Владимир Сметана: "Каспаров начудил и не извинился, Карпов - наш герой, Крамник - наше всё"

Время публикации: 06.02.2019 18:37 | Последнее обновление: 08.02.2019 07:30

Запись прямого эфира 06.02.2019

Е.СУРОВ: Московское время 15.10, это прямой эфир Chess-News, и на связи Владимир Сметана – глава шахмат Краснодарского края, член Наблюдательного совета Российской шахматной федерации, может быть, ещё кто-то, я не знаю. Добавьте.

В.СМЕТАНА: Гражданин Российской Федерации.

Е.СУРОВ: И это многое объясняет.

В.СМЕТАНА: И это звучит гордо.

Е.СУРОВ: Тогда, может, мы с вами будем говорить как с гражданином Российской Федерации? А шахматы отставим на какой-нибудь десятый план?

В.СМЕТАНА: Как вам удобно, Евгений.

Е.СУРОВ: И всё-таки я хотел бы начать вот с чего. Я вас представил вчера на сайте и ВКонтакте как шахматного деятеля, если угодно чиновника  (не очень люблю это слово). Мы попросили наших слушателей и читателей задавать вам вопросы. И вопросов практически нет! Как вы думаете, с чем это связано? Почему нет такого интереса к внутрироссийским шахматным темам, проблемам, какой нам хотелось, чтобы был?

В.СМЕТАНА: Мне кажется, тут может быть несколько проблем. Во-первых, а о чём задавать вопросы? Сколько турниров будет или сколько пройдёт шахматных мероприятий? Или сколько призовых фондов? Должны же быть какие-то предметные вопросы. Они же не могут быть отвлечённые, типа «кем мы видим себя через десять лет» или «какие будут шахматы: четыре на четыре клетки или пять на пять, или восемь на восемь»? Вопросы задавать трудно. Мы же не поднимаем какие-то острые вопросы, которые касались бы каких-то бытовых повседневных проблем. А сам вид спорта шахматы – достаточно узконаправленный, профессиональный. Мы же больше про то, как подумать и поиграть, а не как поговорить. Поэтому не вижу ничего удивительного в этом.

Вот вам даже простой пример. Мы на территории Краснодарского края сделали такую корпоративную систему, как «Битрикс24». Это такой канал коммуникации через интернет, где идёт документооборот, происходят взаимодействие, коммуникация. Но и там очень редко пишут, очень редко говорят. Поэтому шахматы – это про тех людей, которые предпочитают подумать, чем поговорить. Как мне кажется.

Е.СУРОВ: С вами трудно не согласиться. Я представил себя на месте рядового шахматного любителя – участника группы ВКонтакте, и не уверен, что я бы сам задал какой-то вопрос. И, конечно, вы правы насчёт шахматистов. В этом, кстати, как мне кажется, есть проблема – что шахматисты больше про то, чтобы поиграть, чем поговорить. Я не против игры в шахматы, на ней всё базируется, но иногда лучше обсудить какие-то наболевшие темы, чем промолчать, удержать в себе, а потом это разовьётся и может привести к ещё более худшим последствиям.

В.СМЕТАНА: Да, есть такое. Хотя моя позиция такова, что мы обсуждаем абсолютно всё. У нас нет с этим проблем. Можем обсудить самые разные вопросы – и сложные, и несложные. Главное, чтобы было о чём поговорить.

Е.СУРОВ: Так вот – о чём поговорить… Как ни странно, мы с вами беседовали уже почти четыре года назад, - а мне казалось, что это было совсем недавно, - время бежит страшно! И то ваше интервью (любой может его найти на сайте) называлось: «Шахматы в Краснодарском крае ждёт светлое будущее». Вы это связывали в том числе и со своим приходом в краснодарские шахматы. И я хочу вас спросить, раз уж прошло столько времени: светлое будущее-то наступило?

В.СМЕТАНА: Я могу сказать, что за эти годы много что сделано. Разного. И хорошее есть, и сложные моменты, связанные с взаимодействием с отдельными шахматистами. Но если подводить итог в целом… Я вот буквально вчера отправил федерациям презентацию, мы её везде публично показываем и не скрываем. Ещё в 2015 году мы заложили фундамент – какие цели и задачи перед собой ставим, чего хотим добиться. И этому плану мы в принципе следуем. Краснодарский край – очень большой: это 44 муниципальных образования, 6.5 миллионов жителей – это официально, а неофициально все 10 миллионов. А уж в сезон – так и все 15 миллионов. Огромный край! И когда мы принимали работу федерации шахмат Краснодарского края, у нас были островки – может, 5-7 муниципальных образований, которые активно работали, имели календарный план, шахматисты этих образований ездили на соревнования. Ещё 5-7 муниципальных образований, которые жили своей жизнью, не принимая участия в краевых мероприятиях. А сегодня мы скромно можем сказать, что 30 из 44 муниципальных образований имеют свой календарный план, формируют сборную муниципального образования, сформировали муниципальную федерацию и начинают постепенное планомерное взаимодействие в рамках всего Краснодарского края.

Есть, конечно, и проблемы. К сожалению, в последние годы они больше внешние, не связанные с шахматами. Например, экономическое состояние населения и шахматистов, в частности. К сожалению, это влияет на отсутствие возможности посещать выездные мероприятия, потому что средств реально стало меньше, в том числе у шахматистов.

