Василий Иванчук. "Шерри-Бренди" и другие истории

Время публикации: 08.04.2020 01:14 | Последнее обновление: 18.04.2020 17:21

Колесо против стресса
Что отличает "элиту" от просто хороших гроссмейстеров?
Партии с Каспаровым всегда были особенными
"Жду продолжения банкета: хотел бы снова сыграть с Каспаровым"
Карпов: "И борец, и шансовик..."
Корчной не уступал Талю
Блиц: вопросы-ответы за три минуты
"Ищу для себя точку опоры"
О турнире претендентов: "Шахматы отошли на второй план"
О Раджабове: "Он отказался..."

О конфликте в сборной Украины: "Ничего не понимаю: что происходит?"
Первые шахматные книги прятал под подушкой
О чём заботились родители

После поражений? Лучше помолчать
Что значит "один сильнее другого"?

"Больше не смотрю длинные партии онлайн"

Е.СУРОВ: Московское время 21.08, прямой эфир Chess-News, здравствуйте! И вот он – Василий Иванчук.

В.ИВАНЧУК: Здравствуйте!

- Первый вопрос к вам до неприличия банальный, но не могу не спросить: как вы себя чувствуете?

- Спасибо, хорошо.

- Семья, близкие?

- Слава богу, все в порядке, держатся.

- Как вы вообще справляетесь с этой напастью, которая нас постигла в последнее время?

- Ну как справляюсь… Просто сижу дома, не выхожу никуда. Шахматы и шашки, конечно, выручают, потому что всегда есть чем заняться.

- Фактически вы занимаетесь тем же самым, чем и в обычное время, да?

- Ну, в обычное время дома я меньше уделял внимания шахматам и шашкам. Потому что всё-таки выходил на прогулки, встречался с друзьями, просто шёл по парку погулять или в кафе посидеть, или, скажем, в театр изредка выбирался. А тут всё-таки чисто домашний образ жизни.

- Сколько вы уже ведёте такой образ жизни по времени?

- Где-то примерно с начала марта. Начиная с середины марта – это уже точно.

- То есть около месяца. Не тяготит вас такой образ жизни? Не начались ещё какие-то изменения в организме, о которых говорят? «Через несколько месяцев обязательно почувствуете», говорят знающие люди.

- Я не знаю, что там знающие люди говорят, но пока вроде всё в порядке. Даже стараюсь делать небольшую физическую зарядку, чтобы быть в форме. Имею специальное колесо, растягиваюсь. Особенно это помогает, когда играю по интернету, проиграю какую-то партию, перенервничаю – и вот подхожу к этому колесу, и как-то это помогает угомонить стресс.

- А что за колесо?

- Ну, такое, что берёшь его в руку и растягиваешься. Могу сделать фотографию.

- Вот вы и проговорились: значит, вы ещё и в интернете в шахматы играете?

- В шахматы редко, хотя бывает. В шашки – значительно чаще.

- Всё-таки душа у вас больше к шашкам лежит в последние годы?

- Если говорить об игре по интернету, то шашки значительно интереснее. Потому что почти в каждой партии я реально могу чему-то научиться.

- Это интересно. Я как раз хотел об этом с вами поговорить. Очевидно, что в сложившейся ситуации будет всё больше и больше проводиться онлайн-турниров по шахматам. Как вы вообще относитесь к онлайн-игре в шахматы? Например, по моим представлениям это совсем не одно и то же, что играть один на один с человеком, друг напротив друга.

- Конечно. Я, кстати, даже собираюсь сыграть в турнире 11 апреля – меня французы пригласили. Там и Фируджа будет играть. Это будет блиц «3+2», Europe Echecs проводит. Cобираюсь сыграть, хотя у меня очень мало опыта. С молодыми талантами мне будет трудно соперничать хотя бы даже потому, что скорость управления мышкой у них и у меня, конечно, несоизмеримые. Но всё равно сыграю, хотя бы чтобы ощутить, что это такое. Ну и в какой-то мере развлечься.

- А в онлайн-шашки с каким контролем обычно играют?

- Там самые разные контроли, можно выбрать. Бывают 3+2, бывают и без добавки, в общем, разные. Я даже сеансы играл с гроссмейстерами в онлайн-шашки – в роли участника, естественно.

- Извините, дилетантский вопрос. А если нечестно играть и включить компьютер, то он может помочь при игре в шашки? Будет подсказывать?

- Да-да. Даже на некоторых сайтах уже отправляют людей в бан за читерство.

- Так вот это нерешаемая проблема, по-моему, что в шашках, что в шахматах (имею в виду онлайн).

- Ну, как-то же вычисляют таких игроков, блокируют. Не знаю, как конкретно это делается.

- Но вы не боитесь соперников вот в этом ближайшем турнире? У вас нет никаких подозрений насчёт них?

- Понимаете, я же просто не могу это контролировать. Поэтому что я могу сделать? Да у меня и амбиций никаких особо нет, турнир я буду играть просто в своё удовольствие. Но я всё-таки думаю, что опыт у меня есть, и я почувствую, если против меня будет играть не человек. Другое дело – что я с этим сделаю? Ну почувствую, ну заподозрю – это же не доказательство.

- Вот в чате пришёл вопрос от Андрея Кузнецова: «Не мешают ли шашки вашим шахматным результатам»?

- Трудно сказать. Я же не знаю, какие результаты я бы показал, если бы не играл в шашки. Хотя бывали случаи. Например, в какой-то период у меня в шахматах была такая проблема: возникал такой элемент, что в расчёте я рассматривал обязательный бой (взятие). Конечно, не до абсурда: при 1.е4 а6 ход 2.Bxа6 я не рассматривал, но если в варианте взятие со стороны соперника кажется логичным, то это рассматривалось автоматически. Помню одну историю. Я её неоднократно рассказывал, но повторю, вдруг кто-то не слышал. Я играл во Франции с Грищуком на этапе Гран-При. Была разыграна защита Грюнфельда, я играл белыми. Там вариант  Bf4 Bg7 e3 0-0 Rc1 Be6 c5. Через пару ходов Грищук играет Nf6-h5 и нападает на моего слона f4. Я думаю над позицией. Конечно, в той позиции мне лучше всего было отойти слоном с f4 на g5. И я уже как-то собрался сделать этот ход, а потом у меня возникла идея: я же могу пойти Ng1-e2, он бьёт на f4. И тут я смотрю, что могу и конём побить перспективно, и пешкой – там тоже есть какая-то идея. Делаю ход конём на е2, отпускаю руку, и в этот момент меня осеняет мысль: а бить-то необязательно! А если он не бьёт, то конь на е2 как раз несколько не у дел стоит. Это вот такой классический пример рефлекса обязательного боя.

В других партиях такое тоже встречалось, но я понял, что такая проблема существует, взял это как-то под контроль и, в общем, улучшил ситуацию.

- А если спросить наоборот: какие-то шахматные навыки могут помешать игре в шашки?

- Не то чтобы навыки. Просто для шахматиста довольно трудно представлять, когда в процессе боя исчезает много шашек. Потому что когда в шахматах бьёшь, всегда же только одну фигуру снимаешь у соперника. Или он бьёт и только одну мою снимает. А тут всё-таки может быть снято несколько шашек одним ходом. И представлять чёткую позицию с уже исчезнувшими шашками бывает не так просто, это требует дополнительной тренировки.

Тем более, я часто играю на 100-клеточной доске, и мне сложнее даже доску представлять, позицию в комплексе. Играть на доске в 64 клетки, конечно, значительно легче – эта доска привычнее, я могу и вслепую играть, и анализировать шашечные позиции. На доске в 100 клеток это, конечно, несоизмеримо сложнее.

