайн.

БААДУР: Ещё, может, расходы на улучшение интернета – баксов двести.

- Ну хорошо, для меня, например, очевидно, что денежный вопрос тут не главный. Другой вопрос – тот, который только что пришёл в чате, и он совершенно логичный: «Почему вы думаете, что будет эффективным предложенный вами способ?»

БЕГЛАР: Читеров можно разделить на несколько категорий. 95% мошенничества – это прямой читинг. Его легко отследить такими мерами. Поэтому можно сказать, что 95% читеров будут отсечены. Это будет первый стандарт. Его надо имплементировать и дальше уже наблюдать за ситуацией. Потом вводить ещё и ещё. Сейчас нужен первый стандарт, первый шаг в борьбе с читерами, с основной массой.

- Вы знаете, я боюсь, что и сейчас не 5% читеров выше так называемого первого стандарта, а с развитием технологий, - а они будут развиваться даже несмотря на коронавирус, - процент будет ещё выше.

БЕГЛАР: Сейчас, когда нет вообще никакого контроля, что может основная группа? Читер сидит у себя дома за компьютером и играет турнир. На своём же компьютере он просто открывает другую страницу, отслеживает свою партию под другим ником и смотрит оценки компьютера. То есть можно прямо на одном мониторе играть и отслеживать. Один человек может это сделать не напрягаясь. Камеры закроют эту возможность. То есть уже тогда для читерства понадобятся два человека, оба шахматиста, и оба неплохого уровня должны быть, чтобы их нельзя было отследить. Уже сложнее, чем то, что происходит сейчас.

- Смотрите, какие у нас активные, быстрореагирующие слушатели. Реагируют на каждую вашу фразу: «Как только будет введена подобная система, 95% читеров перестроятся». Не говоря о том, что пишут про микронаушник, и это совершенно верно: если микронаушник в ухе есть, то никакие камеры не помогают.

БААДУР: Можно я скажу?

- Да, Баадур долго молчал.

БААДУР: Я недалёкий человек от шахмат, много лет уже в этом деле и знаю, почему нужны эти камеры. Во-первых, сейчас многие начнут говорить: что, если искусственно сделать дисконнект, и пока ты отключён от интернета, быстренько достал мобильник, прочитерил и включился обратно? Вот для этого нужна вторая камера, широкоугольная – она не должна работать вкупе с интернетом. Она должна отдельно вести запись. Тогда дисконнект уже никакого значения иметь не будет. То есть камера смотрит на тебя в любом случае. Достаёшь мобильник, выходишь из комнаты – сразу проиграл.

- Кто потом смотрит эту запись?

БААДУР: Судьи.

- Первое, что приходит в голову: запись можно отредактировать, прежде чем послать.

БААДУР: Нет, ты должен сделать это мгновенно. После того как сыграл партию – сразу отправить. Это будет записано на компьютер. Не отправишь – проиграл. Всё.

Второй момент – то, о чём ты говоришь, остаётся единственный выход, когда помощник на отдалении передаёт на слуховой аппарат. Но я, как гроссмейстер, знаю, как это сложно сделать. Обычные любители будут не в состоянии. Они будут в сумасшедшем стрессе, не смогут отделить нужные ходы от ненужных и будут тупо читерить. Таких будут закрывать и закрывать, одного за другим. Такое могут делать только два толковых шахматиста уровня международного мастера. И вот когда сузится группа таких изощрённых читеров, там уже специальная комиссия будет их зондировать. Причём во всех турнирах должно быть указано в контракте, что последнее решение остаётся за организаторами, без обжалования. Как только комиссия признаёт, что такой-то читерил, или есть серьёзные основания считать, что он читерил, – бах, пускай продолжает играть в своих обычных турнирах, как делал до этого.

- У нас в чате, по-моему, очень опытный читер вам возражает: «Видео можно записать заранее, а потом отправить. Доказать, что видео сделано не во время партии, трудно».

БААДУР: Как-нибудь. Там же время записи должно быть указано.

БЕГЛАР: Евгений, тут смысл в том, что уже читеру нужно очень серьёзные меры принимать. На самом деле в онлайн-турнирах, да и в офлайне тоже, исключить читерство на 100 процентов невозможно. Но надо максимально к этому подбираться. Обычные люди будут уже не в состоянии это делать. Смогут только очень утончённые читеры, но таких уже единицы. Огромный процент будет отсечён.

Почему это надо делать. Вот недавно глава античитерской комиссии на Чесскоме разослал своё обращение, и там очень тревожные новости…

- Да-да. Для тех, кто не знает: администраторы сайта Чесском отправили многим своим пользователям сообщение: мол, мы знаем, что вас, читеров, много (причём там написано, что среди них есть и известные имена), мы вам даём время до 1 мая принять решение, мы знаем, что это решение будет трудным, но оно для вас единственно возможное, если вы хотите дальше у нас играть – покайтесь! Покайтесь анонимно, и будете один раз прощены. Мы обещаем, что ваше покаяние останется только между нами, и тогда вы сможете играть. Если этого не сделаете, тогда мы проведём как никогда большую чистку, и вы больше никогда не сможете у нас играть. Я примерно пересказал по-русски то, что написано на английском.

БЕГЛАР: Совершенно верно.

- Вы верите в то, что найдутся такие чистосердечные признания?

БЕГЛАР: Уже нашлись.

- А откуда вы знаете?

БЕГЛАР: Ну, там, из беседы с техническим персоналом. Они указывают, что есть немало людей за 2600, и даже элитные игроки есть. Разумеется, фамилий они называть не будут, потому что большие скандалы этому сайту не нужны. Они постараются внутри у себя загасить этот разгорающийся пожар.