А в целом, если говорить о поставленных задачах, то мы их частично выполняем. Я хочу сказать, что у меня в статусе руководителя федерации срок заканчивается в 2020 году. Я уже это озвучивал и повторюсь: переизбираться я не планирую, считаю, что одного раза в пять лет достаточно. Как говорит наш большой начальник, «раб на галерах», связанных с шахматами. И это совсем не шутка, потому что бывают дни, когда по полдня мы реально занимаемся только вопросами и ответами, связанными с шахматной деятельностью. Это активные переписки, перезвоны, формирование самых разных документов. Хочу сказать, что это большой общественный труд. Может быть, не все его видят и понимают. Если бы наш субъект был меньше, то, может, было бы попроще. Но Краснодарский край просто огромный! И люди активные, с разными позициями, разными взглядами, и каждый хочет увидеть себя в шахматной и общественной деятельности. А кто-то, наоборот, не хочет себя там видеть, и мы пытаемся их взбодрить, дать некую мотивацию, показать горизонты, к каким им надо прийти, какие цели и задачи можно себе поставить на местах.

Из плюсов отмечу то, что многие стали, слава богу, пользоваться компьютерами – я считаю, что это существенный рывок в части коммуникации. Правда, не все достаточно активны в плане взаимодействия. Но я думаю, это связано с нашим видом спорта. Потому что, повторюсь, мы, в основном, про то, как «подумать», нежели про то, как «поговорить».

Е.СУРОВ: Большой начальник, как вы его назвали, между прочим, ещё ни разу не сказал: «Я устал, я ухожу», - перефразируя то, что вы, видимо, хотите сейчас сказать. И уж он-то явно больше одного срока руководит. Но всё-таки – вы-то почему уходите? Правильно ли я вас понял, что вы настолько загружены этой работой, что хотите просто сбросить эту гору с плеч?

В.СМЕТАНА: Я бы сказал так: в любом случае никто никуда принципиально не уйдёт. Но каждый задаёт себе вопрос: как проявить себя? Я даже знаю несколько активных коллег из нашего Краснодарского края, которые с удовольствием возглавили бы федерацию. И я считаю, что должны быть некие ротации, должны быть разные подходы и взгляды. Но принципиальная концепция, которую мы заложили в рамках меморандума на территории Краснодарского края руководителями федерации, должна быть реализована. Но вообще шахматы – это колоссальная общественная загрузка. Кстати, через несколько дней я еду в Краснодарский край на три недели. Взял отпуск, и в свой законный отпуск буду развозить по краю проект «Шахматы в школе». Посещу 25 муниципальных школ, порядка 15 муниципальных образований. Я не знаю, понимает ли кто-то, но это сумасшедшая работа! Например, от Армавира до Темрюка, если смотреть по диагонали, 900 км! А посещение всех школ, встречи с учителями, с детьми – это тысячи контактов, десятки тысяч новых лиц, и нужна безумная энергетика, чтобы всё это выдерживать и всё это реализовывать. Тем более, что этим надо заниматься профессионально, не в полглаза. Так что пять лет – это очень приличный срок на то, что мы сделали и реализовали. Надо дать возможность и другим попробовать себя в этой роли. Так что не вижу в этом ничего плохого. Конечно же, мы останемся коллегами, будем взаимодействовать, но может быть, менее активно. Потому что надо себя реализовывать и профессионально, а общественная нагрузка всё-таки колоссальная. У меня много и другой общественной нагрузки, но надо всё-таки сконцентрироваться и на профессиональных успехах. Так что буду делать большой упор в этой части.

Е.СУРОВ: Краснодарский край действительно очень большой и, замечу, очень красивый! Может быть, это самый красивый регион в России. Так получилось, что я в прошлом году проколесил много территорий по Краснодарскому краю. Вот вас вспоминал, например. А когда проезжал Туапсе, специально вышел и поклонился самому знаменитому уроженцу города – о нём мы ещё поговорим. И я даже сейчас вам позавидовал, когда вы сказали, что на три недели едете туда. Хороший отпуск у вас будет!

В.СМЕТАНА: Это будет уже третий наш опыт, связанный с реализацией проекта «Шахматы в школе». Традиционно это плюс пять килограмм веса, это 10 тысяч километров на автотранспорте, и потом ещё нужен месяц отдыха после такого трёхнедельного «отпуска». Это десятки интервью, тысячи встреч за три недели – с каждым хоть по два-три слова. Надо понимать объёмы такой нагрузки – просто колоссальная работа, повторюсь. С другой стороны, приятно видеть и результаты, когда тебе благодарны тысячи людей – и шахматистов, и учителей, и детей, и их родителей. Они же все понимают, что мы несём то благо, которое будет делать их детей умнее. Так что здесь есть и плюсы, и минусы. Но опять же, надо смотреть, чтобы на длинной дистанции устоять и не упасть.

Е.СУРОВ: Вы говорите, что у вас всегда есть, и особенно в эти три недели будет нагрузка, например, интервью. Вы это произносите так, будто это ваша негласная, неписаная, но обязанность как руководителя федерации. И вы в этом смысле сильно отличаетесь от чиновников, скажем, более высокого ранга в Российской шахматной федерации (я скажу мягко). Я не призываю вас сейчас обсуждать кого-то, а хочу поговорить именно про вас. Откуда у вас эта тяга к открытости, к тому, о чём я говорю?

