Моше Слав: "На меня и на федерацию нельзя надавить"

Время публикации: 13.08.2018 00:33 | Последнее обновление: 29.08.2018 04:10

Запись интервью: 12.08.2018, 22.00
Длительность: 37 мин.

Е.СУРОВ: 22.02 московское время, я приветствую всех, кто в эту минуту слушает Chess-News – место для тех, у кого в голове не только шахматы. И сейчас на связи со мной глава израильской шахматной федерации Моше Слав.

М.СЛАВ: Добрый вечер!

Е.СУРОВ: Добрый вечер! Спасибо, что вы сегодня с нами. И говорить мы будем как раз не только о шахматах, потому что осенью предстоят важные, наверное, для мира шахмат горячие события. И с этими событиями связаны последние новости, которые приходят на новостные ленты. В частности, письмо, которое пришло в израильскую шахматную федерацию из министерства иностранных дел, от госпожи – если я правильно прочитаю – Пнины Эл Ал. Непривычное для нашего слуха имя.

М.СЛАВ: Да, всё правильно.

Е.СУРОВ: Письмо, в общем-то, с простым содержанием. Она пишет, что Владимир Путин на встрече с премьер-министром Израиля господином Нетаньяху попросил израильскую шахматную федерацию поддержать Аркадия Дворковича на предстоящих выборах президента ФИДЕ в Батуми.

Для начала хочу вас спросить: так ли это? Есть ли это письмо? Верно ли я пересказал его содержание? И что вы вообще обо всём этом думаете?

М.СЛАВ: Благодарю вас за ваш вопрос, потому что тут надо внести некоторую ясность. Да, письмо было. Оно было направлено от министерства иностранных дел. Но в конце было написано, что министерство хотело бы знать нашу точку зрения. С одной стороны, мне кажется, что это неправильно, когда главы правительств вмешиваются в спорт. Но я не думаю, что это было вмешательство. Потому что шахматная федерация Израиля – суверенная, она сама по себе, не поддаётся ничьему влиянию и не подчиняется никому. Мы сами решаем, за кого и как голосовать. Поэтому когда пришло такое письмо, и в конце была приписка, что хотели бы узнать нашу точку зрения (хотя об этом нигде почему-то не сообщили в СМИ), то я через два дня отправил ответное письмо. В нём я написал, что 14 августа, послезавтра, у нас в федерации будет совещание, где мы уже и будем обсуждать, за кого нам голосовать, кто нам кажется лучшим. У нас в шахматной федерации Израиля свои интересы, и мы их знаем. Поэтому мы будем рассматривать каждого кандидата. У всех есть свои плюсы и минусы.

Хочу ещё добавить, что до того, как появился Дворкович, моя политика была такой: если в чьей-либо команде есть вице-президент Гельфер, то мы должны голосовать за эту команду. Почему? Потому что мы же не будем голосовать против человека, который имеет такой большой вес в ФИДЕ. Мы что, будем голосовать против своего кандидата? Я думаю, что это неправильно. Так было и на прошлых выборах, когда я участвовал. Если мы возьмём выборы в Европейский шахматный союз, то я тогда сказал, что не могу голосовать за Азмайпарашвили. Потому что в другой команде нашим представителем был Альмог Бурштейн. Несмотря на то, что мы с Зурабом друзья, что мы с ним в очень хороших отношениях, я не мог голосовать за него. И он меня понял. Он понял, что я голосую не за дружбу, не за приятельские отношения, а за политику, за наши интересы и так далее. То же самое и сейчас.

Е.СУРОВ: Вы назвали имя Израэля Гельфера, а он, если я правильно понимаю, в команде Макропулоса. Правильно ли я, опять же, понимаю, что ваша позиция состоит в том, что вы должны и будете голосовать за Макропулоса?

М.СЛАВ: Я сказал "до того, как появился Дворкович". Так что здесь есть два варианта. Первый вариант – это Макропулос. Второй вариант, с появлением нового кандидата, – Дворкович. И у каждого есть свои плюсы и минусы. Главный минус Макропулоса в том, что он нас, по сути, продал Саудовской Аравии. Потому что за пару миллионов долларов израильских шахматистов не допустили играть на чемпионате мира по быстрым шахматам и блицу. Значит, можно, когда удобно, получить пару миллионов долларов, нас отстранить от чемпионата, а потом сказать: ну а что, не было выхода… А где же тогда был Израэль Гельфер? Почему мы не встали на баррикады, почему вы вообще допустили такую ситуацию, что израильским шахматистам не позволили играть? Там были не только мы, а ещё две страны, но я сейчас говорю про наши интересы. Почему вообще надо устраивать чемпионат в тех странах, где кого-то не допускают?! Вот этого я совсем не могу понять!

