Михаил Ходарковский: "В любом спорте всем интересно смотреть на лучших"

Время публикации: 09.02.2020 01:15 | Последнее обновление: 13.02.2020 15:44

Е.СУРОВ: 23.03 московское время, прямой эфир Chess-News, здравствуйте!

В Сент-Луисе проходит женский круговой турнир – один из сильнейших в истории. Я попросил одного из организаторов, Михаила Ходарковского, рассказать об этом. А ещё он – президент Фонда Каспарова, исполнительный директор Grand Chess Tour, вице-президент ФИДЕ. И сейчас он на месте событий и на связи со мной. Михаил, здравствуйте!

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Здравствуйте, Женя!

- Я ничего не перепутал?

- Пока нет.



- Возможно, у вас будут ко мне поправки после того, что я сейчас скажу. У нас на сайте отмечалось, что вы сделали первый ход в турнире, и сделали его в партии украинской шахматистки, при этом разговаривали с ней по-украински.

- Да, было такое.

- Но я заметил не только это. Мало того, что вы сами с украинскими корнями (о чём, кстати, подробно рассказывали когда-то в эфире нашего сайта), так ещё ваш турнир комментируют две девушки: одна – украинка Карлович, другая – шахматистка с фамилией Скрипченко. Скажите, пожалуйста, что происходит? За что вы так не любите Россию?

- Нет, я к России отношусь совершенно спокойно. И выбор комментаторов совсем не зависит от их фамилий. Тем более, что Эльмира Скрипченко на самом деле из Молдавии, уже много лет живёт во Франции. Но она блестящий комментатор и говорит на разных языках. А Настя Карлович тоже опытная – работала в ФИДЕ. У них хорошо получается. Так что мы не подбираем комментаторов по их, так сказать, координатам, мы их подбираем по способностям и профессиональным качествам.

- А шахматистов? Расскажите, как подбирается состав к турниру, который проводится уже второй год подряд, и я думаю, что это свидетельствует о том, что в прошлом году это не было случайностью, разовой акцией. По всей видимости, Кубок Кэрнс планируется проводить ежегодно, на постоянной основе? Поправьте, если я неправ.

- Нет, вы совершенно правы. В принципе, всё, что делается в Сент-Луисе, не делается одноразово. Все проекты, которые обдумываются в Сент-Луисе, - это не спонтанные решения, а хорошо обдуманный план. И когда принимается решение о том или ином мероприятии, то это значит, что оно будет продолжаться долгие годы.

Что касается выбора шахматистов, то это, в первую очередь, рейтинг. Начиная с первого номера и далее по списку. Они приглашаются, и те, кто соглашается играть, приезжает и играет. Так что здесь нет никакого антагонизма ни к игрокам, ни к их принадлежности к какой-либо стране.

- Как я понимаю, по такому же принципу вы приглашаете и мужчин на Grand Chess Tour? Просто идёте по рейтинг-листу.

- В Grand Chess Tour у нас совсем простая квалификационная система, которая объявлена, и которую мы объявляем каждый год. Первая тройка – это три победителя предыдущего сезона Grand Chess Tour, потом – три первых по рейтингу ФИДЕ, потом – три первых по универсальной рейтинговой системе, которую мы создали, и последнее место – это wild card, но здесь мы тоже, в первую очередь, смотрим по рейтингу.

- C одной стороны, логичная система, и очень хорошо, что она выстроенная, логичная и прозрачная. C другой стороны, сейчас в шахматных кругах есть такая претензия именно к серии Grand Chess Tour: всё-таки болельщиков, зрителей и шахматистов, которые тоже превращаются в зрителей, когда видят такие турниры, немножко раздражает постоянство, когда они видят одних и тех же игроков, пусть даже сильных. Бывает, они надоедают не только зрителям, но и друг другу, и это иногда сказывается на их игре. Вы знаете, что такие претензии существуют, слышали о них?