В.СМЕТАНА: Я боюсь делать какие-то выводы, но главная цель и задача любой региональной федерации, особенно руководителей региональных федераций – это популяризация шахмат как вида спорта на территории вверенного вам региона. Причём мы же конкурируем не как, условно говоря, шахматист Иванов с шахматистом Петровым. А мы конкурируем с другими 70 видами спорта. Не хочу никого обидеть, но у нас есть виды спорта, которые имеют существенно больший бюджет на территории субъекта, хотя у них в тысячу раз меньше мероприятий. Но почему-то шахматы как-то отодвинуты на задний план. Мы ведь ещё и не олимпийский вид спорта. Сейчас у нас есть проблемы, и мы пытаемся их решить. Вроде бы достигнуто понимание с Министерством спорта. Мы делаем шахматы базовым видом спорта, чтобы не только поднять их авторитет публично, но и формализовать его в документах. Потому что если вид спорта не базовый, не олимпийский, то его финансирование уменьшается. А мы знаем, что сейчас и так все бюджеты режутся. А что самое очевидное может сделать руководитель региональной федерации? Говорить об этом виде спорта, и чтобы большое начальство это видело и слышало.

Я хочу сказать, что у нас сейчас грандиозные успехи, потому что у нас в Краснодарском крае о шахматах как о виде спорта говорит практически всё начальство – и губернатор, и вице-губернатор, и министры. Мы даже вышли за рамки Министерства спорта и теперь активно работаем с Министерством образования, с Министерством труда Краснодарского края. В частности, даже по детским домам, по интернатам, по людям, попавшим в сложные ситуации. Так что всё, что касается чиновников, что касается информационного сопровождения, у нас полный ресурс.

А дальше, конечно же, коллектив. Учим говорить, где-то даже заставляем, пытаемся мотивировать, потому что руководитель муниципалитета должен говорить о шахматах, о шахматных мероприятиях, чтобы он был на виду. На это обращается большое внимание.

Я хочу сказать ещё о плюсах. В Краснодарском крае у шахматных тренеров, мне кажется, 200 процентов загруженности. Это везде и всюду частные уроки. Я думаю, что все, кто хоть как-то может передвигать фигуры, что-то и где-то преподают. И слава богу!

Поэтому самый простой ресурс, который у тебя есть, - это твоё время. И если у тебя есть доступ к СМИ, то время можно трансформировать в части популяризации шахмат и собственной узнаваемости, нести некий позитив  и в этом качестве уже пытаться перерасти в какой-то качественный продукт.

Е.СУРОВ: Скажите, а Владимир Крамник принимает какое-то участие в деятельности федерации? Я помню по нашему предыдущему разговору, что была основана школа Крамника?

В.СМЕТАНА: Да, «Сириус».

Е.СУРОВ: А, «Сириус» - это и есть школа Крамника?

В.СМЕТАНА: Есть же официальное название, а есть неофициальное. Неофициально мы называем «Сириус» школой Крамника, и Володя лично курирует эту школу. Я знаю, что он принимает активное участие в подборе туда детишек. Но официально школа не может называться «школой Крамника», потому что у «Сириуса» есть внутренний регламент, и мы ему следуем.

А если говорить о Владимире Крамнике и о Краснодарском крае, то в 2016 или 2017 году (я уже начал путаться) мы открыли Клуб имени Владимира Крамника в Кубанском государственном университете. Володя приезжал лично. И это был новый виток, новый драйв, такой университетский всплеск. Мне недавно звонил коллега из Армавира, из педагогического университета, и они тоже хотят открыть шахматный клуб. Так что Володя – это наш герб, наш флаг, наше лицо, наша гордость, это наше всё. Плюс это ещё и наш бонус, который мы используем, чтобы популяризировать и продвигать шахматы. Мы разговаривали с Володей, обсуждали, и он не против этого, разумеется, в умеренном порядке.

Е.СУРОВ: В связи с тем, что он завершил шахматную карьеру, вы не планируете как-то попробовать привлечь его более интенсивно ко всем этим проектам?

В.СМЕТАНА: Конечно, надо обсуждать. Это ведь и время, и ресурсы, и надо понимать, какие цели и задачи мы перед собой ставим. Так что сходу сказать не могу. Понятно, что у всех есть виды на жизнь, а шахматы – это часть нашей жизни. А как всё трансформировать? Это надо обсуждать. Я с ним ещё не говорил на эту тему.

Е.СУРОВ: А как вы, болельщик Крамника, восприняли новость о его решении оставить профессиональные шахматы?

В.СМЕТАНА: Честно говоря, как шахматист я расстроен, потому что мы не увидим больше его творческих партий. Но, с другой стороны, у всего есть начало и конец, и мы должны понимать это. Владимир сам неоднократно говорил, что шахматы – это спорт молодых. А молодёжь у нас сейчас активная, быстрая, спортивная, даёт хорошие результаты. Конечно, ничего удивительного в этом нет, есть определённая закономерность в этой части. Но я думаю, что Володя в любом случае останется в шахматах – это сто процентов. И я практически уверен, что он ещё будет играть в некоторых турнирах, может быть, просто не так активно.

Е.СУРОВ: А кто сейчас самые известные шахматисты Краснодарского края? Те, на которых вы можете надеяться в каких-то крупных соревнованиях.

В.СМЕТАНА: Мы знаем, что на днях закончился Moscow Open, где победил наш краснодарец Борис Савченко. А ещё я хочу сказать, что у нас есть Илья Маковеев – это наша молодая гордость, чемпион мира. Но надо расти, потому что детские и взрослые шахматы абсолютно разные. Мне трудно сказать, кто из детишек может дать какой-то результат. А из взрослых я знаю, что некоторые наши гроссмейстеры принимают участие в различных турнирах, но по-разному выступают. К сожалению, следствие глобализации в том, что каждый, кто достигает какого-то успеха, тут же переезжает в Москву или за рубеж, тем более, если им там дают финансирование. И как их потом считать? Выступающими за край? Или за страну? Или за клуб? Трудно понять. И трудно сходу ответить.