- Раз уж мы о шахматах сразу стали говорить, давайте я задам ещё несколько шахматных вопросов, которые пришли. Например, Руслан Мусалов просит вас назвать три составляющие, отличающие топ-игрока от просто хорошего гроссмейстера. Замечу, что этот вопрос – один из наиболее часто встречающихся. Его задают и любители, и шахматисты начинающего уровня, и даже гроссмейстеры очень высокого класса. Но уже с другим подтекстом: допустим, гроссмейстер считает сам себя шахматистом очень высокого уровня, но при этом задаётся вопросом: а почему он не элита? Почему десять шахматистов зашибают миллионы, ездят из турнира в турнир, а его не приглашают? И такие вопросы очень часто задаются. Как бы вы ответили? Что отличает шахматистов на самом-самом высшем уровне от всех остальных?

- Я думаю, в первую очередь, это огромная мотивированность на успех. Соответственно, оттуда же идёт определённая подготовка, режим. То есть человек готовит себя заранее и потом, в процессе турнира, всё подчиняет поставленной цели. Если говорить об элите, то человек этим живёт. Конечно, у него может быть семья, другие интересы, но это для него – самое важное.
Ну и ещё. У меня нет привычки считать, кто какие деньги зарабатывает, я привык оценивать уровень игры. Если я вижу, что человек демонстрирует настоящую игру, то для меня он – элитный игрок. Даже если он ещё не набрал нужный рейтинг или не крутится в этих супертурнирах.

- А есть какой-то игрок или игроки (можно без имени), которые играют в супертурнирах постоянно, но которых вы, глядя на их партии, не считаете элитными?

- Как вам сказать… Если он играет в супертурнирах… Мне может не нравиться его игра, или я могу видеть какие-то его недостатки, или человек может мне не импонировать. Но я признаю, что у него есть достоинства, раз он имеет такой высокий рейтинг и играет в таких турнирах. Иногда я даже задаюсь вопросом: а чему я могу у этого человека научиться? Потому что что-то точно есть. Иначе по мановению волшебной палочки человек бы не забрался на такую высоту. Так что это всё-таки показатель.

- Вам самому не хватает в последнее время таких крупных турниров? Скажем, игры с Каруаной или подобными шахматистами.

- Самому? Я бы с удовольствием с ними сыграл. Но вообще до того, как возникли эти карантины, я особенно об этом не думал, потому что шахматной занятости мне хватало. Допустим, если взять прошлый год и говорить только о круговых турнирах, то я выиграл достаточно сильный турнир в Загребе, потом играл в достаточно сильных опенах, правда, не всегда успешно. По крайней мере, я всегда был занят, всегда был в тонусе. Поэтому чтобы мне чего-то не хватало, чтобы я от чего-то страдал, а уж тем более – кому-то завидовал, такого точно не было.

Хотя, безусловно, я хоть сейчас готов с радостью сыграть с сильными шахматистами, если бы меня пригласили. Надеюсь, что когда вся эта ситуация изменится и можно будет путешествовать, меня пригласят на какой-нибудь сильный турнир, и я, безусловно, буду очень рад там сыграть.

- Ещё вопрос от Михаила Кононенко: «Что помогло побеждать Гарри Каспарова в начале 90-х, когда вы только поднимались в элиту? И расскажите про самую памятную партию с Каспаровым». Видите, людей интересует прошлое.

- Что помогло… Даже не знаю. Всё-таки в то время партии с Каспаровым – это всегда было что-то особенное для меня. Да, есть другие, очень сильные, гроссмейстеры, требующие к себе, безусловно, серьёзного отношения и серьёзной подготовки. Но партии с Каспаровым – это что-то особенное. Я даже не могу это себе объяснить. И не знаю, помогало ли мне это побеждать. Объективно могу сказать, что счёт моих встреч с Каспаровым не в мою пользу, я и проигрывал ему довольно часто. Но могу рассказать такую историю.

Когда был Линарес в 1994 году, я был на сборах в Карпатах с одним своим тогдашним приятелем. Где-то через две недели турнир должен был начаться. И уж не помню по какому поводу, но мы начали пить бренди. Выпили какую-то дозу этого бренди, и я ни с того ни с сего говорю ему: «Знаешь, Ваня, а я ведь в этом турнире буду играть белыми с Карповым, а чёрными – с Каспаровым». А жеребьёвка, естественно, была перед началом первого тура, не было жеребьёвки наперёд. «Более того, я тебе скажу, что эти партии будут идти у меня одна за другой». И так и вышло! Смотрел словно в воду! Но, с другой стороны, хотя моё предсказание сбылось, спортивного толка не было никакого, потому что обе те партии я проиграл.

[Event "Linares 12th"] [Site "Linares"] [Date "1994"] [Round "4"] [White "Kasparov, Garry"] [Black "Ivanchuk, Vassily"] [Result "1-0"] [ECO "D44"] [WhiteElo "2805"] [BlackElo "2710"] [Annotator "Ftacnik,L"] [PlyCount "77"] [EventDate "1994.02.??"] [EventType "tourn"] [EventRounds "13"] [EventCountry "ESP"] [EventCategory "18"] [SourceTitle "CBM 040"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "1994.06.01"] 1. d4 Nf6 2. c4 c6 3. Nc3 d5 4. Nf3 e6 5. Bg5 dxc4 6. e4 b5 7. e5 h6 8. Bh4 g5 9. Nxg5 hxg5 10. Bxg5 Nbd7 11. exf6 Bb7 12. g3 c5 13. d5 Nxf6 14. Bg2 Bh6 15. Bxf6 Qxf6 16. O-O O-O-O 17. Nxb5 exd5 18. Nxa7+ Kb8 19. Nb5 Bg7 20. a4 Qh6 21. h4 Bf6 22. Qe1 Bxh4 23. Qa5 Be7 24. Qc7+ Ka8 25. Qa5+ Kb8 26. Qc7+ Ka8 27. Rfe1 Bd6 28. Qb6 Bb8 29. a5 Rd7 30. Re8 Qh2+ 31. Kf1 Qxg2+ 32. Kxg2 d4+ 33. Qxb7+ Rxb7 34. Rxh8 Rxb5 35. a6 Ka7 36. Rf8 Rxb2 37. Rxf7+ Ka8 38. a7 c3 39. Rf8 1-0 [Event "Linares 12th"] [Site "Linares"] [Date "1994"] [Round "5"] [White "Ivanchuk, Vassily"] [Black "Karpov, Anatoly"] [Result "0-1"] [ECO "E15"] [WhiteElo "2710"] [BlackElo "2740"] [Annotator "Dautov,R"] [PlyCount "60"] [EventDate "1994.02.??"] [EventType "tourn"] [EventRounds "13"] [EventCountry "ESP"] [EventCategory "18"] [SourceTitle "CBM 040"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "1994.06.01"] 1. d4 Nf6 2. c4 e6 3. Nf3 b6 4. g3 Ba6 5. Nbd2 Bb7 6. Bg2 c5 7. e4 cxd4 8. O-O d6 9. Nxd4 Qd7 10. Re1 Be7 11. Nb1 Nc6 12. Nc3 Nxd4 13. Qxd4 O-O 14. b3 Rfd8 15. Bb2 Rab8 16. h3 Ba8 17. g4 h6 18. a4 a6 19. Ba3 Qc8 20. Bb2 Qc5 21. Qd2 Nd7 22. Red1 Ne5 23. Ne2 Bg5 24. Qc3 Bf6 25. Ba3 Qc7 26. Qd2 Ng6 27. Rac1 Be7 28. Qe3 Bg5 29. f4 Nxf4 30. Nxf4 e5 0-1 

- Хорошая история!