Сейчас же на несколько месяцев все турниры перейдут в онлайн, пока не возобновится в той или иной форме обычная жизнь, какая была до этого. Во всех этих онлайн-турнирах будет очень много читеров. Ну, некоторые будут на седьмое место выходить, некоторые на девятое. Ни один читер не будет занимать первые-вторые места, ему достаточно войти в призы или куда-нибудь в отбор. Читеры будут вырубать все соревнования. Значит, будут и те, кто будет от них обороняться. То есть если ты играешь с читером, то что ты можешь ему предложить? Лично я свой выбор сделал – я люблю играть в интернете, но я не играю, потому что знаю, что встречусь с читером. Психологически это невозможно выдерживать – когда ты играешь с человеком и не знаешь, читерит он или нет, ты партию проигрываешь до её начала.

- Очень важно то, что вы сказали: вы не играете. Именно потому, что вы заранее знаете, что невозможно избежать в какой-то момент читерства, да?

БЕГЛАР: Да, я ни в каких соревнованиях не играл. Только вот по минуте соревнование было, но это так, развлекательное. Баадур раньше играл, но потом тоже перестал.

БААДУР: Да, вот я хотел сказать. Есть на Чесскоме известный турнир Titled Tuesday, где только титулованные шахматисты играют. Лет пять-шесть назад я много раз выигрывал эти турниры, по 500 долларов были призы. В сумме где-то 3000-3500 «сделал» я тогда. Но потом прилетела туда вся шпана и начали забирать. Помню, Накамура тоже бесился, когда его какие-то FM выносили. Тогда мне стало всё понятно, и я перестал играть. Или я должен был сам читерить, что я не хочу делать, потому что люблю в шахматы играть, или же тогда надо перестать играть. А это тоже неприятно. Если раньше можно было найти замену живыми шахматами, а на онлайн и так не было времени, то теперь сидим дома. И что делать? Экономика заканчивается, а турниров нет. Значит, надо что-то делать против читерства.

Люди всегда видят какие-то негативные вещи, но сами ничего не предлагают. Просто говорят, что изначально война проиграна. Ну давайте сдадимся тогда. Немцы когда наступали – давайте сдадимся, и нечего бороться. Чего же Советский Союз не сдался? С читерами тоже справимся, ничего страшного.

- Всё-таки мне нравится, что у меня сегодня серьёзные гости. В том смысле, что они отвечают за свои слова, и когда вокруг говорят: «читеры, читеры…» - они своими действиями показывают своё к этому отношение – не играют с читерами. Что меня больше всего удивляет последние пару месяцев в интернете: я вижу десятки жалоб в фейсбуке – этот читер, тот читер, - и при этом человек продолжает играть! Если ты играешь с напёрсточником, что ж ты удивляешься, что тебя обманывают? Одно из двух: либо не удивляйся, либо не играй.

БААДУР: Мы с Бегларом сейчас начали иногда играть эти Tuesday ради прикола. Допустим, я проиграю одну партию – сразу выбываю из турнира, даже не продолжаю, смысла нет. И что меня поражает: вот я вроде в неплохой форме, нормально считаю варианты, неплохой шахматист, и в каждой партии обязательно что-то зеваю. Имею в виду блиц, конечно. Вот недавно какой-то турнир выиграл – Europe Echecs проводил – там тоже зевал. А первый показатель читерства – это когда у них всё под контролем во время партии. Ну всё у них под контролем! Ферзь стоит на h2 – в конце варианта выясняется, что он контролирует поле h7 неожиданно, через всю доску; фигуры взаимодействуют, геометрия… Я не вижу пять процентов того, что видят они. У них всё схвачено, никаких зевков. Такого не может быть. Вот это для меня лично первый показатель.

- Баадур, но «не может быть» и обвинение в читерстве – это разные вещи. Обвинение – это вещь серьёзная.

БААДУР: Конечно. Никто не будет обвинять, но уже берут под прицел. Вот я взял азербайджанца под прицел в том турнире. Я видел, как он играет, у меня уже возникло подозрение, потом он сыграл со мной – я всё понял. Сразу же обратился к арбитрам, через тур его забанили, как только он Фируджу обыграл. Там по его партиям всё видно, у него всё под контролем. Его не случайно забанили. Меня не забанили, Фируджу не забанили, Иванчука не забанили, а его – почему? Якобы, у меня «такой авторитет, что написал арбитрам – и они послушали». Ну, если так, то я тогда всех забаню сейчас, кого захочу, правильно?

- Я не специалист, но я уверен, что незаслуженные баны тоже случаются.

БААДУР: Думаю, что таких крайне мало. Но – бывает.

БЕГЛАР: Это война. Надо понимать, что на войне возможны и ошибки, дружественный огонь тоже убивает. Сейчас же что происходит: сайты ловят самых глупых и неумелых читеров. Они по первой или второй линии делают десять ходов подряд, и всё понятно – сразу бан. Вот я международный мастер, но я максимум, наверное, два хода могу сделать в пределах второй линии. И плюс у администраторов ещё, наверное, программа отслеживает, кто, допустим, два окна на одном компьютере открывает. Они это не скажут, у них есть какие-то чёрные ходы. Это всё против глупых читеров. Против чуть более изощрённых читеров у них ноль методов. Они говорят, что вот сейчас искусственный интеллект развивается, он будет выявлять истину… Они просто не понимают, что любой сильный шахматист, гроссмейстер, будет использовать компьютер один, максимум два раза за партию. Никаким искусственным интеллектом ты не сможешь доказать, что он один ход сделал по компьютеру. К тому же, и это самое важное, когда ты смотришь в компьютер, ты видишь не только ход, но и всю линию – будущее. Тебе показывают, что там за горизонтом. Больше компьютер тебе не нужен. Достаточно одной-двух подсказок в критической ситуации, чтобы обыграть любого.