- Нам напрямую таких претензий никто не предъявлял, и никто лично нам их не высказывал. Может быть, где-то в кулуарах, между собой, такие разговоры и были. Но мы полагаем, что в любом спорте всем интересно смотреть, как играют ведущие клубы, ведущие атлеты и ведущие шахматисты. Естественно, все хотят видеть чемпиона мира, все хотят видеть тех, кто его преследует по рейтингу.

А что касается других шахматистов, то, как вы знаете, мы приглашаем wild card на турниры по рапиду и блицу. Соответственно, у нас открывается возможность приглашать молодых. Если вы обратили внимание, в прошлом году у нас играли и Дубов, и Артемьев из России, и Дуда из Польши. Так что мы, конечно, стараемся их привлекать. Так будет и в этом году. У нас пять турниров и десять постоянных участников Тура, которые сыграют обязательно два турнира по классике и два турнира по рапиду и блицу. Таким образом, у нас освобождается десять мест для wild cards, и мы будем как выбирать по рейтингу, так и приглашать молодых шахматистов, тех же Дуду и Фируджу. Будем стараться, чтобы это было интересно как спонсорам, так и зрителям, и чтобы, как вы сказали, оживить фамилии в списке участников.

- Правильно ли я понимаю, что в этом году в серии меньше турниров? Потому что стало больше официальных турниров – и матч на первенство мира, и Олимпиада, и по этой причине элементарно не хватает календарного промежутка для ваших турниров?

- Да, чётные годы всегда наиболее насыщенные. Вы забыли ещё упомянуть кандидатский турнир, который начинается в марте. Соответственно, тем же ведущим шахматистам очень трудно совмещать участие во всех этих турнирах. Поэтому мы сократили их до пяти. Более того, мы сократили их так, чтобы Grand Chess Tour в этом году прошёл с мая по сентябрь – мы начинаем в начале мая и заканчиваем 10 сентября, как раз для того, чтобы ведущие шахматисты, включая чемпиона мира, смогли участвовать в претендентском турнире, а затем претендент и чемпион будут готовиться к матчу на первенство мира. Мы приняли всё это во внимание и максимально развели сроки этих турниров с главными турнирами года. В том числе с такими частными турнирами, как в Норвегии.

- Когда я говорю «вы», я лично имею в виду Сент-Луисский шахматный клуб – то есть тех, кто организует эту серию турниров в Сент-Луисе, и мужскую, и теперь уже женскую. То есть это в целом Сент-Луисский шахматный клуб, правильно?

- Тут надо немножко разделить. Безусловно, Сент-Луисский шахматный клуб – это центр, а Сент-Луис – неформальная столица шахмат, где проходит огромное количество соревнований, мероприятий и так далее. Женский турнир – Cairns Cup – это турнир, который проходит полностью под эгидой Сент-Луисского шахматного клуба. Как вы знаете, этот турнир назван по имени жены Рекса Синкфилда, доктора Джинни Кэрнс Синкфилд (Кэрнс – это её девичья фамилия). Учитывая, что Кубок Синкфилда уже существовал и продолжает существовать, она использовала свою девичью фамилию.

Это не серия, это просто ежегодный турнир, на который приглашаются ведущие шахматистки мира. И пока что никакой серии женских турниров не предполагается.

- Я как раз об этом хотел спросить: кроме этого турнира, больше никаких пока не планируется?

- Да, не планируется. Это ежегодный турнир, который стоит сам по себе.

Что же касается Grand Chess Tour, то это отдельная организация, которая основана тоже здесь, на базе Сент-Луисского шахматного клуба. Но у нас есть партнёры, в частности, французская компания Vivendi, также Collier International, региональные спонсоры в других странах, например, в Румынии это Superbet и благотворительный фонд Superbet, и так далее. Соответственно, мы работаем с партнёрами и со спонсорами для того, чтобы этот турнир продолжался. Поэтому Сент-Луисский шахматный клуб не является единственным спонсором и партнёром для Grand Chess Tour.

