Павел Эльянов, Александр Арещенко: "Мы никого не шантажируем - только информируем" #Украина #Ведомости #Премии

Время публикации: 25.12.2019 23:30 | Последнее обновление: 09.01.2020 19:01

Е.СУРОВ: С такой музыкой не хочется о чём-то говорить, тем более о конфликтных темах, хочется просто расслабиться и внимать. Это прямой эфир Chess-News, и я сейчас спрошу у Павла Эльянова и Александра Арещенко, какое у них настроение: лирическое, предновогоднее или какое?

П.ЭЛЬЯНОВ: Добрый вечер, Евгений, Саша и слушатели! Настроение у меня в целом хорошее, новогоднее. Я у себя в фейсбуке выставил поздравление с предстоящим праздником. Так что нет никаких проблем. Для меня это интервью – возможность высказать свою позицию и закрыть тему.

А.АРЕЩЕНКО: Добрый вечер, Евгений, слушатели и читатели Chess-News! В принципе, у меня те же идеи. Настроение замечательное, это моя любимая пора года – Рождество, Новый год… Так что всё хорошо, всё замечательно.



- Попробуем не испортить друг другу настроение в ближайший отрезок времени – посмотрим, сколько он продлится. А я хочу сказать коротко, для чего мы сегодня собрались.

В начале декабря этого года восемь украинских гроссмейстеров подписали Открытое письмо, в котором выразили недоверие главному тренеру сборной Украины Александру Сулыпе, который работал на этой должности и, как я понимаю, работает на ней с 2011 года, и потребовали назначить другого тренера – Владимира Баклана. Восемь человек подписали это письмо, и двое из этой восьмёрки сейчас со мной на связи.

Вы меня простите, я хотел начать с самой сути, но всё-таки для разминки задам такой вопрос. Я не обнаружил вас в списке участников чемпионатов мира по рапиду и блицу, который открывается в Москве практически в эти же минуты. В этом списке нет не только вас, но и почти никого из Украины, в то время, как женская сборная Украины фактически вся там. За всех спрашивать не могу, но вас, пользуясь случаем, спрошу: почему вы сегодня не в Москве?

П.ЭЛЬЯНОВ: - Что касается меня, то я мог бы, в принципе, поехать. Но у меня достаточно напряжённый график. Дело в том, что я играю в Вейк-ан-Зее, который стартует 10 января. Я даже начал обдумывать возможность сыграть в Москве, но, честно говоря, быстро отбросил эту мысль.

А.АРЕЩЕНКО: - Что касается меня, то я не считаю себя в настоящее время таким уж активным шахматным игроком - в основном, тренирую. Кстати, у меня там играет ученица, за которую я буду болеть и которую, соответственно, буду тренировать. Плюс ко всему, к турнирам в России и вообще к поездкам в Россию у меня не самый лучший настрой, скажем так. Я сам из Луганска, сейчас переехал и живу во Львове. То есть здесь тема больше политическая. Я на стороне того, что если есть возможность не поехать, то я бы не поехал в Россию.

- Александр, я хочу у вас спросить. Вы не скрывали, что уходите из больших шахмат (не помню, когда точно, но по ощущениям, года три назад вы объявили об этом). И сейчас вы подтвердили, что не считаете себя в полной мере действующим шахматистом.

- Вы мне тогда написали в фейсбуке, я вам ответил, и вы сразу выложили это интервью. Я тогда говорил и сейчас говорю, что я ушёл из профессиональных шахмат. То есть не работаю на себя по шесть-восемь часов в день. Если будет какой-то турнир, и будет время, возможность и настроение сыграть, то я сыграю. Но уже нет такого профессионализма, какой был раньше.

- Тогда мне интересно именно с этой точки зрения, с этой стороны: почему ваша подпись стоит в письме?

- Это тема такая глобальная и далёкая, что я думал, этот вопрос встанет намного раньше. И я был готов на это и два, и три года назад. Потому что уже тогда был ряд конфликтов, недопонимания и всего прочего. А сейчас просто так совпало, и я решил помочь ребятам. К тому же я ведь всё равно числюсь за Украинской шахматной федерацией, рейтинг не уронил, и теоретически могу сыграть.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Саша не только его не уронил. Не знаю, как на сегодняшний день, но совсем недавно он был номером два в украинских шахматах. Не играя в турнирах, а играя в одной бундеслиге.

А.АРЕЩЕНКО: - Ну, хорошо, некий спад я всё-таки ощущаю. Вот недавно играл с Эрнесто Инаркиевым в бундеслиге, и было, мягко скажем, тяжеловато. То есть сейчас у меня работа совсем другая, тренерская, а не профессионально шахматная. Тем не менее, рейтинг пока не уронил и даже немножко повысил.

- Хорошо, тогда объясните кто-нибудь из вас, в чём суть конфликта? Почему вообще появилось это письмо?

П.ЭЛЬЯНОВ: - Думаю, начать стоит мне, потому что, на самом деле, это очень долгий разговор. История началась, как минимум, в августе 2018 года, то есть больше года назад, а как максимум, она уходит в далёкое прошлое, когда ещё капитаном нашей сборной был Владимир Борисович Тукмаков. И я только недавно обнаружил, что есть куча параллелей между нашим письмом и тем временем, когда Тукмаков объявил о своём уходе, как раз на вашем сайте. Недавно я прочитал то его интервью.

Ещё я хочу сделать одно небольшое дополнение к тому заявлению, что прозвучало в начале. Кстати, у вас в заголовке [трансляции] написано, что мы требуем смены тренера, но в целом мы сейчас уже ничего не требуем. Потому что позиция федерации в целом ясна и она совершенно не конструктивна. Никто никаких компромиссов не предложил, ситуация осталась такой, как она есть, федерация никак не хочет разрешать этот вопрос с ведущими игроками. Поэтому я хотел бы сделать заявление, что на данный момент я прекращаю все взаимоотношения с федерацией шахмат Украины, за сборную играть, конечно, не буду и вообще не настроен больше выступать под флагом Украины.

- Даже в индивидуальных соревнованиях?

- В индивидуальных.. Я сейчас поеду в Вейк-ан-Зее и в любом случае буду там выступать под флагом Украины, потому что речь не идёт о выходе из федерации прямо немедленно, в данный момент. Но фактически я себя сейчас не считаю членом федерации.
Что касается ситуации, то я хотел бы немного вернуться в прошлое и пояснить кое-что для слушателей, которые далеки от реалий украинских шахмат. Иначе им будет не совсем ясно, если я не создам картины, что происходило за эти годы. Поэтому я бы по минимуму хотел рассказать, что было в украинских шахматах.

Золотой век украинских шахмат начался в самом начале 2000-х годов, когда шахматисты Украины и в индивидуальном, и в командном зачёте выиграли абсолютно все медали, за исключением, может быть, пары каких-то незначительных. То есть все медали, включая титул индивидуального чемпиона мира, были добыты шахматистами сборной Украины. Первая медаль была выиграна на командном чемпионате мира в 2001 году. Я тогда ещё не входил в сборную, но в ней, кстати, играл Володя Баклан, который сейчас является одним из главных номинантов на позицию главного тренера. А тогда Володя был постоянным членом команды. Далее началось время уже непосредственно с моим участием, когда я начал выступать в сборной Украины с 2003 года.

Следующий важнейший этап в истории сборной начался с прихода в неё Владимира Борисовича Тукмакова в 2004 году, когда он стал полноценным капитаном, тренером и даже наставником, как я для себя его представляю. Он пришёл в 2004 году, а тогда у нас была совсем молодая команда. Василию [Иванчуку] было около 35 лет, то есть даже чуть меньше, чем мне сейчас. Остальные были просто мальчишки – мне был 21 год, Карякину 14 лет, и так далее. Тукмаков пришёл в 2004 году и сразу же привёл нашу сборную к победе на Олимпиаде в Кальвии. Тогда это была, конечно, сенсация. Потому что из всех шахматистов только двое были абсолютно топовые – это Василий и Руслан [Пономарёв], а остальные были просто талантливой молодёжью.

После 2004 года команда играла неплохо, но нельзя сказать, что были большие успехи. Мы занимали где-то 4-6 места на турнирах. Потом в 2009 году была бронза на командном чемпионате Европы, где я играл на первой доске. Наконец, в 2010 году мы опять стали олимпийскими чемпионами. Тогда уже команда состояла практически из семисотников. То есть за прошедшие шесть лет, с 2004 года, Владимир Борисович воспитал абсолютно профессиональную команду из молодёжи, совершенно элитарную. Даже несмотря на то, что Сергей Карякин, который тоже стал элитным шахматистом именно при Тукмакове, перешёл под флаг России, мы с таким гандикапом уверенно выиграли ту Олимпиаду.

Конечно, заслуги Тукмакова неоценимы в плане воспитания шахматистов сборной Украины, и результаты его деятельности просто блестящи.

- Но потом (чуть позже, чем возник сайт Chess-News) случилась отставка Владимира Тукмакова, которую он подробно объяснял на нашем сайте. И те, кто забыл или просто не знает той истории, могут прочитать на сайте в разделе «Интервью». А вы несколько минут назад сказали, что у вас сейчас похожие мысли.

- Совершенно верно. Как раз в 2010 году мы стали чемпионами при новом президенте ФШУ Викторе Владимировиче Капустине, у которого тогда была большая программа в плане развития шахмат. И тут мы должны быть объективными – он практически всё сделал. Во-первых, он погасил долг – по-моему, после прошлого руководства там висел долг в 20 тысяч. Он пролоббировал не то чтобы высокие, но приемлемые стипендии для сборников. И так далее. Я могу много об этом говорить, но если кратко, то объективно я высоко оцениваю его деятельность, по крайней мере, в то время.

И вот в 2010 году, при президентстве ФШУ Капустина, мы стали чемпионами. В то время у Тукмакова возникла программа развития шахмат. Владимир Борисович вообще очень системный человек, и без каких-либо финансовых вливаний, без сборов, которых у нас практически никогда не было, он курировал работу сборной, и фактически весь институт сборной создал за счёт своих личных качеств. Он не только курировал игру сборников, но и старался следить за всеми в индивидуальном порядке, давать какие-то ценные советы. В общем, он оказал очень большое влияние на всех.

В конце 2010 года Тукмаков выступил с предложением найти более системный порядок подготовки членов сборной, чтобы мы не принадлежали сами себе, как это всегда было. Обычно мы, играя в личных турнирах, были постоянно сильно загружены перед важнейшими командными стартами и не могли подойти к ним в лучшей форме. И он внёс предложение, чтобы нам хотя бы оплачивались какие-то сборы, чтобы мы имели возможность иногда заниматься индивидуально с ним и с какими-то ещё тренерами и секундантами. В своём интервью он сказал, что Виктор Владимирович с большим пониманием отнёсся к его идеям, но контакты как-то постепенно сошли на нет, и он получал вместо ответов отписки от исполнительного директора, что считал оскорбительным для себя. Эта ситуация затянулась и, в конце концов, ничем не закончилась. Владимир Борисович тогда ушёл с поста тренера и перешёл в сборную Азербайджана.


Виктор Капустин, Павел Эльянов, Владимир Тукмаков, Захар Ефименко, Александр Моисеенко. Чемпионы! Ханты-Мансийск 2010

П.ЭЛЬЯНОВ: Кстати, я бы хотел сказать ещё об одном важном моменте. Мы видели документ, по которому видно, что Владимир Борисович был награждён за Олимпиаду 2010 года суммой, в четыре раза меньшей, чем другие сборники, которые там же выступали. Он получил 5 тысяч долларов призовых за ту Олимпиаду, а в ведомости, которую он достал, благодаря своим связям в министерстве, оказалось  два человека, совершенно неожиданных для сборной. Это были Круговой и Сулыпа, которые получили 25 тысяч долларов на двоих, непонятно почему и каким образом. Леонид Круговой – это бывший тренер Анны Ушениной и многолетний функционер харьковских шахмат. А Сулыпа тогда работал вторым тренером женской сборной Польши. И каким образом он получил личную премию за наше выступление сборной, честно говоря, не знаю.

- А вы уверены, что он её получил? Потому что в ведомости фамилии и суммы могут быть прописаны для других целей (не будем уточнять).