БААДУР: Вот сейчас мы с Бегларом будем в каждом турнире в тройке, если захотим. Я буду играть сам первые 20-30 ходов. Пойду, скажем, 1.b3 – там чёрт голову сломит. Потом в один момент скажу: ага, вот здесь пора подглянуть, он мне скажет один ход и оценку – всё, дальше я сам закончу. Очень просто.

БЕГЛАР: Да, у нас есть такая идея. Там эти товарищи говорят, что у них есть какое-то подобие искусственного интеллекта, они могут что-то определять. Вот мы сядем вдвоём с Баадуром и двадцать партий по три минуты. И пусть они скажут, в скольких партиях мы использовали компьютер.

БААДУР: И в какой момент.

БЕГЛАР: А иначе это голословно. Они говорят, что искусственный интеллект сможет отслеживать даже стиль шахматиста – вот, типа, тут он обычно не атакует, а начал атаковать, значит странно. Это же сказки братьев Гримм! Этому никто не будет верить.

- Хорошо. Так вы сейчас доказываете, что на этой войне, как вы говорите, победить… не скажу невозможно, но очень сложно. Я не понимаю, например. Вы мне так и не ответили конкретно: вот один из вас играет, со всеми камерами, со всеми условиями, что у вас написаны, а в ухе маленькое устройство. Другой сидит в соседней комнате или в соседней квартире, что совсем хорошо. Сидит с мощным компьютером и просто говорит в ухо всё, что нужно.

БЕГЛАР: Евгений, всё, о чём ты говоришь, - это очень утончённое читерство. Мы же говорим об основной массе, которую нужно отсечь. Первый стандарт.

- Неосновная масса меня тоже интересует. Это более высокий уровень, простите. Они сейчас играют Magnus Invitational – откуда я знаю, что у них там в ушах?!

БЕГЛАР: Ниоткуда ты не знаешь, и это вполне возможно. И это уже требует гораздо более серьёзных мер. Просто об этом не было смысла писать в нашем первом письме. Мы указали самые минимальные меры, которые нужны в массовых соревнованиях. Есть, конечно же, меры для более крупных и ответственных турниров.

Пока же нам на фейсбуке в основном отвечали тем, что «надо камеры покупать», и это основная проблема. Потом у тебя в комментариях пишут: а что, если второй человек будет сидеть… Значит, уже два международных мастера должны быть, чтобы выиграть турнир. Это уже проблема. У них нет обратной связи. У тебя-то есть в ухе микронаушник, но общаться между собой вы не можете. А сейчас происходит так, что просто два человека сидят рядом друг с другом и обсуждают – давай не по третьей, а по четвёртой линии сыграем… Когда же нет обратной связи, командует парадом только один человек, который наговаривает на ухо… как в фильме «Приключения Шурика», ты помнишь?..

- Не очень.

БЕГЛАР: «Профессор, конечно, лопух, но аппаратура при нём».

БААДУР: Наше письмо – считай, для общей массы.

- То есть у вас идея бороться поэтапно, да? Вот на первом этапе, как минимум, что-то сделать с самыми примитивными читерами.

БЕГЛАР: Да. Надо просто начать войну. Пока что никто не хочет, все только плачут: это не выйдет, то не выйдет. После первого стандарта будет более сложный второй стандарт. Если же ты сейчас сразу предложишь им стандарт третьего поколения, они с ума сойдут, никто принимать не будет. Надо постепенно вводить.

БААДУР: Входим и дверь за собой закрываем. Потихоньку придём к концу.

- Ну что, интересно с вами общаться, потому что вам нечего практически возразить. Вы не настаиваете на том, что читерство можно побороть, вы не кажетесь наивными простаками, которые говорят: вот, мы сейчас это сделаем – и не будет читерства. Я даже хотел вам сказать: «а как же поход в туалет?», но думаю, что вы и так со мной согласитесь: ну да, вы пошли в туалет во время партии, и у вас там включён телефон, например...

БЕГЛАР: Евгений, сейчас большинство турниров онлайн проводятся в блиц.

- Нет, извините, сейчас идёт большая пиар-кампания: сыграли турнир по 15 минут, следующий – Кубок наций – будет по 25, и нам говорят: вот, смотрите, в шахматы играют, когда больше нет ни одного вида спорта! Какой блиц, если по 25 минут будут играть!

БЕГЛАР: Вот на этих соревнованиях, поверь мне, будет сумасшедшее количество читеров.

БААДУР: Я считаю, что это абсолютный абсурд. Выше контроля 3’+2’’ или 3’+1’’ – уже маразм.

БЕГЛАР: Надо понимать, что у организаторов задача – провести турнир, привлечь гроссмейстеров и известных шахматистов. Сколько там будет читеров, их не интересует. Главное, чтобы не опрокинулась эта лодка, скандал не вышел за пределы. Остальное им неинтересно. Единственные, кому интересна борьба с читерами, - профессиональные шахматисты. Любителям это, по большому счёту, тоже неинтересно. Проиграл партию – и проиграл, он даже не поймёт, что с читером играл. Для такого понимания нужен, наверное, уровень кандидата в мастера и выше. Чувствуешь, когда у соперника в блице всё под контролем, он ничего не зевает. Это нереально.

А вот эти соревнования, которые сейчас анонсируют… По 25 минут – там даже первый стандарт, который мы предлагаем, слабый. Считай, это просто поощрение читинга. Нехорошее дело они делают – поощряют нечестную игру. Говорят читерам: приходите и забирайте деньги.

