Соблюдайте приличие, господа!

Время публикации: 03.03.2019 16:46 | Последнее обновление: 03.03.2019 16:46

Свою самую короткую партию Фишер сыграл во время большого турне по Соединенным Штатам в 1964 году. Тогда Бобби даже в турнирных партиях нередко применял старинные начала, такие как королевский гамбит, гамбит Эванса или дебют двух коней. А в сеансах уж – сам бог велел.

Редкий вариант дебюта двух коней был разыгран и в партии, где Фишер был вынужден сдаться уже после двенадцатого хода.

ФИШЕР - БЮРГЕР, Сан-Франциско 13 апреля 1964
1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bc4 Nf6 4.Ng5 d5 5.exd5 Nd4 6.c3 b5 7.Bf1 Nxd5 8.cxd4 Qxg5 9.Bxb5+ Kd8 10.Qf3 Bb7 11.0-0 exd4 12.Qxf7 Nf6

и белые признали поражение 0-1. Грозит не только мат, но и 13…Bd5, не говоря о том, что под боем слон.

Но это случилось в сеансе. Так быстро в турнирах он не проигрывал, да и коротких ничьих в практике Фишера фактически не было. Опасавшиеся грозного чемпиона и предлагавшие, играя белыми, разойтись миром уже в ранней стадии партии, слышали коротенькое «no».

Так было и с Ефимом Геллером в межзональном турнире на Майорке, после которого начался триумфальный путь американца к чемпионскому званию.

ГЕЛЛЕР - ФИШЕР, Пальма-де-Майорка 1970

В этой позиции Геллер, побив пешку, предложил ничью.

Первой реакцией Фишера был смех. Засмеялся и Геллер: ситуация была ясной – три последние партии американец ему проиграл, к тому же цвет фигур, да и сам характер позиции, казалось, предопределяли результат.

Внезапно Фишер прекратил смеяться, нагнулся и что-то сказал Геллеру. Геллер не владел иностранными языками. Я не раз видел, как к нему обращались по-английски или по-немецки: широкая улыбка обычно появлялась на его лице, и он приветливо кивал головой, что бы ему ни говорили. Не играет роли, сказал ли тогда Фишер «no», или «too early», как утверждал позже один из зрителей: в любом случае Геллеру стало ясно, что соперник хочет продолжать партию.

Он ужасно покраснел, через два хода в простой позиции задумался на целый час, а еще через несколько ходов остался без пешки. Правда, ладейный эндшпиль, возникший на доске, носил ничейный характер. Партия была даже отложена, но эмоциональное равновесие Геллеру восстановить так и не удалось. После возобновления игры ничья казалась неминуемой до тех пор, пока на 71-м ходу он не совершил роковую ошибку.

[Event "Palma de Mallorca Interzonal"] [Site "Palma de Mallorca"] [Date "1970.11.24"] [Round "12"] [White "Geller, Efim P"] [Black "Fischer, Robert James"] [Result "0-1"] [ECO "D79"] [PlyCount "144"] [EventDate "1970.11.09"] [EventType "tourn"] [EventRounds "23"] [EventCountry "ESP"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "1999.07.01"] 1. Nf3 Nf6 2. c4 g6 3. g3 Bg7 4. Bg2 O-O 5. O-O c6 6. d4 d5 7. cxd5 cxd5 8. Ne5 Bf5 9. Nc3 Ne4 10. Be3 Nxc3 11. bxc3 Nc6 12. Nxc6 bxc6 13. Qa4 Qb6 14. Rac1 Rab8 15. c4 Bxd4 16. Bxd4 Qxd4 17. e3 Qe5 18. cxd5 cxd5 19. Rfd1 e6 20. Qxa7 Ra8 21. Qd4 Qxd4 22. Rxd4 Rxa2 23. e4 dxe4 24. Bxe4 Bxe4 25. Rxe4 Rb8 26. Re3 g5 27. h3 Kg7 28. Rc7 Kg6 29. Rf3 f6 30. Re7 Re2 31. g4 Rb1+ 32. Kg2 Ree1 33. Ra3 h5 34. Raa7 Rg1+ 35. Kf3 hxg4+ 36. hxg4 Rb3+ 37. Ke2 Rxg4 38. Rxe6 Rb1 39. Raa6 Rf4 40. Ra2 Rh1 41. Rea6 Rb4 42. R6a4 Rbb1 43. Ra8 Rhg1 44. Kf3 Rb5 45. R8a5 Rb3+ 46. Ke2 Rbb1 47. Ra8 Kf5 48. R2a5+ Kg4 49. Ra4+ Kh5 50. Rh8+ Kg6 51. Rg8+ Kf7 52. Rd8 Rbe1+ 53. Kf3 Re5 54. Rd2 Rf5+ 55. Ke2 Re5+ 56. Kf3 Kg6 57. Re4 Rf5+ 58. Ke2 Ra5 59. Re3 Kh5 60. Red3 Raa1 61. Rd8 f5 62. Kf3 Ra3+ 63. R2d3 g4+ 64. Kf4 Rxd3 65. Rxd3 Rf1 66. Rd2 Kh4 67. Kxf5 g3 68. f4 Kh3 69. Rd3 Kh4 70. Rd2 Ra1 71. Ke5 Kg4 72. f5 Ra5+ 0-1

