Алина Кашлинская: "Просыпаюсь под голос мужа: "Овсянка готова!"

Время публикации: 22.05.2019 02:05 | Последнее обновление: 22.05.2019 13:43

Е.СУРОВ: Алина, примите запоздалые поздравления с победой на чемпионате Европы. Сейчас мы с вами беседуем в Москве. Вы же нечасто здесь бываете, насколько я знаю?

А.КАШЛИНСКАЯ: Мы живём в основном в Варшаве… Когда какие-то турниры проходят на территории России, то стараюсь заезжать в Москву. Ну и, естественно, сейчас, когда Радек здесь играет, я тоже приехала. Основное время проводим в Варшаве, но стараюсь почаще бывать и у родителей.

Е.СУРОВ: Вы коренная москвичка?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да.

Е.СУРОВ: Значит, вопросы типа – как вам город, изменился ли он – неуместны?

А.КАШЛИНСКАЯ: Нет, к моему сожалению, они более чем актуальны, потому что я москвичка, которая не так хорошо знает Москву. Мне очень стыдно, но я вынуждена в этом признаться.

Е.СУРОВ: Мы с вами в этом похожи.

А.КАШЛИНСКАЯ: Да? То есть можем вместе стыдиться? Допустим, когда вчера мы с Радеком ходили гулять, оказалось, что он лучше знал, куда нам идти. А я очень плохо ориентируюсь на местности. Если мы выйдем из отеля, могу очень быстро заблудиться, и уже Радек руководил бы, куда идти.

Е.СУРОВ: Вы здесь в роли… помощницы?

А.КАШЛИНСКАЯ: Жены. В самой лучшей роли.

Е.СУРОВ: И насколько она вам уже привычна?

А.КАШЛИНСКАЯ: Уже почти четвёртый год, как я в этой роли.

Е.СУРОВ: Нет, я имею в виду всё-таки конкретную роль во время турниров, в которых играет Войташек.

А.КАШЛИНСКАЯ: Мы достаточно давно ездим вместе. Я стараюсь посещать турниры, на которые ездит он. Если идёт какой-то параллельный опен, как вот сейчас, например, в Дортмунде будет, я с ним езжу, параллельно играю. Нас такая форма устраивает. Гораздо реже езжу в таком формате, когда Радек играет, а я – турист. Я тогда очень переживаю. Мне проще, когда я тоже играю, потому что тогда у меня есть возможность немножко отвлечься от переживаний за его партии и подумать о том, что происходит у меня на 64 клетках. А когда он играет, а я в это время ничего не делаю, то… Слава богу, сюда [в ЦДШ] приезжает мама, она меня немножко отвлекает. Но ей это удаётся только в первые пару часов, а потом мама тоже как-то перестаёт существовать, и для меня уже только обновляется позиция на доске у Радека.

Е.СУРОВ: Надо пояснить, что мы беседуем во время одной из партий Гран-При, и текущая позиция Радека у вас, как всегда, в руке. Кстати, повезло, что он играет – некоторые уже закончили турнир.

А.КАШЛИНСКАЯ: Да, фортуна повернулась к нам счастливой стороной, потому что первая партия [с Мамедъяровым] объективно должна была закончиться не так положительно. Я думаю, что мы там были бы безумно рады и ничьей. Но получилось так, как получилось.

Е.СУРОВ: А бывают такие случаи, когда он ездит с вами куда-то, где вы играете?

А.КАШЛИНСКАЯ: Он со мной ездил на Суперфинал чемпионата России ещё до свадьбы, я там как-то неудачно сыграла, но дело не в этом. Просто мне кажется, что не совсем правильно, если он, скажем так, посвящает своё время, которое может уделить занятиям и тренировкам дома на то, чтобы сопровождать меня. Потому что поддержку мужа – и шахматную, и психологическую – я получаю также в полном объёме, когда он находится дома, мы созваниваемся по нескольку раз в день. И я бы не хотела, чтобы он находился ещё и там со мной, подчиняя полностью свой режим дня каким-то моим турнирным графикам. Мне комфортнее, когда он занимается дома, ведёт свой привычный образ жизни, а я периодически мешаю ему в этом, когда звоню и прошу чем-то мне помочь.