- Совершенно верно. Я не могу доказать, кто и что получил, но тогда его фамилия точно фигурировала в ведомости. Конечно, возможно, были соблюдены какие-то формальности, и он имел право получить призовые. Но, честно говоря, с моральной точки зрения это было совершенно неправильно, я бы сказал, аморально, - плюнуть в сторону Тукмакова в то время, когда он столько сделал для украинских шахмат. Меня эта ситуация  расстроила, и я немножко виню себя за то, что мы это тогда «проглотили». Может быть, можно было поднять шум. Но мы никогда не были сторонниками скандалов. И я должен сказать, что у нас, игроков сборной, была позиция полуконформистская, пассивная.

- Я как раз хотел вас спросить, была ли какая-то реакция на ту информацию? Но я так понял, что нет. Прошло столько лет, и вы только сейчас решили её афишировать.

- Да, я просто даже вспомнил об этом совсем недавно, а до этого меня это как-то даже не интересовало. Наверное, расстраивало всё это, но не больше. Кстати, мой покойный отец, который работал в смежной сфере – он был одно время директором шахматного клуба в Харькове и имел дело с функционерами, - меня учил: «Никогда не борись с чиновниками, с функционерами. Это совершенно бесполезно». То есть надо заниматься своим делом и концентрироваться на важных вещах. А эта борьба будет стоить только потерянных нервов, и всё. Мне кажется, это очень мудрая позиция, хотя она немножко конформистская.

- И как стали складываться ваши отношения с новым тренером? И что было в последующие годы?

А.АРЕЩЕНКО: - Для начала нужно понять, как Сулыпа стал новым тренером. Наверное, об этом больше знает Паша, поскольку я был не таким частым гостем в сборной, честно говоря. Но насколько я знаю, его поставили как-то достаточно непрозрачно.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Я могу добавить, если это интересно, поскольку я чуть-чуть помню ту историю. Ситуация с ведомостью произошла где-то за два-три месяца до того момента, как Сулыпа непосредственно стал тренером. Я точно знаю, что изначально Сулыпа планировался как тренер женской сборной. У него даже была какая-то давняя история, когда он недолго был тренером женской сборной, и там произошёл какой-то конфликт. Я не помню подробностей, но в этот раз женщины наотрез отказались от кандидатуры Сулыпы. То есть, как мы видим, наши девушки умели бороться за свои права лучше, чем мы.

Так что функционеры, федерация и министерство решили по остаточному принципу поставить Сулыпу на место мужского тренера сборной. Хотя та ситуация была очень похожа на нашу сегодняшнюю. Тогда вторым кандидатом, как и сейчас, был Володя Баклан. И все профессионалы тогда, как и сейчас, были за Володю. Насколько я помню, тогда в исполком ходил Руслан Пономарёв и кто-то ещё из шахматистов – сейчас точно не помню, кто. По непонятной (или понятной) случайности больше никого не было в исполкоме, и, как говорится, в упорной борьбе, но голоса были отданы за Сулыпу. Мне кажется, что это совершенно неправильно и в целом даже порочно – не прислушиваться к мнению шахматистов.

А что касается Сулыпы, то у него никаких особых заслуг тогда не было. Как я уже сказал, он был вторым тренером женской сборной Польши. А до этого был капитаном сборной Турции, откуда его выгнали, тоже со скандалом. Я помню какие-то подробности того скандала, но сейчас, как мне кажется, это всё озвучивать нет смысла, потому что это всё равно было давно.

Александр Сулыпа пришёл в абсолютно топовую команду, сам без всяких заслуг на тот момент. А мы действительно были суперкомандой. Достаточно сказать, что за четвёртой доской был Захар Ефименко, который просто разрывал на Олимпиаде в Ханты-Мансийске, имея рейтинг порядка 2700. Можно посмотреть, как после этого его карьера стала развиваться. А сейчас у нас в сборной игрока уровня Захара Ефименко, который тогда был на четвёртой доске, нет ни одного. То есть нет ни одного семисотника на данный момент. Мне кажется, это тоже показатель работы тренера и федерации в целом за эти годы. Потому что это – объективный показатель.

- Павел, разрешите мне иногда вас прерывать, хотя мне хотелось бы дослушать ваше повествование до конца. Это важно – услышать то, что вы именно хотели рассказать. Поэтому делайте где-то себе в уме пометки, на каком месте я вас остановил, чтобы потом вернуться к этому эпизоду.

- Я буду стараться.

- Просто иногда возникают вопросы, и если их сразу не задать, то потом они пройдут и забудутся.

- Вы меня обязательно прерывайте, иначе я могу долго говорить.

- Да-да. Например, я хотел спросить вот что. А разве все эти годы при Сулыпе вы переставали быть топовой командой? Может быть, в каких-то частных случаях и переставали, но всё-таки у команды были результаты, и не слабые, и не единичные. Вы едва не стали олимпийскими чемпионами в Баку.

- Безусловно. Но помимо «костяка» сборной, у нас было ведь ещё много и других сильных игроков, которые выходили на свой пик, и все они тоже входили в обойму Тухмакова, так или иначе. Это были и Антон Коробов, и Юрий Криворучко, и Андрей Волокитин, и Юрий Кузубов, и ещё некоторые шахматисты. То есть через Тукмакова прошло явно больше десяти человек, которые прочно вошли в обойму сборной на долгие годы. И сейчас мы всё ещё пожинаем плоды именно работы Тукмакова, я считаю. Потому что за эти годы никакой другой работы не было. Даже если вспомнить, что сборная блестяще завоевала сейчас серебряные медали на чемпионате Европы в Батуми, то четверо из пяти участников сборной так или иначе были в обойме Тукмакова.

- А уверены ли вы, Павел, что можно говорить об ответственности именно Александра Сулыпы за то, что понизился уровень действующих игроков, нет новых молодых имён? Потому что со стороны кажется, что Сулыпа, наоборот, из того, что имеется, делает больше, чем есть и больше, чем могло бы быть. Например, сборная была, по-моему, шестой по рейтингу на чемпионате Европы, а в итоге оказалась второй. Может быть, здесь заслуга главного тренера, а не наоборот?

- Вот смотрите, я помню, как в одной из книг Владимира Борисовича (кстати, отличные книги, многим советую, я сам с удовольствием их читаю), где он много писал о сборной, у него была интересная мысль о том, что средний коэффициент боеготовности команды всегда был выше единицы. Он считал, что это достигается благодаря высокому боевому духу, отличной атмосфере и готовности каждого члена команды поступаться своими интересами во имя команды. Поэтому, как мне кажется, главное в том, что в сборной всегда была отличная атмосфера и очень большая скамейка запасных.

А ещё я заметил такую закономерность (может, в других командах такого нет, но у нас эта закономерность всегда была): наиболее важно, как играет первая доска, в какой форме она находится. И вот подтверждение этого факта – Василий блестяще играл в Батуми. Я посчитал, что с 2004 года мы взяли десять медалей. Из них Василий большую часть играл на первой доске, я сыграл три раза и, по-моему, Руслан один раз. И всегда, просто всегда первая доска играла или хорошо, или блестяще. Так что в нашей сборной существует такая удивительная закономерность: необходимо, чтобы игрок на первой доске был в хорошей форме, иначе результат не получается. Василий в Батуми был в отличной форме, был безусловным лидером, начал с первого тура выигрывать. И в первую очередь благодаря Василию был показан такой результат. Потому что, конечно, у нас есть хорошие шахматисты, длинная скамейка запасных, есть кому заменить. Но к первой доске всегда приковано особое внимание со всех сторон, и при этом у первой доски особая ответственность. Надо сказать, что Василий в последние годы редко играл, а если играл, то не всегда удачно, честно говоря. И тут, может быть, действительно есть заслуга Сулыпы, что он больше времени проводил с Василием, чем с другими членами команды, но трудно сказать, как и в чём он мог помочь. Про Василия вообще мало что можно сказать, потому что он редко с нами общается, и мы не знаем, что происходит у него обычно.

- А знаете ли вы его отношение к письму, и что он вообще думает на эту тему?

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да, мы это знаем. Дело в том, что есть ещё одно письмо, которое не опубликовано, - оно в поддержку Сулыпы. И Василий подписал это письмо.

А.АРЕЩЕНКО: - Там ещё целый ряд подписантов, достаточно странных.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Ну, там есть и ребята, которых я уважаю. На самом деле, мне бы хотелось, чтобы это письмо было опубликовано. Потому что я уверен, что некоторым из тех, кто подписал это письмо и кого я уважаю, будет хоть немножко стыдно со временем.

А.АРЕЩЕНКО: - Евгений, вы мне тоже задавайте какие-то вопросы. А то я только слушаю Павла, хотя по некоторым вопросам я с ним не совсем согласен, в частности, по поводу Тукмакова.

- Александр, давайте договоримся, что если где-то в процессе разговора вам принципиально захочется вступить, то вы перебивайте, давайте как-то знать.

А.АРЕЩЕНКО: - Хорошо. Я могу высказать своё мнение по поводу всей этой истории. При Тукмакове я играл один раз, и я его не любил. Честно, положа руку на сердце. Но – уважал. Такое бывает, как было с моим преподавателем в университете. У нас был лучший преподаватель, которого я не любил, но уважал. И в результате неплохо получалось. Тукмаков меня не брал играть за сборную долгое время, несмотря на то, что у меня рейтинг был хороший, и я на то время был чуть ли не второй или третий шахматист в Украине. Но в сборную не попадал. Попал один раз, сыграл хорошо, а сборная сыграла плохо. По-моему, там как раз Василий Михайлович очень плохо сыграл.

Но я понимаю, почему он меня не брал. У меня достаточно ограниченный дебютный репертуар. Я играл «Найдорфа» и «Грюнфельда», и сейчас смотрю на это с точки зрения тренера и понимаю, что брать в сборную таких людей очень опасно.

В ситуации с Батуми, когда сборная чуть не заняла первое место, можно посмотреть, что там один шаг отделял не только от первого места. Там ведь по ходу турнира Володя Онищук имел много плохих позиций. Он много выигрывал, но мог одну проиграть, и тогда всё бы перевернулось с ног на голову, или наоборот.

Тут дело такое… Я считаю, что мы немножко переоцениваем влияние главного тренера вообще. Может быть, даже не немножко. Да, Тукмаков был жёсткий, однозначно очень справедливый – то есть он был тем, кем в идеале и должен быть тренер. Потому что все шахматисты занимаются сами. Я видел на фейсбуке вопросы по поводу тренерской работы, мы ещё к ним вернёмся, и там я больше раскрою свою мысль. Но в общем и целом Тукмаков заслуживает серьёзного уважения. Несмотря на то, что мне не очень было приятно, что меня не брал в сборную. Но, объективно говоря, он был прав. Сейчас я думаю, что сам бы себя тоже не взял.

- А ваш посыл-то в чём? Или вы просто хотели уточнить?..

- Я хотел уточнить, что… Окей, у Сулыпы много медалей, это факт. Но я хотел сказать, что в общем и целом главная работа ведётся самими игроками. Во всяком случае, в мужских сборных. В женских, наверное, немного другая ситуация – там больше нервов и прочее. А игроки мужской сборной готовятся сами. Задача же тренера – выставлять составы и так далее. В общем и целом, при прочих равных, команда Украины даже на данный момент действительно является одной из топовых, и она должна регулярно брать какие-то медали, банально даже по статистике. Поэтому ничего удивительного нет в том, что при тренере Сулыпе у команды есть медали.

Тут дело в другом - во внутренней командной атмосфере.


Руслан Пономарёв, Александр Сулыпа. Баку 2016

- Павел, у меня к вам такой вопрос. Пока что, честно говоря, я не понимаю: в чём соль конфликта? Что не так? Даже если вы считаете, что Сулыпа – не такого уровня тренер, как Тукмаков, - что было не так в самой команде?

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да, мы как раз подошли непосредственно к претензиям и к тому, что происходило. Первая серьёзная претензия была непосредственно с моей стороны, когда мы в 2015 году поехали на командный чемпионат Европы в Рейкьявик. Перед этим я имел личную беседу с Сулыпой. У меня был очень загруженный график и я, честно говоря, не хотел особо играть, потому что не знал, в каком буду состоянии. Я попросил у него первую доску в сборной. На тот момент не было известно, играет Василий или нет. И он сказал мне: «Да, конечно, я тебе гарантирую первую доску». На мой вопрос, договорится ли он с Василием, ответил: «Да, без проблем, я возьму это на себя, не беспокойся». Я тогда обрадовался, мне всегда нравилось выступать именно на первой доске. Я три раза играл на первой, и у нас как раз в эти разы были три медали. Так что я обрадовался и начал готовиться к игре с шахматистами на первой доске. А мне предстояли ещё игры на Кубке мира (я тогда как раз до полуфинала дошёл), клубный чемпионат Европы. Я стал готовиться ко всем этим турнирам. Я всегда любил знать, что у меня запланировано впереди, какие турниры, примерно знать, с какими соперниками могу встретиться – чтобы видеть полную картину.