- Понятно. Вернёмся к женскому турниру. У вас в нём играет китаянка (и не просто китаянка, а чемпионка мира). Были ли проблемы с её приездом в Сент-Луис?

- Нет, проблем не было. Цзюй Вэньцзюнь приехала за несколько дней до начала турнира…

- Это она сама так захотела, или вы её попросили приехать пораньше?

- Нет, мы её ни о чём не просили, она сама изъявила желание. Все участники и участницы приезжают к нам по нашей договорённости. Есть назначенные даты, но если кто-то из участников хочет приехать на день или два раньше для акклиматизации, то организаторы, как правило, идут навстречу и обеспечивают приём. Вот как раз Цзюй Вэньцзюнь изъявила желание приехать раньше, и организаторы с удовольствием её приняли.

- Здесь надо сказать, что когда я представлял моего сегодняшнего гостя, я не сказал ещё об одном пункте его биографии, - хотя таких пунктов, о которых можно было бы упомянуть, много, – примечательно, что Михаил Ходарковский был капитаном женской сборной США с 2004 по 2013 годы. Причём команда с ним завоёвывала медали – серебряную и бронзовую. Так что к женским шахматам он имел отношение и раньше.

- Не ностальгируете по тем временам?

- Нет, Женя, всему своё время. Единственное, что в 2006 году я не работал с женской сборной на Олимпиаде в Турине. А так, начиная с 2003, с тренировочного процесса, с подготовки к Олимпиаде 2004 года в Кальви, я был с ними. А потом, после Олимпиады в Турине, в начале 2008 года, когда формировалась тренерская группа, федерация обратилась ко мне с просьбой выставить свою кандидатуру на выборы. Потому что у нас выбирают непосредственно участники команды. Они голосуют за капитана и за тренера. У нас нет так называемых Тренерских советов или федераций, которые бы назначали капитана. Для того, чтобы быть капитаном или тренером команды, нужно подать заявку в федерацию и предложить свою кандидатуру.

- А вы не знаете, где-нибудь ещё такая система существует? Или её можно назвать уникальной?

- Не знаю. Честно говоря, я просто не интересовался. В нашей федерации так исторически сложилось, и я считаю, что это наиболее правильная система. Потому что тренер и капитан должны чувствовать, что команда хочет работать именно с ними, а не с кем-либо другим. Раз есть доверие, раз команда тебе доверяет, значит, ты можешь с ними работать и доносить до них все свои идеи и мысли, какие у тебя есть. В этом плане доверие является главным моментом. Потому что навязывать игрокам какого-либо профессионала, каким бы хорошим он ни был, это неправильно. Ведь ты работаешь с людьми и, в основном, работаешь индивидуально. Команда-то маленькая, это же не футбольная команда, где у тебя два состава. А в команде есть разные личности.

- Тогда признайтесь: ведь вы с какого-то момента не работаете со сборной – вас игроки не выбрали, или вы сами просто не выставляли свою кандидатуру?

- Я сам не выставлял в 2014 году. Просто уже не было времени. Кроме того, 2014-й год был сам по себе тяжёлым, это было связано и с моими семейными обстоятельствами, нужно было решать домашние дела. С другой стороны, это был год, когда Гарри Каспаров пытался стать президентом ФИДЕ, и я ему, естественно, помогал. Так что я не мог концентрироваться полностью на работе команды. И когда мне девушки звонили, я честно им сказал, что не умею работать вполсилы, поэтому я не могу взять на себя такие обязательства. Так что я отошёл. Пришло время, надо уметь уйти.

- Что вы думаете по поводу нынешней женской сборной США? У неё есть перспективы? Скажем, на ближайшей Олимпиаде в Москве.