Е.СУРОВ: Я так понимаю, обычной семейной жизни, которую показывают в фильмах, у вас мало? Причём герои в этих фильмах могут быть совсем разные, но всё равно у них происходит какая-то типичная жизнь, когда они дома, на кухне…

А.КАШЛИНСКАЯ: Я думаю, что у нас такой жизни даже больше, чем у обычных семей. Касательно кухни могу, например, сказать, что у меня муж готовит завтрак. Я в этом плане очень счастливая женщина – просыпаюсь под голос мужа: «Овсянка готова!». А в какие-то семейные праздники – в Польше это Рождество, Пасха, всё очень традиционно – мы всегда готовим все вместе. Я бы сказала, что у нас быт более совместный, чем у людей, которые работают в режиме каждый день с десяти до шести (какой сейчас рабочий день – восемь часов?).

Е.СУРОВ: Шахматист за 2700, встающий по утрам и готовящий завтрак – такого, может быть, больше нет вообще!

А.КАШЛИНСКАЯ: Ну вот у меня такой, мне повезло!

Е.СУРОВ: Это вы его сделали таким?

А.КАШЛИНСКАЯ? Нет, это связано немножко ещё и с физиологическими нюансами, потому что я очень тяжело и долго встаю. А Радек, видимо, просто не может так долго ждать, пока я встану и приготовлю завтрак. Поэтому он понимает, что самый действенный способ меня разбудить – это сказать, что завтрак уже готов. И это правда работает. Как-то пару раз Радек так сделал, мне очень понравилось, и я решила, что надо это сделать традицией. Да и Радек был не особо против, поэтому сейчас это уже традиция.

Е.СУРОВ: Какой ваш любимый завтрак?

А.КАШЛИНСКАЯ: На завтрак мы почти всегда едим овсянку, добавляем туда очень много разных фруктов, ягод, орешков и так далее.

Е.СУРОВ: А здесь вы живёте в гостинице?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да, здесь живём в гостинице.

Е.СУРОВ: С вашего триумфа в Анталье прошло уже довольно много времени. Как вы сейчас, глядя издалека, оцениваете своё выступление? Почему так всё сложилось?

А.КАШЛИНСКАЯ: Я считаю, что вообще в шахматах мало что происходит без везения, но, тем не менее, на это везение надо «заработать», чтобы оно пришло.

Если честно, ничего не предвещало такого результата, потому что так сложилось, что буквально в последний момент перед турниром я решила поехать в Америку к брату. И как раз в этот период к нему поехала мама. Так сложилось, что выгодно по билетам было сделать, чтобы из Варшавы я полетела в Америку, из Америки в Турцию, а из Турции уже домой. Соответственно, трудно было ожидать, что с такими перелётами и полным отключением от шахмат на две недели (столько я провела в Америке) будут какие-то цели, результаты. Получилось так, что я начинала играть как обычный турнир, а к выходному дню вдруг обнаружила, что я вообще-то уже наверху. Такого никогда не было. Даже на чемпионате Европы, когда я заняла третье место, я на него вырвалась буквально в последних турах. А здесь уже ближе к выходному поняла, что я где-то высоко.

А.КАШЛИНСКАЯ: Для меня это было хоть и приятно, но тяжело. Я не очень привыкла к таким результатам, и думаю, что эта ответственность, это напряжение сыграло не очень хорошую роль. В том числе те партии, которые последовали после выходного дня, были не очень высокого уровня. Думаю, что в них как раз сказалось то напряжение. И здесь, как я уже говорила в интервью, я очень благодарна Радеку. Потому что после проигранной партии с Гапоненко я пребывала не в самом счастливом настроении. Понятно, я считала, что шансы на первое место упущены. Но тут ещё встаёт вопрос о том, что надо отобраться на Кубок мира, ведь я не отобралась год назад. В общем, турнир поворачивался ко мне не очень хорошей стороной, как мне тогда казалось. К счастью, удалось собраться, и случилось то, чего, на мой взгляд, случиться не должно было, но оно случилось.

Е.СУРОВ: Вам легче играть, когда вы не думаете о своём турнирном положении, о результате?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да-да. На самом деле, я считаю, что это моя самая большая проблема – научиться настраивать себя таким образом, чтобы не думать о том, что выигранная партия или ничья даёт какое-то место, какую-то классификацию, какой-то приз, выход куда-то… Обо всём этом мне лучше не думать. Потому что как только начинаю об этом думать, уровень партии, к сожалению, падает очень резко. И, в принципе, основная задача Радека после той партии с Гапоненко была именно в том, чтобы убедить меня, что всё это – ерунда. От того, как я сыграю, не изменится в моей жизни ничего. Я всё равно приеду домой, меня всё равно встретит любимый муж, и так далее. Для меня это гораздо важнее. Я считаю, что, например, на острове Мэн мне удалось сыграть последнюю партию на достаточно хорошем уровне только благодаря тому, что там играл Радек, и я за него переживала так сильно, что у меня не было возможности даже думать о своей партии. В том плане, что вот, я сейчас выиграю, какое-то место займу или, не знаю, проведу какую-то красивую жертву. Меня это тогда мало интересовало – мне было гораздо важнее, что там происходит у Радека.