И вот я начал готовиться ко всем этим турнирам, в том числе к соперникам на первой доске. А где-то недели за три до старта командного чемпионата Европы пришло письмо от Сулыпы с расстановкой по доскам: первая – Иванчук, вторая – Эльянов, и так далее. Это обычная рассылка, так у нас всегда принято – рассылать письма перед турниром, проверять готовность и так далее. Я спрашиваю: Саша, в чём дело, почему я на второй? Он отвечает: ты не переживай, всё в порядке, это предварительный состав, мы с Василием поговорили, никаких вопросов не будет, на месте всё утвердим. Я говорю: ну ладно, если так, то я еду. Иначе бы не поехал.

Мы приехали на место, и в первый же вечер перед стартом мне говорится: «Паша, выручай меня! Василий хочет сняться с турнира. Он не хочет играть на второй доске, говорит: или я играю на первой, или уезжаю». Вот такой был ультиматум. То есть, по крайней мере, так было со слов Сулыпы. Ситуация, в общем, странная. Я даже не знал, как себя вести. Я всегда был готов пожертвовать своими интересами ради команды. Поэтому согласился пойти на уступку и сел за вторую доску. Хотя коллеги мне говорили, что это было малодушие – в любом случае нужно отстаивать свои интересы. И мне кажется, что это верно. Команда не команда, но шахматы – это индивидуальный вид спорта, и мы должны быть по-хорошему эгоцентричными, если честно.

Тем не менее, тогда я пошёл на уступку. Кстати, я тогда хорошо сыграл на второй доске, но атмосфера в команде была так себе.

А.Арещенко: - Да, это была самая обсуждаемая тема на турнире. Но тут, на самом деле, есть небольшая предыстория. Был командный чемпионат мира в Стамбуле, в котором я играл. Василий Михайлович – неординарный человек… В общем, там были некоторые проблемы, связанные, скажем так, с особенностями поведения Василия Михайловича. И Сулыпа тогда сказал: если я его буду брать в следующий раз, что не факт, то я несу полную ответственность за то, что он будет вести себя адекватно, нормально и так далее.

Василий Михайлович пару раз не играл, и вот – следующий турнир в Рейкьявике, мы все едем, обсуждается вопрос по доскам, говорится, что – да, Эльянов на первой, Василий Михайлович на второй… А потом вечером забегает Сулыпа: всё, Василий Михайлович, ультиматум: либо чемодан и улетает, либо первая доска. Я, конечно, извиняюсь, но это ненормальная ситуация, такого быть просто не должно! В моём скромном понимании.

- В чате задают логичные вопросы: «А с Василием вы что, не общаетесь?». И другая реплика: «Получается, нельзя общаться напрямую друг с другом?». Одним словом, вы не могли договориться по-хорошему сами, между собой?

П.ЭЛЬЯНОВ: - Мы всегда открыты к разговору. Но Василий всегда сам по себе, мы даже не пытаемся каким-то образом проникать в его внутренний мир без спроса. Так всегда было заведено. Он практически никогда не посещал собрания команды. И всегда считалось, что так лучше для всех.

- Ну да, то есть надо знать Василия Иванчука, его особенности, чтобы понимать, почему с ним не всегда можно вот так, напрямую, договориться, да?

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да. В том же Рейкьявике были ещё проблемы с подготовкой. Я думаю, Саша может об этом рассказать.

А.АРЕЩЕНКО: - Тут, на самом деле, больше вопрос о том, что должен делать тренер на турнире. Я как раз хотел бы привязать это к ответу на вопрос в фейсбуке: что в понимании сборника Украины (да и вообще сборников других стран) должен делать тренер? То есть в чём заключается его работа? Как мне кажется, изначально работа тренера заключается в подборе состава – кто едет, кто не едет. Потом организационная работа – по проживанию, транспорту и так далее. Сборы. И, соответственно, подготовка на турнире. По всем этим пунктам к тренеру есть вопросы, можно сказать, целый список.

Могу начать с того, что не нравилось лично мне. Во время турнирной подготовки был очень частым один вопрос. Обычно ведь проводится жеребьёвка и команда выбирает, кто завтра играет, отдыхает. И почти сразу стала нарицательной и довольно смешной фраза «Паша, как ты думаешь?». То есть наш главный тренер не мог решить, кто играет, а кто отдыхает. При Тукмакове я хоть всего один раз попадал, но такого не помню. Там всё было жёстко: самоотводы есть? самоотводов нет – всё, ты играешь, ты отдыхаешь. А тут был балаган по два – два с половиной часа с постоянной фразой «Паша, как ты думаешь?». То есть было такое чувство, что состав выставлял Паша, а не Александр.

Второй момент – подготовка. Я уже говорил, что считаю, что тренер, конечно, имеет большой вес, но игроки, особенно мужчины, должны работать самостоятельно, должны иметь возможность подготовиться самому. Но бывает такое, что иногда нужно дать тренеру задание на ночь, чтобы он проанализировал какой-то вариант. Для начала у меня такая ситуация сложилась с Непомнящим. То есть мы играем с Россией, никто не любит играть с Непомнящим из украинцев (это понятно, потому что он постоянно всех обыгрывает).

П.ЭЛЬЯНОВ: - Минуточку, я люблю - я всё-таки у него выигрывал! (смеются).

А.АРЕЩЕНКО: - Ну всё равно, леса рук желающих не было. Антон Коробов тогда не захотел играть, я сказал: окей, я готов. А играть нужно было чёрными, что не очень приятно – он ходит и 1.е4, и 1.d4, и вообще у него хорошая подготовка. Но я всё равно говорю: окей, подготовлюсь. Только есть один проблемный вариант – единственный! – он небольшой, пожалуйста, Саша, посмотри ночью, что и как делать. Выслал ему вариант, вроде всё замечательно, пошёл спать. Утром за завтраком встречаю Сулыпу, спрашиваю, что там с вариантом. «Да-да, всё хорошо, всё будет». Ну ладно. Я готовлю соответственно другое, какие-то варианты – свои Найдорфы, Грюнфельды… На обеде встречаю Сулыпу, снова спрашиваю, что там с вариантом. Он опять: «Да-да, я тебе сейчас вышлю». Иду в номер, мне приходит анализ, а в анализе… Ну как сказать, там две или три строчки. Это не анализ, а просто какой-то бред! Такое чувство, что человек две минуты посидел за компьютером, пару раз пробел понажимал и результат высылает. Само собой, я злой, потому что это была самая уязвимая точка, что-то пытаюсь придумать за полчаса до партии, злой иду на партию (перед этим высказав Сулыпе всё, что думаю по этому поводу). Прихожу, сажусь играть – Непомнящий выходит именно в этот вариант! Понятное дело, я попадаю там в какую-то передрягу, проигрываю. И после этого Сулыпа подходит и говорит: а чего ты не пошёл в такую-то альтернативную линию? Так я её не играю, у меня там нет ни опыта, ничего. Соответственно, я там вспылил и послал его не очень красиво.

А.АРЕЩЕНКО: А что оказалось? Оказалось, что я ему дал задание, а к нему зашёл друг, и они пошли, как он говорит, бухать на всю ночь.

- Это он так сказал?

- Да, он сказал, что друг зашёл, и они пошли выпивать. Мол, в варианте всё нормально, чего ты там будешь смотреть, пошли пить. Вот подготовка тренера, чтобы было понятно.

Ещё один момент – по претензиям насчёт турниров. Первая претензия была, на самом деле, уже давно. Есть у нас такая проблема в сборной, которая появилась при Сулыпе, как панибратство или кумовство – не знаю, как лучше назвать. Когда я ещё жил в Луганске, лет эдак семь назад, были популярны матчи Украина – Польша. Сулыпа как главный тренер приглашает меня сыграть за Украину в таком матче. Хорошо, мы договариваемся, я на эти даты уже имел альтернативный турнир, но от него отказался в пользу матча. И вот еду я на какой-то очередной турнир, приезжаю, звоню Сулыпе, и тут мне начинают выдавать какую-то странную информацию: «ты понимаешь, так и так, мы тут посмотрели и решили сделать тебя первым запасным». И так это всё хитро преподносится, что вроде я как первый запасной должен ехать, и всё быстро-быстро-быстро... Я кладу трубку и понимаю, что что-то не так. Матч вроде через две недели, и я из игрока основного состава стал запасным? Потом перезваниваю и спрашиваю: «Так я что, не еду?» – «Нет, ты не едешь». – «А кто едет?» – «Федорчук едет». Мне сразу всё понятно, потому что Федорчук – очень хороший друг Сулыпы, и у них, наверное, были свои интересы. Но это ненормально – сначала говорить игроку, что ты должен играешь, договариваться с ним, а за две недели до турнира менять на своего друга, который потом таким же образом попал на финал Украины 2012 года. Может быть, Паша лучше знает ту историю – там сначала в финале должен был играть Юра Криворучко, если не ошибаюсь, а в результате сыграл Федорчук. Это тоже очень странно выглядело. И по рейтингу, и по всему Юра, конечно, был гораздо лучшей кандидатурой.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Я только могу добавить, что, как мы знаем из кулуарной информации, то письмо, которое было написано в поддержку Сулыпы, подписал в том числе Сергей Федорчук. Можете делать выводы.

А.АРЕЩЕНКО: - Вот такие есть моменты. Так что я не совсем понимаю, в чём плюсы Сулыпы. В состав команды иногда берутся люди, скажем так, на зарплату, и ставятся по каким-то сомнительным критериям. Я бы сказал: кто друг – тот имеет гораздо больше шансов получить ставку по зарплате, поехать на сборы, получить оплату каких-то турниров, ещё что-то. Это первое.

Второе – качество работы на турнирах. Выставить состав – проблема. Про подготовку на турнирах я вообще промолчу! Да, сейчас ездит вторым тренером Миша Олексиенко. В качестве работы Миши мне сложно сомневаться, но качество работы Сулыпы я уже испытал на себе. Это ненормально. Главный тренер должен иметь какие-то, грубо говоря, шахматные скиллы и хоть что-то готовить! Я помню, приехал в Нинбо, первые две партии проиграл и фактически сразу же стал вторым тренером. Понятное дело, меня на третью партию уже не поставили. Мне и Паша, и Саша Моисеенко пересылали какие-то варианты, я ночами их смотрел, помню, что сидел до пяти-шести утра. Сомневаюсь, что Сулыпа вообще этим занимался хоть раз в жизни.

- Я хочу между делом ответить на пришедший во время эфира вопрос: «Приглашались ли на это интервью Иванчук и Сулыпа?». Нет, не приглашались, и объясню, почему. Тут сразу несколько моментов. Первый – назовём его психологический. Дело в том, что почти за десять лет существования сайта Chess-News кто только не был у нас в эфире, с кем только не брались интервью, были у нас и конфликтные ситуации, и политики шахматные друг с другом спорили, и шахматисты. Но не было ни одного случая (а я очень много раз предлагал разным конфликтным сторонам), чтобы они сошлись одновременно в эфире. Не просто, чтобы один сказал, потом другой через день ответил, потом ещё третий что-то сказал, - а именно вместе одновременно подискутировать. Ни разу никто не согласился на такой формат дискуссии, на такую дуэль. Поэтому с каких-то пор я даже перестал пытаться приглашать.

Но дело не только в этом. Во-первых, я не знал, в какую сторону повернётся наш разговор и не предполагал, что некоторые обвинения будут настолько серьёзными (как минимум, в адрес тренера, потому что про Иванчука отдельная история). А во-вторых, ведь как только появилась информация об открытом письме украинских шахматистов, я тут же написал Павлу, что и должен был сделать, и попросил его прокомментировать это письмо. Тогда он по некоторым своим причинам отказался. Это даже и не предполагалось изначально как большое интервью. И вот совсем недавно он мне сообщил, что готов рассказать. И что же я, вместо того, чтобы сказать «да, я готов вас выслушать», должен был предложить ему другой формат и другие условия интервью?

