Памяти Леонида Юртаева

Время публикации: 04.06.2011 18:54 | Последнее обновление: 04.06.2011 21:48

Вчера я как обычно зашел в Интернет. И увидел страшную новость - умер Леонид Николаевич Юртаев.

В это как-то трудно поверить...

Да, он не являл собой образец спортивного режима, и жизнь его была далека от благополучной. Но у него всегда присутствовало бодрое настроение, он был полон оптимизма. О том, что он уйдет, вот так внезапно, - невозможно было даже подумать.

В 80-е годы он на равных играл с «сильными мира сего», в его активе победы над Каспаровым и многими другими. По уровню таланта он мало кому уступал.  И мне безумно жаль, что так сложилось. Но как говорится, се ля ви, такова жизнь.

Я уверен, найдутся люди, которые более подробно расскажут о шахматных победах Леонида Николаевича, ну а мне бы хотелось поделиться личными впечатлениями от общения с Маэстро, как многие его называли.

Первый раз я увидел его в 1994 году на турнире в Акмоле (сейчас Астана, а ранее Целиноград).

Он был Мэтром. Все его безумно уважали, а за шахматной доской - боялись. В общении он меня поразил своей простотой. Разговаривал безо всякого снобизма, что стало для меня легким шоком. Я тогда был молодым шахматистом, без международных званий, а он уже легендой всего Центрально-Азиатского региона. И все говорили про его староиндийские новинки.

В общем, первое знакомство оказалось на удивление воодушевляющим. Запомнилось также, что вокруг него крутились люди, которые не очень-то ценили его как шахматиста, но ценили его имя и грелись в лучах его тогдашней славы. Мэтр не боялся народной близости, и дарил свое общение многим.

Очень велик вклад Леонида Николаевича в дебютную теорию. Он имел уникальный взгляд на шахматную игру, что позволяло ему с легкостью находить то, о чем другие даже не догадывались. Мне бы хотелось рассказать о наиболее значимых новинках.

В итоге после десятидневных сборов вердикт был подтвержден: «испанка» закрыта!

Тогда, в 90-е, теория, конечно, развивалась не так быстро, как сегодня, но партия Бологан - Ткачев не осталась незамеченной - и на Олимпиаде в Москве в декабре 1994-го так стали играть украинские гроссмейстеры Маланюк и Онищук. А когда в январе на турнире в Вейк-ан-Зее те же схемы применили Бареев, Звягинцев и другие, вариант вошел в большую моду. Уже вскоре так сыграл сам Ананд - против Иванчука в Риге на Мемориале Таля.

Вариант жив до сих пор. И навсегда останется. Вопросы там, конечно, есть. Белые могут бороться за перевес, но черные всегда могут искать (и находить) контригру. Такие гиганты как Широв, Крамник, Ананд, Леко, Топалов и многие другие с успехом применяли идеи, когда-то обнаруженные Юртаевым.

Как часто бывает в теории, началась полная неразбериха: вариант называют то Новоархангельским, то Украинским, то Маланюка-Онищука-Ткачева, то еще как-то. Истинным же отцом его был Леонид, хотя он никогда не боролся за авторские права. Влад Ткачев писал в "64" об этом, и просил назвать вариант именем мэтра, но как-то не дошло… Хотелось бы, чтобы историческая правда была восстановлена.

В моей жизни этот вариант тоже сыграл большую роль. Даже могу сказать, что не уверен, стал бы я гроссмейстером, если бы не 6…Bc5…

Идей у Киргиза (так его многие называли) было очень много, и в самых разных линиях. Часто весьма "чудаковатые" - например, я выиграл в 2000-м году у Леньера Домингеса партию в варианте Ботвинника.

Были и другие. Например, в варианте Найдорфа – отличная партия Ибраев - Кокарев, Санкт-Петербург 2003.

Свои новинки Юртаев показывал с большим удовольствием, дарил идеи всем своим ученикам, да и просто знакомым. Ничего за это не просил, и не подчеркивал свой вклад в развитие того или иного варианта.

Среди его учеников были  Влад Ткачев, Эрнесто Инаркиев, Светлана Матвеева, Мария Сергеева, я и многие-многие другие шахматисты Киргизстана, Казахстана, кто хотя бы несколько раз общался с ним, и с кем он делился своими идеями. Последним был, кажется, юный Чемпион Казахстана среди мальчиков Рамазан Жалмаханов.

Последний раз я видел Юртаева осенью 2010-го. Попросил его помочь подготовиться к Азиатским играм. За три дня он мне показал свои новые и старые идеи в староиндийской. Тогда я поймал себя на мысли, что у меня ни в одном дебюте и близко нет таких знаний, как у него в его любимом. Еще раз пересмотрел его партии - и, кажется, стал понимать, насколько сильным шахматистом он был в 80-е годы.

Надо сказать, что подготовка не прошла даром - я чувствовал уверенность в своих силах и сыграл один из лучших турниров в карьере. В староиндийской, в частности, уверенно сделал ничью с Рустамом Касымджановым.

...Он был полон оптимизма и планов. Ничто не предвещало плохого…

Второго июня Леонид Николаевич от нас ушел. Навсегда. С нами остались его партии, идеи, варианты.

Светлая память!


  


Смотрите также...