Е.СУРОВ: Иными словами, вы подтверждаете, что шахматы – это в очень большой степени психология.

А.КАШЛИНСКАЯ: Да. Мне кажется, что в женских шахматах это присутствует в целом, а лично для меня это одна из основных проблем.

Е.СУРОВ: И это всё при том, что шахматы всё больше и больше становятся спортом.

А.КАШЛИНСКАЯ: Я думаю, что в любом виде спорта психология играет очень важную роль.

Е.СУРОВ: Нет, я сейчас о комфорте во время игры. Когда не думаешь о результате. Шахматы в этом плане наиболее показательны: когда-то это было, наверное, больше искусство, а сейчас искусство вытеснилось спортивной составляющей.

А.КАШЛИНСКАЯ: Да, наверное, вы правы. Сейчас шахматисты уже больше думают о победах, нежели о красоте на доске.

Е.СУРОВ: Вы сказали «заработать успех». Правильно ли я понимаю, что вы считаете, что свой успех вы заработали? Если я, опять же, верно вас понял, имеется в виду заработать не только в одном турнире, но и вообще – карьерой, и так далее.

А.КАШЛИНСКАЯ: Нет, я под этим подразумеваю работу над шахматами, количество часов, которые человек проводит за тренировками дома. На мой взгляд, это всё должно в какой-то момент сказаться. У меня так сложилось, что сказалось сейчас, – хотя последние года три я достаточно много работала над шахматами. Выстрелило сейчас, а вообще никогда не знаешь, когда это произойдёт. И я очень рада, что это произошло, потому что этого так же могло и не произойти.

Е.СУРОВ: Какие ваши дальнейшие амбиции? Вы вообще амбициозная шахматистка?

А.КАШЛИНСКАЯ: Трудно сказать. Конечно, у меня много амбиций как у шахматистки, но… С замужеством ко мне пришло понимание, что на первом месте у меня семья. Поэтому начнём отсюда.

Е.СУРОВ: Изменилось, значит, сознание?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да. И слава богу, что муж меня поддерживает, не ставит передо мной какого-то выбора: шахматы или семья. Он видит, что шахматы делают меня счастливой, поэтому, наоборот, всячески меня в этом поддерживает. А что касается чисто шахматных амбиций, то на сегодняшний день мне просто хочется совершенствовать свой уровень, повышать рейтинг. Потому что, как я уже говорила, если поставлю себе глобальную цель – например, занять первое место на каком-нибудь чемпионате России или ещё что-то большее, - то это будет играть, к сожалению, против меня. Моя цель – просто дальше работать и пробовать повышать свой рейтинг.

Е.СУРОВ: Вы бы хотели, чтобы на вас обратили внимание как на кандидатку в сборную страны?

А.КАШЛИНСКАЯ: А кто-то не хочет этого? Конечно, хотела бы. Но я делаю всё, что от меня зависит, а дальше уже – решение тренеров.

Е.СУРОВ: Вы считаете, что вы достойны?

А.КАШЛИНСКАЯ: Опять-таки, я говорю: думаю, что тренеру виднее, кто достоин. Результаты команды показывают, что те, кто находится в сборной, этого заслуживают. Так что эти вопросы не совсем по адресу, но я лично, конечно, хотела бы играть за сборную, как, думаю, и любая другая шахматистка.

Е.СУРОВ: Вы, наверное, помните, что мы с вами не так давно в Праге немного общались – это хоть и не интервью было, но интересный разговор. И я хотел бы вернуться к одному из тех вопросов. Всё-таки – о чём вы дома говорите, кроме шахмат?

А.КАШЛИНСКАЯ: Много о чём говорим. Мы можем обсуждать, не знаю, книги, сериалы, фильмы…

Е.СУРОВ: У вас много общих точек?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да. Мы вообще с Радеком очень похожи – и характером, и темпераментом, и пониманиями ценностей. У нас и жизненные ценности достаточно близки. И для меня, и для него семья на первом месте.

А.КАШЛИНСКАЯ: В принципе, мы разговариваем о том же, о чём все нормальные люди – куда сходить на выходные, когда поехать встретиться с друзьями, когда поехать к его маме, когда с моими родителями пересечься... Так что обо всём разговариваем.

Е.СУРОВ: Хорошо. Обычно у нормальных людей нет разговоров о шахматах. Тогда какой процент в вашем общении занимает шахматная тема?