Павел, но я вам честно скажу, что если нас сейчас слушает, предположим, Александр Сулыпа и хочет что-то ответить, то я готов вывести его прямо сейчас в эфир – добро пожаловать. А уж если в другое время и в другой день – так сто процентов. Не знаю, как вы к этому отнесётесь, но если бы он захотел, я бы его подключил к этой дискуссии.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да пожалуйста, нет проблем.

А.АРЕЩЕНКО: - Ноу проблем.

- С Иванчуком, конечно, тоже. Ну, с ним я вообще рад в любое время поговорить.

А.АРЕЩЕНКО: - К Василию Михайловичу всё-таки какие могут быть претензии? Он реально гений, живёт в каком-то своём мире, у него собственное восприятие всего. Я считаю, что за все конфликтные ситуации – и внутри сборной, и по составу (кто на первой доске играет, кто на остальных) – несёт ответственность главный тренер. Если главный тренер договаривался с Пашей и с Иванчуком насчёт первой доски, и всё поначалу было нормально, а потом кто-то из игроков ставит ультиматум, то даже если это Василий Михайлович, тренер априори неправ. И должны быть какие-то действия от него, а не просто: «Ну, это же Василий Михайлович…» Потому что в следующий раз будет ещё что-нибудь подобное. А такого быть не должно! Это нездоровая атмосфера.

- То есть тренер не справляется с какими-то нездоровыми ситуациями в команде? Которые, кстати, не чувствуются извне. Я бы не сказал, что все эти годы создавалось впечатление, что внутри сборной Украины какие-то конфликты.

А.АРЕЩЕНКО: - Между ребятами у нас всегда здоровая атмосфера.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да, я не помню ни одного конфликта между игроками. Но я слышал и о том, что Сулыпа иногда немножко стравливал игроков. Мне рассказывали ребята, что была какая-то встреча Александра со сборниками, то есть там было много людей, кстати, и Василий Иванчук там присутствовал. И он сказал, что у Эльянова всегда есть личный контакт с Капустиным, и он всегда получает особые условия. Честно говоря, я не знаю, зачем он это рассказывал, потому что этого никогда не было. Я действительно встречался с Капустиным, и немало, в том числе по вопросу главного тренера – это в последнее время. Но я никогда ни разу не просил ничего для себя – ни личных сборов, ни оплаты чего-либо. Когда я встречался с Капустиным, всегда просил что-то для сборной, потому что все ребята знают, что я всегда был патриотом сборной и считал, что для себя просить некорректно. Хотя, может, это и не так.

И ещё Саша говорил про подготовку во время турниров. Мне кажется, это очень важный момент, потому что в том же Рейкьявике, помимо капитана, у нас был ещё Орест Грицак – личный тренер Иванчука. И плюс ещё Сулыпа как тренер большую часть времени проводил с Василием. Получается, что, по большому счёту, у Иванчука было два тренера. Конечно, мы ни в коем случае не принижаем Василия Михайловича, лично для меня он всегда был кем-то вроде идола, я на него всегда равнялся, каждая партия с ним для меня была как праздник. Я с огромным уважением отношусь к нему. А говорю я немножко о другом, а именно – об организации работы в сборной.

Дело в том, что тогда в Рейкьявике эти проблемы проявились в полной мере. Мы просто беззащитны перед сильной подготовкой топ-команд. Мы знаем, что, допустим, со сборной России постоянно ездят два-три тренера, которые ночами работают и готовят непосредственно по дебютам. А это очень важно в современных шахматах. Для меня всегда было очевидно, что тренер гораздо важнее, чем капитан. Тренер, который не спит по ночам и готовит команду. И если в команде хорошая атмосфера, то именно он – главное действующее лицо в команде с точки зрения подготовки.

Поэтому после Рейкьявика я специально попросил встречи с Капустиным по этому поводу. Я сказал, что нам обязательно нужен тренер, который готовит нас в дебютном плане. Иначе мы даём огромный гандикап топ-сборным, потому что у них подготовка на совершенно другом уровне находится. Опять же, если мы говорим про сборную России, то у них два тренера, а у нас – ни одного. Мы не можем бороться на таком уровне с таким гандикапом. Я сказал, что тренер нам нужен обязательно. И Виктор Владимирович тогда пошёл навстречу и сказал, что он с этим согласен, и обязательно будет тренер.

И у нас наконец-то появился тренер в сборной. Первым тренером стал Мартын Кравцив, который также играл за сборную. И он нам очень помог на Олимпиаде в Баку, когда мы очень долго боролись за первое место с командой США. То есть это был первый турнир, где у нас был полноценный тренер, который готовил нас непосредственно к партиям.

П.ЭЛЬЯНОВ: Надо оговориться, что к Сулыпе тоже нужно относиться объективно, не всё мазать чёрной краской. Наверное, было и что-то хорошее. Я не совсем согласен в плане кумовства по части подбора игроков в сборной. Игроки попадали в тот или иной состав на каждый непосредственный турнир более или менее объективно. Например, на турнир в Стамбуле в 2012 году я мог, наверное, единственный раз за последнее время не попасть в сборную – там было много кандидатов, а я не очень удачно играл. И как раз тогда Александр меня взял авансом, и я оправдал аванс – выиграл в последнем туре и мы заняли третье место.

И ещё я вспомнил, что он взял Волокитина в Баку, причём в последний момент. И на той Олимпиаде Волокитин сыграл, можно сказать, свой «турнир жизни». Во многом благодаря ему мы заняли тогда второе место и даже были близки к первому.


Андрей Волокитин, Александр Сулыпа. Баку 2016

Другое дело, как Андрей попал в команду – там тоже не обошлось без скандала. Дело в том, что Сулыпа точно пообещал место в сборной Саше Моисеенко, сказав: «Если Василий не играет, то ты сто процентов в сборной». А в последний момент взял Андрея Волокитина. Хотя на тот момент это было верное решение, потому что Андрей был тогда на подъеме. Тем не менее, я просил, чтобы Сулыпа сгладил конфликт с Сашей (с которым мы товарищи с детства), но он так и не разрешил эту ситуацию. Честно говоря, я ему тогда сказал, что это, скорей всего, негативно отразится на Сашиной карьере, и в итоге так это и произошло.

Таких историй много – когда было что-то обещано, но не выполнено. Об этом можно много рассказывать, это лишь самая вершина айсберга.

А.АРЕЩЕНКО: - Кумовство даже не в том, кого берут в сборную (хотя, конечно, и такие случаи бывали). Кумовство больше распространяется на другие вещи. Допустим, недавно был личный чемпионат Европы, и мы туда поехали довольно странным образом. Чтоб вы понимали, у нас в Украине личные чемпионаты Европы государством фактически не оплачиваются. За всю мою карьеру, а я отыграл много чемпионатов Европы, мне оплатили только один раз взнос – 50 или 100 евро. Больше я такого не припомню. Конечно, могу ошибаться, и где-то когда-то что-то частично оплатили. Но, в основном, я оплачивал все расходы сам, из своего кармана.
А в этот раз на чемпионат от нашего государства, от министерства поехал Сулыпа, при этом я знаю, что он жил с Волокитиным. Как он туда попал? У нас в контракте строго прописано, что главный тренер сборной не имеет права тренировать лично кандидатов либо членов сборной, если только он не был тренером до вступления в должность (а он им не был). При этом они живут в одном номере, за государственный счёт. При этом едет ещё Матвиишин (это парень с рейтингом, если не ошибаюсь, 2480) и тоже за госсчёт – есть ведомость, в которой указано, что ему оплачен этот чемпионат. То есть получается, что он поехал за счёт государства тренировать Волокитина. Конечно, они пытались шифроваться – когда Волокитину задавали вопрос – ты с кем едешь?, он говорил – еду с тренером, а с каким тренером – не отвечал.

Вот это ненормально. Вот это я называю кумовством. Когда на зарплату ставятся люди, которые её, может быть, и заслуживают, но есть люди, которые заслуживают её в разы больше. Или почему многим топовым игрокам чемпионат Европы не оплачивают, а здесь получается, что оплачивают и чемпионат, и личного тренера каким-то хитрым образом, при этом все шифруются. Это всё выглядит, мягко говоря, странно.

- Смотрите, у нас в эфире два игрока, и по многим вопросам – два порой не совпадающих мнения. Не всегда противоположных, но часто не совпадающих.

А.АРЕЩЕНКО: - А в чём не совпадают наши мнения? Может, по поводу Тукмакова только…

- Ну, где-то вы поправили насчёт кумовства…

П.ЭЛЬЯНОВ: - Это косметические несовпадения, мне кажется.

- Я к чему. Ведь если в команде пять человек, - а учитывая кандидатов, их больше десятка, наверное, - то сколько игроков, столько мнений. А тренер один. Так может быть, всё-таки, не игроки должны диктовать, какой должен быть тренер, а у тренера должна быть какая-то власть?

А.АРЕЩЕНКО: - Конечно, власть должна быть. Но вот у вас тоже власть… Хорошо, я не буду переходить на политику. Власть – это, конечно, хорошо. Но когда властью откровенно злоупотребляют… Допустим, нынешний конфликт пытались подать как «Львов против Киева». То есть Львов – это, условно говоря, Сулыпа, Волокитин, Иванчук и так далее. И против них Киев. Хотя я, например, прожил во Львове уже достаточно долгое время, и жена у меня львовянка. Юра Криворучко тоже из Львова, ещё некоторые, которые могли подписать наше письмо, но просто не захотели. Того же Захара Ефименко можно считать с Западной Украины, Мукачево не так далеко от Львова. Так что это не конфликт Львова с Киевом. Если вы не заметили, нас восемь человек подписалось под письмом, и они все совершенно разные люди. Я не могу сказать, что мы между собой большие друзья (разве что с Пашей), у нас всё довольно разрозненно, это совершенно разные люди, у них совершенно разные интересы и совершенно разные ситуации.

Те ситуации, о которых сегодня говорилось, - не единственные. Может быть, Павел потом ещё расскажет о каких-то более серьёзных вещах.

П.ЭЛЬЯНОВ: - О самом интересном мы ещё даже не говорили.

- Оказывается, мы только подходим…

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да, ещё на десерт много чего остаётся.

А.АРЕЩЕНКО: - Так вот, если тренеру дать абсолютную власть… Хорошо, если тренер берёт на финал чемпионата Украины своего друга Федорчука вместо более заслуженного Юры Криворучко, у которого рейтинг выше… Если ставит на зарплату и оплачивает чемпионат Европы Матвиишину, при этом есть около двадцати шахматистов, которые этого заслуживают гораздо больше… Конечно, все эти моменты спорные, их можно обсуждать, но всё это и называется кумовство. Он просто чувствует себя царём. Хочу – едет этот, не хочу – едет тот.

То же самое с письмом. Мы же не просто так написали его. Люди спрашивают: а почему… приведите аргументы… как это вы так взяли и написали… А кому было бы приятно?.. Мне вот не очень приятно сейчас сидеть и рассказывать всю эту историю. Конечно, лучше бы всё это разрешилось тихо, мирно и нормально, а не так, как это решается сейчас – полосканием грязного белья.

- Хорошо, давайте примем к сведению один из комментариев в чате: «Фокусируйтесь на самом главном и интересном, пожалуйста». Я отношу это и к себе тоже.

Тогда давайте дадим слово Павлу, он продолжит.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да, потому что столько всего ещё не сказано! Я завёл речь про Баку 2016, где мы отлично и даже блестяще играли, наверное, это лучший наш турнир под предводительством Сулыпы, мы были даже очень близки к золотым медалям. А после Олимпиады случилась такая история. Мы увидели ведомости с распределением премий, и оказалось, что Сулыпа записан личным тренером Пономарёва, Коробова и Волокитина. И получил за это от 5 до 10 тысяч долларов – точных цифр я не помню – сверх всего остального. Именно за счёт того, что был записан личным тренером троих шахматистов. То есть всё достаточно очевидно, как упоминал Саша. Если ты не был записан личным тренером изначально, когда подписывал контракт, то вряд ли это может быть законно.

А.АРЕЩЕНКО: - Тут же ещё такой момент, что самих ребят об этом не известили.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Абсолютно верно, ребят не поставили в известность, то есть всё было оформлено задним числом. Тогда мог бы разгореться очень большой скандал. Я знаю, что, например, Антон Коробов готовил обращение в прокуратуру. Но, честно говоря, всё как-то сошло на нет. Хотя я знаю, что было заведено уголовное дело на Юрия Павловича Гныпа – исполнительного директора Федерации шахмат Украины, но не знаю, чем оно закончилось. Может, ещё и не закончилось. Но судя по тому, что он на свободе, думаю, что всё закончилось в его пользу. Но мы к этому никакого отношения не имеем, это просто была борьба противоборствующих сил внутри украинских шахмат. Тем не менее, такая ситуация была. Как я уже говорил, мы в эти дела очень редко лезли, старались как-то дистанцироваться -  это всё дела функционеров.