- А ещё была такая история. Однажды я был в Бельгии, а в Вейк-ан-Зее в это время проходил турнир. Я там не играл, но бельгийцы говорят: «А поезжай на этот турнир хотя бы на один день, в качестве гостя, просто посмотреть». Я уже не помню, какой был год, но это легко проверить. Я помню, что там неудачно сыграл Морозевич, но как раз, когда я приехал, он выиграл партию у Юдит Полгар. Что-то такое там было, типа: 1.d4 Nf6 2.Nf3 e6 3.g3 c5 4.Bg2 cxd4 5.Nxd4 d5 6.0-0 e5 7.Nb3. И он выиграл. Но вообще сыграл он очень плохо.

[Event "Corus"] [Site "Wijk aan Zee"] [Date "2005.01.23"] [Round "8"] [White "Morozevich, Alexander"] [Black "Polgar, Judit"] [Result "1-0"] [ECO "D02"] [WhiteElo "2741"] [BlackElo "2728"] [Annotator "Tyomkin,D"] [PlyCount "117"] [EventDate "2005.01.15"] [EventType "tourn"] [EventRounds "13"] [EventCountry "NED"] [EventCategory "19"] [SourceTitle "CBM 105"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "2005.04.11"] 1. d4 Nf6 2. Nf3 e6 3. g3 c5 4. Bg2 cxd4 5. Nxd4 d5 6. O-O e5 7. Nb3 Be6 8. Bg5 Nbd7 9. Nc3 h6 10. Bxf6 Nxf6 11. Qd3 Qd7 12. Rad1 d4 13. Ne4 Nxe4 14. Qxe4 Bd6 15. f4 Bxb3 16. axb3 Qe7 17. Qxb7 Qxb7 18. Bxb7 Rd8 19. Bc6+ Ke7 20. fxe5 Bxe5 21. Ra1 Bb8 22. Ra4 h5 23. Rb4 Rc8 24. Be4 Bd6 25. Rc4 Rxc4 26. bxc4 g6 27. Bd5 Rf8 28. Ra1 Bc5 29. Kf1 f5 30. Ra5 Bb6 31. Ra6 f4 32. Ke1 fxg3 33. hxg3 Rf6 34. Kd2 Bc5 35. Ra4 a5 36. Kd3 Bb6 37. c5 Bxc5 38. Rxa5 Bb6 39. Rb5 Bc7 40. Rb7 Kd8 41. Kxd4 Bxg3 42. c4 h4 43. e4 Rf1 44. Rh7 Rb1 45. e5 Rd1+ 46. Kc5 Bxe5 47. b4 Bg3 48. b5 Rb1 49. Kc6 Bf2 50. Rd7+ Ke8 51. Bf7+ Kf8 52. Bxg6 Rb2 53. Rf7+ Kg8 54. Rxf2 Rxf2 55. b6 Kg7 56. b7 Rb2 57. Be4 Kf6 58. c5 Rb4 59. Bh1 1-0

- Помню, что там ещё играли Ананд и Пономарёв. И вот я появился. Ананд, когда увидел меня, спросил, не приехал ли я для того, чтобы быть секундантом Пономарёва. Я, конечно, не ожидал такого вопроса, но ответил, что нет, ничего подобного не планирую.

Так вот. На очередной тур организатор турнира попросил меня сделать прогноз. Четырнадцать человек, семь партий, и мне надо было угадать семь результатов. Я подумал, сделал свой прогноз, написал семь результатов… И ухитрился не угадать ни одного результата из семи! Что тоже не так просто, особенно если поставить себе такую цель…

- А это потому что бренди не было!

- Да, бренди не было.

Но вернёмся к вопросу про Каспарова. Я по-особому готовился, изучал его партии. Кстати, как-то на опене в Ситжесе я смотрел его партии 80-х годов. И помню, что посмотрел, – и выиграл очень красивую партию во втором туре, причём матовой атакой.

[Event "Sitges Sunway op-A 5th"] [Site "Sitges"] [Date "2018.12.15"] [Round "2"] [White "Ivanchuk, Vassily"] [Black "Hoffmann, Max"] [Result "1-0"] [ECO "E76"] [WhiteElo "2717"] [BlackElo "2110"] [PlyCount "93"] [EventDate "2018.12.14"] [EventType "swiss"] [EventRounds "10"] [EventCountry "ESP"] [SourceTitle "CBM 187 Extra"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "2018.11.04"] 1. c4 Nf6 2. Nc3 g6 3. e4 d6 4. d4 Bg7 5. f4 O-O 6. Nf3 Na6 7. Bd3 Bg4 8. O-O Nd7 9. Be2 c5 10. d5 Nc7 11. Kh1 a6 12. a4 b6 13. Be3 Rb8 14. Qd2 Re8 15. Rad1 Nf8 16. f5 Bxf3 17. Rxf3 Nd7 18. Rdf1 Ne5 19. Rh3 b5 20. axb5 axb5 21. cxb5 c4 22. Bd1 Nd3 23. Ba4 Na8 24. Ne2 Nb6 25. Bc2 Ne5 26. Bh6 Bh8 27. Nd4 Qc7 28. Nc6 Ra8 29. Nxe5 Bxe5 30. Qf2 Bf6 31. e5 dxe5 32. Qg3 Nxd5 33. fxg6 e4 34. gxf7+ Kxf7 35. Bxe4 Qxg3 36. Bxd5+ e6 37. Rxg3 exd5 38. Rgf3 Re6 39. Bg5 Ra5 40. Bxf6 Rxb5 41. h3 Re4 42. Bc3+ Ke7 43. Rf7+ Kd6 44. R1f6+ Re6 45. Rxe6+ Kxe6 46. Rxh7 Kf5 47. Rh4 1-0

- Так что, безусловно, Каспаров – великий игрок. И даже сейчас его партии изучать полезно шахматистам любого уровня, без исключения.

А самая памятная партия… Вообще игра с Каспаровым – это ярчайшее событие в моей жизни, поэтому почти каждая партия – памятная. Но когда мы играли с ним на Крите (кажется, после этого я с ним уже не играл), мне запомнилась такая история. Я играю белыми и хожу 1.d4. Каспаров разыграл защиту Нимцовича. Я это ожидал и по подготовке хожу 4.Qc2. Что делает Каспаров? Он делает рокировку, переключает часы, и я вижу, что у него на бланке уже записано: 5.a3 Bхc3 6.Qхс3 b6. А я ещё хода не сделал.

- Уже смешно.

- Да, я ещё хода не сделал, но вижу, что он это уже записал. То есть 5.а3 – самый популярный ход и, наверное, самый логичный. Но в той позиции возможны и другие ходы. Но при подготовке я намечал именно а2-а3. Немножко сделал паузу, думаю: может, Каспаров уже мысленно подумал о той позиции, или он меня провоцирует на то, чтобы я сыграл по-другому, когда увидел то, что он написал… Но я решил всё-таки сыграть 5.а3, как при подготовке. Получил некоторый перевес, и партия закончилась вничью. Вот такая история мне запомнилась.