Кстати, такое уже было в мире спорта. Сейчас популярны смешанные единоборства. В девяностые годы это начиналось, тогда не было никакого допинг-контроля. Так там люди приходили: 19 лет спортсмену, он выглядит на 35, весит 105 кг, как танк. С ног до головы в стероидах. Их тоже поощряли. Если ты не вводишь контроль, то поощряешь. Оппонент знает, что его соперник на стероидах, и тоже начинает стероиды принимать. Цепная реакция, все начинают колоться. Потом запретили. Сейчас более-менее чистые спортсмены, хотя тоже ловят – и кстати, ловят элитарных бойцов.

Мы должны брать пример с тех, кто борется с допингом. При этом надо учитывать, что читинг гораздо хуже допинга. Допинг не даёт стопроцентной гарантии успеха, а читинг – даёт.

БААДУР: Главное – вывести основную массу из зоны комфорта. Они не смогут пить кофе рядом с друг другом и читерить. Им придётся уже делать это на расстоянии; любители – не смогут.

- Идея заслуживает внимания. Правда, я не очень понимаю: ну, исключите вы один сегмент читеров, а другие-то останутся. Что делать с ними? Из девяти партий блицтурнира вы не три раза встретитесь с читерами, а один раз. И что, вам легче от этого?

БЕГЛАР: Евгений, начинаем войну, первый стандарт. Затем будет второй стандарт. Затем третий. Сразу же нельзя. На самом деле мы с Баадуром это уже давно обсуждали, просто сейчас озвучили, поскольку из-за эпидемии всё перешло в онлайн. Есть очень серьёзные меры.

БААДУР: Пока рано, не надо их озвучивать. Будем закручивать гайки потихонечку. И дальше будем тоже закручивать, у нас есть методы.

БЕГЛАР: Это, разумеется, должно обсуждаться в широком круге профессионалов.

Кстати, в группе на фейсбуке, где мы опубликовали письмо, Александр Моисеенко предложил хорошую идею. Например, массовый турнир, сервер не выдерживает, чтобы контролировать всех. Значит, за три тура до конца надо контролировать всю лидирующую группу. Сорок-пятьдесят человек – это возможно сделать. Значит, бОльшую мотивацию для читинга они потеряют.

Моисеенко предложил, кто-то ещё зайдёт и предложит что-то хорошее. У профессионалов есть идеи, они и найдут выход.

БААДУР: Причём, если будет возможность самим организовывать турниры, то можно будет организовывать отдельно для любителей, для женщин, для профессионалов, для любого уровня! Чтобы не тысяча человек в одном турнире, а раздробить. Тогда и следить будет легче. Вот, скажем, сейчас на этом Titled Tuesday набирается по тысяче человек, грубо говоря. Почему не разделить? Скажем, десять турниров по сто человек. Чтобы легче было контролировать. Потом сто выходят в финал, их тоже контролировать с камерами. Идей миллион, главное – начать.

- Как же всё-таки быть с вторжением в частную жизнь?

БААДУР: Извини, кто не хочет – не будет это делать. Я хочу – для меня проблем никаких нет. Пускай вторгаются.

БЕГЛАР: Тут – что имеется в виду под частной жизнью…

- Моё частное владение, которое оказывается полностью под контролем – не только стол, за которым я сижу, а полностью комната. Это ещё не говоря о том, что, извините меня, кто-то может выделить себе отдельный кабинет для таких игр, где всё будет оборудовано и ему не стыдно будет показать, а кто-то с семьёй на пять человек живёт в одной комнате. И тоже хочет играть в таких турнирах. Ему-то как быть?

БЕГЛАР: Ну как быть… Не играть. Например, я хочу играть в отличных турнирах в Дании, но я там не играю, потому что географически далеко нахожусь. Если нет возможности – не играешь, и всё. Если нужен контроль, то иначе никак.Когда я играю в обычных соревнованиях, на меня люди смотрят – это тоже вторжение в моё пространство. Смотрят на одежду, на туфли…

БААДУР: Ещё хуже. Причём целый день, а тут – два часа в комнату посмотрят.

БЕГЛАР: На турнире ты ходишь в туалет. И что, тоже вторжение в личную жизнь?

БААДУР: Хуже: там заставляют мочиться в стакан. Допинг ищут.

БЕГЛАР: Или обыскивают металлоискателями.

БААДУР: И никто не возникает.

БЕГЛАР: В общем, это такая аргументация ради аргументации. Бесконечный спор. Лента Мёбиуса.

- Баадур, на «живых» турнирах, в которых вы играли много лет, у вас бывало такое ощущение, что вы играете с читером?

БААДУР: Не припомню, если честно. Всё-таки доверяешь человеку, когда смотришь в лицо. А когда виртуальное существо на другом конце планеты – поди пойми, что он там делает.

- Всё-таки психологический момент, да?

БААДУР: Да, конечно. Повторюсь, чисто для прикола я сыграл сейчас в нескольких этих турнирах Tuesday. Приз я, конечно, не мог взять, это было очевидно. Просто было интересно наблюдать, как меня будут раздевать какие-то непонятные существа. Колумбийцы какие-то, первый раз слышал их фамилии. Видно было: человек читерит на каждом шагу. Как только у него стало меньше времени и он не смог читерить, у него почему-то время закончилось в лучшей позиции. Мы тут умирали со смеху с братом. И таких колумбийцев – миллион. И когда элитарные шахматисты в таких турнирах занимают высокие места – скорей всего, среди них тоже большой процент читеров, увы. Они это делают для сохранения репутации. Им не очень нравится, что приходит какой-то любитель и их раздевает. Им хочется показать, что они крутые, что они всё-таки элита, и тоже, видимо, читерят некоторые. Фамилии называть не буду, но по письму Даниэля Рэнча ясно, что они тоже читерили. У меня и раньше были свои мысли по этому поводу, а он подтвердил. Так что, если кто-то ко мне имеет претензии, пусть напишут Рэнчу, он им ответит.