Значит, сегодня можно продать Израиль, завтра можно продать Россию, послезавтра можно продать ещё какую-то страну… Но так ФИДЕ не должна действовать! Сейчас хотят это исправить – на ближайшем конгрессе в Батуми намерены принять решение о том, что если Саудовская Аравия не даст израильским шахматистам визы, соревнование будет отменено. Но это уже после того, как мы подняли большой шум. А почему это вообще должно было произойти?

Почему мы теперь должны голосовать за Макропулоса – за человека, который подписал договор о том, чтобы израильтяне не участвовали в чемпионате мира? Это не значит, что мы будем голосовать за того или за другого – я просто объясняю ситуацию. Это дилемма, которая сегодня стоит перед нашей шахматной федерацией. У нас в руководстве федерации 15 человек, и у меня там только один голос. Понятно, что у меня есть определённое влияние, но голос только один. И я уже знаю, что у нас будут активные дебаты, горячие споры на эту тему – за кого мы должны голосовать. И ещё непонятно, решится ли это сейчас, 14 августа. Может, мы отложим это ещё на месяц, чтобы обдумать, пока есть время.

С другой стороны – Дворкович. Это новый, свежий человек, он любит шахматы, за ним большая сила, и многие шахматисты его поддерживают. Я думаю, что он принесёт в ФИДЕ деньги, чтобы на них можно было организовывать международные соревнования, чемпионаты мира и так далее. С другой стороны, многие говорят, что они не хотели бы, чтобы Россия на протяжении стольких лет владела шахматами на мировой арене, и нужно поменять на что-то другое. Ну, посмотрим. Я не могу на сегодняшний день сказать, за кого мы будем голосовать, у всех есть свои плюсы и минусы.

Е.СУРОВ: Я хочу переадресовать вам ваш же вопрос: почему всё-таки не встали тогда на баррикады?

М.СЛАВ: Встали! Вот я встал. До последней минуты нас держали в какой-то надежде. Люди уже подали визы, им говорили, что вот-вот дадут ответ, вот-вот… Такие надежды – это всегда ловушка, как мы знаем. Я тогда не был президентом израильской федерации, но я был всё время против любого договора с ФИДЕ, чтобы нас отстранили от участия. Подобные договоры – это совершенно неправильно!

Е.СУРОВ: Я вас понял. Но вернёмся всё-таки к тому письму. Я правильно расслышал в самом начале (извините, если невнимательно вслушивался), что вы как простой человек или даже как президент шахматной федерации не одобряете подобное письмо из министерства?

М.СЛАВ: Что значит "не одобряю"? Я не одобряю вмешательство международных политиков – неважно, кого – в дела спорта. Это ясно, и я должен это высказать. Но на нас не было оказано никакого давления, они просто хотели узнать нашу позицию. Наверное, между ними был разговор (я же там не был, я не знаю), и в процессе разговора спросили, за кого будет голосовать Израиль. А поскольку министерство иностранных дел не занимается шахматами, то они направили нам письмо и спросили, за кого мы будем голосовать. На что я им очень чётко ответил, что мы ещё не решили, а решим это 14 августа. И если вас это очень интересует, то мы вам об этом сообщим. А может, даже и не сообщим. Почему вы вообще должны говорить кому-то, за кого мы будем голосовать? Я вообще считаю, что мы не должны ничего никому докладывать. Придём, проголосуем – и всё. Пусть каждый думает, что мы голосовали за него.

Е.СУРОВ: Здесь я хотел бы уточнить. Потому что из текста письма, которое сейчас передо мной, следует не только то, что вас спросили, за кого вы будете голосовать. Да, письмо заканчивается фразой "Я был(а) бы рад(а) узнать ваше мнение по этому вопросу". Но перед этим следует прямая практически директива о том, что Владимир Путин просил поддержать кандидатуру Аркадия Дворковича. Более того, дальше следует фраза о том, что взамен Путин пообещал, что… та-та-та-та… Я, кстати, не понимаю, о чём тут идёт речь, – о поддержке какого-то соревнования.