Может быть, кто-нибудь возразит: Фишер сыграл свою самую короткую партию не в сеансе, а именно в том межзональном на Майорке. И формально будет прав. Эта была партия последнего тура с аргентинским гроссмейстером Оскаром Панно, и Бобби для победы понадобился только один ход.

Ларри Эванс, секундант Фишера на том турнире, рассказывал, что самой тяжелой его обязанностью было удостовериться, что Бобби пришел на партию вовремя.

Это был период, когда  Эванс был довольно близок с Фишером. Так, в замечательной книге «Мои шестьдесят памятных партий», выдержавшей множество переизданий, все вступления к партиям написаны именно им. И это Эванс настоял на том, чтобы в книгу были включены и три проигранные партии Фишера.

Впрочем, Ларри не заблуждался в отношении своей близости к капризному чемпиону, сказав однажды: «По всей вероятности, я имел на Бобби самое большое влияние, чем кто-либо. И это влияние было равно нулю».

Как и в межзональном в Стокгольме (1962), Фишер и на Майорке продемонстрировал полное превосходство над остальными участниками. На этот раз он опередил разделивших второе место Геллера, Ларсена и Хюбнера на 3.5 (!) очка. Перед партией последнего тура у Панно оставался маленький шанс отобраться в кандидатские матчи; для этого он должен был черными победить американца.

Фишер и Решевский по религиозным соображениям по субботам не садились за доску раньше семи часов вечера, и коллеги почти всегда шли им навстречу. Но устроители турнира на Майорке не обратили внимания, что на субботу выпадает последний тур, и протест Панно, что все партии именно последнего тура должны начаться одновременно, имел под собой основания.

Опоздав по обыкновению на десять минут, Бобби двинул вперед пешку от ферзевого слона, но Панно нигде не было видно. Фишеру не хотелось получать очко без игры и он поспешил в гостиницу, чтобы переубедить аргентинца (по тогдашним правилам разрешалось опаздывать на час). Уговорить Панно ему не удалось, и первый ход Фишера 1.с4 принес ему еще одну победу.

Однажды и я сыграл такую коротенькую (1.d4) партию и тоже в последнем туре. Моим соперником был Золтан Рибли, но тогда (Тилбург 1980) отсутствие венгерского гроссмейстера объяснялось другими причинами. Но, конечно, такого рода партии нельзя принимать всерьез.

Остается добавить, что каждый (ну, уговорили, уговорили - почти каждый) играющий в шахматы на профессиональном уровне наверняка может припомнить свою самую короткую партию и скорее всего не одну. Даже если в этих партиях жертвовались фигуры и проводились блестящие комбинации, ходов в них не было сделано вовсе: соперники пришли к мирному результату (в подавляющем большинстве случаев к мирному, хотя и не обязательно) ДО начала игры. Менее темпераментные выбирают для этой цели уже исхоженные пути, и такими, легко клонируемыми партиями, закончившимися вечным шахом или массовым истреблением всех фигур, полны базы данных.