- Кстати о блице. Сейчас проверим, насколько вы хороши в интернет-блице.

- У нас всё в ногу со временем: сыграли с контролем 3+0.

БЕГЛАР: С использованием подсказок.

- Но надо сказать, что над одним из ходов Баадур уж слишком долго продумал.

БААДУР: Да, что-то сразу не вспомнил свою лучшую партию…

- Поэтому присуждаю в этом блице победу Беглару и хочу его спросить. Расскажите чуть-чуть о себе, Беглар. Вы шахматист совсем не слабый, насколько я знаю, но всё-таки почему о вас мы знаем меньше, чем о вашем брате?

БЕГЛАР: Потому что я намного ленивее. Мне было лень ездить на соревнования. Не люблю я путешествовать. А вот в онлайне, если с читерами разобраться, буду играть чаще. Мне нравится идея играть в соревнованиях с сильными соперниками не выходя из дома. Ну, или максимум – пойти в шахматный клуб и там играть в международных соревнованиях по интернету.

- То есть вы из-за лени не достигли чего-то, чего достиг ваш брат?

БЕГЛАР: Думаю, не только я. Из-за лени 98 процентов людей так и остаются на каком-то слабом уровне. Ну, у меня средний уровень – ММ.

- Когда поняли, что в классике нужно остановиться?

БЕГЛАР: Мне было лет шесть или семь.

- Как же вы уровня международного мастера тогда достигли, не понимаю?

БЕГЛАР: Как-то по инерции, специально к этому не готовился. Просто мы же в детстве вместе тренировались. Мне было лет пять-шесть, когда Баадур в том же возрасте легко решал сложные задачи. А я смотрю – я не могу так быстро решать. Удивлялся, думал – как это так.

БААДУР: Ты был на год младше, поэтому.

БЕГЛАР: Нет, не поэтому. Там как-то по-другому мозги устроены. Я это понял в детстве. И хорошо, что понял – некоторые и в 55 не понимают… Я достаточно подробно объяснил, Евгений?

- Да, вполне. В пять лет поняли то, что некоторые не понимают в пятьдесят пять.

БААДУР: Не хотят понять. Воли не хватает.

БЕГЛАР: В принципе, я мог те задачи решать. Но представьте: я мучился часа два, а другой человек решает за три минуты.

- Баадур, а вы как думаете, брат мог достичь большего, чем ММ?

БААДУР: Мог и может ещё. Вот сейчас в онлайн-шахматах читеров уберём – и там посмотрим, кто кого. Он может любого обыграть. Мы сейчас тренируемся, так что – вперёд!

БЕГЛАР: Да, это мой лозунг: когда делать нечего – надо или есть, или тренироваться.

БААДУР: Тем более в блиц. Ты же ленивый человек, а в блиц – как раз.

- Понятно. Совсем недавно прошёл чемпионат Грузии по 1-минутному блицу…

БААДУР: Там ещё была одна секунда добавления на ход, так что это не совсем уже буллет.

- Вы оба играли?

БААДУР: Да. У Беглара как-то не пошла игра…

БЕГЛАР: Я был в гостях, немного выпил…

- Кстати, этим ещё онлайн-шахматы отличаются – можно в любом состоянии играть.

БААДУР: Я понял, что он выпил, когда он вышел из турнира после восьмого тура – он думал, турнир закончился.

БЕГЛАР: Нет, я спёртый мат зевнул.

БААДУР: Пользуясь случаем, через твой эфир выражаю благодарность Маиру Мамедову за поддержку шахматистов, не только профессионалов, у любителей тоже была возможность играть в этом турнире. В тяжёлое время вот так помочь финансово – это очень приветствуется, большое спасибо Маиру, если он будет слушать, от меня и от всех грузинских шахматистов.

БЕГЛАР: От всех шахматистов. Человек не зря в ФИДЕ сидит. Да и до ФИДЕ не зря…

БААДУР: Да, ясно, что это его личная инициатива. Он сам любит шахматы и уважает шахматистов за их творчество, за их работу.

БЕГЛАР: Он же не обязан был это делать. Азербайджанец провёл в Грузии… А до этого – Кубок Азербайджана, так вроде называлось. Там 1-3 места заняли Эльтадж Сафарли, Гадир Гусейнов, Рауф Мамедов.

- У вас тройка призёров выглядит совсем иначе.

БЕГЛАР: Не будем в эту тему углубляться.

БААДУР: Главное, что моя фамилия там фигурирует, уже приятно.

- А какое место вы заняли?

БААДУР: Второе. Я удивлён. Думал, что так высоко не поднимусь, но удалось.

- А о победителе вы что, не хотите говорить?

БААДУР: Нет, как же, поздравляем, конечно. Ника Волков – способный шахматист. Если память не подводит, он недавно женился.

- А, так в этом дело?

БААДУР: Возможно. В очень нужный момент ещё финансовая поддержка вдруг пришла «из ниоткуда». Так что, я думаю, он тоже присоединяется к этим благодарностям Маиру Мамедову. Пожалуй, добавить нечего.

- Зачитаю некоторые вопросы из чата. «Баадур, как вы относитесь к Анишу Гири?» Наверное, с подвохом вопрос.