М.СЛАВ: Я думаю, что речь шла вот о чём. Я очень хорошо знаю Пнину, но они, наверное, тоже не всё поняли до конца и правильно. Я думаю, речь шла о том, что если мы проголосуем за Дворковича, за российского кандидата, то такого, как с Саудовской Аравией, больше не повторится. Мол, наоборот, соревнования будут проходить в Израиле, потому что мы принимаем всех. Наверное, идея была такая, хотя я не знаю, какие мысли у них там были, я просто так предполагаю. Но надо посмотреть, какой ответ я дал – вот это самое главное! А ко мне никто не обращался, меня никто об этом не спросил. Я уже по прошествии двух-трёх недель сказал, что мне надо выступить по этому поводу, потому что лить на нас помои… Я не думаю, что это правильно.

Е.СУРОВ: Я думаю, что помои не столько в ваш адрес. Хотя, конечно, в любом случае очень хорошо, что вы сейчас прояснили эту позицию и обнародуете свой ответ госпоже Пнине. Но я думаю, что претензии всё-таки были в адрес того, кто написал это письмо, а не тому, кому оно адресовано.

М.СЛАВ: Я даже не думаю о том, кто написал это письмо. Я думаю - и ещё раз хочу это повторить, - что вмешательство политиков на любом уровне в дела спорта запрещено и недопустимо! И это должно быть чётко донесено до всех. Что тут может быть другого, кроме того, что я сказал?

Е.СУРОВ: Понял. Тогда скажите вот что. Послезавтра у вас будет собрание, на котором вы определите, за кого голосовать. Кстати, а как это у вас происходит? Вы как президент федерации имеете один голос? Или он весомее, чем остальные?

М.СЛАВ: Я имею всего один голос. У меня есть команда в руководстве шахматной федерации, но я их не заставляю… У нас нет диктаторского режима. Мы обсуждаем, мы приходим к общему знаменателю. А если не приходим, то каждый голосует так, как он хочет. Кстати, по этому конкретному вопросу каждый будет голосовать так, как он хочет, будет свободное голосование. И каждый выскажет своё мнение по этому поводу. У нас в руководстве сидят умные интеллигентные ребята, они всё понимают, я им объясняю всё, что происходит в шахматном мире, они читают, они знают – и у них у каждого есть своя позиция. Я думаю, что я смог бы их убедить проголосовать за того кандидата или за другого. Но я не собираюсь кого-то уговаривать или принуждать. Я хочу услышать все мнения, и пусть каждый решит так, как он хочет.

Е.СУРОВ: А сколько этих умных ребят?

М.СЛАВ: 15 человек у нас в руководстве шахматной федерации. И, как правило, они все – представители шахматных клубов.

Е.СУРОВ: То есть теоретически они могут посоветоваться и со своими клубами? Я как раз хотел спросить: вы с шахматистами вообще советуетесь?

М.СЛАВ: Конечно, обязательно! В каждом клубе есть свои шахматисты, они сначала обсуждают всё в своих клубах, советуются. Кто будет президентом ФИДЕ – это важный для нас вопрос! Потому что мы не хотим, чтобы Израиль постоянно дискриминировали, чтобы нас постоянно не допускали играть в какие-то соревнования. В 1986 году нас не пустили на Олимпиаду в Дубаи, вы помните? А почему такого не может случиться сейчас? Если благодаря деньгам можно провести Олимпиаду в какой-то такой стране, куда нас и близко не подпустят. И что, если всё решают деньги? Давайте подумаем, как такие вещи не допускать. Это против девиза ФИДЕ, против всей идеи, что мы все – одна семья, правильно? А нас разъединяют, вот и всё. И мы будем голосовать за того, кто даст нам чёткое обещание, что такие вещи больше никогда не повторятся. Это нас сейчас волнует больше всего – чтобы больше не было никакой дискриминации израильских шахматистов.

Е.СУРОВ: Моше, я очень хорошо понимаю ваш интерес в этих выборах, вы его совершенно чётко озвучили. Но не кажется ли вам, что проблема гораздо шире, чем просто допуск или недопуск Израиля к тому или иному соревнованию? Да, Израиль относится к числу "проблемных", скажем так, стран. Но ведь таких "проблемных" стран довольно много на карте мира. И как вообще с этим быть? Это ведь очень большая проблема. Сейчас вообще становится всё больше стран, куда какие-то сборные из других стран не могут приехать. Мы помним Олимпиаду 2016 года, на которую так и не смогли приехать шахматисты из Армении, всё более и более напряжённая ситуация сейчас между Россией и Украиной, да и вообще Россией и остальным миром. И неизвестно, к чему всё это приведёт. Как с этим быть? Как это решать?