Мне кажется, эта ситуация до сих пор является предметом обсуждения. У нас остались документы с этими цифрами, потому что их наверняка нет в открытом доступе. Мне трудно сказать, можно ли законодательно привлечь к ответственности за это, поскольку мы, как я сказал, не вникали, и в то уголовное дело в частности. Просто наша задача сейчас – информировать общественность о происходящем.

А.АРЕЩЕНКО: - Это моральная сторона.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да, это моральная сторона. И наша миссия в этом интервью – проинформировать всю общественность Украины о том, что происходит в шахматах в данный момент.

А.АРЕЩЕНКО: - Тут ещё надо понимать, что у каждого из этих ребят был свой тренер, который мог получить эти премии. Но никого не спросили, поставили нужного человека и всё это оформили, без ведома членов сборной. Вот такая история получилась. То есть не то, чтобы у ребят не было тренеров, и записали просто банально Сулыпу. Нет, у них были свои персональные тренеры. Насколько я знаю, у Коробова, например, был Вайсман.


Баку 2016

- Пока что основной, скажем так, хештэг нашего интервью – это #ведомости.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Это да. Про ведомости обычно не говорят, но мне кажется, что люди должны знать.

Я ещё хотел повторить, что данное интервью – это ни в коем случае не средство шантажа, это сугубо информирование общественности. Потому что никакой войны тут нет. В принципе, многие члены исполкома федерации – это нормальные самодостаточные люди, и они даже не знали, что происходит внутри сборной, какие теневые дела ведутся. Это всё исключительно в плане информирования общественности, чтобы хотя бы члены исполкома, которые могут повлиять на общую ситуацию шахмат в Украине, знали обо всём этом.

Честно говоря, я не очень верю, что что-то может быстро поменяться. Но моя позиция такова: вода камень точит. Я надеюсь, что со временем что-то изменится. Скорее всего, уже без нас, но такова жизнь.

А.АРЕЩЕНКО: - Я хочу ещё ответить на многочисленные комментарии в чате: «Баклан», «Вы хотите поставить Баклана» - и так далее.

- Спрашивают: «В чём конкретно его преимущество перед Сулыпой?»

А.АРЕЩЕНКО: - Чтобы была понятна вся история: тут дело не в том, чтобы поставить конкретно Вову Баклана. Тут дело в том, чтобы просто убрать Сулыпу. У нас есть кому быть тренером. Были переговоры с Александром Генриховичем Белявским, хотели поставить его. Но он не согласился. Тот же Захар Ефименко, который тренирует и сейчас не так активно играет. Так что не надо акцентировать внимание, что мы хотим именно поставить Вову, и на этом всё. Нет, вопрос совершенно в другом. Просто Вова на данном этапе наиболее вероятный кандидат. Об этом лучше расскажет Паша, как это всё выбирается, потому что я в это не очень сильно вникал. Паша, расскажи, как там всё происходит.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Это мы уже переходим непосредственно ко второй части, к тому, как началась история взаимодействия сборной и ФШУ, а если говорить прямо – мои встречи с Виктором Владимировичем Капустиным по этому вопросу.

Дело в том, что у меня и некоторых других игроков созрело мнение, что нужны перемены ещё в середине 2018 года, то есть полтора года назад. Мы решили, что я должен встретиться с Капустиным и поговорить по этому поводу. Первая наша встреча состоялась в августе 2018 года, ещё до Олимпиады в Батуми. Я изложил доводы о том, что ресурсы нашей сборной очень ограничены, игроки стареют, а резервов практически нет. Мы должны использовать все ресурсы, а для этого, в первую очередь, нужно поменять главного тренера, впрыскивать какую-то новую кровь, потому что её практически нет. Сейчас вот появился Штембуляк, а тогда его фамилию почти никто не знал. Так что мы считали, что нужны какие-то перемены, нужно, по крайней мере, менять главного тренера, потому что не было нормальной работы даже на сборах.

Дело в том, что в 2018 году были первые сборы, выделились какие-то деньги. Было запланировано три сбора, и они тоже прошли не очень прозрачно, честно говоря. Потому что даты на первые сборы были объявлены Сулыпой такие, что на них практически никто не смог приехать. Он это аргументировал тем, что сбор делается под Руслана Пономарёва, который живёт в Бильбао, и его эти сроки устраивают, чтобы он мог приехать в Украину. Через какое-то время Руслан сказал, что, оказывается, его устраивали любые сроки, он мог приехать в любое время. В конце концов, на эти сборы приехал Руслан и ребята из второго состава сборной – тот же Андрей Волокитин, Вова Онищук и так далее. В чём заключалась идея Александра Сулыпы назначать первый сбор в те даты, когда никто не мог приехать, абсолютно непонятно. Получилось так, что он ввёл в заблуждение всех и подставил Руслана, сославшись на него.

Ну и в целом организация работы на сборах, можно сказать, отсутствовала. Мы могли бы также поехать на личные сборы, заплатив минимально из своего кармана, но с бОльшим успехом, потому что КПД был бы гораздо выше. Потому что когда приезжает много человек, а ничего не организовано, КПД очень низкий.

Одним словом, мы решили, что пора менять главного тренера. Я встретился с Капустиным, всё это изложил ему, и он сказал: «Да, конечно, я с вами полностью согласен».


Виктор Капустин. Фото - Censor.net.ua

П.ЭЛЬЯНОВ: - У меня с ним было всего три встречи: две один на один, и ещё одна, на которую мы пришли вместе с Русланом Пономарёвым. Это была на сегодняшний день последняя встреча, она состоялась уже в этом году.

А по поводу той первой встречи в августе 2018 года – нам как раз предстояла Олимпиада в Батуми, и Капустин сказал, что надо бы подождать, никаких перемен сейчас, понятное дело, не нужно производить, потому что нам ехать на турнир через пару месяцев. В этом я был солидарен с ним. Он сказал, что мы с ним ещё раз встретимся и обсудим этот вопрос после Олимпиады.

В Батуми мы выступили неудачно, заняли десятое место. Там тоже были некоторые эпизоды, которые не очень красят главного тренера. Я пока не вправе их озвучивать, может быть, как-нибудь в другой раз. Но я изложил Капустину ситуацию на нашей встрече после Олимпиады в Батуми. Ответ от него был очень положительный, он сказал, что действительно назрели перемены, нужно до конца зимы выбрать достойную кандидатуру на замену и поменять тренера. Вот такой был результат второй встречи.

Тогда ещё у нас не было явных кандидатур. Примерные кандидатуры мы, конечно, обсуждали с игроками сборной. И первыми кандидатурами у нас были Володя Баклан и Александр Генрихович Белявский. Здесь мы опять же видим, что никакого конфликта между «львовскими» и «киевскими» нет – мы очень хотели видеть Александра Генриховича нашим главным тренером.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Тогда с Виктором Владимировичем Капустиным были не только встречи, была ещё и переписка, то есть я достаточно много времени потратил на координацию всего этого – и на обсуждение со сборной, и на поездки к Виктору Владимировичу, и на переписку с ним. Можно сказать, что это была моя социальная работа.

Я, кстати, хотел бы тут провести параллель с тем интервью Тукмакова, потому что тогда была очень похожая ситуация. Если мы прочитаем то старое интервью Владимира Борисовича, то увидим, что он пишет о том же – что много раз встречался с Виктором Владимировичем и, как ему казалось, находил полное понимание по поводу системы подготовки сборной, и так далее. А в конце концов он просто получал отписки от исполнительного директора.

Я был уверен, что после встречи с Виктором Владимировичем всё изменится. Должен сказать, что он всегда выполнял свои обязательства перед сборной. Я уже упоминал о том, что появился главный тренер – и тоже благодаря его согласию. Да и раньше было много эпизодов, в которых он всегда держал своё слово.

Далее мы начали заниматься своими делами, всё шло обычным чередом. Но прошла зима, наступила весна, прошёл выборный съезд в марте 2019 года, где Виктор Владимирович переизбрался президентом ФШУ. Честно говоря, я думал, что заминка связана именно с этим, и после выборов, когда настанет время работы федерации, будет принято решение о том, что мы выберем из кандидатов того, кого мы бы хотели видеть на должности главного тренера, и в этом году уже будем работать с новым главным тренером. Но время шло, и как-то ничего не сдвигалось с той точки, на которой мы находимся и сейчас. В какой-то момент я позвонил Виктору Владимировичу, он сказал: «Давайте обсуждать это снова, потому что столько времени прошло». Я говорю: «Хорошо, тогда я как-нибудь приеду в Киев, и мы снова встретимся». И я действительно встретился с ним вместе с Русланом в этот раз – эта последняя встреча была как раз в августе этого года. И он сказал: «Я согласен с вами и полностью поддерживаю кандидатуру Баклана». Он также пообещал прислать письмо в поддержку Володи от федерации непосредственно в комиссию Министерства молодёжи и спорта, которая принимает подобные решения. Позже он встречался с самим Володей Бакланом и тоже выказал ему свою поддержку: «Я вас поддерживаю как кандидата на должность главного тренера».

Мне казалось, что этот вопрос сильно затянут, потому что я считал, что тренер должен был смениться уже после неудачи в Батуми, потому что к этому были все предпосылки – и неудачный результат, и жалобы игроков сборной. Большинство аргументов, о которых мы говорим сегодня, я изложил тогда Виктору Владимировичу.

Потом сборная поехала на чемпионат Европы, опять-таки в Батуми – с этим городом у нас много всего связано. И там сборная уже играла блестяще, несмотря на то, что, кроме Василия, в целом там был резервный состав. Сборная действительно очень хорошо сыграла. Честно говоря, тогда у меня не было определённого мнения, что будет после такого результата. Я считал, что Виктор Владимирович, поскольку мы с ним долго общались на эту тему, обратится ко мне, а через меня – к другим членам сборной, которые хотели смены тренера. Может быть, он попросит нас оставить главным тренером Сулыпу ещё на год или на сколько-то. То есть на своего рода испытательный срок. Но ничего не произошло, не было никакой реакции. Володя Баклан получил письмо поддержки от федерации, подал документы на комиссию. И мы думали, что дело шло к развязке. Конечно, у нас были определённые подозрения, но никаких явных сигналов или намёков на то, что Сулыпа всё-таки останется, не было. Потому как существовали обещания, данные федерацией Володе Баклану, не только устные, но и письменные.

Тем не менее, оказалось, что такое же письмо с поддержкой от шахматной федерации пришло и Александру Сулыпе. Честно говоря, это какой-то абсурд! Как может федерация поддерживать сразу обоих тренеров? Потом в личной переписке Виктор Владимирович сказал, что федерация занимает нейтральную позицию. Я не знаю, зачем это было сделано, для чего был выбран такой иезуитский метод для того, чтобы оставить на должности Александра Сулыпу, поскольку было очевидно, что он остаётся при таком раскладе. Для комиссии Министерства молодёжи и спорта Володя Баклан оказался просто человеком с улицы – ведь при прочих равных у Александра Сулыпы были медали, плюс у Володи незаконченное высшее образование, что тоже явилось для них зацепкой. Поэтому ни тени сомнений у них не было, что при таком раскладе Сулыпа остаётся.

- Вы знаете, Павел, из всего, что вы рассказываете, возникает вопрос: а зрите ли вы вообще в корень? И того ли человека вы требуете поменять, кого надо бы поменять во всей этой ситуации?

А.АРЕЩЕНКО: - Странный вопрос.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Вы намекаете на президента ФШУ?

- Просто из всего, что я слышу, я понимаю, что что-то не так сверху. А Сулыпа – это всё-таки  не самый верх в этой иерархии.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Вы очень проницательны в этом плане. Потому что, честно говоря, деятельность федерации в данной ситуации совершенно непрозрачна, и все вопросы решались абсолютно кулуарно. И конечно, нас это не устраивало. Может быть, нас это устраивало раньше, когда у нас была полуконформистская позиция, типа: вы там делаете что-то своё непрозрачное, ну и делайте, но это не наше дело. Наше дело – играть в сборной. А сейчас это коснулось непосредственно нас, потому что мы с этим человеком тесно работаем. Конечно, тренер сборной не должен быть функционером, не должен плести интриги. Он должен быть лояльным, в первую очередь, к сборной. Он должен быть для сборной своим человеком и отстаивать её интересы. А так получается, что этот человек всегда готов идти на какие-то договорённости с функционерами, и мы видим, что он действует исключительно в своих интересах. Например, когда решаются вопросы с премиями, которые мы уже обсуждали в этом интервью.

