Буду помнить

Время публикации: 26.12.2018 09:21 | Последнее обновление: 26.12.2018 09:23

Узнав о трагической смерти Эдуарда Дубова, долго не мог заснуть, вспоминались бесчисленные встречи – ведь мы часто общались с 1982 по 1994 годы. Увидел на сайте призыв поделиться воспоминаниями об Эдуарде Львовиче.

Я мог бы написать книгу об общении с этим удивительным человеком. Вспомню лишь два эпизода, о которых я ещё не рассказывал.

Известный мастер Сергей Горелов сказал, что я должен полностью поменять свой дебютный репертуар, так как, по его словам, на высоком уровне он досконально знает только свои дебюты. Я принял решение сыграть в двух турнирах по переписке, начинавшихся в 1986 году, чтобы изучить новые схемы – в полуфинале чемпионата Москвы и четвертьфинале чемпионата  СССР.

При одном выходящем в финал Москвы с нормой мастера спорта СССР, в полуфинале я занял второе место и был не допущен в финал Комиссией по заочным соревнованиям ШФМ, хотя занявший первое место играл вне конкурса.

Президиум ШФМ, куда я обратился, принял решение допустить меня в финал. Сейчас перед глазами картина, как Дубов на повышенных тонах спрашивает председателя заочной комиссии: "А зачем вы проводили полуфинал, если из него никто не выходит в финал?"

Но выполнить норму мастера спорта СССР в финале 1988-1989 мне было не суждено, так как я был дисквалифицирован комиссией заочных соревнований ШФМ (и исключён из финала в момент, когда имел 7 очков из 8), что автоматически означало дисквалификацию в очных турнирах.

А произошло следующее. Игравший в заочном турнире мастер Илья Фрог постоянно занимал у меня деньги на выпивку, а когда сумма достигла 50 рублей, сказал: "Я тебе проигрываю, и мы в расчёте". Я возразил: "Мне это не нужно! Во-первых, я практически уже выполнил норму мастера, а во-вторых, если соглашусь, то меня точно дисквалифицируют". Но Илья не хотел ничего слушать!

Через пять месяцев, когда я послал судье запись партии, тот запросил открытки, подтверждающие переписку. Я их не предоставил и был дисквалифицирован.

Когда Дубов, получивший материал о моей дисквалификации, приехал ко мне домой и увидел открытки, подтверждающие переписку с Фрогом, он удивился: "Почему ты не показал их заочникам?" Я ответил: "Они их могли их уничтожить, и я бы ничего потом не доказал!"

До сих пор помню удивлённое лицо председателя комиссии по заочным соревнованиям ШФМ на Президиуме, когда я предоставил переписку с Фрогом (Фрог, видимо, не помнил, как за очередную бутылку заполнил открытки, которые я сам себе опускал в почтовый ящик!).

А мастера спорта СССР я всё-таки получил в 1990 году, выполнив норму в очном турнире и доведя рейтинг Дубова до 2400, что было необходимо для присвоения звания.

Линия, начавшаяся четвертьфиналом первенства СССР в 1986, привела к присвоению звания гроссмейстер ИКЧФ в 2002 году (я перевыполнил норму на очко), чего тоже не было бы, если бы Дубов не отменил дисквалификацию 1989 года!

Помнить Эдуарда Львовича буду, пока буду жив.


  


Смотрите также...