Но я хочу сказать, что шахматы за последние десять лет стали другими. Это и скайп, это и интернет-технологии. Многие профессиональные шахматисты сейчас тренируются в скайпе, в ютубе можно найти миллионы роликов. Сейчас отличные технологии, и каждый комментарий к каждой партии – это, допустим, как десять уроков в тех же 80-х или 90-х годах, когда не было интернета. Сейчас вообще всё по-другому! Плюс – глобализация, перемещение, мобильность. Поэтому наши шахматисты уезжают. Наш Сергей Тивяков уехал, тот же Борис Савченко сейчас живёт в Москве, Владимир Крамник живёт в Европе. Поэтому наши шахматисты приезжают-уезжают, и говорить об успехах шахматистов конкретного региона почти невозможно. Наверное, надо обращать внимание на ценные результаты для всей России, а не для отдельного субъекта. Мы знаем, что Илья Маковеев, допустим, жил в Подмосковье, потом переехал с родителями в Геленджик. Так он чей – подмосковный или теперь уже краснодарский? Это тоже большой вопрос. Территория не имеет значения. Главное, что есть Россия, и надо выступать за Россию и показывать результаты в пользу России.

Е.СУРОВ: Вы в начале сказали, что денег в крае стало меньше выделяться на развитие шахмат. Меньше по сравнению с какими временами? И отчего это зависит?

В.СМЕТАНА: Я бы сказал, что здесь две проблемы. Во-первых, денег стало меньше в бюджете, во-вторых, денег стало меньше у населения. Но это не шахматная проблема. В субъекте идёт оптимизация бюджета, идёт уменьшение расходов на все виды спорта, и на шахматы в том числе. С другой стороны, если мы посмотрим на Европу, то разве там финансируют спорт из бюджета? Там есть частные клубы, которые содержатся меценатами, спонсорами, а не из бюджета финансируются. Конечно, кроме олимпийских видов спорта или отдельных спортсменов, которые выдают мировые достижения.

А отсутствие денег у населения… Я думаю, не удивлю этим никого. Мы видим, что в последние годы из-за санкций и всего, что с ними связано, экономически стало намного сложнее.

Е.СУРОВ: Правильно ли я вас понимаю (обращаюсь уже, если угодно, к вам как к члену Наблюдательного совета РШФ), что в целом экономическая ситуация в стране негативно повлияла на экономическую ситуацию в шахматах России?

В.СМЕТАНА: Я боюсь давать такие обобщающие заключения и высказывать свои взгляды. Но могу сказать, что на территории Краснодарского края денег стало меньше. И это чувствуется, даже начиная с командирования. Потому что стало не на что ездить. Я считаю, что это серьёзная проблема. Плюс – национальная валюта, мы все видим, что с ней происходит. Только за последний год рубль стал на 18% дешевле по отношению к доллару. Соответственно, это сказывается на всём остальном. Но это не шахматный вопрос.

Е.СУРОВ: Да, это не шахматный вопрос, но мы понимаем, что всё это связано. Мы вынуждены об этом говорить. Часто люди упрекают: дескать, почему вы говорите не на шахматные темы? Да мы никогда не говорим на какую-либо тему, которая бы напрямую не была связана с шахматами. Как-то она обязательно связана. Потому что мы же люди, мы здесь живём, мы же не только за шахматной доской день проводим.

В.СМЕТАНА: Конечно.

Е.СУРОВ: Возвращаясь к вашей должности в РШФ, скажите: вы как член Наблюдательного совета ощущаете себя полноценным представителем своего региона? От вас что-то зависит в Российской шахматной федерации? И не является ли этот Наблюдательный совет уже, скорее, некой декорацией, а на самом деле, ничего не решающим органом?

В.СМЕТАНА: Надо понимать, что Наблюдательный совет – это форма. А форму наполняют содержанием конкретные люди. Можно быть и в Президентском совете, и в межгалактическом совете, и ничего не делать. А можно быть нигде – и делать всё. Это достаточно философский вопрос. Я хочу сказать, что за последние пять лет активной работы и взаимодействия с командой Российской шахматной федерации у нас многое получается. Мы много обсуждаем, много делаем и будем делать дальше. Здесь опять же вопрос конкретных коммуникаций. Наблюдательный совет абсолютно нужен для контрольных функций – мы ведь каждый год подводим итоги, смотрим на результаты, делаем какие-то выводы, смотрим, что мы ещё должны спланировать. В прошлом году у нас было два очных Наблюдательных совета в Сочи – на майские праздники и в декабре. Я считаю, что Наблюдательный совет в целом нужен. Он достаточно позитивно влияет и на статус региона, который его члены представляют на этом совете. И, как я уже говорил, это канал коммуникации, обмена опытом, взаимодействие с другими руководителями федераций. По крайней мере, мы это правильно используем, и в целом я удовлетворён нахождением в Наблюдательном совете.

Е.СУРОВ: Я вас понял. Скажите, вы скоро поедете в отпуск, в свои родные места. Кстати, вы будете за рулём?

В.СМЕТАНА: Нет, в этом году поеду без руля.

Е.СУРОВ: Ну, тем не менее, что вы обычно слушаете из музыки? Вы понимаете, к чему я клоню? Я бы хотел услышать от вас то, что мы потом услышим в конце нашего интервью в эфире.