Так вот, мы закончили на том, что произошла такая некрасивая ситуация с комиссией. Но самое интересное было непосредственно на комиссии. Есть такой Павел Вячеславович Куфтырев – член исполкома ФШУ и президент федерации шахмат Киева. Полномочия его в федерации заключаются в том, чтобы вести непосредственные переговоры с органами государственной власти – GR-менеджмент. Паша знал о нашей ситуации, о нашем конфликте с главным тренером, и считал, что в его полномочиях провести переговоры между Сулыпой и Бакланом и найти какой-то компромисс между ними, а также между членами сборной. Потому что наша позиция понятна, но в сборной есть несколько человек, которые относятся к Сулыпе вполне нормально. И Павел предложил следующее: поскольку бОльшая часть сборной поддерживает Володю Баклана как главного тренера, он переговорит перед комиссией с заинтересованными сторонами и непосредственно с Бакланом и Сулыпой, чтобы найти какой-то компромисс. Правда многие члены сборной не были согласны на компромиссы, так как не хотели видеть Сулыпу в сборной ни в каком качестве. Но я считал, что это более или менее нормальный выход из ситуации: Володя Баклан становится главным тренером и решает вопросы комплектования команды и так далее. А Александр Сулыпа остаётся старшим тренером, то есть он получает зарплату и работает с шахматистами, с которыми он считает нужным: с Иванчуком, Волокитиным и другими. По-моему, это был бы абсолютный честный компромисс.


Павел Эльянов, Павел Куфтырев, Александр Сулыпа. Баку 2016: победа!

П.ЭЛЬЯНОВ: Павел переговорил непосредственно перед комиссией с Сулыпой и Бакланом. Александр устно согласился с его предложением, но, видимо, тут же перезвонил руководству федерации. И когда комиссия приступила к рассмотрению кандидатов на должность главного тренера, в её работу вмешался запыхавшийся Юрий Павлович Гнып, исполнительный директор федерации, которого, видимо, срочно вызвали решить этот вопрос. Он ворвался и с порога заявил, что Павел Куфтырев не имеет никакого права просить комиссию решить вопрос таким компромиссным путём. Это совершенно не позиция федерации. А позиция федерации – либо никого не поддерживать, либо поддерживать Сулыпу. Я не скажу за точность формулировок, которые там были высказаны, но суть такая.

Всё кончилось тем, что комиссия приняла решение с точностью до наоборот: Сулыпа остаётся главным тренером, то есть продолжает решать все вопросы. А старший тренер получает полномочия второго тренера, то есть, грубо говоря, отвечает только за дебюты. Вот такое распределение.

Это случилось непосредственно перед исполкомом федерации. Сразу же было составлено наше открытое письмо – что мы против такого решения, что мы поддерживаем в качестве кандидатуры главного тренера Владимира Баклана. И в тот момент оно как раз появилось. На следующий день произошёл исполком федерации, где присутствовали в том числе Капустин и Куфтырев. А Сулыпой была написана жалоба на Куфтырева, где говорилось, что Павел Вячеславович Куфтырев угрожал ему физической расправой и требовал уйти с поста главного тренера. Что, конечно же, является абсолютной неправдой – были свидетели того разговора, и, разумеется, ничего подобного не было, шёл обычный нормальный разговор. Так что эта жалоба абсолютно не соответствует действительности. Тем не менее, в жалобе содержались требования снять Павла Куфтырева со всех должностей ФШУ и не допустить его до дальнейшей работы.

Но это ещё не конец. По нашему вопросу члены исполкома голосовали по двум пунктам. Первый пункт – члены исполкома предлагали выбрать главным тренером Володю Баклана в соответствии с нашими требованиями. И второй пункт – попросить Виктора Владимировича Капустина предложить найти компромиссные варианты с членами сборной, чтобы уладить конфликт и попытаться это всё как-то разрешить.

На этом данная фаза скандала закончилась. Капустин взял время (по-моему, что-то около недели) на урегулирование этого вопроса. Как раз через пару дней начинался чемпионат Украины, и он должен был присутствовать на открытии чемпионата. Но, как сказал Юрий Павлович Гнып на открытии, по уважительной причине Капустин не смог приехать. С тех пор мы его больше не видели, и связи с ним не было. А мы надеялись перед открытием чемпионата Украины с ним переговорить в надежде, что всё-таки будет найден какой-то компромисс. С того момента и по сей день не было никакого контакта Капустина ни с одним членом сборной. Ситуация осталась той, какой она была с самого начала.

По поводу письма, которое было закрытым, где несколько человек высказались в пользу Александра Сулыпы.

- Кстати, а почему оно закрытое?

П.ЭЛЬЯНОВ: - Я не знаю. Честно говоря, мне бы очень хотелось, чтобы его опубликовали.

А.АРЕЩЕНКО: - Мне тоже очень интересно, потому что там есть довольно странные для меня фамилии. Но это уже отдельный разговор. То есть если у нас письмо подписывали кандидаты в сборную, то там письмо подписывали люди, которые около двадцати лет не живут в Украине вообще и, конечно же, не имеют никакого отношения к сборной.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Я, видимо, должен подытожить, потому что более-менее всё необходимое уже сказано.

Виктор Владимирович Капустин из всех президентов, которые были, конечно, больше всего сделал для шахмат. И всё то, что он обещал перед своим приходом девять лет назад, практически было выполнено. Честно говоря, эта ситуация для меня до сих пор остаётся загадкой. Почему она вообще сложилась? Но, тем не менее, такого пренебрежения к моему личному мнению как шахматного профессионала и к мнению моих коллег, которых я очень уважаю, я не испытывал, наверное, никогда.

- Александр, что-нибудь добавите?

А.АРЕЩЕНКО: - Что тут сказать. Я считаю, что Сулыпа по всем параметрам не должен быть тренером сборной. Ни подготовки, ни чёткого и жёсткого решения по поводу утверждения состава мы не видели. Плюс – кумовство, какие-то подозрительные непрозрачные действия с оплатами сборов и получением премиальных. В общем и целом это неправильно. В любой нормальной цивилизованной стране человек после таких обвинений должен вообще сгореть со стыда. А здесь получается совершенно другая ситуация. Мы написали письмо, хотя мы не хотели всё это ворошить по понятным причинам. Задавалось множество вопросов: «Почему вы не пишете?», «Почему вы не предъявите аргументы?». Вот мы написали, вот предъявили аргументы. Аргументы не очень приятные, но раз мы сказали «а», нужно говорить «б». И что будет дальше, какая будет реакция федерации на это интервью и на прочие вещи, мне самому интересно. Потому что мне сложно представить, как этот вопрос уже можно решить.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Честно говоря, мы не ждём особо реакции.

А.АРЕЩЕНКО: - В общем, да. Просто все знали, что мы, если что, всё расскажем, потому что мы под всем этим подписались. Но реакции не было. Я думаю, что реакции не будет никакой и дальше. Ну, посмотрим.

П.ЭЛЬЯНОВ: - И по поводу главного тренера. Меня спрашивали, какими качествами он должен обладать, и по каким критериям нужно его выбирать. Мне кажется, что как раз шахматная квалификация здесь не главное. Главное, чтобы тренер был авторитетным, обладал здравым смыслом, умел сглаживать конфликты и создавать позитивную атмосферу в сборной. Мы знаем, каким капитаном был Борис Наумович Постовский, а ведь его шахматная квалификация совсем не высокая. Но какое количество медалей было при нём у сборной! Не тренер, но капитан должен обладать такими качествами. Мне кажется, всё это не очень подходит к Александру Сулыпе.

Конечно, шахматная квалификация – это важно, но не самое главное. Да, если может ещё и к партии подготовить, то это уже практически идеальный капитан. Но мне кажется, что на первом месте должны быть критерии, которые я озвучил вначале.

А.АРЕЩЕНКО: - Тут ещё такой момент, что не совсем уважают мнение членов сборной. С одной стороны, как кто-то написал, члены сборной не должны назначать тренера, исходя из каких-то своих интересов. Да, это всё понятно. Но когда сборники не имеют вообще никакого права голоса, а тренер что хочет, то и делает, это тоже плохо. Именно поэтому должен быть какой-то орган, какая-то процедура назначения. А не так, что поставили тренером человека, который занимается какой-то околошахматной или даже нешахматной деятельностью. А члены сборной просто на всё это смотрят и ничего не могут сделать.

- Реплика в чате: «Это самое скандальное интервью после появления ожившего Бабченко». Ну, это уже пошла такая украинская специфическая тема. А вот ещё: «Если в Украине европейское руководство ФШУ, то они должны из-за этого скандала срочно сложить свои полномочия – и точка!». А вот конкретный вопрос от Михаила Голубева: «Кто руководит федерацией шахмат Украины: Капустин или Гнып?».

П.ЭЛЬЯНОВ: - Я уверен, что решает всё Капустин всё-таки.

А.АРЕЩЕНКО: - Мне тоже кажется, что всё-таки Капустин. Понятно, что Гнып решает очень-очень многое…

П.ЭЛЬЯНОВ: - Но в целом эти две фамилии названы верно. Кроме них, никто ничего реально не решает. Я считаю, что это неправильно и неконструктивно. Всё-таки орган должен распределять и делегировать полномочия на большее количество людей-специалистов.

- Ещё вопрос, который задаёт Михаил Герасименюк: «Как отнеслись к вашему письму остальные кандидаты в сборную – Волокитин, Онищук? И выходил ли Сулыпа на связь с вами с целью замять вопрос тихо?».

А.АРЕЩЕНКО: - Я могу ответить. Я с Андреем Волокитиным в аэропорту говорил, и он всецело за Сулыпу. Хотя у них были раньше разногласия, но сейчас, я так понимаю, Волокитин у него любимчик. На чемпионат Европы, как я уже говорил, Сулыпа поехал личным тренером за бюджетный счёт. Поэтому Андрей, естественно, за Сулыпу.

Онищук, насколько я знаю, тоже подписывал письмо в защиту Сулыпы. Так что – да, есть несколько фамилий кандидатов в члены сборной, которые подписали письмо в защиту. Но я думаю, что им можно напрямую задать этот вопрос. Например, у Волокитина был, как он мне говорил, следующий аргумент: «Семь медалей за восемь лет, даже у Тукмакова такого не было». Но мне кажется, что здесь больше личный, финансовый, моральный интерес, чем интерес тренерства. Потому что я не совсем понимаю плюсов господина Сулыпы.

- Самое неприятное в таких историях – это когда идёт столкновение шахматистов.

А.АРЕЩЕНКО: - Да, это очень печально, и никому это всё не нужно. Но мы имеем то, что имеем. А моё личное мнение – что тренера должна назначать специальная комиссия, в которую должны входить игроки сборной и какие-то ещё люди. То есть всё это грамотно сделать, чтобы было понятно, что не просто так поставили нужного тренера нужные люди, чтобы проводить какие-то свои махинации. А чтобы и сборники с ним могли нормально работать, и функционеры. Вот как-то так.

- Хорошо, тогда к вам вопрос: что дальше? Павел уже отчасти озвучил, если я правильно его понял – в случае если ничего не изменится, он не только отказывается играть за сборную, но и в целом за Украину, то есть откажется выступать под украинским флагом. Кстати, Павел, а под каким тогда? ФИДЕ? Или вы куда-то хотели бы перейти?

П.ЭЛЬЯНОВ: - У меня, честно говоря, конкретных планов пока нет. Только вчера появилась новость, что Фируджа переходит под флаг ФИДЕ. Как перевалочный пункт, это вполне хорошая идея.

- А вы, Александр, что думаете? Что дальше?

А.АРЕЩЕНКО: - Я того же мнения. Я ещё помню оплату от государства каких-то турниров и прочего при Ольге Петровне Беляевой. Это была Школа гроссмейстеров в детстве. После этого никакой оплаты личных турниров не было. Командники, сборы – да, как Паша уже сказал. Но что это за сборы… Хорошо, с Тукмаковым мы хотя бы приезжали, он ставил задачи, мы их решали и так далее. С Сулыпой – приехали, поболтали, может, кто-то разделился на пары и пошёл поиграл. Никакого конструктива нет.