М.СЛАВ: Есть достаточное количество стран, которые хотели бы организовывать чемпионаты мира и при этом пускают всех. И Израиль – это первая такая страна! Мы всех пускаем. Даже иранцев, пожалуйста! Кто хочет – пусть приезжает! Мы всем дадим визы, всем! Я думаю, что такая же страна, например, Греция. Что такая же страна Россия. Что, украинцы не поедут играть в Россию? Так это надо спросить у них. Если они не поедут туда играть из-за каких-то политических вещей, значит, надо найти другую страну. С другой стороны, если украинцы сами не хотят ехать в Россию, а Россия им даёт визы – то это уже проблема той страны, которая не хочет ехать. Но принимающая страна должна давать визы всем! Если она скажет, что какой-то хотя бы одной стране она не даёт визы, то в такой стране нельзя проводить соревнования. Нельзя! Даже если дадут за это десятки миллионов, нельзя! Потому что как только нарушается принцип "мы все – одна семья", вся система рушится. И это надо понимать.

Е.СУРОВ: Скажите, а кроме этого, основного, аргумента, вы могли бы сказать, что вы вообще думаете обо всех трёх кандидатах на пост президента ФИДЕ? Чем вам ещё не угодил или, наоборот, угодил Макропулос? Чем хорош или нехорош Дворкович? И что вы можете сказать о Шорте?

М.СЛАВ: Я уже сказал, что у каждого свои плюсы и минусы. Я мало знаю Дворковича, лично с ним не знаком, никогда с ним даже не разговаривал. Знаю его только по его действиям и по тому, что о нём говорят. От нас в Батуми едет делегация, и скорей всего, мы примем решение о том, за кого голосовать, уже на самом конгрессе. По крайней мере, я хотел бы, чтобы руководство шахматной федерации дало мне такие полномочия, и мы решим это уже на месте. У нас там будет четыре человека от руководства, и если нам дадут такие полномочия, то мы прямо на месте решим, за кого голосовать. После того, как встретимся, может быть, с Дворковичем, с Макропулосом, с Шортом, поговорим с каждым, посмотрим, какие у них взгляды, что они нам предложат, что пообещают в отношении Израиля – чтобы больше никогда нас не дискриминировали. И уже после этого примем решение.

Е.СУРОВ: Зацеплюсь за вашу фразу "посмотрим, что они нам предложат". Мне интересен вопрос: где грань между нормальным предложением, деловой сделкой и коррупцией? Потому что в этом же письме непонятно – то ли просто, как вы говорите, поинтересовались, за кого вы голосуете, то ли это прямое давление на федерацию, что можно назвать коррупцией. То же самое – в обещаниях помочь тем или иным федерациям. Где грань между тем, что вы просто будете удовлетворены дальнейшим сотрудничеством с тем или иным кандидатом, и тем, что вам, допустим, пообещают финансирование на ближайшие четыре года, и тогда вы точно проголосуете за того, кто вам пообещает больше?

М.СЛАВ: Для того чтобы была коррупция, нужны два человека: один - который даёт, и второй - который берёт. Если один хочет дать, а второй говорит: "Я вас понимаю, но нас это не интересует", - то коррупции не будет. В нашей стране – по крайней мере, в шахматной федерации Израиля – мы не занимаемся коррупцией, мы не принимаем никакую помощь, никакие деньги, нам это совершенно не нужно. Всё, что нам нужно, даёт государство, или мы сами собираем деньги. Мы сами организовали чемпионаты Европы – и командный, и личный, и государство выделяет нам на это деньги, когда нужно. Ни от кого ничего больше нам не нужно. Единственное, что нас волнует, - это наши шахматисты. Ведь мы как федерация представляем не самих себя, а представляем шахматистов. Если Боря Гельфанд или Смирин, или Сутовский не могут поехать на чемпионат мира, то я должен, образно говоря, встать на стол и кричать! Потому что это моя должность. Я не могу сказать: "Ну ладно, ну не пустили, зато ФИДЕ заработала два миллиона долларов, сейчас у неё будут деньги, а вы подождите, пожалуйста". Я не могу понять, как это делается. А коррупции в нашей шахматной федерации никакой нет.