БААДУР: Да, кстати, ходят слухи до сих пор, что… У нас с Анишем какое-то недопонимание возникло тогда, не помню уже, в каком году – 2016-м что ли. На Гран-При в Ташкенте. Мы были очень уставшие после партии, и возможно, я как-то очень болезненно отреагировал. В общем, после этого у нас абсолютно нормальные отношения. И сейчас, когда мы своё письмо выложили в фейсбук, он тоже пришёл, добавился в друзья, поставил «плюс», то есть поддержал. Мы переписываемся практически каждый день, я сейчас за него болел в этом турнире. Так что это всё в прошлом. Да там и мелочь была. Всякое бывает. Если взять те же смешанные единоборства, то там они друг друга матерят, угрожают друг другу, а потом вместе в кафе идут. По сравнению с этим наша история выеденного яйца не стоит.

- «Спросите у братьев тройку самых красивых современных шахматисток из женского топ-20». Ну а почему же такие ограничения обязательно – «топ-20»?

БААДУР: Всех можно?

- Давайте вы сами выберите – топ-20 или не топ-20. Ваша тройка.

БЕГЛАР: Если среди всех шахматисток, то я слышал, Анджелина Джоли играет в шахматы немного.

БААДУР: И Лив Тайлер с Магнусом Карлсеном вроде играла.

- Нет, давайте из профессиональных шахматисток всё-таки.

БАДУР: Да, берём ФИДЕ-лист.

БЕГЛАР: Я беру самоотвод.

- Самоотвод нельзя в эфире брать.

БЕГЛАР: Самоизоляция.

БААДУР: Ладно, тогда я скажу… Тройку вам назвать?

- Хотите – пятёрку. Давайте с пятого места начнём.

БЕГЛАР: Я отказываюсь категорически.

БААДУР: А ладно, чего стесняться-то. Давай!

- Вот потому-то Баадур и добился большего в шахматах – он не боится брать риски на себя…

БААДУР: Ладно, начнём. Костенюк – точно.

БЕГЛАР: И дуплетом – сёстры Косинцевы.

БААДУР: Ничего себе.

- Беглар, не подсказывайте!

БЕГЛАР: Нет, это я своих называю.

БААДУР: Итак, Александра Костенюк – точно в списке. Моя бывшая жена Александра Дмитриевич – тоже точно. Софи Мийе должна быть там. Екатерина Лагно.

БЕГЛАР: Сестёр нет там?

БААДУР: Музычук? Давай! Приятные девчата.

БЕГЛАР: Значит: сёстры Музычук, сёстры Косинцевы и Костенюк. Готово.

- Чувствую я, вы как-то несерьёзно к вопросу отнеслись.

(Прерывается связь.)

- Я вам скажу, друзья, что тот дисконнект, который сейчас произошёл – у вас выключился интернет, - это и есть все ваши онлайн-турниры. Вот какова им цена. Только что в эфире опытным путём мы всё это проверили.

БЕГЛАР: А я отвечу на это: если проводить такое соревнование в шахматном клубе, там должна быть дублирующая связь и мгновенный переход на неё в случае отключения. Но это будет в следующем стандарте.

- До этого ещё далеко. Но видите, даже если такие опытные гроссмейстер и международный мастер вот так взяли и отключились, такое может произойти с любым и в любом турнире.

БЕГЛАР: А чего ты ожидал, задавая такой каверзный вопрос?

БААДУР: Это женщины-хакеры нам отключили.

- Так это те, кого вы не назвали – они сразу же и отрубили.

БААДУР: Главную я назвал – Костенюк. Этого достаточно.

БЕГЛАР: В принципе, не должен был интернет отключиться…

БААДУР: Софи Мийе тоже обязательно должна быть, француженка.

- В чате пишут: «Спросите Баадура по поводу литературы о его дебюте в системе Вересова, со слоном на f4. Что почитать? Где лучше описываются идеи?»

БААДУР: Для начала – это не совсем Вересов. Вересов – это 1.d4 2.Nc3 3.Bg5, а я вывожу слона на f4. Гибрид чего-то непонятного с лондонской системой. Вообще эта система уже носит мою фамилию, я её очень часто применял. А где найти литературу – это уже не ко мне. Я сам её не читал.

- По-моему, против Карлсена вы даже её играли, да?

БААДУР: Я практически со всеми применял. Мне неважно было, с кем играю, а было интересно, как сильнейшие игроки реагируют. С Карлсеном, по-моему, это было в блице. На чемпионате мира в Катаре. Помню, по дебюту ничего не получил, но потом поймал его на тактику.

- В классику, по-моему, тоже. Или нет?

БААДУР: Нет, в классику – 1.b3 играл.

- Так вот люди хотят научиться играть, как вы. Поэтому и спрашивают.

БААДУР: Ну, научиться – это хорошо, конечно… Но я думаю, что особой литературы нет на эту схему. По крайней мере, я ничего не писал, а другие – не уверен, что могли написать что-то толковое, потому что эти идеи, чтобы их чувствовать, надо их играть очень много. Может, кто-то что-то написал, опираясь только на партии, без особых идей.

- Просят уточнить, кого забанили из азербайджанцев.

БААДУР: А, это в том турнире? Если интересует фамилия, то это Асадли Вугар. Чего скрывать-то, известный факт.

БЕГЛАР: Да ничего не надо скрывать! Он же не человека убил.

БААДУР: Бывает, дёрнулась рука, ничего страшного. Подумает – больше не повторит.

БЕГЛАР: Будем перевоспитывать, как в советские времена, коллективом.

БААДУР: Воспитывали же Афоню за пьянство. А он продолжал своё.

- А почему вы вообще берёте на себя такую ответственность – «воспитывать», «закручивать гайки»?