Соответственно, если в этой федерации плюют на игроков, то почему я должен здесь находиться? Я тоже подумываю о том, чтобы перейти под флаг ФИДЕ. Хотя деятельность ФИДЕ мне тоже периодически не нравится, но это другой вопрос. Другой федерации у нас, к сожалению, нет.

- Павел, а на последнем чемпионате Европы в Батуми вы не выступали уже по этим соображениям?

П.ЭЛЬЯНОВ: - Честно говоря, меня просто не приглашали.

А.АРЕЩЕНКО: - Кстати, интересно: почему?

П.ЭЛЬЯНОВ: - А я ведь ещё летом в одном интервью заявил, что не хочу играть с Сулыпой.

А.АРЕЩЕНКО: - Ну, может быть, поэтому. Потому что даже меня приглашали. А ещё написал Сулыпе: «Что, совсем дело плохо? Никто играть не хочет?».

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да, я в интервью об этом сказал.

- Я помню, вы тогда об этом упомянули, но совсем коротко. Правда, уже тогда стало ясно, что что-то не так в команде.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Как вы видите, у этой истории глубокие корни.

- Да, это правда. А у меня ещё вопрос к вам обоим. Знаете ли вы историю, которая возникла в сборной России по футболу в конце 1993 года?

А.АРЕЩЕНКО: - Без понятия.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Нет, не помню что-то.

- Это была первая сборная России. Потому что в 1992 году, когда Союз уже распался, на чемпионат Европы в Швецию поехала сборная СНГ, но у неё тогда не было ни флага, ни гимна. В той сборной ещё играли украинцы – Кузнецов Олег, Алексей Михайличенко. А после этого – всё, сборные Украины и России стали существовать отдельно. И первый призыв российской сборной был под руководством Павла Садырина – на тот момент одного из самых сильных тренеров, который привёл ЦСКА к чемпионству. И команда за 1992-1993 годы выполнила главную задачу отборочного цикла, а именно – вышла на чемпионат мира, который должен был состояться (и состоялся) в 1994 году в США. Но в последнем матче с Грецией, когда уже судьба путёвки была решена, и для сборной России игра уже не имела принципиального спортивного значения, команда проиграла 0:1, матч был нервным. Я не буду пересказывать все подробности – кто хочет, может найти эту историю в интернете, хотя с тех пор не так уж много всего сохранилось, кстати. А суть в том, что 14 игроков открыто потребовали отставки главного тренера и замены его на другого тренера – бывшего тренера сборной Анатолия Бышовца (извините за невольный каламбур), который был до Садырина.

История плохо закончилась для всех. Федерация футбола России встала на сторону главного тренера, как и в вашем случае. Некоторые из подписантов письма потом одумались и были приняты в команду назад, некоторые стояли на своём до конца и так и не вернулись в сборную. А это были не просто подписанты, это были реально сильнейшие на тот момент игроки – Игорь Добровольский, Андрей Канчельскис, Сергей Кирьяков, Игорь Колыванов… Причём многие тогда отмечали, и это очевидно до сих пор, что тогда они были в самом расцвете сил, и это как раз мог стать их чемпионат мира, и той сборной.

В общем, в итоге сборная сыграла на чемпионате отвратительно. До этого Павел Садырин попытался создать новую команду из тех, кто играл; затем в неё возвратились одумавшиеся подписанты, и уже внутри команды начались конфликты – между теми, кто подписывался, и теми, кто изначально поддерживал Садырина. Команда ничего не добилась, плюс ещё попала в «группу смерти», проиграв бразильцам и шведам, которые в итоге заняли третье место на чемпионате. Камерун разгромили 6:1, пять мячей в том матче забил Олег Саленко, что до сих пор является рекордом. Садырин очень сильно подорвал своё здоровье и не дожил даже до 60 лет, к сожалению. В его тренерской карьере это был не единственный конфликт, но точно один из тех, которые он потом не хотел вспоминать ни за какие коврижки.

А.АРЕЩЕНКО: - Что-то мне не нравится, к чему вы клоните.

- Мне жаль, что вы совсем не помните ту историю, потому что она была очень громкой.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Я вспомнил, что читал о ней, она была описана в книге Канчельскиса. Я просто смутно помню.

- Спустя годы очень многие, если не все, из тех, кто тогда жёстко стоял на своём и требовал отставки тренера и, конечно, не попал в сборную и не поехал на чемпионат, потом говорили, что были неправы. Что молодые были, горячие, и, в общем, не стоило так делать.

А.АРЕЩЕНКО: - Это всё, конечно, понятно, но у нас конфликт не год и не два, у нас конфликт длится уже лет пять. И там, я так подозреваю, ситуация была немножко другая. Здесь же, кроме Сулыпы, совершенно непонятны периодические действия ФШУ. Плюс все эти истории с премиальными – это всё ненормально в любом случае. А мы хотели этим письмом и вообще переговорами достичь какого-то компромисса. Но никакого компромисса предложено не было. Решение было предложено только одно – оставить всё как было. По большому счёту, это и был предложенный ими компромисс. Но это не компромисс, как вы понимаете.

Вот такая ситуация. Может, Павел что-то добавит?

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да особо нечего добавить. Мы пытались быть конструктивно настроенными. Но когда ничего не меняется, когда проблему хотят решить чужими руками, то это не очень честно. Мне кажется, я и мои коллеги слишком много медалей выиграли для Украины. Если не ошибаюсь, у меня сейчас восемь командных медалей в личном зачёте. И мы заслуживаем того, чтобы к нам относились с большей искренностью.

- Во время эфира к нам хотел подключиться Анатолий Яворский, член ФШУ с 1994 года, но не смог по техническим причинам. Он слушает эфир и вот что передаёт: «Нельзя сталкивать шахматистов. С такой командой любой тренер мог достигнуть многого. И даже без тренера они могли победить. Отдельное уважение Эльянову и Арещенко за откровенность».

П.ЭЛЬЯНОВ: - Спасибо.

- Павел, а если открыть вашу страницу на фейсбуке, то там можно увидеть вопрос от того же Михаила Голубева: если это не секретная информация, то могли бы вы ответить, как оплачивается работа игроков сборной Украины? И какого порядка суммы в контрактах?

П.ЭЛЬЯНОВ: - Контрактов как таковых нет. Есть договорённости. А ещё есть контракт с Министерством молодёжи и спорта, и там чётко прописаны призовые. Например, за Олимпиаду, если я не ошибаюсь, первое место – 240 тысяч гривен, это примерно 10 тысяч долларов. Соответственно, за второе и третье места – 7,5 и 5 тысяч долларов. Но есть же ещё и личный зачёт, премии по доскам.
Что касается стартовых, то они бывают от федерации, но совсем небольшие.

- Также Михаил просит вас сравнить оплату и премиальные игроков сборной Украины и ваших прямых конкурентов, а именно – сборных России, Китая, США, Армении и Грузии. Я бы сказал для начала, что здесь довольно большой разброс – от России до Грузии.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Конечно. И, честно говоря, я не знаю, что происходит в Грузии.

- Ну, сравните с тем, что знаете.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Я знаю, что в России есть крупные бонусы, порядка 50 тысяч долларов за первое место. Но я могу ошибаться.

А.АРЕЩЕНКО: - Ну да, тут нет чётких знаний, потому что об этом никто особо не говорит.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Наверняка в Азербайджане очень хорошие деньги, но тоже по слухам. Конечно, мы сильно уступаем многим.

А.АРЕЩЕНКО: - Если сказать, какая зарплата у наших сборников, то, я думаю, что-то в районе 300-400 долларов в месяц.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да, примерно 400. У Сулыпы, по-моему, чуть больше 600 долларов.

А.АРЕЩЕНКО: - Так что это в принципе чуть выше средней зарплаты по Украине, в районе 7500-8000 гривен.

П.ЭЛЬЯНОВ: - Да, тренера не нанять за такие деньги, потому что, объективно говоря, если хочешь выступать на самом высоком уровне, ты должен иметь хотя бы одного постоянного тренера. Но у нас никогда не было таких спонсоров, а от федерации не было поддержки, чтобы мы занимались с тренерами. Поэтому мы были предоставлены сами себе. И, честно говоря, получалось так, что я сам зарабатывал себе на тренера. Тренировал кого-то, чтобы потом найти себе секунданта. Такая схема у меня была уже много лет, потому что у меня всегда были амбиции и желание играть на высоком уровне. А я считал, что без тренера ты даёшь слишком большую фору своим конкурентам. Поэтому получалось так, что я должен был зарабатывать не только, чтобы содержать семью, но и тренера тоже.

А.АРЕЩЕНКО: - Тут ещё приходил вопрос по поводу подрастающего поколения, которые впоследствии могут заменить игроков сборной. Такие ребята, конечно, есть – Нижник, Жеребух, тот же самый Штембуляк, с которым я играл в 2016 или в 2017 году, и он на меня произвёл очень хорошее впечатление – культурный парень, я у него еле-еле выиграл, играл он очень здорово. Вот сейчас он стал чемпионом Украины, причём заслуженно.

Но ведь все они учатся в Америке и, я так понимаю, особо не планируют сюда возвращаться.

- Более того – не знаю, как вы, а я в последние годы ничего не слышал об успехах Нижника или Жеребуха.

- Нет, окей, Нижник что-то выигрывает в Америке регулярно, если не ошибаюсь, у него рейтинг 2660. А Жеребух, возможно, тренирует. Я просто имею в виду, что если эти ребята заиграют за сборную Украины, то это будет хорошо, это нормальная замена. Но просто все молодые отсюда уезжают. Штембуляк, по-моему, тоже в Америке учится? Соответственно, вопрос о замене всё-таки стоит. Да, замена есть, но на бумаге. А по факту её нет. Потому что поддержки молодым нет. Отсюда возникает отток кадров, как и в любой другой профессии.

- И приходим мы, по-моему, к тому же, о чём я говорил: не всегда в главном тренере дело.

- Это понятно. Но у нас претензии изначально были к этому, хотя вопрос, конечно, комплексный.

- Ну что же, Павел обещал, что разговор будет длинный, и он действительно получился длинным – только что мы пересекли отметку в два часа. Если вы уже высказали всё, что хотели, то я бы на этом закруглился, потому что и вопросов таких принципиальных я больше от наших слушателей не вижу. Прошу извинить, если какие-то вопросы я не заметил, нет ни одного, которые бы я не задал умышленно.

А я всё-таки в конце скажу, что не зря вспомнил ту футбольную историю 1993 года в России. Я очень не люблю всякие аналогии, которые пытаются применить к шахматам – всё-таки шахматы слишком особенный вид спорта, и как правило, если не всегда, такие аналогии неуместны. Но мне кажется, что и в той давней истории российского футбола, и в истории шахмат Украины последних лет (или десятилетия, а может, и во всей постсоветской истории шахмат Украины) есть одно общее слово, которое многое объясняет. Я предлагаю его сейчас не называть – просто подумайте об этом в спокойной обстановке.


  


Комментарии

Ну и что? Я, совсем недавно

Ну и что? Я, совсем недавно писал, что нечто подобное творится в федерации шахмат Санкт-Петербурга. Сулыпа, хоть гроссмейстер - какой-никакой, а у нас то просто любители, правда с газпромовскими связями и возможностями, тасуют колоду. И Сурову тогда это было малоинтересно.
Да ступайте все вы, знаете куда? - господа полиглоты!

Санкт-Петербург-это хоть и

Санкт-Петербург-это хоть и крупный,но всего лишь город,а тут целое государство,причем
небезразличное для россиян,и далеко не последнее в шахматах.А конфликты-увы,обычное дело.Достаточно вспомнить Рублевского и сестер Косинцевых,или проблемы с сильнейшими шахматистами в Израиле.Разберутся рано или поздно,особенно перед Олимпиадой.Это не чемпионат Европы,при всём к нему уважении.

Но именно у нас живут

Но именно у нас живут Свидлер, Витюгов и Алексеенко и это только часть цепочки.
А вот Аркадий Найдич, не пожелавший защищать цвета Германии, или Чепаринов, которому Болгария обрыдла?
Мало кто терпит несправедливость - особенно по отношению к себе.

Очевидно, что Павел решил

Очевидно, что Павел решил сменить федерацию, прельстившись более заманчивым финансовым предложением. Поэтому, выдумывает душещчипательную историю, обвиняя Сулыпу во всех тяжких, стараясь, тем самым, заранее придумать себе оправдание. Короче, выглядит неубедительно. Не азербайджанцем ли станет Павел?