Хочу объяснить. Во главе нашей федерации стоит Почётный президент, уже много лет, и он каждый раз меняется. Это бывший судья Высшего суда Израиля. На сегодняшний день это Теодор Ор, который вышел на пенсию. Я с ним часто советуюсь, и у нас всё видно как под увеличительным стеклом. И если происходят какие-то щекотливые ситуации, то я к нему прихожу, объясняю суть дела, мы с ним советуемся и принимаем решение, как нам поступать: так или иначе. Никакой коррупции нам никто не предлагал. И даже не стоит предлагать, потому что мы не те люди и не та федерация, которой можно что-то предлагать. Я хочу ещё раз повторить, что у нас один-единственный интерес, - чтобы нас пускали на все соревнования. И чтобы ФИДЕ вела чёткую политику – не устраивать соревнований в тех странах, которые не пускают к себе какие-то другие страны, необязательно конкретно Израиль. И я хочу услышать от кандидатов, кто действительно будет этим заниматься.

Е.СУРОВ: Хорошо, я побуду одну секунду Макропулосом и скажу вам: "Да, был такой печальный инцидент. Но в дальнейшем мы поставили уже стопроцентное условие, что если не пускают кого-то в страну, то проводить чемпионат там не будем". Верите?

М.СЛАВ: Не знаю. Факты-то показывают обратное. Зачем надо было это делать раньше? И почему сейчас вы обещаете другое? Не знаю, как я должен верить. Я хочу, чтобы это было чётко прописано в Уставе ФИДЕ. И ни у кого не должно быть никаких полномочий вести переговоры с той страной, которая кого-то не пускает. Это должно быть чётко прописано! Вот если он это изменит, если он скажет прямо: "Я изменю Устав!", так, чтобы не было никаких разночтений и комментариев по этому поводу, - то я поддержу, кого хотите! Вот кто это сделает, того я поддержу. Какая мне разница, за кого голосовать? Мне надо защищать интересы своей страны, а не кого-то другого.

Е.СУРОВ: Положа руку на сердце: у вас предстоящей осенью будет выбор из двух кандидатов? Или третьего вы тоже рассматриваете?

М.СЛАВ: Я сказал, что мы поговорим и с третьим кандидатом тоже. Почему нет? Почему мы должны отставлять его в сторону? Найджел Шорт – шахматист, честнейший человек. Я не знаю его как организатора, не знаю, кто за ним стоит, но мы будем рассматривать всех кандидатов, мы ни на ком не ставим икс.

Е.СУРОВ: Крест…

М.СЛАВ: Крест по-израильски – это не очень хорошо. Мы ставим икс (смеётся).

Е.СУРОВ: Понял вас! Здесь мы ступаем на тонкий лёд.

Спасибо, Моше! Если вам ещё есть что добавить, то я даю вам эту возможность. Но то, что я хотел от вас узнать этим вечером, я, кажется, выяснил.

М.СЛАВ: Я думаю, что Макропулос ведёт кампанию против того, чтобы политики и президенты стран вмешивались в шахматы, и делает это правильно. Но в нашей ситуации – что касается Израиля – я думаю, что ни у кого нет шансов повлиять на нашу федерацию и на меня лично.

Е.СУРОВ: Это был Моше Слав, президент шахматной федерации Израиля, который сообщил, в частности, о том, что на письмо из министерства иностранных дел он ответил своим письмом, и этот ответ опубликован на Chess-News. Счастливо и спасибо!

М.СЛАВ: Спасибо!


  


Комментарии

Не понял, решать будут

Счет: -6

Не понял, решать будут послезавтра или уже на месте? Почему вдруг за Шортом должен кто-то стоять? Израильской федерации не нужны деньги - это шутка? Той самой израильской федерации, которая не в состоянии оплатить своим топовым игрокам поездку на официальный турнир? И два незаданных вопроса: 1) С какой целью Илюмжинов несколько раз посещал Израиль только в этом году? 2) Кто является действующим министром иностранных дел Израиля?

Евгений, с глупыми собеседниками можно и нужно быть пожестче.

Очень интересное интервью.

Счет: 0

Очень интересное интервью. Позиция М.Слава-очень принципиальная и честная) Назвать собеседника-глупым это просто оскорбление) Надеюсь кто бы не стал президентом ФИДЕ,такого беспредела по отошению к израильским спортсменам больше не будет) Желаю М.Славу успехов и побед на должности президента Шахматной Федерации Израиля.