БААДУР: А кто должен?

БЕГЛАР: Шахматистов только шахматисты могут воспитывать. Лыжники не смогут.

БААДУР: Больше никто не берёт на себя это тяжкое бремя, а кому-то же надо организовывать народ. Вот мы взяли за это. Надеюсь, подтянутся люди.

- Ещё из чата: «Баадур, с чем связано ваше резкое пике в 2600?»

БААДУР: Плохой пилот из меня, видимо. Надо выправить свой полёт.

- Но до этого же было как-то получше с пилотированием?

БААДУР: Ну, были там личные проблемы, было не до шахмат, скажем так. Я не почувствовал момент, когда нужно было остановиться, отойти от практики немного. Выдержать паузу. По инерции продолжал играть в самый худший период своей жизни. Естественно, тебя наказывают, когда ты даёшь такую фору профессионалом, которые чуть ли не 24 часа в день этим живут. Это не значит, что я постарел, нет энергии… Нет, всё прекрасно. Просто элементарно перестал работать, мотивация ушла, за здоровьем не следил. И кстати, ещё нормально отделался – сто пунктов – не так много. Могло быть гораздо хуже, если б не опомнился вовремя.

- А сейчас какой рейтинг?

БААДУР: Сейчас почётные 2603. Скажем так, заполз на трамплин, теперь надо попытаться прыгнуть с него.

- Скажите оба, как вы вообще переживаете всю эту ситуацию с карантином? Вы ведь, как и все в Грузии, вынуждены дома самоизолироваться, да?

БААДУР: Да.

- Как вы ещё не сошли с ума за всё это время?

БААДУР: Адекватный человек всегда найдёт, чем заняться. Жалуются те, кто не знает, что делать. Для них карантин, не карантин – они и так были бездельники, вот и жалуются. До этого они на улицах, может быть, сидели, болтались, а теперь приходится дома сидеть и в фейсбуке писать все те же мысли, что у них были до того. А у нас – шахматы, литература, книги, все те же самые привычки, что были до того. Никаких проблем карантин не вызывает. И гулять, кстати, тоже можно. У нас в Грузии не всё закрыто.

БЕГЛАР: В России, по-моему, более жёстко. У нас можно гулять до девяти часов, дальше – комендантский час. Кстати, наш общий друг Миша Кантария правильную мысль сказал: шахматистам сейчас легче всего, потому что у них терпение наработано. Есть способность выжидать. Поэтому я думаю, что шахматистов мало затронет эта самоизоляция. Ещё, как один мой товарищ говорил, я всегда жил жизнью интроверта и только сейчас узнал, что изоляция, карантин – это и есть обычная жизнь интроверта.

БААДУР: Ещё можно добавить, что глобально карантин и для планеты может неплохо подействовать. Чище воздух становится кругом. Так что свои плюсы тоже есть.

БЕГЛАР: Но это для другого эфира тема. Если хотите, можем про экологию поговорить.

- Нет-нет, мне просто интересно: вы думаете, что вот эта перезагрузка была бы в любом случае полезна, лучше бы она только произошла не за счёт жизней и здоровья людей, да?

БЕГЛАР: Когда человек чего-то не ожидает, ему кажется, что сейчас катастрофа случится. На самом деле человечество переживало и гораздо более крупные катастрофы, несколько эпидемий чумы было в истории, со смертностью 90-95 процентов. Вот недавно, сто лет назад испанский грипп был сумасшедший. Смертность была процентов 20 или около того. У этого вируса смертность – 3-5% максимум. Никаких изменений у человечества не было ни после испанского гриппа, ни после Первой мировой войны. Тогда пацифисты писали романы – мол, всё, человечество такой урок получило, что никогда больше на планете Земля не будет никаких войн. Рассказы Ремарка, всё такое… Это писали между Первой и Второй мировыми войнами. А дальше такое началось, что, совершенно очевидно, никаких выводов люди не вынесли. И после Второй ничего не поняли. Единственное, что их остановило, - водородная бомба. Хотя, холодная война ведь и называется Третьей мировой? Поэтому в «уроки для человечества» трудно верить пока что.

- Игорь в чате спрашивает: «Сильно ли Баадур играет в шашки? Помнится его игра с Иванчуком. Кто тогда выиграл?» Это известный случай, есть знаменитое видео, где Иванчук играет в шашки с Баадуром, а его при этом награждают серебряной медалью чемпионата мира по быстрым шахматам. Во время партии он отбежал, получил медаль, уж не помню, звучал ли там гимн, потом после награждения тут же возвратился и продолжил партию. И выиграл!

БААДУР: Да, да, да. Это был Катар, 2016-й год. Я люблю играть в шашки иногда, а он же большой энтузиаст шашек, на турниры ездит, изучает теорию. Себя я считаю крепким любителем. Я ничего не изучал, у меня нет никаких знаний. Соотношение сил между мной и Иванчуком – это примерно как если бы против меня играл в шахматы крепкий любитель. И как-то получилось, что во время нашей партии я нашёл красивую жертву. Пожертвовал одну фишку, потом дамку, взамен взял несколько фишек и вышел в «+1». В этот момент диктор уже во весь голос звал: «Иванчук!» Тут мы оба просыпаемся, понимаем, что он опаздывает на подиум, все заждались. И он такой: опа! – и побежал.

- И он, стоя на пьедестале, стал просчитывать ходы!