Конечно, Эльянов станет

Конечно, Эльянов станет азербайджанцем, Арещенко армянином, а Карлсен, который вышел из шахфедерации Норвегии, станет персом.

Это тот случай, когда моську

Это тот случай, когда моську ставят в один ряд со львом. Павел уже неоднократно рассказывал о заманчивых предложениях. Только вот беда как бы красиво преподнести зраду и получить свои 30 серебренников. И здесь неплохо проходит манипулятивный прием а-ля Найдич. Ух какие же негодяи эти сулыпы!

Чего вы тут разошлись! Павел

Чего вы тут разошлись! Павел Эльянов - прекрасны парень! Умный, порядочный. У него, между прочим, семья. Да, ему нужно зарабатывать. И пусть едет туда, где будет лучше ему и его семье.

Вполне согласен насчет Вашей

Вполне согласен насчет Вашей положительной оценки Павла Эльянова! Про дела в украинских шахматах я не знаю почти ничего и высказываться на эту тему не могу, а Павла знаю очень долго. Он - очень умный и симпатичный человек.

Скорее нужно сравнивать не с

Скорее нужно сравнивать не с футболом образца ЧМ-1994,а с конфликтом Рублевский-сестры
Косинцевы в женской сборной России.В результате Рублевский остался,а сборная России довольно уверенно справляется без Косинцевых.Далее,Иванчук для Украины,даже в своем нынешнем состоянии,это как Каспаров в сборной России образца И 90-х и начала 2000-х
годов,и Эльянов очевидно неправ,решив отстаивать свое право в присутствии Иванчука играть на первой доске.И еще одно соображение.Можно было в чем-то согласиться с Эльяновым,если бы он говорил всё это несколько лет назад,когда был на пике формы и рейтинга,а не сейчас,когда его рейтинг упал на сотню пунктов и стал находиться в конце первой сотни.Украина-та страна,где быстро найдется достойная замена.

Так, стоп, стоп. Читаю в

Так, стоп, стоп. Читаю в интервью претензию по поводу первой доски: " когда мы в 2015 году поехали на командный чемпионат Европы в Рейкьявик... " - об этом же месте речь, правильно?
Нахожу след. линки:
1. https://de.chessbase.com/post/reykjavik-eine-bilanz (опубликовано в ноябре 2015)
2. https://2700chess.com/players/eljanov - тут легко убедиться, что в ноябре 2015 у Эльянова было 2753 и 13 место в мире. Равно как и первую половину 2016 года (было еще больше)
Он и был на пике формы и рейтинга, если я все правильно сопоставил. Пикее не бывает.

2 echo2011 Вы это серьезно?

2 echo2011

Вы это серьезно? Эльянов - игрок, который входил в мировую десятку, выигрывал круговик Гран-при, и так далее - и он совершенно не обязан никому в мире уступать в последний момент из джентельментских или коллективистских соображений. Собственно, уже понятно, что этот эпизод и стал одинм из ключевых, сломавших внутренний климат в команде. Сулыпа был в своё время тренером Иванчука, и в общем, ясно, что как раз находить баланс между неординарностью Василия и более приземлёнными представлениями остальных игроков - и есть его первейшая и важнейшая задача. Наверное, Сулыпа долгое время с этим справлялся (вопрос первой доски временами представлял проблему и для Тукмакова: когда несколько игроков видят основания претендовать на первую доску - это заведомо очень сложные ситуации), но предполагаемый, как можно судить из интервью, ультиматум Иванчука поставил тренера и всю команду в цугцванг. Если Эльянов под давлением добровольно отказался от первой доски - то понятно, что моральный ущерб должен был быть ему тем или иным образом компенсирован. Чего сделано, очевидно, не было.

Для начала тут самое время

Для начала тут самое время вспомнить,что даже Фишер уступил первую доску Ларсену на матче века 1970 года...И если Сулыпа решил,что на первой доске должен играть Иванчук,это совсем не значит,что он должен быть отправлен в отставку.Да и разговоры о 5 тысячах долларов,взятых в 2010 году,как и о том,что тренер один раз пошел пить-это какой-то детский сад. А что это за рассуждения,что в команде должен быть тренер,который бы готовил команду в дебютах,как будто речь не о сильнейших игроках страны,о о Жуковой или Ушениной?Можно похвалить Сурова за те вопросы,которые он пытался поставить,но на которые толком не были даны ответы.

Что-то Вас сильно несёт,

Что-то Вас сильно несёт, любезный Геннадий Исаевич.
Главный тренер команды обязан подключаться к аналитической работе в ситуациях, когда у игрока возникают проблемы. Игрок должен выходить на партию отдохнувшим и уверенным, что тылы у него надёжно прикрыты. Доверие к тренеру строится на его квалификации и финансовой чистоплотности, справедливом и ровном отношении ко всем членам команды. Если же со спортсменом работает один тренер, а деньги за его работу себе присваивает другой, то получается не просто некрасиво, но и накладно для игрока, обязанного делиться с личным тренером своим гонораром. Я, к примеру, знал мастера Вайсмана. Он был великолепным специалистом и хорошим человеком, но тоже, иногда, хотел кушать.
Вы, к сожалению, пишете в стиле - "обшикать Федру, Клеопатру", а для чего - справьтесь у Пушкина.

Абсолютно никуда меня не

Абсолютно никуда меня не несет,просто я не очень хорошо понимаю,где можно найти таких тренеров,да еще в массовых количествах,и при этом найти на это деньги,чтобы готовить в дебютах "семисотников".Да и Вайсмана я знал весьма неплохо,более того,я с ним в шутку
рассуждал о Крыме в те времена,когда не только Путин,но и Лужков о нем не говорили.
Между тем только что прочитал интересную статью известного журналиста Евгения Дзичковского,в которой он рассуждает о проблеме не меньшей,нежели в украинских шахматах-это судейство в российском футболе.Там задается вопрос-с чем нужно бороться:с непрофессионализмом или с коррупцией.И добавляет-если повар плохо готовит,меняй повара,если же повар ворует мясо из фарша-меняй охранника...

Крым, футбол, повар... Из

Крым, футбол, повар...
Из научно-популярной книги я давно вычитал, что романтическое имя реки "Чусовая" на деле означает:"Вода,вода,вода,вода".

@echo2011 Баклан такой

@echo2011
Баклан такой тренер. Он дро%$т дебюты и варианты, готовит топов. Кроме того он сильный практик. Мог бы составить конкуренцию Мотылеву, Рязанцеву, Наеру.

c Штембуляком я играл в

c Штембуляком я играл в 2011-м кажется. он подростком тогда ещё был и ничья была, а я хотел выиграть для победы в турнире В мемориала Грохотова, но 2-е я всё таки занял. средненький игрок, в США конечно потеряется. а Пашу я 100% поддерживаю! был у него дома, когда покупал у его отца 9 книг Юсупова. мама его тогда меня встретила, красивая женщина. в Украине сейчас неадекват, поэтому уезжать ему надо обязательно, если он востребован. здесь не то что о спортивной составляющей не с кем говорить, здесь вообще не с кем разговаривать: неадекват 100%.

делая привязку перспектив

делая привязку перспектив Штембуляка к Вашему воспоминанию 2011 года (можно посмотреть, сколько ему тогда было лет), Вы подталкиваете к очевидному выводу, кто же именно в Украине неадекват :)

ну факты - упрямая вещь. не

ну факты - упрямая вещь. не зря же проверку на адекватность устроили перед 2-м туром. или у вас другая трахтовка неадекватности. прошло полгода и стало ясно, что дыма без огня не бывает. а про мою неадекватность ваш бывший коллега всё рассказал. читай, тільки все навпаки! :) :)

Я не поленился поискать и вот

Я не поленился поискать и вот что нашел:
2-й Мемориал мс В.Грохотова-Б Кременчуг
N a m e FED IniRat R e s u l t Op.Rat Delta Remark
Штембуляк Евгений ОДЕ 2220 5.5( 9) 61% 2083 -6
У меня такой же вопрос как у Юрчика к куму в юмористическом сериале "Однажды под полтавой": "Вы дебил?"

Вообще-то для того,чтобы

Вообще-то для того,чтобы играть за сборную той или иной страны,совсем необязательно
в ней жить,более чем достаточно иметь гражданство.А потеряется игрок или нет,он стал чемпионом,и по логике,заслуживает места в команде,независимо от того,кто в ней будет тренером.

В 1990-м я присутствовал на

В 1990-м я присутствовал на Шахматной Олимпиаде в Нови-Саде и был свидетелем приезда советской сборной.
Запомнилось, с каким энтузиазмом юный украинский парубок, заламывая папаху, вертелся вокруг обворожительной Алисы Галлямовой. А, какое-то время спустя, гуляя по городу, увидел некии знакомые очертания. Посреди большой и глубокой лужи располагался, в лакированных штиблетах и с иголочки одетый, тот самый парубок. Задрав голову в небо и шлифуя изнутри собственный нос, он, возможно, вспоминал ключевые варианты.
Конечно, к каждому гению желательно приставлять поводыря и Сулыпа на эту должность подписался, а Баклан, не исключено, видит свое предназначение в чем-то ином.
Может Сулыпе и деньги за ту нелегкую работу специальные платят, как у нас - главному пиар-менеджеру. Должен ведь кто-то члена Общественной Палаты всемерно оберегать.

//Хорошо, я не буду

//Хорошо, я не буду переходить на политику.//

А мы, было дело, подумали, что вся беседа только о политике. Разве "Вова Баклан" – это не кличка нулевого аркана Таро (дурака, шута), "президента Украины" В. Зеленского?

Из академического словаря синонимов:

//Баклан - балда, баран, глупец, мудозвон, балбес, дурилка, дурила, мудило, птица, дегенерат, дурачина, дуралей, дурак, пень, идиот, кретин, дурачок, дуб, дубина, дебил, мудак, телепень.//

"А город подумал, а город подумал, а город подумал - ученья идут..."

Пражские ревизионисты опять

Пражские ревизионисты опять отличились:

//...Павла знаю очень долго. Он - очень умный и симпатичный человек.//

"Симпатичный" - это лишь слегка завуалированный вариант нью-эйджевского термина "приятный". Раньше Карякин был "приятный человек", теперь Эльянов - "умный и приятный". Что это за ересь? Французы обычно называют "très sympathique" таких подонков, на которых и пробу уже ставить негде.

Брежнев был приятный человек, Моника Левински, Дана Интернэшнл, Боря Моисеев - все это "приятные люди". Пора бы уже уважаемому Давиду прекратить мыслить по-карякински.

В таком случае этот ряд можно

В таком случае этот ряд можно продолжить.Вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь Албин
заявил,что баклан склевал крышу стадиона "Зенит-Арена"...

Головы он склевал вам обоим и

Головы он склевал вам обоим и Албину - в качестве контр-гамбита.

+1

+1

Смотрите также...

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: Мы на Кубке мира, и рядом со мной главный герой не только второго круга, но и, пожалуй, пока что всего соревнования, Александр Арещенко. Он ещё даже не остыл после партии с Левоном Ароняном. Какие у вас сейчас эмоции? Чего вы хотите?

  • Е.КЛИМЕЦ: Это Chess-News, Суперфинал чемпионата России, и мы разговариваем с действующим чемпионом Европы - ни много, ни мало. Может быть, вы видели, Владимир, что сейчас на Chess-News идет голосование для любителей – кого бы они хотели видеть тренером будущей сборной. И вы идете в числе лидеров, поэтому не могу не задать вам вопрос: как бы вы отнеслись к такому предложению? Или вы раскроете секрет – может быть, оно уже поступало? И вообще, что вы по этому поводу думаете?

  • Е.СУРОВ: Мы на Олимпиаде, которая сегодня уже завершается, и рядом со мной один из её триумфаторов Сергей Мовсесян. Более того, это человек, который… В футболе есть такое понятие: забил «золотой гол» в матче. Вот и в шахматах тоже забил «золотой гол». Что вы об этом думаете, Сергей?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Прокомментируете? Ваши впечатления?

    И.ЛЕВИТОВ: Мои впечатления? Что тут скажешь-то? Провал. Провал...

    Е.СУРОВ: С чем связан, как считаете?

  • English version

    Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News. Я Евгений Суров, и на связи со мной Вугар Гашимов, один из участников сборной Азербайджана. Добрый вечер, Вугар!

    В.ГАШИМОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.