[Event "EU-Cup 19th"] [Site "Rethymno"] [Date "2003.10.04"] [Round "7.1"] [White "Ivanchuk, Vassily"] [Black "Kasparov, Garry"] [Result "1/2-1/2"] [ECO "E32"] [WhiteElo "2710"] [BlackElo "2830"] [Annotator "Postny,E"] [PlyCount "83"] [EventDate "2003.09.28"] [EventType "team-swiss"] [EventRounds "7"] [EventCountry "GRE"] [SourceTitle "CBM 098"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "2004.02.03"] [WhiteTeam "Warsaw Polonia"] [BlackTeam "Kazan Ladya"] [WhiteTeamCountry "POL"] [BlackTeamCountry "RUS"] 1. d4 Nf6 2. c4 e6 3. Nc3 Bb4 4. Qc2 O-O 5. a3 Bxc3+ 6. Qxc3 b6 7. Bg5 Bb7 8. e3 d6 9. Ne2 Nbd7 10. Qd3 Ba6 11. Nc3 d5 12. Qc2 Bxc4 13. Bxc4 dxc4 14. Qa4 h6 15. Bh4 c5 16. Qxc4 cxd4 17. Qxd4 Nc5 18. Bxf6 Qxf6 19. Qxf6 gxf6 20. O-O-O Rfc8 21. Kb1 f5 22. Rd4 Nb3 23. Rd3 Nc5 24. Rd4 Nb3 25. Rh4 Kg7 26. Ka2 Nc5 27. Rd1 a6 28. Rhd4 b5 29. g4 fxg4 30. Rxg4+ Kf8 31. Rh4 Ke7 32. Rdd4 Rg8 33. Rxh6 Rg2 34. f4 Rd8 35. f5 Rxd4 36. exd4 Nd3 37. fxe6 fxe6 38. d5 Rxb2+ 39. Ka1 exd5 40. Nxd5+ Kd7 41. Nf4 Rd2 42. Nxd3 1/2-1/2

- С тех пор я жду продолжения банкета. Хотел бы снова сыграть с Каспаровым.

- Очень интересно. Конечно, надо ещё спросить у Гарри, но чувствую я, что не просто так у него эти ходы оказались на бланке. Какой-то это был психологический манёвр.

- Спрашивайте у него. Я вам рассказываю своё видение этой истории.

- И от того же слушателя вопрос вдогонку: «А с кем труднее было играть: с Карповым или с Каспаровым?».

- С обоими было трудно. И с обоими у меня отрицательный счёт. Но как-то всё-таки на игру с Карповым я меньше настраивался, чем на игру с Каспаровым. Даже не знаю, почему. Не могу этого логически объяснить. Когда я с ними играл, Каспаров был уже чемпион мира и котировался выше, – может быть, это на меня оказывало какое-то влияние. Но я понимаю, что это не совсем объективно. Да, было трудно играть с обоими. Но как-то в чисто шахматном смысле было значительно интереснее играть с Каспаровым. Карпова я довольно часто переигрывал, но за счёт его практической хитрости терял очки. Он очень хорошо использовал мои человеческие слабости.

- То есть он был таким психологом за доской?

- И борец, и шансовик очень хороший. Ощущал моё состояние. За счёт этого Карпову, думаю, и удалось иметь со мной плюсовой счёт. Потому что если взять чисто шахматную составляющую, то мне кажется, что я даже превосходил уже его на тот момент. Но за счёт других факторов – нет.

- А вот то, о чём вы говорили – об особом настрое на Каспарова, который вам помогал. Я подумал: а не мешал ли он вам в то же время?

- Трудно сказать. Я же не робот, чтобы я мог себя спрограммировать. Я еду на турнир, там будет играть Каспаров… Я просто старался делать, что я мог, боролся, как мог. Я не говорю, что у меня всё получалось. Но пытался делать то, что мог. И конечно, мне хотелось показать всё то лучшее, что я мог. Не всегда получалось.

- Вот ещё вопрос о прошлом. Насыр спрашивает: «Как вы думаете, почему Таль проигрывал Корчному?».

- Почему Таль проигрывал Корчному? Во-первых, он, конечно, не всегда ему проигрывал, там было множество ничьих, и много партий он выиграл. Да, у Таля был отрицательный счёт, он проиграл Корчному матч, это я всё помню. Наверное, Корчной был для него какой-то неудобный соперник. Конечно, Корчной и очень сильный шахматист, и объективно-то Талю не уступал ни в чём. Мне гораздо сложнее понять, почему, допустим, Таль проигрывал Лутикову. Они сыграли между собой довольно много партий, причём в тот период, когда Таль был, можно сказать, на пике. И счёт был где-то +4 в пользу Лутикова. Вот это действительно странно, потому что шахматист Таль сильнее Лутикова. А сказать, что Таль сильнее Корчного, - это вряд ли. Так что сложно сказать. Я думаю, что Корчной и больше работал над шахматами, и как спортсмен был более организованный. Конечно, это всё равно неточная картина. Потому что когда люди не только играют между собой, но и ещё немало общаются друг с другом – я слышал, что когда Таль уже заболел, то Корчной ему из Швейцарии лекарство присылал, - то у них есть какие-то свои личные моменты. Сложно мне об этом судить. К сожалению, их обоих уже нет в живых. Но если хотите понять, то изучайте их партии. И совместные, и отдельно партии Таля и Корчного. Это всем будет интересно.

- Я напомню, что Василий Иванчук рассказывал о Корчном три с небольшим года назад в нашем эфире. Тогда вы вспоминали Корчного и даже назвали его среди тех, кто оказал на вас как на шахматиста наибольшее влияние.

- Да, я уже говорил, но могу повторить, что наибольшее влияние на меня оказали Корчной, Олль и Романишин.

- Василий, я хочу вам предложить ненадолго чуть-чуть изменить темп нашего разговора и сыграть в словесный блиц. Тем более, что вы меня поразили своей историей с бренди, она мне очень понравилась. А смысл забавы простой – короткий вопрос, на него по возможности короткий ответ, но не обязательно односложный.

- Понятно, давайте попробуем.

- Мы ещё вернёмся к шахматам, но я бы хотел поговорить чуть-чуть, если угодно, и о жизни. О чём вы стали задумываться за последний месяц, о чём раньше не задумывались? Есть такие темы, мысли? Может быть, в нашем изменившемся мире вдруг что-то стало вас больше волновать?

- Я почти каждый день ищу для себя точку опоры. Да, сейчас случилась вот такая неприятность или даже не знаю, как это назвать. Ну, какая-то временная ситуация, которую нужно пережить. И не просто пережить-переждать, а чтобы не было чувства потерянного времени. Чтобы всё, что я максимально могу сделать, я бы всё-таки сделал. И я всё время стараюсь держать себя в тонусе. И думаю об этом постоянно. Раньше я всё больше как-то ставил себе пределы: надо подготовиться к тому-то, надо поехать туда-то, надо купить билеты, отправить е-майл, кому-то перезвонить, собрать вещи, ничего не забыть. Это другое. А сейчас всё это ушло, и ищу именно ощущение опоры. Я постоянно об этом думаю, и для меня это очень важно.

- Интересно. Вы когда-то в нашем интервью говорили, что у вас есть тетради, в которые записываете свои мысли. Может быть, у вас там в последнее время прибавилось этих мыслей?

- Всё-таки в тетрадях я обычно писал, когда был не дома. Почему-то дома я как-то значительно меньше пишу. Но спасибо, что вы об этом напомнили. Я об этом подумал и теперь постараюсь что-то писать и дома.

- Раз уж вспомнили, то далеко ли ваши тетради? Может быть, что-то интересное зачтёте?

- Ну, это всё-таки больше личное. Тетради недалеко, но чтобы найти какой-то специальный фрагмент, который можно было бы зачесть в эфире, не так просто. Но я  собираюсь к ним вернуться, перечитать и что-то, наверное, дописать.

- Вы же ещё лет, если не ошибаюсь, одиннадцать назад на одном из турниров в Москве стали играть в маске. Вы помните?