В.СМЕТАНА: Я помню, что прошлое интервью у нас было с подвохом. Вы мне задали вопрос: «Как вы думаете, как музыка играла перед началом нашего интервью?». Помните?

Е.СУРОВ: О да.

В.СМЕТАНА: И я тогда, немножко привставая с рабочего кресла, подумал: наверное, гимн Российской федерации. А сейчас скажу: на ваш вкус, Евгений.

Е.СУРОВ: Но не гимн?

В.СМЕТАНА: Нет, не гимн – точно. Потому что это будет неуместно. Так что – на ваш вкус. У вас хороший, правильный вкус. Мне нравится ваш канал, нравится ваш портал Chess-News – наверное, такой самый народный, публичный. Может быть, иногда жестковатый – мы тоже это обсуждали. Но он является хорошей коммуникационной площадкой, где можно высказаться… Всё-таки, может быть, ввести некую шеф-редакцию, некую дисциплину, потому что были перекосы, мы знаем о них. Но в целом как ресурс, я считаю, что Chess-News – это самый полноценный коммуникационный сайт. Можно почитать разные мнения, высказаться, пожелать кому-то удачи, с кем-то что-то обсудить.

Е.СУРОВ: И в том числе задать вопрос. Например, вам пришёл вопрос от Романа Добровольского: «Подскажите, как вы решаете вопрос с обучением школьных учителей для реализации проекта “Шахматы в школе”?». По-моему, хороший вопрос. Я, например, не знаю, как решать проблему шахматных учителей в школах.

В.СМЕТАНА: Я хочу сказать, что у нас, на мой взгляд, абсолютно правильное, адекватное решение. У нас в Министерстве образования Краснодарского края есть подведомственная организация, которая обучает всех преподавателей на территории Краснодарского края – у неё такая функция. За прошлый год за счёт бюджета Краснодарского края мы обучили 2 тысячи преподавателей начальных школ со всех 44 муниципальных образований края. По 36 часов на каждого учителя! И самое главное, что наши лекторы – это были руководители либо замы руководителей, либо лучшие тренеры, которые обучали азам. При этом давали направление, где в интернете можно найти и скачать все необходимые материалы для работы в начальной школе. Потому что покупать эти материалы могут не все. Я езжу по городкам края, по сёлам, где небольшие школы, и вижу, что для покупки материалов деньги есть не у всех. Такая литература всё-таки стоит денег – 200, 300, 500 рублей. Это хорошие книги, но их не каждый может купить. А есть интернет, откуда можно бесплатно качать литературу и потом её использовать.

Так что в прошлом году мы обучили две тысячи учителей за счёт бюджета Краснодарского края по линии Министерства образования. В этом году у нас стоит в плане то же самое. Правда, нет контроля качества – насколько успешно мы обучили учителей. Но это путь, по которому мы будем идти. Мы взаимодействуем с ними дальше, они к нам обращаются.

Е.СУРОВ: Вы используете шахматных тренеров?

В.СМЕТАНА: Да. Которые показывают, как методически правильно можно преподавать шахматы в начальной школе по проекту «Шахматы в школе». Я считаю это нашим успехом, особенно в части взаимодействия с общественными организациями, с благотворительным фондом Елены и Геннадия Тимченко, с Российской шахматной федерацией и с краевыми федерациями. У нас разделены полномочия – кто какую функцию на себя берёт, и какого результата мы достигаем по проекту «Шахматы в школе» на территории субъекта.

Е.СУРОВ: У нас такими темпами идёт проект «Шахматы в школе», что я уже немножко запутался. Всё время принимаются какие-то решения по этому поводу. Сейчас шахматы пока ещё не в обязательной программе?

В.СМЕТАНА: У нас нет всеобуча по шахматам, у нас это идёт как дополнительный урок на выбор. То есть, допустим, ученик может выбрать вместо третьего урока физкультуры шахматы. Опять же, не хочу никого обидеть, но я знал школы, в которых вместо третьего урока физкультуры было, условно говоря, вязание или рисование. Так что пусть уж лучше будут шахматы.

Е.СУРОВ: А есть у вас данные, какой процент учеников выбирает именно шахматы?

В.СМЕТАНА: В начальной школе вовлечены абсолютно все. Другое дело, что у нас не хватает учителей, которые могли бы научить всех играть в шахматы. Потому что, как мне кажется, ученики с первого по четвёртый класс – это самые благодарные для шахмат пользователи. Потому что присутствует соревновательный эффект, они увлекаются, глаза горят, все играют. И это большая селекция, мы на этом делает упор. Я хочу сказать, что в Краснодарском крае 1211 школ. По-моему, в 811 школах мы уже реализовали совместно с региональным Министерством образования проект «Шахматы в школе». Благодаря фонду Елены и Геннадия Тимченко, мы передаём школам инвентарь, в конце каждого года проводим конкурс, вручаем преподавателям ноутбуки и денежные призы. То есть это некая модель для стимулирования и развития спорта на территории субъекта. Причём за счёт большой селекции мы даже предполагаем, что дети из начальной школы пойдут уже в спортивные школы – те, кому наиболее интересны шахматы. А дальше уже можно будет ожидать какого-то результата. По крайней мере, о шахматах в Краснодарском крае говорят абсолютно все – и учителя, и дети, и их родители.