- Трудно сказать. Команда обновляется, и сейчас у нас молодые девочки пытаются попасть в ней. Сейчас у нас есть Карисса Ип, Дженнифер Ю, Энни Вэнг – все они будут пытаться попасть в команду. Карисса, я думаю, уже попадает, потому что она какое-то время (правда, короткое) была по рейтингу первой в стране.

Кроме того, у нас в Штатах система отбора игроков тоже идёт по рейтингу. У нас нет Тренерского совета, у нас тренер или капитан не отбирает игроков. Как я отмечал раньше, команда выбирает капитана и тренера, а не наоборот. Поэтому всё достаточно демократично – те, кто проходит по рейтингу (как рейтингу американской шахматной федерации, так и рейтингу ФИДЕ) и по количеству сыгранных партий (нужно сыграть не меньше тридцати классических партий в течение 12 месяцев отбора), попадают в команду. Карисса проходит по рейтингу, Аня Затонских и Ира Круш тоже попадают, ну а дальше будет видно.

Что касается шансов команды, то, учитывая, что теперь в команде будут молодые, может быть, есть какие-то шансы попасть в пятёрку. Но это будет видно потом. Мне трудно сейчас сказать, я не так внимательно слежу за их игрой и за игрой их соперниц, как следил раньше. Но обычно главные соперницы – это, конечно, Россия, Украина, Китай, Грузия, Индия. Вот это пять основных команд-соперниц. Но ещё нужно считать и хорошие команды из Польши, Казахстана. Женские шахматы развиваются, играть становится сложнее против всех этих команд, уровень потихоньку подравнивается. Но я думаю, что в десятку наша команда попадёт. На медали будет трудновато рассчитывать, молодые девочки должны ещё окрепнуть, набраться опыта. Карисса – это продукт нашей программы «Молодые звёзды», как мы их называем, «Young stars», которую фонд Каспарова и Сент-Луисский шахматный клуб проводит уже девять лет. Для неё это первый супертурнир, и мы надеемся, что она наберётся опыта. Конечно, мы не рассчитываем на какой-то звёздный результат, но для неё это будет огромная школа – сыграть с чемпионкой мира, с экс-чемпионками мира, с другими ведущими мировыми шахматистками. Для неё это, безусловно, будет большим опытом, и я уверен, что она возьмёт максимум из этого турнира и пойдёт дальше. А потом посмотрим, как она будет играть в чемпионате Америки в апреле.

Так что скамейка у нас неплохая. Но я думаю, что в этом году всё-таки ещё недостаточная для того, чтобы бороться за медали на Олимпиаде.

- Понятно. Михаил, я хочу спросить вас вот ещё о чём, в том числе и как чиновника ФИДЕ. Проходит замечательный женский турнир. Я думаю, что участницы, которые играют, к вам, мягко сказать, не в претензии, а только рады. И условия хорошие во всех отношениях. ФИДЕ под руководством Аркадия Дворковича тоже объявила о том, что женские шахматы нужно поддерживать больше, и вроде бы действительно есть сдвиги в этом направлении. Правда, и в случае Сент-Луиса, и в случае ФИДЕ всё это касается только верхушки женских шахмат. Скажем, у первой десятки по рейтингу действительно и турниров стало больше, и призы повысились, и жизнь в каком-то смысле улучшилась. Но есть ведь и другая прослойка шахматисток. Скажем, недавно стал известен призовой фонд чемпионата Европы (который, кстати, является частью отборочного цикла ФИДЕ), и выяснилось, что призовой фонд, наоборот, уменьшился. То есть денег для условного среднего класса не стало больше, наоборот, их стало меньше в женских шахматах.

Что делать? И нужно ли вообще заботиться о женских шахматах? Или смотреть на это объективно. Ведь что такое женские шахматы? Это шахматы, по общим меркам, среднего уровня. И будем смотреть правде в глаза – показатели любых трансляций женских шахмат не дотягивают до показателей мужских сильных турниров. Просто потому, что там играют шахматистки с рейтингом 2500, а это не 2700 или 2800.