- Да. Кстати, тогда выиграл у Морозевича хорошую партию, староиндийскую. Но там же я не просто так надел маску. На турнире была простуда, все были перепуганы, и я пришёл на партию с Морозевичем в маске. А потом в том же году был Кубок мира в Ханты-Мансийске, там тоже была угроза гриппа, были больные, а участников много – 128 человек. И там уже Руслан Пономарёв играл в маске. Взял с меня пример. Но я тогда маску уже не надевал, как-то обошёлся.

- Но тогдашнюю панику, наверное, не сравнить с той, что сейчас.

- Конечно.

- Тем не менее, обратите внимание: вы тогда играли в маске, Пономарёв играл в маске. А, например, участники последнего турнира претендентов в масках не играли.

- Это их выбор. Наверное, если бы кто-то пожелал надеть маску, ему бы не запретили.

- А как вам игралось в маске? Какие были ощущения? Неудобства испытывали?

- Нормально. Кстати, совершенно очевидно, что игра в маске имеет несомненный плюс, - соперник не видит моих эмоций во время партии. Так что с практической стороны это только плюс. Возможно, и Пономарёв об этом подумал и не только из-за гриппа в Ханты-Мансийске надевал маску.

- А вы следили за турниром претендентов, который не закончился?

- Конечно, следил.

- Для начала, как вам шахматный уровень турнира?

- Ну, много интересных партий. Но, честно говоря, когда следил за турниром, я боялся за этих людей. Я понимал, что партии интересные, что люди имеют свои амбиции, что они готовились. Но вот я смотрю партии, а в голове только одна мысль: господи, хоть бы все остались здоровы! Не только игроки, но и все участники: и журналисты, и секунданты... Только бы никто не пострадал! То есть в той ситуации я воспринимал саму игру как что-то уже второстепенное.

- Это интересно. Нечто похожее говорил и Крамник, который хоть и следил за турниром, но его ощущения во время этого слежения были не такие, как обычно. Он тоже думал о чём-то другом, не только о шахматных партиях.

А вы ставили себя на место игроков? Вы бы смогли играть в таких условиях?

- Думаю, что не смог бы. Во всяком случае, это было бы крайне трудно. Не хотел бы я быть на месте любого участника этого турнира. Это однозначно.

- Мне кажется, очень важно то, что вы говорите. По-моему, в подобных ситуациях надо обращать внимание на мнение таких известных и опытных гроссмейстеров, которые столько уже прошли за шахматной доской. Вы знаете, я с большим удивлением услышал мнение президента ФИДЕ, который в ответ на похожий вопрос – о психологическом давлении на участников – сказал: «Ну и что же? Это же спортсмены, они должны выдерживать подобное давление, должны быть к нему готовы». Первая моя мысль была: либо он совсем не понимает, что такое шахматы, либо сознательно лукавит.

- Ну, я не буду комментировать заявление Аркадия Дворковича. Просто в данном случае шахматы уже отходят на второй план. Мне кажется, в первую очередь человек должен заботиться о том, чтобы быть здоровым, живым. А подставлять себя, идя на такой риск… Во имя чего? Я понимаю, что люди хотят стать чемпионами мира. Но, с другой стороны, ни для кого не секрет, что они небедные люди, и это далеко не последний турнир у каждого из них. Ради чего? Но я никого не осуждаю. Раз уж люди поехали, раз приняли такое решение…

Но я действительно переживал за участников как за своих коллег. Чтобы ни с кем из игроков и с теми, кто имел к турниру непосредственное отношение, не случилось ничего плохого. Я просто искренне этого желал!

- В чат приходят ещё вопросы, давайте будем отвечать. «Вам нравится жанр афоризмов?» Такой вот немножко странный вопрос.

- В принципе, нравится. Даже не столько сами афоризмы, как умение в краткой форме выразить свою мысль. Кстати, я много прочитал интересных фраз на lidraughts – это как lichess, только шашечный сайт. Там часто публикуются фразы известных игроков, и некоторые из них мне запомнились. Например, был такой чемпион мира по стоклеточным шашкам – Ван дер Вал. Он и в шахматы тоже играл, может быть, на уровне кандидата в мастера, а может быть, и до мастерского уровня доходил. И он сказал такую фразу: «В шахматах достаточно заматовать короля для того, чтобы выиграть. В шашках же тебе нужно либо сбить, либо заблокировать все шашки соперника». Или, например, Александр Георгиев, многократный чемпион мира по стоклеточным шашкам, сказал такую фразу: «Я никогда ничем не горжусь, и это доставляет мне наибольшую гордость».

- Неплохо, да.

- Так что любителям афоризмов советую: идите на lidraughts и читайте. Можете узнать много нового.

- И от философии – опять к жизни. Спрашивают про турнир претендентов: «А что скажете про ситуацию с Раджабовым?». Какой бы выход предложили вы?

-  Ну какой выход? Человек отказался играть в турнире, он не стал подвергать свою жизнь опасности. Это его решение. А остальные участники приняли иное решение.

- То есть вы считаете, что раз он отказался, то к нему теперь нужно относиться как к отказавшемуся от турнира, и возвращать уже нелогично?

- Да. Всё-таки он отказался от турнира. Я, кстати, ещё до Раджабова отказался от своего турнира – я должен был ехать играть во фрисландские шашки в начале марта.

- И вы по той же самой причине отказались?

- Абсолютно по той же самой причине. Хотя я очень серьёзно готовился к тому турниру, мне очень хотелось там сыграть. Но именно по этой причине не рискнул.

- А сам турнир не отменили?

- Нет, сам турнир состоялся. Слава богу, всё прошло хорошо. Но понимаете, тут же не только сам турнир, а ещё и путешествие, аэропорты. У меня вообще был план ехать в Голландию на тот турнир, потом оттуда на бундеслигу и только потом вернуться домой. И я благодарен тем людям, которые как-то отрезвили меня и посоветовали всё-таки не рисковать. Я прислушался к их совету и остался дома. Сейчас считаю, что поступил правильно.

- И ещё о Каспарове вас спрашивают: «Правда ли, что после того как Каспаров вовлёк вас в свою команду, он использовал ваш талант в пользу себя?».

- Я не совсем понимаю вопрос, потому что я никогда не был в команде Каспарова, никогда не тренировался с ним вместе. Так что я не совсем понимаю, что человек имеет в виду.

- Возможно, вас с кем-то путают. Например, с Крамником, который, как известно, помогал Каспарову.

- Не знаю. Каспарову вообще много кто помогал. Но с Крамником меня перепутать не так просто, это человек совсем уже должен не ориентироваться в шахматах.

- Популярный вопрос, который я бы, естественно, задал и сам, - о ситуации в украинской сборной. Вы, конечно, знаете, что в конце года произошёл довольно громкий конфликт. Да и вы сами, насколько я знаю, выразили своё мнение в некоем письме (которого я, например, не видел), где поддержали главного тренера Сулыпу. Что вы вообще обо всём этом думаете?

- Честно говоря, я вообще ничего не понимаю. Что происходит? Мне кажется, что Александр Сулыпа на месте, он свою работу выполняет очень хорошо. Какие претензии к нему могут быть, я не понимаю и, честно говоря, вникать не хочу.

- Не очень вам приятна эта тема?

- Не то чтобы… Просто не понимаю, а вникать не хочу. Человек работает хорошо, команда показывает хорошие результаты. С чего всё это вообще взялось? Может быть, я чего-то не понимаю, это вполне возможно.

- Тогда я вас вот о чём хочу ещё спросить. Когда у меня в эфире были Павел Эльянов и Александр Арещенко, они рассказывали, что в команде бывали такие ситуации, когда вы хотели во что бы ни стало играть на первой доске. В конечном итоге это приводило к неким конфликтам и к некой нездоровой ситуации вообще в команде и в отношениях с тренером. Они на вас не жаловались, просто рассказывали. Вы действительно на всех турнирах хотите играть на первой доске? Или, может быть, даже ставите такое условие?