А.КАШЛИНСКАЯ: Это зависит, в первую очередь, от периода. Если после турнира, то обычно этот процент сильно уменьшается, потому что мы занимаемся какими-то домашними делами. Например, у нас есть небольшой огород, и Радек уже сказал, что как только вернётся с Гран-При, он будет заниматься этим вопросом, он очень им озабочен, потому что ему не сильно нравится, как там у нас трава растёт.

Так что после турниров у нас больше бытовых вопросов. А когда мы много занимаемся, тогда, конечно, больше обсуждаем шахматные новости, нам интересно всё, что происходит в шахматном мире. Часто Радек показывает мне какие-то интересные идеи из партий, которые играются онлайн, и это мы тоже можем обсуждать.

Е.СУРОВ: Вы разговариваете на каком языке?

А.КАШЛИНСКАЯ: На польском.

Е.СУРОВ: Вы хорошо говорите по-польски?

А.КАШЛИНСКАЯ: Неплохо, да. Удалось освоить. В том году я комментировала чемпионат Польши.

Е.СУРОВ: Даже так? Вам языки так легко даются? Какие ещё вы знаете?

А.КАШЛИНСКАЯ: Я говорю на английском, но вообще никогда не считала себя талантливой с точки зрения изучения языков. Вот брат у меня, например, - огромнейший талант! Он просто схватывал всё на лету, ему иностранные языки давались очень легко. У меня же с этим была всегда более трудная ситуация. Мы как раз недавно разговаривали со свекровью, что с польским как-то здорово получилось – наверное, потому что любовь творит чудеса. Я это по-другому объяснить не могу. Действительно, польский язык у меня пошёл легко, без каких-либо дополнительных занятий, педагогов и прочего.

Е.СУРОВ: Я прошу прощения, если задал слишком много вопросов, которые могут показаться личными, но всё-таки это ведь не совсем обычная ситуация – когда два шахматиста такого уровня живут вместе. Это же интересно! Кстати, вы не самая высокорейтинговая пара?

А.КАШЛИНСКАЯ: Не знаю. Наверное, Грищук с Лагно нас обгоняют?

Е.СУРОВ: Ах, да, пожалуй. И всё-таки я не могу успокоиться: муж, который приносит завтрак, занят мыслями об огороде и при этом борется за первенство мира…

А.КАШЛИНСКАЯ: Да, я в этом плане очень счастливая жена.

Е.СУРОВ: Чего вам не хватает в жизни?

[Пауза.]

А.КАШЛИНСКАЯ: Самый трудный вопрос.
[Пауза.]
Мне хотелось бы, чтобы всё осталось так, как есть.
[Пауза.]
Cейчас пущу слезу…

Е.СУРОВ: Спасибо вам.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной Алина Кашлинская, одна из участниц завершившегося турнира Moscow open. Алина, не знаю, как сейчас, но раньше точно был такой приз – в футболе, хоккее, может быть, в других видах спорта, - назывался «гроза фаворитов». Вот мне кажется, если бы вручался такой приз в шахматах, вы бесспорный претендент номер один. Как вам удалось выиграть у явных фаворитов и достаточно неудачно выступить с остальными?

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Мы на Родосе, Элина Даниелян вместе со мной. Для меня лично сегодня интересный день в плане интервью: не так давно я общался с Петром Свидлером, а теперь вот с Элиной Даниелян... Вы еще не понимаете, к чему я клоню?

    Э.ДАНИЕЛЯН: Я уже поняла ход ваших мыслей.

    Е.СУРОВ: Кстати, с Петром мы об этом не говорили вообще.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Запись интервью: 23.01.2016, 16.00 Мск
    Длительность - 10 минут

    Е.СУРОВ: Юдит, здравствуйте! Очень приятно видеть вас здесь, в Вейк-ан-Зее. Вы сказали, что испытываете ностальгию. А сколько раз всего вы играли здесь?

    Ю.ПОЛГАР: Я играла здесь шесть раз. Первый раз - в группе В, а потом пять раз – в группе А.

    Е.СУРОВ: И какое у вас здесь было самое большое достижение, наилучший результат?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Московское время 14 часов ровно. У нас неожиданный выход в эфир: прямо из Пекина на связи Веселин Топалов собственной персоной. Веселин, приветствую.

    В.ТОПАЛОВ: Привет.

    Е.СУРОВ: Не думал я, что придется поздравлять по окончании этого турнира, но оказалось, что вы выиграли просто всю серию Гран-При. Это здорово, по-моему?