Если бы вы хоть немного были

Счет: 0

Если бы вы хоть немного были в курсе израильских шахмат, знали бы фамилию Бушинский, например, видели бы этого Гельфера в лицо, Вы бы понимали, что честностью и принципиальностью там и не пахнет. Спросите у Гарри Кимовича о его опыте работы с израильской федерацией - много интересного узнаете.

Меня распирает от любопытства

Счет: 5

Меня распирает от любопытства - какими должны быть черты лица, характеризующие честность и принципиальность? :-)

"Видеть в лицо" и

Счет: -1

"Видеть в лицо" и высматривать черты лица совсем не одно и то же. Зачем переиначивать написанное?

Сбивают меня закрывающие

Счет: 3

Сбивают меня закрывающие скобки с толку. Текст написан серьезно или как?

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: 20.21 московское время, прямой эфир Chess-News, и президент Израильской шахматной федерации Моше Слав сейчас на прямой связи со мной. Добрый вечер, Моше!

    М.СЛАВ: Добрый вечер! Я в Москве сейчас пару часов, проездом в Армению. Еду смотреть, как там организовывают чемпионат Европы.

    Е.СУРОВ: Чтобы перенять опыт?

  • Запись прямого эфира: 14.05.12, 15.00-19.00


    Моше Слав появляется на отметке 02 ч. 29 мин.

    Е.СУРОВ: 17.56 московское время, прямой эфир  Chess-News, сейчас на прямой связи из Третьяковской галереи наш корреспондент Елена Климец. Добрый вечер!

  • Запись прямого эфира: 14.11.2015, 12.30 Мск
    Длительность: 38 минут

    Е.СУРОВ: 12.37 московское время, это прямой эфир Chess-News, и вместе со мной на связи Моше Слав. Здравствуйте.

    М.СЛАВ: Добрый день.

    Е.СУРОВ: Добрый. Хотя я уже отмечал, что, может быть, сегодня его и неправильно называть "добрым". Но кому как.

  • Е.СУРОВ: Рядом со мной Моше Слав. Дамы и господа, если вы думаете, что это президент шахматной федерации Израиля и главный организатор турнира, который сейчас идет в Эйлате, и, как еще сегодня выяснилось, прекрасный пловец, - то вы, конечно, правы. Но мало кто знает, может быть, что Моше еще и хозяин (или президент – как правильнее назвать?) клуба «Ашдод» - клуба, который стал главным возмутителем спокойствия на старте турнира. Скажите, что вообще происходит? Что у вас за клуб такой, который выигрывает у грандов?

  • Как мы уже сообщали, от министерства иностранных дел Израиля в шахматную федерацию страны пришло письмо, в котором говорилось о просьбе Владимира Путина поддержать на выборах ФИДЕ российского кандидата Аркадия Дворковича.

  • Запись прямого эфира: 11.11.2015, 16.25
    Длительность - 13 минут

    Е.СУРОВ: 16.24 московское время, это прямой эфир радио Chess-News, и вместе со мной на связи капитан сборной Израиля по шахматам Алекс Каспи. У нас прямой эфир возник совершенно неожиданно, и спасибо вам за то, что сами проявили инициативу. Поскольку действительно узнать правду хотят все: почему же сборная Израиля не едет на чемпионат Европы в Рейкьявик, который уже завтра будет открываться?

  • Е.СУРОВ: Илья Владиславович, вы играете в какую-то игру с Каспаровым?

    И.ЛЕВИТОВ: Нет, с Каспаровым, к сожалению, я ни в какую игру не играю. А я так и не понял – не успел прочесть, - что он там сказал, мой турецкий друг?

    Е.СУРОВ: Он назвал вас точно так же другом и сказал, что вы играете в свою игру с Каспаровым за спиной Дворковича.  

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в Батуми. Я Евгений Суров и вместе со мной президент Шахматной федерации Грузии Гия Гиоргадзе, здравствуйте.

    Г.ГИОРГАДЗЕ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Кирсан Николаевич, здравствуйте! Что там произошло сегодня, вы не могли бы объяснить?

    К.ИЛЮМЖИНОВ: Наверное, кто-то хочет выдать желаемое за действительное. Хотят, чтобы я в отставку ушёл. Но я официального заявления не делал, не подписывал никаких бумаг на этот счёт. Работаю президентом ФИДЕ. Следующие выборы будут в сентябре 2018 года, будем смотреть. Выдвинусь снова или не выдвинусь – пока не могу сказать, ещё полтора года впереди.

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!