- Да не во всех. Я играл и на второй, например, в Бледе я играл после Пономарёва. Кстати, на командном чемпионате в Ереване я не очень уверенно себя чувствовал перед началом турнира и сам попросил, чтобы меня поставили на вторую доску, а на первой играл Пономарёв. Так что не во всех турнирах я хочу обязательно на первой доске играть.

- То есть и здесь вы не понимаете, в чём суть претензий?

- Во всяком случае, то, что вы сейчас говорите, я впервые слышу от вас. Мне никто ничего подобного не говорил раньше. Так что здесь я тоже как-то не понимаю всего этого.

- Хорошо. В чате спрашивают: «Когда за сборную Украины будут играть молодые таланты и чемпионы мира среди юниоров – Бортник, Штембуляк и остальные?». То есть ждут молодёжь.

- Это не совсем ко мне вопрос. Я же не комплектую состав команды.

- Это правда.

- Насколько я знаю, Бортник и Штембуляк сейчас вообще в Америке. И захотят ли они вообще приезжать? Правда, федерацию они не меняли. Но насколько они заинтересованы играть за сборную Украины, я тоже не знаю. В любом случае, это вопрос не ко мне. Скорее, это вопрос к Сулыпе или к президенту федерации Капустину.

- А вот вопрос, который точно обращён к вам: «Василий Михайлович, можете ли вы помочь Ане Музычук стать чемпионкой мира в классику». Такое возможно?

-  Она же уже была… А хотя, это Мария была чемпионкой мира.

- Да, а теперь Анну хотят видеть чемпионкой.

- Ну, я не знаю. Я считаю, что такие вещи вряд ли должны обсуждаться в Chess-News. Если Ане нужна моя помощь, то она должна лично ко мне обращаться. И если я буду заинтересован, то мы можем это обсудить на каких-то условиях. А так просто это не делается.

- Логично. Вас ещё спрашивают: «Видите ли вы себя в качестве тренера?».

- Скорее, секунданта. Если тренером, то на какой-то короткий период временем. Быть постоянным тренером, как, скажем, Касымджанов у Каруаны, - это вряд ли. На один-два турнира мог бы быть. Или быть привлечённым на какой-то сбор перед турниром – это тоже вариант. А быть постоянным тренером, тем более у какого-то сильного шахматиста, вряд ли. Я бы чувствовал себя с ним, скорее, спарринг-партнёром.

- Ещё один вопрос: «Помнит ли Иванчук свою первую шахматную книгу? Как она называлась, кто её автор?».

- Конечно. Это «Путешествие в шахматное королевство» Авербаха и Бейлина. А вторая – вот эти 400 комбинационных партий Ройзмана. Даже под подушкой прятал. Иногда мама хотела, чтобы я читал художественную книгу, но…

- А сколько вам тогда было лет?

- Мало. Десяти ещё не было, наверное.

- По нынешним меркам это уже не такой ранний шахматный возраст.

- Ну, я говорю по тем меркам.

- А кем вас вообще видели ваши родители? Если не шахматистом.

- Даже не знаю. Какой-то чёткой ориентации не было, чтобы они говорили мне: «Ты должен обязательно стать врачом» или кем-то ещё. Но они очень заботились о двух вещах. Во-первых, чтобы я развивался разносторонне. Мама поэтому заботилась о том, чтобы я читал разнообразную литературу. Сначала это было смешно. Я ей говорил, например, что я прочитал пятнадцать или двадцать страниц. То есть сначала я как бы выполнял команду. А потом меня всё это заинтересовывало, и я прочитал действительно очень много книг и благодарен маме за то, что она об этом позаботилась. И во-вторых, мои родители очень заботились о том, чтобы у меня не возникла звёздная болезнь. Чтобы я не возомнил о себе невесть что, а был в меру скромным и трезво воспринимал свою шахматную славу. Об этом они тоже очень сильно заботились, и за это я им тоже сильно благодарен.

- В итоге обошла вас стороной эта зараза?

- Не могу сказать, что совсем и полностью обошла. Конечно, в определённые моменты жизни (не буду сейчас уточнять, в какие именно) у меня кружилась голова. Но потом мне как-то удавалось вовремя взять это всё под контроль. Сейчас я думаю, что ситуация в норме. Не могу сказать, что я сейчас поражён звёздной болезнью.

- Ещё вот какой вопрос вам пришёл (уж извините, разные вопросы присылают). Виталий Янковский спрашивает, что у вас общего с космосом.

- Даже не знаю, что у меня может быть общего с космосом. Почему-то в голову приходит Юрий Гагарин, но что у меня с ним общего, тоже не знаю. Знаю, что есть его однофамилец шахматист Василий Гагарин, который был секундантом (неразборчиво), и у которого оба родителя – Владимир и Рема – были очень высокого уровня шашистами. А так даже и не знаю, что у меня может быть ещё общего с космосом. С кем-то из космонавтов лично знаком не был. Может быть, какие-то идеи получаю из космоса? Общаюсь с ним каким-то непонятным способом. Есть же такое понятие – вдохновение. Может быть, оно каким-то образом связано с космосом.

- Хорошо, зачитываю ещё вопрос: «Были бы вы счастливее, если бы стали чемпионом мира?».

- Не знаю. Я всё-таки стал чемпионом и в блице, и в рапиде. Насколько я был бы счастливее, если бы стал чемпионом ещё и в классику, мне трудно судить. Но не думаю, что был бы намного счастливее, чем сейчас.

- Видите, как много вопросов приходит, поэтому я зачитываю всё подряд.

- Да, я с удовольствием отвечу.

- Вопрос: «Вы едите фаст-фуд?».

- Очень редко. Фаст-фуд не люблю, это не моя пища.

- А ваша какая?

- Ну, первое, второе, мясо, рыба, салат… Сладкое люблю. Многое люблю. Но не фаст-фуд.

- Ещё вопрос: «Как вы пополняете энергию после поражений?».

- Ой, это трудно. Это очень трудно, это большой стресс. Но я человек наблюдательный, и как-то обратил внимание на такую фразу: «Проигравший всегда говорит о том, что у него была выигранная позиция». Особенно я это видел на турнире в Монако, когда играли блиц и вслепую. Там играл Любомир Любоевич, а он в последние годы играл не очень удачно, и там много партий проигрывал. И после практически каждой такой партии он говорил: «It was absolutely winning for me!».

А для себя я сделал вывод, что если я проигрываю партию, то лучше я вообще говорить ничего не буду. Даже если позиция действительно была выигранной. Лучше уединиться, успокоиться. Никто не давал мне права говорить на эмоциях всякие глупости, а тем более – обижать или оскорблять соперника. Так что лучше всего просто пожать сопернику руку (когда это было ещё не запрещено), уединиться, успокоиться, а потом уже делать выводы.

Кстати, во время турнира крайне нежелательно для меня анализировать проигранную партию.

- Стараетесь не анализировать поражения во время турнира?

- Да. Потому что постоянно себе твердить: «Ну как же так?.. Ну как же я этого не увидел?..» - это создавать себе дополнительный стресс. Конечно, исключения возможны, если позиция там как-то связана, вариант может повториться в следующей партии, то нужно подкорректировать. А так лучше оставить это всё на потом, после турнира. Хотя, конечно, нужно самоорганизовываться, чтобы и после турнира тебе не было лень этим заняться. Потому что из таких партий можно и полезную информацию получать.

* * *

(После паузы и перезвона)

- Ещё вопрос: «Кто из топовых гроссмейстеров самый благородный и приятный человек?».