Так нужно ли всё-таки развивать женские шахматы? И если да, то что для этого нужно?

- Это очень многогранный вопрос. Я считаю, что нужно развивать. И я один из тех, кто здесь, в Америке, всегда пытался их развивать. Когда мы взялись за работу в женской сборной в 2003 году – я имею в виду фонд Каспарова, - идея была на тот момент не столько поднять профессиональные шахматы, сколько объединить профессиональные шахматы с детскими шахматами. И параллельно с тем, что мы инвестировали в женскую сборную, мы создали национальный чемпионат среди девочек. Раньше в Соединённых Штатах не было отдельного чемпионата для девочек, все играли в одном открытом турнире, и не было подразделений. Нам удалось в этом турнире для девочек создать максимум возможностей для того, чтобы девочки себя чувствовали комфортно на этапе развития. То есть они имели возможность соревноваться между собой и чувствовать себя вполне боеспособными, развиваясь именно в этих турнирах.

Были ли критические стрелы в эту нашу инновацию? Безусловно, были. Но, тем не менее, мы считали, что это необходимо развивать. Начиная с 2004 года, и по сей день, ежегодно мы проводим национальные чемпионаты для девочек, продолжаем в них инвестировать и являемся спонсорами этих чемпионатов. В этом году в апреле мы будем снова проводить этот чемпионат в Чикаго.

Все девочки, которые попадают на юношеские чемпионаты мира, на континентальные чемпионаты мира (аналог чемпионатов Европы), - это девочки, которые проходят через систему, которую мы создали в последние 15 лет. Те же Карисса Ип и Дженнифер Ю участвовали в девичьих соревнованиях. Энни Вэнг вообще была чемпионкой этих соревнований, потом ездила на чемпионаты мира и была чемпионкой мира. А сейчас эти девочки играют в женских чемпионатах. Раньше такого не было.

Поэтому, безусловно, национальные федерации и частные спонсоры в каждой стране могут это развивать. И если они это будут развивать системно, а не точечными вливаниями, то это, несомненно, и будет иметь смысл, и даст результаты. Потому что важно постоянство. Мой личный подход всегда был такой: на всё нужно смотреть с перспективой на долгие годы, не сделать сегодня и забыть завтра, а иметь многолетний план.

Соответственно, как вы видите, и фонд Каспарова, который мы создали в 2002 году, продолжает развиваться, проводится всё больше мероприятий и традиционных соревнований. Вот в прошлые выходные параллельно в Нью-Йорке и Чикаго проходили уже ставшие привычными юношеские чемпионаты  «Большого Нью-Йорка» и «Большого Чикаго». В Нью-Йорке у нас был рекорд – 1640 участников принимало участие в чемпионате; в Чикаго было больше 560. И это уже стало традицией. Дети больше чем из 280 школ только из Нью-Йорка участвовали в этих соревнованиях. Причём это лично-командные соревнования, с первого класса и до старшеклассников.

Так что, опять-таки, всё зависит от системы и подхода. А когда у пирамиды достаточно широкое основание, то наступает момент, когда появляется критическая масса более сильных игроков, увеличивается конкурентоспособность, и так далее.

Кстати, в Нью-Йорке в старшей группе выиграл парень, который в своё время был чемпионом мира до 12 лет – тоже продукт нашей программы. Появляются школы, в которых есть наши программы, и не традиционные частные школы, а государственные, общественные, в которых дети тоже приобщаются к шахматам. Поэтому увеличивается общая шахматная культура и популяризация шахмат. Соответственно, если возвращаться к теме женских шахмат, то же самое – наступит момент, когда появится критическая масса сильных шахматисток, которые будут соревноваться на равных с мужчинами. На это уйдут годы, может быть, десятки лет. Но рано или поздно это будет.