Вы, наверное, знаете, что у нас в Российской федерации по линии Министерства образования реализуются всего два проекта – это «Шахматы в школах» и «Самбо в школах». Другое дело, что для шахмат нужно что? Доска, шахматы и часы (часы даже не всегда нужны). А для самбо нужна территория, специальные маты, на каждом занятии должен присутствовать врач… То есть это совсем другой бюджет. Так что у нас всё развивается гораздо динамичнее.

Е.СУРОВ: И как у человека, впервые услышавшего об этом, у меня сразу возникает вопрос: а какое отношение самбо может иметь к образованию? Почему этим занимается Министерство образования?

В.СМЕТАНА: Это вопрос не ко мне.

Е.СУРОВ: Действительно. Тогда вопрос уже точно к вам. Мы с вами знакомы, не раз общались, я и сейчас вас слушаю и понимаю, что вы точно не производите впечатления человека, который чем-то занимается просто ради галочки, потому что назначили. Вы действительно живёте своим делом, болеете за него, вкладываете свою душу. А как вам кажется, чем бы должно закончиться всё это, чтобы вы почувствовали себя полностью удовлетворённым и сказали бы: всё, задача выполнена? Ну, скажем, лет через тридцать вы будете сидеть на пляже где-нибудь в Сочи с сигарой. И что вы должны реализовать в своём шахматном деле, чтобы вы тогда сказали: «Жизнь прожита не зря»?

В.СМЕТАНА: Очень хороший вопрос. Мы сейчас как раз пытаемся наших коллег вывести за рамки спорта. Поэтому у нас сейчас шахматы – это и образование, и спорт, и досуг. А результат нашей шахматной деятельности… Для страны важно иметь чемпионов мира. А если говорить о территории субъекта, то важно, что, условно, полтора миллиона человек будут уметь играть в шахматы. Тем более, что мы работаем с молодёжью, и сейчас это умная молодёжь, успешная молодёжь, и очевидно, что она должна стать богатой молодёжью. Я думаю, что именно это будет осознанием того, что мы что-то делаем правильно и абсолютно не зря это делаем. Я могу сравнить многое из того, что мы делаем. И уверен, что мы всё делаем правильно, и где-то нам это зачтётся.

Е.СУРОВ: И ещё один вопрос к вам. Давненько я замечаю, что у вас, я бы сказал, негативное отношение к ещё одному шахматному чемпиону мира – Гарри Каспарову. Вы иногда даже оставляете в группе резко негативные комментарии на его счёт. А почему у вас к нему такое отношение?

В.СМЕТАНА: Я могу рассказать, как мы это почувствовали на себе. Я как раз жил тогда на территории Краснодарского края, до 2004 года, и в это время у него была бурная активная политическая деятельность. Которая вылилась в отрицательные результаты отношения к шахматам как к виду спорта на территории Краснодарского края. Помимо того, что нас начали называть оппозиционерами (и это, честно говоря, до сих пор немножко режет слух)…

Е.СУРОВ: «Вас» - это шахматистов?

В.СМЕТАНА: Да, всех шахматистов. Но это косвенно. А напрямую – было несколько категорий спорта: А, Б и так далее. Так вот, нас перевели в дальнюю категорию, сразу уменьшилось бюджетное влияние на шахматы как на вид спорта, и это напрямую сказалось на деградации людей почти на целое десятилетие. Знаете, эта политическая деятельность, когда наблюдаешь за тем, как чемпион мира кусает кого-то за пальцы в автозаках… Это настолько деструктивно! И мне кажется, тринадцатый чемпион мира даже не до конца понял, что он наделал, какой вред нанёс Российской федерации ради денег. Я думаю, что всё это делалось за деньги, ведь мы же понимаем, что политики без денег не бывает, так что всё это стопроцентно оплачивалось, он никакой не альтруист. Поэтому я считаю, что вред был прямой. Я его видел как шахматист, как житель Краснодарского края – насколько негативно это всё сказалось на шахматах как на виде спорта на территории Краснодарского края. И я оцениваю этот период отрицательно. Слава богу, что сейчас всё тихо и спокойно.

А вообще, мне кажется, что политика и шахматы уж точно не должны пересекаться.

Е.СУРОВ: В идеале, может быть, и да. А в жизни с давних времён так повелось, что они не просто пересекаются, а иногда очень тесно пересекаются.

В.СМЕТАНА: Я думаю, что если мы будем чуть-чуть умнее, то мы всегда будем поддерживать действующую власть. Мне кажется, это должна быть принципиальная позиция.

Е.СУРОВ: Неужели это, по-вашему, признак ума?

В.СМЕТАНА: Я думаю, это сто процентов признак ума, а не признак жажды наживы, самопиара и всего того, чем занимался наш уважаемый тринадцатый чемпион мира.

Е.СУРОВ: Хорошо, даже если не брать тринадцатого чемпиона мира, то ведь у людей могут быть разные взгляды. Кто-то не поддерживает власть – и что же теперь? Почему он должен объявляться врагом народа, и из-за него должны страдать шахматы? Ведь не он в этом виноват. Даже если мы возьмём любого известного шахматиста…

В.СМЕТАНА: Мы же не видели, Евгений, чтобы наш тринадцатый чемпион мира извинился перед всеми шахматистами Российской федерации за то, что он чудил в своей политической деятельности? Он же не разделил себя как чемпиона и политика. Он же не говорил о том, что теперь он политик, а не шахматист. И всегда мы видели это переплетение – шахматист, он же оппозиционный деятель. Ну и плюс мы наблюдали всю ту грязь, которая за этим следовала. Поэтому я считаю, что ничего хорошего в этом нет, абсолютно точно. Если хочешь заниматься политикой – нет проблем, но не надо при этом упоминать шахматы. А ещё лучше сказать, что это не связано с шахматами. Чтобы всем всё сразу стало понятно.