Но кто бы рассуждал об этом – аз многогрешный! «Из забывших меня можно составить город», – писал поэт. Я всё это к тому, что совсем недавно, прочесывая базу данных и просматривая кое-какие собственные партийки, вынужден был констатировать, что если не город, то взвод худо-бедно можно составить из тех моих соперников, ничьи с которыми были заключены до игры.

Помню еще, что при составлении этих партий с будущим визави (в этом случае более уместное слово, чем «соперник») мы сталкивались с трудностями: хотя партии и не транслировались (ни о каких онлайнах тогда никто и слыхом не слыхивал), но  комментировались для публики, приезжавшей на турнир увидеть маэстро живьем. Вместе с комментатором зрители, разбирая позицию, предлагали варианты, пытаясь проникнуть в тайны мыслительного процесса полномочных представителей Каиссы на Земле. Поэтому в любом случае приличие должно было быть соблюдено. Приличие?

Автору рассказывали, что кое-какие гроссмейстеры не только составляли дома партии, «игравшиеся» несколько часов спустя в турнирном зале, но и, прокомментировав их, посылали в югославский «Информатор»: сохраняя невинность, они попутно приобретали и капиталец. Причем наиболее поднаторевшие расставляли в анализах ловушки своим будущим соперникам, рекомендуя те или иные «заслуживающие внимания» продолжения…

Надеюсь, эти строки не попадут на глаза тем, кто не имеет к нашей игре прямого отношения: шахматисты, подобно высочайшим особам, должны сохранять определенную дистанцию – мы все выглядим лучше в приглушенном свете.


  


Смотрите также...

  • Американский гроссмейстер Уильям Ломбарди скончался минувшим утром от сердечного приступа, немного не дожив до своего 80-летия.

  • Четверть века назад на одном из турниров в Югославии встретились Сэмми Решевский и Драголюб Велимирович. Получив по дебюту примерно равную позицию, американский гроссмейстер склонился к сопернику – Велимирович немного туг на ухо: «I offer you a draw».

  • Мат в три хода

    Если вы не смогли решить эту задачу, не очень расстраивайтесь – вы в хорошей компании: Бобби Фишер однажды держал пари, что решит её в течение получаса. И проиграл.

  • Прошедший в Эйлате клубный чемпионат Европы – не единственное крупное соревнование в истории Израиля. Можно вспомнить Олимпиады 1964 и 1976 годов, командный чемпионат мира в 2005-м. Из турниров следует отметить традиционные - в Беер-Шеве, турнир в Иерусалиме (1986), в Херцлии. Но всё началось полвека назад в Натаньи. Ставший традиционным, фестиваль привлек наибольшее внимание в 1968 году, когда здесь играл Бобби Фишер.

  • Добрый десяток лет он стоял на вершине мировой шахматной пирамиды. Пусть не на самом пике ее, но на высотах, добраться до которых редко кому удавалось. 

    Двадцать три раза играл в первенствах и дважды становился чемпионом несуществующей теперь страны, о которой голландский гроссмейстер Ханс Рей говорил: «Когда я бываю в Советском Союзе, мне кажется, что любой кондуктор трамвая играет в шахматы лучше, чем я».

  • Сегодня грустный день для любителей поэзии, театра, авторских песен, вообще искусства – исполнилось 35 лет со дня смерти великого поэта и барда Владимира Высоцкого.

  • М.ЮРЕНОК: Веселин, вы выиграли турнир. Я поздравляю вас.

    В.ТОПАЛОВ: ?

    М.ЮРЕНОК: Вы поделили первое место, но получите кубок, мне сказали.

    В.ТОПАЛОВ: А-а...

    М.ЮРЕНОК: Потому что у вас коэффициент лучший.

  • В интервью для сайта Chesspro известный гроссмейстер Евгений Васюков рассказал, в частности, о своей работе с Марком Таймановым и о злополучном четвертьфинальном матче претендентов 1971 года с Робертом Фишером:

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.