- Я понял, что мне вообще было бы интересно поговорить об американской системе и о фонде Каспарова, но это отдельный разговор. Я хочу сказать спасибо моему сегодняшнему гостю. К сожалению, у нас изначально был регламент, поскольку Михаил Ходарковский сейчас уходит в официальную трансляцию, и через несколько минут вы сможете услышать его ещё и там, в русскоязычной трансляции.
А я хочу у вас спросить напоследок: как всё-таки Мария Музычук отреагировала, когда вы обратились к ней по-украински?

- Она не ожидала, что я заговорю с ней так. Но улыбнулась. Единственное, что она спросила – как удалось сохранить умение разговаривать на украинском. Я сказал, что это уже трудно, но, по крайней мере, всё понимаю.

- Ход, по крайней мере, поняли…

- Это я сказал на чистом украинском… Там слова достаточно простые. Хотя названия фигур звучат по-украински немножко иначе, чем по-русски.

- Это был Михаил Ходарковский. Спасибо!

- Всего доброго!

Фото: Леннарт Отс, Saint Louis Chess Club


  


Комментарии

Very informative interview!

Very informative interview! Thank you Michael and Evgeny!

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в Батуми. Я Евгений Суров и вместе со мной президент Шахматной федерации Грузии Гия Гиоргадзе, здравствуйте.

    Г.ГИОРГАДЗЕ: Здравствуйте.

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News, и рядом со мной Павел Смирнов – победитель «Донского рапида – 2013». Сначала такой, наверное, традиционный вопрос. Понятно, что первое место – это отличный результат. А вот насколько ты доволен своей игрой на этом турнире?

  • Е.СУРОВ: Мы на Олимпиаде, которая сегодня уже завершается, и рядом со мной один из её триумфаторов Сергей Мовсесян. Более того, это человек, который… В футболе есть такое понятие: забил «золотой гол» в матче. Вот и в шахматах тоже забил «золотой гол». Что вы об этом думаете, Сергей?

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Вместе со мной президент международной шахматной федерации Кирсан Илюмжинов. Здравствуйте, Кирсан Николаевич.

    К.ИЛЮМЖИНОВ: Добрый день. Добрый вечер уже.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Вместе со мной на связи Надежда Косинцева, прошу любить и жаловать. Пятая шахматистка согласно текущему рейтинг-листу и просто хорошая шахматистка. Здравствуйте, Надежда.

    Н.КОСИНЦЕВА: Здравствуйте.

  • В рамках марафонской беседы журналистов "Эха Москвы" с Владимиром Крамником в воскресной программе "Своими глазами" экс-чемпион мира поделился взглядами на женские шахматы.

  • Е. СУРОВ: Левон Аронян, ваш соперник в первом туре, сказал мне о том, что вот он набрал 2800, достиг этого рубежа и успокоился. И теперь будет играть спокойно, психологический груз спал. А вот у вас в плане рейтинга… В последнее время вы высот не достигаете. По крайней мере, былых высот. Вы испытываете в этом плане какое-то угнетение?

  • Е.СУРОВ: Мы в Астане, последним вечером, вместе с двумя видными членами американской сборной – капитаном Михаилом Ходарковским и ведущим игроком (на этом турнире – уж точно) Ириной Круш. Хотя, она играла на второй доске – по поводу этого у меня еще будут вопросы. Но пока я спрошу Михаила. На мой взгляд, команда США – самая противоречивая и непредсказуемая команда турнира, поскольку обыграть может любого, но и потерять очки тоже может с любой командой. Как бы вы объяснили это?

  • Запись интервью: 23.01.2016, 16.00 Мск
    Длительность - 10 минут

    Е.СУРОВ: Юдит, здравствуйте! Очень приятно видеть вас здесь, в Вейк-ан-Зее. Вы сказали, что испытываете ностальгию. А сколько раз всего вы играли здесь?

    Ю.ПОЛГАР: Я играла здесь шесть раз. Первый раз - в группе В, а потом пять раз – в группе А.

    Е.СУРОВ: И какое у вас здесь было самое большое достижение, наилучший результат?