БААДУР: Он, наверное, был в шоке, как же он умудрился любителю зевнуть эту красивую идею. Ему, видимо, вообще было плевать, что там происходит вокруг, единственная мысль была – вернуться и наказать. Ну, наказать было трудно без фишки. Я был расслабленный, и Ян Непомнящий рядом стоял. Мы обсуждали позицию, а Ян – не очень сильный был шашист, не знаю, может, усилился с тех пор. Скажем так, играл слабее меня в тот момент. И он что-то там говорит: ходи так, ходи так…

БЕГЛАР: Лошадью ходи!

БААДУР: Да. Пришёл Василий, я говорю: ну ладно, Ян, ради тебя так пойду. А этот ход сразу проигрывающим оказался! Вот такая история. Мы время от времени с Василием играем на турнирах. В последний раз, если память не подводит, играли в Батуми на командном чемпионате Европы. Он ко мне пришёл в гостиницу, мы сели в холле, под чай-кофе сыграли пару партий. Конечно, он меня разделал. Даже, по-моему, он стоклеточные шашки принёс, а я в них вообще фраер. На 64-х уже сложно играть, а стоклеточные – это вообще уже другие шашки.

- Спрашивают Баадура: «Есть ли конкретные опровержения его разработок в дебюте Ларсена?» Это с 1.b3?

БААДУР: Прямо конкретные опровержения? Конечно же, нет. Я не знаю опровержения. Если бы знал, то и другие тоже знали бы, видимо.

- Если нет опровержения, почему же не играют этот дебют белыми? Редко играют.

БААДУР: Непринципиальный дебют считается. Нет прямого контакта в центре. С первых же ходов уравнивается игра, зато уходим с теории и пытаемся переиграть оппонента без знаний. Но, к сожалению, теперь и там тоже всё проанализировано на высоком уровне. Компьютеры внесли свою лепту. Уже играют: 1.b3 d5 2.Bb2 Bg4. Если бы это было в докомпьютерное время, я подумал бы, что второй ход сделал умственно отсталый. Что за ход? Куда ты слона выводишь? А это, оказывается, первая линия сейчас – не даёт е2-е3 сыграть. Практически все сейчас так со мной играют. Это не значит, что это гениальная находка человека, а просто – первая или вторая линия компьютера. На самом деле, ход довольно-таки глупый. Я очень доволен, когда со мной так играют. Результаты нормальные.

- Ну что ж, спасибо, вопросы закончились, у меня их тоже в данный момент больше нет. Посмотрим, как будет реализовываться ваш план первого этапа войны с читерами. Ваш прогноз – перейдём когда-нибудь ко второму этапу?

БААДУР: Да, я думаю, на первом этапе будет полный разгром в нашу пользу.

БЕГЛАР: Я более пессимистичен, но будем бороться. Неважно, победишь или проиграешь, главное – бороться. Как в фильме «Пролетая над гнездом кукушки»: «Я хотя бы попробовал…»

БААДУР: Всем всего доброго, кто нас слушал. Здоровья, побольше позитива и бодрости. Поддерживайте Chess-News всеми средствами! Я лично намереваюсь сейчас перевести донат.

БЕГЛАР: Евгений, удачи тебе, удачи сайту!

- Спасибо!

Сделайте пожертвование через систему PayPal с карты любого банка или со своего PayPal-счёта.
ПЕРЕВОД

Перевод на карту Сбербанка:

4276 3800 1294 7557

Сбербанк Онлайн

Перевод с карты на карту можно сделать через сервис card2card (но - только с карт, выпущенных российскими банками). Воспользуйтесь любым card2card сервисом, например, от Банка Открытие.

Номер карты:

5586 2000 8214 2107

Вы можете сделать перевод на банковские счета:   
В рублях
В долларах
В евро

СКАЧАТЬ РЕКВИЗИТЫ
Сделайте пожертвование в Яндекс-кошелёк.   
ПЕРЕВОД
Сделайте перевод в QIWI-кошелёк.      
ПЕРЕВОД
Разместите свою рекламу на сайте - тем самым вы тоже поможете нам.
Обращайтесь:

alzh1976@gmail.com Алексей Жабин

 


  


Комментарии

1.b3 d5 2.Bb2 Bg4 вроде бы

1.b3 d5 2.Bb2 Bg4 вроде бы Юсупов ввёл в практику за черных лет цать назад.

Г-н kgenius, год не помню, но

Г-н kgenius, год не помню, но лет около 30 тому питерские шахматисты (по-моему, мастер Э.Бухман) при подготовке предложили А. Кочиеву (чёрные) сыграть на 1.b4 (не b3) d5 2.Bb2 Bg4 против Е. Владимирова. Выигрыш по времени составил примерно 40 минут. По-моему, Владимиров нашёл хороший план 3.с4 с идеей Фс2. Я просто слышал комментарии мастеров после партии, самой игры не видел. Я тоже так иногда играю чёрными. Если вы найдёте эту партию, то был бы интересен ваш (и других) комментарий.
Интересно также 2.... Фd6. Впрочем, мой нью-йоркский приятель мастер Ю. Лапшун (быв одессит) советует здесь 3.а3.

Во-первых, приветствую обоих

Во-первых, приветствую обоих братьев! Если с Баадуром периодически виделись в последние годы на "Аэрофлоте", то Беглара просто не узнать - со времени последней игры в рапид в Шахматном клубе г.Харькова прошло более 20 лет...
Во-вторых (или во-первых?!), молодцы ребята! Не постеснялись и не испугались вслух рассказать о наболевшем.
В-третьих, попеняю Бадрику, что, даже будучи в Москве, не позвонил ни по-телефону, ни по скайпу. Баадур наверняка узнал, кто пишет этот комментарий, и, думаю, исправит ошибку.)))
И напоследок - удачи обоим братьям, здоровья, кавказского долголетия! Берегите себя!

Смотрите также...