Е.СУРОВ: Тогда я спрошу вас ещё об одном чемпионе. Мы уже обсудили двух «К». А как вы относитесь к третьему великому «К» - Анатолию Карпову, который тоже перешёл в политику? Но, скажем так, разворачивает свою деятельность на противоположном фланге.

В.СМЕТАНА: Слушайте, Анатолий Евгеньевич – это человек, которым мы гордимся, это наш герой. Буквально две недели назад мы встречались с ним в Госдуме. У нас с Анатолием Евгеньевичем есть совместный проект на территории Краснодарского края – это санаторный комплекс «Смена», который находится в Сукко, под Анапой. Анатолий Евгеньевич курирует этот проект. У нас сейчас подписывается соглашение о том, что сорок регионов направят команды, которые будут проживать две недели на территории «Смены». А «Смена» - это то же самое, что «Орлёнок» или «Артек». Благодатное место! И мы с Анатолием Евгеньевичем этот проект реализуем. Если я не ошибаюсь, он реализовывал его ещё с 2006 года. Там была его школа, и там он размещал приезжих детишек. Поэтому Анатолию Евгеньевичу – только благодарность, причём искренняя. Это абсолютно позитивный и большой человек. Помню, когда первый раз встретил его в Общественной Палате в 2011 году (он тогда был членом Общественной палаты), сказал ему: «Анатолий Евгеньевич, я учился играть в шахматы на ваших партиях. Большое вам спасибо!». Я думаю, что принципиально ничего не изменилось. Легендарный человек, к нему испытываешь только благодарность и признание за то, что он делал, делает и, я уверен, ещё будет делать.

Е.СУРОВ: Скажите, только честно: неужели вы на партиях Каспарова не учились тоже?

В.СМЕТАНА: Ну, что-то было интересное… (смеются)

Е.СУРОВ: Владимир, спасибо за этот разговор. Я желаю вам успехов в вашем нелёгком труде!

В.СМЕТАНА: Евгений, вам большое спасибо за ваш шахматный ресурс и за вашу активность. Я уверен, что вы будете продолжать, не снижая темпа, популяризировать шахматы на территории России и за её пределами.

Е.СУРОВ: Спасибо!

* * *

Мы работаем для вас и на вас. Это возможно только с вашей помощью.

Сделайте пожертвование через систему PayPal с карты любого банка или со своего PayPal-счёта.
ПЕРЕВОД

Перевод на карту Сбербанка:

4276 3800 1294 7557

Сбербанк Онлайн

Перевод с карты на карту можно сделать через сервис card2card (но - только с карт, выпущенных российскими банками). Воспользуйтесь любым card2card сервисом, например, от Банка Открытие.

Номер карты:

5323 0180 8037 0944

Вы можете сделать перевод на банковские счета:   
В рублях
В долларах
В евро

СКАЧАТЬ РЕКВИЗИТЫ
Сделайте пожертвование в Яндекс-кошелёк.   
ПЕРЕВОД
Сделайте перевод в QIWI-кошелёк.      
ПЕРЕВОД
Разместите свою рекламу на сайте - тем самым вы тоже поможете нам.
Обращайтесь:

alzh1976@gmail.com Алексей Жабин

 


  


Комментарии

Этот Сметана - обыкновенный

Этот Сметана - обыкновенный холуй.
Таких людишек на дух нельзя подпускать к шахматам, игре независимых и свободомыслящих людей. Он только оболванивает детей.
Слушать его бред в отношении Каспарова ("все оплачивалось", "никакой он не альтруист", ...) даже не смешно, а противно. Ну а Карпова я ему советую поцеловать в задницу в следующий раз, когда он его встретит в Гос. Дуре. Это будет вполне соответствовать тому, что он сказал о своем герое - гаденыше со служебной кличкой Рауль.
Сметана: "Если мы будем умнее, то мы всегда будем поддерживать действующую власть".
Он и есть сметана - жирный и податливый материал, затекаюший туда, куда разрешает затекать действующая власть.

...И это не говоря о том,что

...И это не говоря о том,что называть Краснодарский край большим может только
человек,который никогда не был в Сибири...

«Сужу всех смéло я, п… нет:

«Сужу всех смéло я,
п… нет: ряжу конкрéтно я!»
Сметана белая, сметана белая, сметана белая —
глаза бесцветные…

Человека никто не тянул за

Человека никто не тянул за язык, а он кричит я-гражданин РФ. Это гордо. Раньше говорили я-коммунист, и очень гордились этим.
Ну как он может быть за Каспарова? Это все начиналось как-то не так. «Каспаров сделал много плохого для российских шахмат». Интересно что? Что имел свое независимое мнение?
Такие личности как г-н Сметана должны любить не только Карпова, Крамника, но еще и Сероженьку Карякина. Еще одного холуя.

Анатолий Евгеньевич - это

Анатолий Евгеньевич - это абсолютно позитивный и большой человек. Легендарный человек, к нему испытываешь только благодарность и признание за то, что он делал, делает и ещё будет делать. Но всё это делается за деньги, ведь мы же понимаем, что политики без денег не бывает, так что всё это стопроцентно оплачивалось, он никакой не альтруист. Если он хочет заниматься политикой – нет проблем, но не надо при этом упоминать шахматы.