- Не мне судить, потому что ни одного из них я так уж близко не знаю. Я всё-таки каждого из них воспринимаю как шахматиста, и не так хорошо знаю как человека.

- Тогда ещё: «Как вы относитесь к тому, чтобы стать активным пользователем соцсетей, например, Фейсбука?».

- Ну нет… Завёл себе страницу буквально неделю назад. Но так, чтобы стать прямо активным, точно не хочу.

- Ах, всё-таки завели?

- Исключительно для того, чтобы следить за новостями по стоклеточным шашкам.

- Не чтобы общаться там с кем-то?

- Нет-нет. Для общения мне скайпа хватает.

- Вас спрашивают об идее Крамника, о которой вы наверняка знаете, - играть в шахматы без рокировки. Как вы к ней относитесь?

- Ну, скажем, с некоторым юмором. Хотя это вполне возможно. Например, мне во время турнира в Ситжесе гроссмейстер Мигель Ильескас подарил двух драконов: белого и чёрного. И сказал, что он пропагандирует такую игру: обычные шахматы, только с драконами. А драконы – это фигуры, которые ходят как конь и слон. И когда на первой линии появляется хотя бы одна свободная клетка, то дракона можно как очередной ход ввести в игру. Так что всё возможно. И шахматы Фишера, и игра без рокировки, и игра с драконами, и игра с Янусами. Я же когда-то играл с Корчным у него дома в шахматы с Янусами, и он мне рассказал эту историю про «заразу, которая приползёт на f2». Я ведь уже рассказывал об этом?

- Да-да, вы рассказывали, это тоже можно найти у нас на сайте.

- Так что ко всему этому, в том числе к шахматам Фишера, я отношусь как к развлечению: да, интересно, но всё-таки это не настоящие шахматы.

- Но вы понимаете, всё-таки смысл идеи Крамника не в том, чтобы придумать очередное развлечение, а в том (по крайней мере, как он говорит), чтобы убрать хотя бы на какие-то годы всю эту компьютерную подготовку и играть без неё.

- Тогда более логичной выглядит идея Камского: узнавать дебют за пять минут до начала игры и играть две партии – белыми и чёрными. Это более логично, не может же человек всё помнить. Или просто какую-то позицию, условно, после пятнадцатого хода играем белыми и чёрными.

- А кстати, вам не казалось раньше, в докомпьютерные времена (в компьютерные это стало особенно актуальным), что для того чтобы реально выявить, кто сильнее на сегодняшний день, вы или соперник, логичнее сыграть две партии – белыми и чёрными, и уже по сумме считать?

- Может быть, это логичнее, но, понимаете, есть же формат турнира. Это требует больше времени. В турнире претендентов это, допустим, организовали – да, играешь белыми, играешь чёрными. А если где-нибудь в опене играть по две партии – это уже проблематично. Даже в турнире уровня Вейк-ан-Зее такое вводить тоже сложно. Если там будет такое же количество участников, то это нужно дополнительное время, возможно, дополнительные расходы. Если уменьшить количество участников, то (неразборчиво). Так что как это технически реализовать, сказать трудно.

К тому же я вам скажу ещё вот что. Чем дольше я играю в шахматы, тем более скептически отношусь к мысли «один сильнее другого». Допустим, с кем бы я лично ни играл, какая бы ни была разница в рейтинге в ту или другую сторону, но в каждой партии возможны все три результата. То есть результат партии зависит ведь не только от знаний и подготовки. Ещё важно, насколько в этот день у меня или у моего соперника будет хорошо соображать голова, насколько удачен будет дебют, вывод дебютного варианта в конкретной партии, насколько я или соперник готов бороться до последнего шанса. Есть масса факторов, из которых складывается результат шахматной партии. Это может зависеть и от соскока в какой-то момент: потерял концентрацию на секунду, ляпнул какой-то не тот ход – и всё, и вся партия коту под хвост.

Или, например, играя в Гибралтаре, я получил очень плохую позицию. И восстановить душевное равновесие мне очень помогло то, что в зале на какое-то время пропал свет. Я получил возможность спокойно подумать, собраться, взять под контроль тот несколько истерический стан, который уже был. На какое-то время остановили часы, и я несколько освоился с ситуацией. Конечно, позиция моя от этого не улучшилась, но я как-то мобилизовался, начал ставить проблемы и, таким образом, спас партию.

- То есть какой-то неожиданный стресс может помочь?

- Да. Это же известная история, когда в матче Фишер – Петросян после хода Rg8 выключился свет. Петросян был крайне недоволен: в первой партии он выловил Фишера на новинку, а тот получил возможность подумать с остановленными часами. То есть, возможно, и такие факторы могут повлиять на исход партии. Поэтому, повторюсь, я очень скептически отношусь тому, что «один играет сильнее другого». Потому что если бы всегда побеждал сильнейший, то мы бы не играли в шахматы, это было бы никому не интересно.

- Правильно ли я понимаю вашу мысль, что вы скептически относитесь к тому, что шахматами пытаются определить, кто сильнее играет? Скорее, это просто игра для удовольствия?

- Да. Просто всё это очень относительно. Я же говорю, что в каждой конкретной партии, даже если у меня рейтинг будет значительно выше, чем у соперника, я могу проиграть. А могу и выиграть. Исход каждой партии может быть представлен в трёх вариантах. И это будет складываться из множества факторов. Иногда бывает, что свет не так падает. Иногда – просто какая-то потеря концентрации. Иногда бывает удачный выбор дебютного варианта – под конкретную партию, под конкретного соперника. Иногда это отпечаток эмоций от прошедшей партии и прошедших турниров. То есть масса факторов. И что же, если партия закончилась, теперь по её результатам считать, что один играет сильнее другого? А если те же люди сядут играть снова эту же партию, она должна закончиться с тем же результатом? Конечно, может и с тем же результатом, но совершенно не обязательно.

- Тогда возникает отчасти философский вопрос: а зачем вообще проводятся шахматные турниры? И зачем играть в шахматы?

- Ну, что я вам могу ответить… Шахматы в моей жизни – это почти то же самое, как спать, есть, идти на прогулку. То есть для меня это природный процесс. Я так живу. Я не говорю, что этому должны следовать другие или всем это подходит. Но для меня шахматы вошли в мою жизнь, и мне так достаточно комфортно. Это мой индивидуальный выбор, мои индивидуальные особенности. А зачем другие люди играют в шахматы? Во-первых, это зависит от того, на каком уровне человек играет. А даже если это игроки одного уровня, то они тоже все с разным воспитанием, с разной жизненной философией, в конце концов, разного возраста и из разных стран. Это ведь всё играет свою роль, из этого всего складывается то, как они относятся к шахматам, какие ставят перед собой цели, что делают для того, чтобы этих целей добиться. Или, наоборот, что им мешает добиться этих целей.

- Ещё один вопрос просил меня задать вам Лев Альбурт. Он – сторонник идеи, чтобы кто-нибудь провёл турнир с откладыванием партий, хотя бы для того чтобы попробовать. И он утверждает, что сейчас в этом ничего страшного нет, большинство результатов при доигрывании всё равно будут такими же, какими они были бы в докомпьютерную эпоху. Как вы вообще смотрите на это?

- Я же играл в таком турнире – Сутовский проводил в Амстердаме, назывался Golden Classic. И я как раз выиграл этот турнир. Мне, кстати, повезло, что у меня, можно сказать, не было отложенной партии. То есть была одна – с Ле Куанг Льемом, но он сдался без доигрывания, потому что уже форсировано проигрывал. Поэтому мне удалось сыграть фактически нормальный турнир без откладываний.