Надо признать разницу между

Надо признать разницу между этим обыкновенным холуем и Карповым: масштаб разный. Но всем этим разнокалиберным раболепствующим, которые так эффективно кучкуются вокруг главного раба, абсолютно безразлично какую суперзадницу вылизывать - сталинскую, брежневскую или путинскую. Рабский инстинкт требует от них всегда быть в струе.

"Я думаю, что если мы будем

"Я думаю, что если мы будем чуть-чуть умнее, то мы всегда будем поддерживать действующую власть. Мне кажется, это должна быть принципиальная позиция".

Полный п...ц.

Всё перевёрнуто с ног на голову. 2x2=5. Дети, не слушайте дядю Сметану, если хотите жить счастливо и осмысленно, а не страдать всю жизнь в безысходности.

Почитал, т.к. аудиоинтервью

Почитал, т.к. аудиоинтервью не люблю слушать.
К господину Сметане, действительно, вопросов нет. Только пожелание - освободить от своего светлейшего руководства недостойное его гения подведомственное шахматное население.
Про коррупционную... пардон, корпоративную систему "Битрикс24" от 1C - спасибо, посмеялся от души :)

Я думаю, ребята, что никто не

Я думаю, ребята, что никто не понял уважаемого Сметану. На самом деле, он-сторонник оппозиции, и, называя вещи своими именами, чистейшей воды экстремист. Надо только расшифровать то, что он имел ввиду между строк. Ну, например: "Я уже это озвучивал и повторюсь: переизбираться я не планирую, считаю, что одного раза в пять лет достаточно. Как говорит наш большой начальник, «раб на галерах», связанных с шахматами" ...и далее по тексту. Что это как не скрытая критика "раба на галерах", который неутомимо переизбирается и переизбирается? Что он имеет ввиду "пять лет достаточно?" И дальше, он якобы говорит о Каспарове: " ... тринадцатый чемпион мира даже не до конца понял, что он наделал, какой вред нанёс Российской федерации ради денег. Я думаю, что всё это делалось за деньги, ведь мы же понимаем, что политики без денег не бывает, так что всё это стопроцентно оплачивалось, он никакой не альтруист." Так, а теперь вопрос: вы живёте в России, и Вам говорят фразу "российский политик", так кто вам первый придёт на ум: Каспаров или уже упомянутый "раб на галерах"? Попробуйте заменить в этой цитате "тринадцатый чемпион мира" на "второй президент России". Не к такой замене подталкивает нас господин Сметана? Идём дальше: " Во-первых, денег стало меньше в бюджете, во-вторых, денег стало меньше у населения." Понятно, человек устал от эзопова языка и прямым текстом критикует действующую власть. Но, капельку отдохнув, тут же возвращается к эзопову языку: ""Помимо того, что нас начали называть оппозиционерами (и это, честно говоря, до сих пор немножко режет слух)…", "".. если мы будем чуть-чуть умнее, то мы всегда будем поддерживать действующую власть"." Теперь задумаемся: Сметана, вроде бы, неглупый человек, и вдруг он сознательно доводит до абсурда такие российские духовные скрепы как любовь к власти и ненависть к оппозиции? Разве доведение до абсурда не является способом опровержения, осмеяния чего-либо? Да и почему он так настаивает, что он-"Гражданин Российской Федерации", явно намекая на властные и околовластные персонажи со скрытым двойным гражданством и скрытой недвижимостью за рубежом, что за навальщину он пытается развести на этом шахматном сайте? А главное, что значит:" Володя – это наш герб, наш флаг, наше лицо, наша гордость, это наше всё." И это про другого Володю. Разве ему не известно, что у нас уже есть Володя, который и наш герб, и наш флаг, и наше лицо, и наша гордость, и наше всё? Если это не призыв к насильственному свержению власти, то что это такое? Вообщем, суммируя мои наблюдения, я хочу послать сигнал тем людям, которые читают этот сайт в силу профессионального долга: обратите, пожалуйста, внимание на так называемого господина Сметану. И, конечно, хочу сигнализировать и редактору: оппозиционным экстремистам не должно быть места на шахматных сайтах.

Боюсь, уважаемый Fel, что

Боюсь, уважаемый Fel, что доведение до абсурда в РФ является не саркастическим способом опровержения, а лишь указанием для властей, что в какой-то сфере их забот Кафка ещё не сделан былью и нужны новые законодательные инициативы.
В конце концов, в РФ ещё можно ездить на машинах любого цвета (в Туркменистане - только белого), носить бороду (в Таджикистане - только установленной начальством длины), читать некоторые недобаненные зарубежные сайты (в КНДР и Китае с этим сложнее) и т.п.
Хотя, в принципе, Вы правы.
Согласно мудрой политике товарища Сталина, например, в своё время "в расход" пошли как хронически недовыполняющие план, так и, напротив, излишне ретивые сотрудники НКВД. По законам лубянской диалектики, которых в РФ никто не отменял, господин Сметана легко может оказаться таким излишне ретивым правым (или левым?) уклонистом.

Вообще-то имя Каспарова

Вообще-то имя Каспарова неслучайно было выбрано. Знают ли чиновника г-на Сметану в шахматном мире? Может и знают, но немногие. А имя Каспарова знает весь мир и не только шахматный. Вот чиновник и пытается на Каспарове создать имидж.
Если Каспаров «начудил» и должен извиниться, то перед кем? И за что? Извиниться должны малолетние пацаны-милиционеры перед Гарри, избив его в автобусе. Вот это был позор!

Смотрите также...