А как я к этому отношусь? Вопрос: какой в этом смысл? Может быть, более важно играть с контролем два с половиной часа на сорок ходов? Не знаю. Мне кажется, что в наше время всё-таки важен ещё элемент зрительской аудитории. А зрителям два с половиной часа вряд ли было бы интересно смотреть. Хотя…

Я вот, честно говоря, уже вообще не смотрю партии онлайн. Имею в виду, партии с классическим контролем. Блиц и рапид смотрю. Раньше я и классику смотрел, но пришёл к выводу, что мне это не подходит. По какой причине? Объясню. Во-первых, часто бывает, что я кому-то из игроков больше желаю успеха и переживаю, если он или она делает что-то не так. А помочь ничем не могу. То есть трачу нервную энергию на какие-то пустые переживания. И во-вторых, допустим, возникла интересная позиция, и мне интересно, куда он пойдёт. А человек думает минут двадцать. И я сижу, как дурак, и жду этого хода. Тоже тратятся нервы. А хода всё нет и нет. И после таких просмотров я чувствую себя, как выжатый лимон.

И я сделал вывод, что мне это вообще не надо. Мне лучше так: включил онлайн, посмотрел дебют, а вечером уже посмотрел всю партию целиком и с результатом. Но это дело вкуса. Я знаю, что есть люди, которым интересно следить, например, кто в какой момент дольше задумывается над ходом. Да пожалуйста! Я никого не заставляю делать так, как делаю я. А если было бы два с половиной часа, то я бы тем более вряд ли это смотрел.

(Неразборчиво) …а дальше отложили партию, и просто компьютер присуждает победу или поражение. То есть даже не доигрывать, а просто компьютер даёт оценку: если ничья – значит, ничья, если кто-то выигрывает – значит, компьютер присуждает выигрыш. Но здесь тоже будут нюансы: скажем, человек, понимая, что компьютер присудит ему выигрыш, не будет форсировать события перед откладыванием.

Так что даже не знаю. Наверное, у Льва Альбурта есть свои мысли по поводу того, как бы он хотел это организовать. Но мне это всё трудно представить.

- Вас спрашивает священник Дмитрий Останин: «Василий Михайлович, иногда шахматисты говорят, что играть в шашки для них – это как играть на рояле, только на черных клавишах. Почему шашки для вас стали так важны сейчас?».

- Сравнение, конечно, странное. Например, Рашид Нежметдинов замечательно играл в русские шашки. И все шашисты как-то на него очень обиделись, когда он сказал, что все шашки можно уложить в шахматные ладейные эндшпили. Конечно, тут ещё важно, в каком состоянии он это говорил, и говорил ли вообще эту фразу, или её кто-то перекроил потом на свой лад.

Я вам могу сказать, что шашки – очень глубокая игра и отнюдь не простая. (Неразборчиво) Чуть ли не в каждой стране есть свой вид шашек: итальянские, чешские, русские, бразильские, армянские, английские… И везде есть свои отличия в правилах. Так что шашки – довольно глубокая игра. Я сейчас играю, в основном, в международные. Ну и во фрисландские не так давно играл – они со своими, довольно особенными правилами. Очень интересная игра!

Но здесь дело даже не в сравнительной сути шашек и шахмат (поверьте мне, что в шашки играть совсем не просто). Что мне ещё очень важно в шашках – это то, что я воспринимаю себя как любителя. Отсюда – моё стремление постоянно чему-то учиться. Всё-таки в шахматах много вещей, которые я уже знаю, которые я уже видел, и это не так интересно. А вот шашки помогают мне этот «любительский» тонус держать в норме, вызывают во мне желание постоянно узнавать что-то новое…

- Свежесть ощущений?

- Свежесть ощущений – это само собой. И ещё для меня очень важно, большую пользу принесло, приносит и, надеюсь, будет приносить общение с людьми из шашечного мира. Вот приезжаешь ты на турнир – нет Гельфанда, нет Каспарова, нет Ароняна, нет Карлсена. А есть уже Георгиев, Гетманский, Чижов… Это совершенно другие люди, причём интереснейшие люди! И у них очень многому можно научиться. Тем более, что когда я общаюсь с шахматистами (особенно на круговых турнирах), я для них – опаснейший конкурент. Круговые шашечные турниры я не играл, а играл опены. И там я для топ-гроссмейстеров не такой опасный соперник, как для топ-гроссмейстеров в шахматах. Поэтому в общении со мной шашисты чувствуют себя как-то более раскрепощённо, чем шахматисты.

- Я не могу удержаться и не задать провокационный вопрос, который вытекает из того, что вы сказали. Люди из какого мира вам интереснее: из шахматного или из шашечного?

- Так нельзя определить. Мне нужно и то, и другое. Мне нужно играть и в шашки, и в шахматы. Я хочу общаться и с шахматным миром, и с шашечным. Мне хочется и того, и другого, понимаете? Конечно, и там, и там есть свои плюсы и минусы, не бывает всё идеально. Но у меня есть потребность быть и там, и там, я её чувствую. Понимаете?

- Да, я стараюсь понять во всех смыслах – и технически, как связь позволяет, и уловить мысль, что бывает намного сложнее.

К сожалению, я уже понимаю из-за связи, что нам нужно закругляться, как бы грустно это ни звучало. Василий, знаете что я бы вам предложил? Мы сегодня и так уже побеседовали немало, и за это я вас благодарю, как только могу. И от всех, кто задавал вам вопросы и получил ответы, тоже большое спасибо. Но если вдруг через какое-то время ещё появятся вопросы, то, может быть, мы сделаем некий постскриптум?

- Можно. Или вы можете прислать вопросы, а я в письменном виде отвечу. Это тоже вариант.

- Да, может быть. Спасибо вам ещё раз!

- До свидания!


  


Комментарии

Хотелось бы увидеть афоризмы

Хотелось бы увидеть афоризмы и мысли ув. Василия Михайловича онлайн! Отдельное спасибо за напоминание про "колесо" - ведь есть где-то на антресолях, пойду искать! :)

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Сергей Карякин, Вейк-ан-Зее, первое очко... И первый вопрос: как вы это очко завоевали? Расскажите о сегодняшней партии с Люком ван Вели.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Москва, вечер пятницы. Конец 12-го тура соревнования претендентов.

    М.МАНАКОВА: ...А как оцените эндшпиль Свидлер – Гири?

    В.ТОПАЛОВ: Я думаю, ничья, конечно.

    М.ДВОРЕЦКИЙ: Ну конечно. У Гири там опять был солидный перевес, но он, как всегда начал всё упрощать, меняться.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.НАЕР: …Я читал вчера про "тело Виши". Сложная тема.

    М.МАНАКОВА: Нет, но я же права?

    Е.НАЕР: Шучу, шучу. Но мне лучше попроще вопросы.

    М.МАНАКОВА: Кстати, вот Морозевич замечает такие вещи – кто больше расслаблен, кто ещё как-то. Он бы откликнулся на эту тему, мне кажется.

  • Запись прямого эфира: 24.02.2013

    Е.СУРОВ: 21.24 московское время, Владимир Крамник придет к нам в эфир через несколько минут – он обещал. И уже на русском языке тоже скажет что-нибудь о дебюте не только в сегодняшней партии, но и во всем турнире. И рядом со мной Генна Сосонко.

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, и сейчас с нами Шахрияр Мамедъяров, который, к сожалению, только что написал заявление о том, что он выбывает из турнира. И поскольку за этот турнир много всяких событий с ним случилось, мы решили с ним все-таки побеседовать, перед тем, как он покинет состязание. Шахрияр, расскажи, как тебе удалось пережить все эти события? Сначала такое количество ничьих, в начале тура, потом это досадное поражение. В связи с чем оно все-таки случилось, в смысле, твое опоздание? И сегодняшняя партия.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?